Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЕСАИ ХАСАН-ДЖАЛАЛЯН

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ СТРАНЫ АЛБАНСКОЙ (1702-1722)

ЕСАИ, КАТОЛИКОС АЛБАНСКИЙ

Есаи, католикос албанский, происходил из знаменитого княжеского рода Хасан-Джалалян, который ведет свое начало от владетеля Нижнего Хачена в Карабахе Хасана Джалала (XIII в.) — сына Вахтанга и Тамты — сестры Закаре и Иване Мхаргрдзели — известных полководцев грузинской царицы Тамары. В свою очередь род этот восходит к албанскому великокняжескому роду Михранидов.

С некоторого времени представителей этого владетельного рода стали избирать албанскими католикосами, и это вошло в обычай.

Родовой усыпальницей владетелей Нижнего Хачена был монастырь Гандзасар, расположенный на высокой крутой горе, по левому берегу реки Хаченчай. Монастырь этот служил усыпальницей еще предкам Хасана Джалала. В 1240 г. Хасан-Джалал построил здесь храм прекрасной архитектуры (Гандзасар), который и в настоящее время возвышается на высоком обрывистом плато к северо-западу от гор. Степанакерта.

В этом монастыре в 1261 г. были похоронены сам Хасан Джалал, убитый монголами, а также его потомки. С 1511 г. Гандзасарский монастырь становится резиденцией албанских католикосов, которые после этого стали также именоваться и гандзасарскими католикосами. Католикос Есаи Хасан-Джалалян был избран на албанский патриарший престол в 1702 г. и занимал его до своей смерти, последовавшей в 1728 г.

Время управления албанской церковью католикоса Есаи совпало с тем периодом, когда под влиянием развития торгового капитала среди верхней прослойки населения Карабаха возникло движение, имевшее своей целью освобождение от гнета сефевидского Ирана, начавшего уже в это время переживать период разрухи и развала.

Руководимые этой освободительной идеей карабахские и зангезурские мелики, а также представители купечества устремили свои взоры к России, где царь [7] Петр I подумывал о продвижении на восток, чтобы дать выход русскому торговому капиталу к новым рынкам, к Индии. Закавказье, в особенности восточное, играло немаловажную роль в этих планах царя.

Освободительные настроения поддерживали и представители армянских торговых кампаний в Индии и Европе, которые вели переписку с карабахскими меликами, албанским каталикосом и грузинским царем, всячески поощряя их и обещая материальную поддержку.

Эчмиадзинские католикосы, боясь навлечь на себя подозрения и гнев сефевидского Ирана и Османской Турции, категорически Отвергли всякую мысль о каком-нибудь движении среди армян, направленном против иранского и турецкого ига. Гандзасарский же католикос после некоторого колебания, убедившись в осуществимости намеченной программы освобождения населения Карабаха с помощью России, не только начал поддерживать начавшееся движение, но и сам принял в нем активное участие.

Гандзасарский монастырь сделался центром, где собирались тайные совещания карабахских меликов, составлялись адресованные Петру I и его наследникам письма, вырабатывались планы восстания и сосредоточения военных сил меликов, участие их в военных действиях совместно с русскими войсками и т. п.

Чтобы придать движению более реальный характер, Гандзасарский католикос и мелики выделили своего полномочного представителя в лице настоятеля монастыря св. Иакова в Нижнем Хачене вардапета Минаса, который направился в Петербург для ведения переговоров с русским правительством, по данному вопросу.

Начавшееся освободительное движение среди христианского населения Закавказья поддерживалось и поощрялось царским правительством, которое укрепляло веру в скорейшее освобождение Закавказья из-под гнета Ирана. Оживленно курсировали посланцы с обеих сторон: в Петербург — с письмами и донесениями меликов и гандзасарского католикоса, а в Карабах — с одобряющими письмами царского правительства.

Война со шведами приближалась к концу, и Петр I стал готовиться к персидскому походу. В конце 1721 г. он послал в Астрахань А. П. Волынскому указ с предписаниями и подробными указаниями о необходимых приготовлениях к войне. Поводом к этому послужило [8] донесение А. П. Волынского о том, что в августе 1721 г. «лезгинский владелец Даутбек вместе с казикумыкским владельцем Сурхаем напали на Шемаху, взяли и разграбили город, причем напали и на лавки русских купцов, побили торговцев и овладели их товарами ценою в 500 тысяч рублей». Донося об этом, А. П. Волынский писал царю: «Мое слабое мнение доношу по намерению Вашему к начинанию законнее сего уже нельзя и быть причин: первое, что изволите выступить за свое, второе, не против персиян, но против неприятелей — их и своих».

В указанном выступлении лезгин немаловажную роль сыграла Турция. Пользуясь слабостью Ирана и стремясь также приостановить притязания России, Турция через своих агентов разжигала ненависть к шиитам — как опоре иранского владычества. Поэтому первоначальное выступление лезгин против иранского государства вылилось в антишиитское движение, что и вызвало ошибку нашего историка, воспринявшего это восстание горцев, как борьбу против местных мусульман-шиитов. ,

Иран переживал полосу разрухи. Целые области были охвачены восстаниями против правительства шаха Хусейна, беспощадно душившего население своей налоговой политикой, вызвавшей почти полное обнищание страны. Поэтому иранское правительство не могло оказать помощь Азербайджану, население которого, страдавшее от лезгинских набегов, должно было само думать о своей защите.

Осажденная лезгинами Гянджа обратилась за помощью к грузинскому царю Вахтангу VI. Приближение грузинских войск заставило осаждавших город лезгин снять осаду и поспешно уйти в свои пределы. Царь Вахтанг VI возвратился в Тбилиси, а с ним вместе направился в Тбилиси и католикос Есаи. Оба они ожидали похода Петра I в Закавказье.

Петр I летом 1722 г. выступил с войском из Астрахани сухим путем, а вслед за этим 19 июля вышла в Каспийское море и русская флотилия с запасом продовольствия и снаряжения, флотилия взяла курс на азербайджанское побережье Каспия. В этом походе участвовал и представитель Карабаха вардапет Минас. 23-го августа русские войска заняли Дербент. Весть о прибытии русских войск, возглавляемых самим Петром I, [9] молниеносно разнеслась по всему Закавказью. Петр намеревался пройти дорогу сухим путем до Шемахи и там соединиться с грузинским и карабахским войсками.

По совету царя Вахтанга VI католикос Есаи поспешил в Карабах, где было быстро организовано десятитысячное войско, которое спешно двинулось к Гяндже на соединение с грузинским войском. Отсюда объединенное грузино-карабахское войско должно было двинуться к Шемахе для соединения с русскими войсками.

Но этому плану не суждено было осуществиться. Флотилия с провиантом и снаряжением попала на Каспийском море в шторм и потерпела крушение, в результате которого пропал весь груз. Лошади кавалерии из-за недостатка кормов пали. На внешнеполитическом горизонте наметились осложнения с Турцией, которые потребовали присутствия царя в России, и Петр, оставив в Дербенте гарнизон, спешно выехал обратно.

С другой стороны, сефевидский Иран предпринял маневр против союзника Петра, грузинского царя Вахтанга VI, направив против него враждовавшего с ним его родственника кахетинского царя Константина II, принявшего ислам под именем Мухаммед-Кули-хана. Угроза в тылу и опасность, нависшая над столицей Грузии — Тбилиси, заставили царя Вахтанга VI поспешно возвратиться со всем своим войском.

Нападение Мухаммед-Кули-хана на Тифлис было отбито и закончилось его разгромом. Тогда, еле спасшийся Мухаммед-Кули-хан обратился за помощью к джаро-белоканским вольным обществам, пообещав им большое вознаграждение. Соблазнившиеся этим обещанием и возможностью ограбить большой торговый город, джаро-белоканские общества направили в помощь Мухаммед-Кули-хану несколько отрядов, которые быстро подойдя с разных сторон к Тифлису, застигли беспечного царя Вахтанга VI врасплох. Вахтанг VI бежал из Тифлиса, который был занят осадившими его джаро-белоканскими войсками и разграблен.

На этом католикос Есаи заканчивает свое повествование.

Тщетно ожидали карабахские мелики и католикос Есаи прибытия Петра I, который обещал возобновить свой поход через год. Однако, несмотря на это, они продолжали письменно сноситься с царским правительством [10] как через вардепета Минаса, так и через специальных уполномоченных. Но об этом католикос Есаи ничего не сообщает.

«История» католикоса Есаи охватывает небольшой период (1702— 1722 гг.), но она представляет большой интерес, как довольно подробное описание событий, сделанное современником и во многих случаях участником.

Впервые труд Есаи католикоса был издан в Шуше карабахским митрополитом Багдасаром Хасан-Джалаляном в 1839 г. Во втором издании он вышел в Иерусалиме в 1868 г., кроме того, «История» католикоса Есаи была переведена на французский язык акад.

М. Броссе и опубликована в Петербурге в 1876 г., во II томе «Коллекции армянских историй».

В русском переводе нами пропущены и не приведены отрывки, которые имели религиозный характер и не имели прямого отношения к описанным событиям. Такие пропуски обозначены многоточиями.

Транскрипцию некоторых собственных имен и географических названий мы оставили без изменений.

Текст воспроизведен по изданию: Есаи Хасан-Джалалян. Краткая история страны албанской. Баку. 1989

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.