Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЯН ДЛУГОШ

АННАЛЫ ИЛИ ХРОНИКИ СЛАВНОГО КОРОЛЕВСТВА ПОЛЬШИ

ANNALES SEU CRONICAE INCLITI REGNI POLONIAE

КНИГА ВТОРАЯ

Начинается книга вторая.

965 год Господень.

Мечислав, польский князь, берёт в жёны Дамбровку, дочь чешского князя, и, сокрушив идолы, принимает католическую веру вместе со всем королевством.

По увещеванию католических и религиозных мужей он, получив повеление прогнать от себя семерых наложниц, чья плотская любовь его увлекала, чтобы женские ласки не удерживали его более в привычном идолопоклонстве, он, прервав сожительство с ними, отправляет сватов к князю Чехии Болеславу, убийце и брату святого Венцеслава, с просьбой отдать ему в единственные и законные жёны его дочь Дамбровку 1. Однако же князь Чехии ответил, что не намерен отказываться от столь блистательного и славного зятя, если тому случится отвергнуть языческие обряды и принять учение святой католической веры, ибо иначе он ни за что не отдаст свою дочь замуж за языческого и поклоняющегося идолам князя; такой же ответ дала и княжна Дамбровка, когда сваты и послы Мечислава, князя Польши, спросили её о заключении брачного договора: ей, как христианке, не подобает выходить замуж за идолопоклонника; когда же Мечислав, князь Польши, отвергнет мерзость идолопоклонства и вновь родится посредством обряда крещения, она не откажется прийти в его объятия. Когда этот ответ был доставлен в Польшу, Мечислав, князь Польши, вместе с собранным многочисленным сенатом обсуждал, что следует делать, и, поскольку мнения его сатрапов разделились, решено было перенести дело на завтра. Но следующей ночью милость Божья, сжалившись над муками длительного заблуждения поляков, внушает во сне Мечиславу, князю Польши, и большинству его советников и поручает им строжайшим повелением не отвергать предложенное условие, чтобы благодаря принятой вере их королевство пребывало в благополучии с этих пор и во все века. Это видение подействовало и на князя Польши, и на вельмож, и согласным решением было объявлено о принятии чистоты христианской религии. Когда в Чехию были отправлены ещё более многочисленные послы, и сваты устранили все препятствия, указав на основании очевидных доводов, что их князь не только сам очистится водой крещения, но и очистит весь польский народ, превосходно наставив его в правилах веры, князь Чехии Болеслав одобряет требуемое родство и передаёт послам князя Польши Мечислава свою дочь Дамбровку, девицу благородную и исполненную добрых нравов, вместе с приданым и средствами, достойными и дающего, и принимающего, чтобы выдать её замуж за названного польского князя Мечислава. Было, однако, большое количество польских царьков, вельмож и сатрапов, которые, не соглашаясь принять христианскую веру, упорно противились этому: одни говорили, что христианская секта полна суеверий; другие – что, мол, соблюдение её обрядов затруднительно; третьи – что не хорошо пренебрегать выгодами отцовских традиций и подчинять свободные шеи новой и до сих пор неизвестной секте. Но милосердие Божье, которое даёт благо королям, сжалившись над муками длительного заблуждения поляков, легко устранило эти и очень многие другие препятствия, внушив полякам согласие и уважение к христианской вере, чтобы они не считались презренными со стороны чехов и прочих народов, если отвергнут её.

В то время как сваты князя польского Мечислава и очень многие бароны и дворяне из Чехии сопровождали девицу Дамбровку, которая наряду с великолепным убранством и движимым имуществом везла с собой редкое и замечательное приданое и личные вещи, как то подобало и приличествовало тестю и зятю, она была приведена в королевскую резиденцию, в Гнезно; там как сам князь Мечислав и его бароны и вельможи Польши, так и все чины вышли ей навстречу, и прибытие её было встречено с блестящим и пышным великолепием; для оказания ей почтения в Гнезно по приказу князя съехались наиболее знатные дамы и девицы Польши, обременённые драгоценными камнями, золотом, серебром и прочими прикрасами. По прошествии же нескольких дней князь Мечислав, вполне наставленный в основах и обычаях правой веры религиозными мужами, ведущими в его землях жизнь анахоретов, которых он вызвал специально для этого дела, отрекается от мрака древнего заблуждения и вместе с первейшими баронами и дворянами, первыми лицами городов Польши, желая принять спасительнейший закон правой католической религии, освящает священным источником свои первые шаги по обращению от мрака идолопоклонства к свету веры, принимает в Гнезно святое крещение и, смыв водами возрождения старые грехи, возрождается к новой невинности души и детству жизни; смыв водой крещения грязь от преступлений и идолов, он был призван от слепого и древнего мрака идолопоклонства к признанию и чистоте веры и правой религии, освещён светом этой веры, превосходящей свет природного разума, которым его также щедро наделил Всевышний, возродился по милости Святого Духа от воды и духа, и, отвергнув старое имя Мешко, как варварское, стал именоваться Мечиславом. Но и родная сестра его, девица отмеченная святой печатью веры, становится католичкой и принимает имя Адельгейда 2. Кроме того, в тот же день, после принятия таинства крещения, князь Мечислав принимает ещё одно таинство – по католическому обычаю венчается с девицей Дамбровкой, и, пригласив соседних князей, в течение многих дней с великолепной пышностью справляет в Гнезно свадьбу самым счастливым образом; каждого из приглашённых и пирующих угощают богатыми и изысканными яствами, и разнообразные игры и зрелища устраиваются в честь князя и ради украшения проводимого тогда празднества. По его окончании соседние князья, бароны и дворяне Чехии были почтены князем Мечиславом дорогими подарками и, возвратившись в свои земли, широко славят щедрость, радушие и богатство князя Мечислава. С этого времени весь польский край принимает иго святой католической веры, и благодаря весьма пылкому рвению князя Мечислава и его супруги Дамбровки поляки по милосердию Божьему были освещены светом веры, в то время как на кафедре Петра сидел Лев VIII, родом римлянин, который в этом же году умер 3 и которому по согласному избранию в должности наместника Христа наследовал Стефан VII 4, родом немец, а по другим данным – Иоанн ХIII, родом из Нарнии, или, как пишут некоторые, ХII-й. После этого по строжайшему указу польского князя Мечислава и с общего согласия всех баронов и дворян Польши идолы были сокрушены, истуканы и святилища ложных богов преданы пламени, а их служители наказаны лишением всего имущества и отсечением головы. Но и отдельные ритуальные обряды и празднества, посредством которых идолам оказывали честь и моление, всех волхвов, предсказателей, авгуров и оракулов Мечислав, князь Польши, упразднил и стёр с лица земли, а все игры, совершаемые в честь богов открыто и частным образом, запретил. Ибо наш Бог не такой, как боги язычников, которых польский народ часто, как ему казалось, склонял к себе играми, плясками, непристойными деяниями и шестьюдесятью других видов нечестия. Воистину весьма счастлив и угоден Богу князь, который путём признания истины и оставления идолов первым приобщил польские земли к правой вере и телу святой церкви. И поскольку почти во всех городах, посёлках и наиболее значимых деревнях Польши имелись истуканы богов и богинь, идолы и священные рощи, которые вырубались и крушились более вяло и медленно, чем требовал приказ князя Мечислава, седьмой день марта был назначен Мечиславом для сокрушения и уничтожения их во всех польских землях. Когда этот [день] настал, каждый город и каждое село принуждены были ломать истуканы своих богов и, разбив, топить их в болотах, озёрах и прудах и, в то время как их провожало множество людей обоего пола, сбрасывать со скал, а служители богов и богинь и, особенно, те, которым их святилища приносили доход, горько плакали и стонали, однако, из страха перед княжескими префектами не смели что-либо изменить. Но, хотя и произошло тогда это крушение и потопление ложных богов и богинь, в некоторых польских деревнях идол Дзерваны и Марзианы, несмотря на то, что его подняли на высоком дереве, сбросили в болото в воскресенье великого поста и утопили, возрождался и восстанавливался до того дня, когда этот древнейший обычай 5 окончательно не вышел из употребления у поляков.

966 год Господень.

Мечислав основывает Гнезненское и Краковское архиепископства и семь кафедральных церквей.

После священных вод принятого крещения Мечислав, он же Мешко, польский князь, желая укрепить основы недавно принятой и усвоенной веры, расширить у небесного царя груду своих заслуг, а также довести до твёрдости совершенной силы блеск своего княжении и ничем не быть хуже прочих князей во всём, при помощи чего совершается и почитается христианская религия, всю свою заботу и помыслы направил на наделение святых мест и размещение слуг Божьих; к этому же религиозную саму по себе и исполненную пылкого благоговения душу супруга и своего князя побуждала и его верная и преданная жена, княгиня Дамбровка. Сначала он основывает два архиепископства в местах более значимых, а именно, в Гнезно и Кракове: причём Гнезненское – во имя и в честь выдающейся матери Богочеловека Девы Марии, от которой происходит полнота всякого спасения и милости, а Краковское, по настоятельнейшей просьбе своей супруги княгини Дамбровки, – в честь святого Венцеслава, недавнего в то время мученика, которому сама княгиня Дамбровка доводилась родной племянницей и поскольку в славянском народе он первый блистал мученичеством и замечательной святостью 6; однако, он хотел, чтобы Гнезненское было главным и пользовалось первейшей честью 7, а Краковское – вторым. Итак, Краковская церковь упреждала Гнезненскую, чтобы та не была единственной, а Гнезненская церковь упреждала Краковскую, чтобы та не была первой. Ради их архиепископской чести он основывает семь других епископальных церквей, а именно, Познанскую 8, Смогоровскую 9, нынешнюю Вроцлавскую, Крушвицкую 10, нынешнюю Влоцлавецкую, Плоцкую 11, Хелмскую 12, Любушскую 13 и Каменецкую 14, и хотел, чтобы они по митрополичьему праву были подчинены Гнезненскому и Краковскому архиепископам. Две викарные церкви, которые мы назвали, а именно, Смогоровская и Крушвицкая, из-за перемены центров были вынуждены изменить также и свои названия. Так, Смогоровская была перенесена сперва в Бычину 15, город Бжегского уезда, а затем, ради лучшего местоположения, во Вроцлав, и получила наименование по последнему месту; Крушвицкая также заслужила быть перенесённой во Влоцлавек из-за пустынности места, в котором поначалу была основана; прочие кафедральные церкви и места сохраняют первоначальные названия по сей день. Кроме того, Мечислав основал и другие коллегиальные, а также множество приходских церквей, монастырей и святых мест, согласно тому, что, как он видел, соответствует надобности и благоговению недавно обращённых народов. Смогоровскую, или Вроцлавскую церковь он воздвиг во имя святого Иоанна Крестителя, удерживающего первенство среди всех святых после непорочной Девы, Познанскую – во имя двух главнейших святых, апостолов Петра и Павла, Крушвицкую, или Влоцлавецкую – во имя святейшей Девы Марии 16, Плоцкую – во имя блаженного короля и мученика Сигизмунда, Хелмскую – во имя святого Креста 17, Каменецкую – во имя святого Иоанна Крестителя, Любушскую – во имя святого Иоанна евангелиста, и распорядился освятить названные базилики в их честь. Эта благочестивая и достохвальная заслуга его труда в основании и наделении стольких кафедральных церквей приблизила его любезность к обретению вечной награды, увековечила овеянные величайшей славой времена как его самого, так и всех его преемников, князей и королей Польши, и заставила обречённые на погибель дела превратиться в дела не подлежащие гибели, чтобы он добавил себе неувядаемую награду – сокровище на небесах. Мы не искали для этого никаких свидетельств, ибо результат его труда постоянно сияет на глазах у людей, перевешивает все слова и торжественней какого угодно распоряжения, и дело его блистает у Бога и у людей; поэтому вознаграждающий все добрые дела умножил успехи и удачи Польского королевства, умножил прирост плодов справедливости, увеличил славу короля, предоставил добродетели, чтобы после всего этого щедро даровать вечную награду. Первым архиепископом в Гнезненской церкви был поставлен Виллибалин 18, а первым архиепископом в Краковской церкви – Прохорий 19; в Познанской церкви первым епископом стал Иордан 20, во Вроцлавской – Готфрид 21, в Крушвицкой или Влоцлавецкой – Луцид 22, в Плоцкой – Ангелот, в Хелмской – Октавиан 23, в Каменецкой – Юлиан 24, в Любушской – Яцинкт 25.

В этом году князь Руси Святослав 26 предпринял поход против хазар, которые и сами являются русским племенем 27, и войной овладел ими, и захватил их крепость Белую Вежу 28, и стали они платить ему дань.

Кафедральные церкви в Польше утверждены верховным понтификом, и разграничены их диоцезы.

Эгидий 29, кардинал-епископ Тускуланский, отправленный в Польшу верховным понтификом Иоанном ХIII, утвердил все епископства Польши, а именно, два архиепископства – Гнезненское и Краковское, а также Познанское, Вроцлавское, Влоцлавецкое, Плоцкое, Хелмское, Любушское и Каменецкое [епископства], установил и разграничил пределы всех диоцезов. Но даже если отдельные церкви и имели по этому поводу привилегии и грамоты названного легата Эгидия, то всё равно грамоты всех этих церквей были либо утеряны в результате не слишком бережного хранения, либо погибли из-за частых пожаров, поскольку в Польше тогда было не так много городских стен.

967 год Господень.

Мечислав вместе с супругой наделяет основанные им церкви, и устанавливает десятину, и возводит множество коллегиальных и приходских церквей; у него, до сих пор бездетного, рождается сын Болеслав.

Мечислав, польский князь, выделяет девяти основанным им кафедральным церквям достаточные пожалования и как их епископам, так и отдельным лицам, прелатам и каноникам в кафедральных и иных учреждениях, а также монастырях и приходских церквях назначил и пожаловал всю десятину со всех плодов, родящихся во всём польском крае, обязав себя и всех баронов, вельмож, дворян, горожан и крестьян не только давать, но и свозить десятину с полей. Он, кроме того, пожаловал кафедральным, коллегиальным, конвентуальным и приходским церквям обширные владения, земли, доходы и поместья, подарил дорогие украшения, изготовленные из золота и серебра, сосуды и драгоценности различной работы, а также священные одежды и прочие украшения. Но, не довольствуясь этим, он все основанные им кафедральные церкви снабдил прочнейшими, хотя и низкими и тесными стенами, согласно способу и обычаю того времени, квадратными камнями и дощатыми перекрытиями, и укрепил многочисленными украшениями, должными скреплять различие камней, и сплавами из железа и свинца. Из всех названных восьми церквей, построенных его благоговением и за его счёт, сохранилась, как мы видим, только одна, а именно, Крушвицкая, являя свою древность камнем, мастерством и типом постройки; ибо остальные семь по прошествии времени, когда благоговение и щедрость королей, князей и епископов Польши возросли, были разобраны и вместо них на более широком месте были выстроены более славные и величественные церкви великолепной и дорогой работы. А сиятельная и благочестивая дама, княгиня Дамбровка, со своей стороны позаботилась о сосудах и предметах, необходимых для церковного культа, для всех церквях, основанных её мужем, и потратила всё, что могла иметь, на потребности и украшение святых мест, настолько, что ввиду благочестивого рвения могла поспорить со своим мужем и правителем, князем Мечиславом, в щедрости и радушии к церквям и рабам Божьим. Все польские бароны и знать, подражая их нравам и поступкам, ещё более пылко взялись за постройку и основание в своих поместьях и деревнях церквей и их наделение. А Божья милость, взирая с небес на труды, уже совершённые князем Мечиславом и его супругой Дамбровкой, и на те, которые ещё предстояло совершить, даровала им потомство, и княгиня Дамбровка, зачав, родила прекраснейшего сына: с согласия отца, поскольку мать настаивала на этом в многочисленных просьбах, ему было дано в святом крещении имя деда и дяди по матери – Болеслав, что означает «более славный»; так что даже это имя предвещало его величие и славу.

В этом же году 30 умирает Болеслав, князь Чехии, убийца святого Венцеслава и тесть князя Польши Мечислава 31; ему наследует сын Болеслав 32, муж весьма умеренный и благочестивый, родной брат польской княгини Дамбровки; подражая скорее дяде, чем отцу, он стремился к усилению культа Божьего и основал множество церквей. Другой его брат – Страхквас 33, оставив мир, принял монашество в Регенсбурге, городе в Баварии, в монастыре св. Эммерама. А его сестра Млада 34, наставленная в Священном писании и славившаяся великой учёностью, построив монастырь св. Георгия в Пражском замке и став там монахиней, своим примером побудила прочих девиц к исповеданию целомудрия и благочестия.

968 год Господень.

Адельгейда, сестра Мечислава, выходит замуж за Гейзу, венгерского герцога; по её убеждению этот герцог принимает крещение вместе с частью королевства.

Гейза 35, герцог паннонцев или гуннов 36, когда слава о благороднейшей девице Адельгейде, польской княжне и родной сестре Мечислава, дошла до него из сообщений многих людей, распространявшихся о достоинствах её красоты и добродетели, послал в Польшу к князю Мечиславу торжественных послов, чтобы просить названную девицу Адельгейду себе в жёны, ибо первая его жена 37 была унесена смертью. Князь Мечислав, выслушав их просьбу и передав её в совет своих прелатов и баронов, спрашивает, что нужно делать; и, хотя сама девица Адельгейда изо всех сил противилась браку с языческим князем, и некоторые советники осуждали такого рода родство из-за различия обычаев, всё же по воле небесного провидения, знающего, как из дурного выбрать лучшее, князь Мечислав, возлагая надежду на будущее обращение герцога Гейзы и народа гуннов к католической вере, совершённое благодаря ей, склоняет свою душу и свою сестру Адельгейду к согласию. Итак, когда польский князь Мечислав соглашается с планом советников, между владыками Венгрии и Польши и их князьями устанавливается родство, и девица Адельгейда отбывает в Венгрию и выходит замуж за герцога Гейзу. Как дама весьма благочестивая, она, показывая наглядный пример величайшего смирения и святости, хотя и жила среди безбожных и нечестивых людей, начала упорными убеждениями и благочестивейшими трудами склонять к признанию и принятию света святой католической веры как своего мужа Гейзу, герцога гуннов, так и его вельмож и дворян. Эта благочестивая дама, княгиня Адельгейда, покровительствовала очень многим мужам церковного чина, которые весьма славились религиозностью и чистотой жизни и которых она, не желая осквернить каким-либо дурным влиянием раз принятую веру, привезла с собой из Польши. Итак, по поручению и приказанию княгини Адельгейды они часто нашёптывали герцогу Гейзе и его советникам спасительнейшие наставления закона Божьего и Евангелия; и он, побеждённый их упорным учением и ежедневными просьбами и слезами своей супруги, отвергает мерзость идолов, в почитании коих пребывал до сего дня, и, приняв святую веру вместе с вельможами и баронами, крестится по указанию предусмотрительнейшей супруги Адельгейды, и заботится очистить святым источником крещения большую часть своего королевства. Итак, по удивительной милости Всевышнего истина католичества воссияла в этом веке, хоть и с небольшой разницей во времени, для поляков – благодаря чешке Дамбровке, а для гуннов – благодаря польке Адельгейде, и через женщин произошло освящение не только мужей, но и двух славных народов. Вот, как удивительна, более того, неоценима поддержка Божьей милости, что она милостиво посетила две страны, а именно, Польшу и Венгрию, ради предоставления вечного спасения усилиями двух женщин. Ибо одна из них стала поводом, вернее, причиной появления в Польше таинств католической веры и спасительного распространения семени слова Божьего, а другая положила начало полному искоренению в Венгрии суеверий идолопоклонства, признанию основ христианской религии и принятию святости жизни и смирения. Первая из них произвела на свет князя Польши, деятельного защитника Болеслава, а вторая родила Стефана 38, короля Венгрии, благодаря заслугам жизни усердного покровителя всей Венгрии. Итак, пусть жители обоих королевств воздадут благодарность безмерной милости Божьей и неустанно бросаются в торжествующий и хвалебный пляс с ликованием ума и тела, говоря: «Благословен ты, Господь Бог наш, что сжалился над нашим долговременным страданием и заблуждением, и, поднявшись с небес, открыв нам путь истины, соизволил посетить и просветить нашу темноту и выкупить нас из плена за ничем не сравнимую цену».

969 год Господень.

Гейзе, герцогу Венгрии, и его жене Адельгейде явились видения, предвещавшие рождение святого Стефана.

Когда Гейза, герцог Венгрии, вместе со своей супругой, счастливой Адельгейдой, с пылкой заботливостью отдавался искоренению и истреблению нечестивых обрядов и насаждению во всех углах и местах Венгерского королевства христианской религии, непостижимое и удивительное соизволение милости Божьей утешает герцога Гейзу видением. Так, перед ним, всё ещё отдыхавшим, предстал юноша красивой и миролюбивой наружности, и, в то время как тот всё ещё сильно храпел при восходе зари, напугал его, сказав 39: «Мир тебе, Гейза христианин, угодный Богу! Сообщая тебе, что желания твои дошли до очей и слуха Всевышнего и радушно им приняты. О том же, что ты задумал для христианской религии, не беспокойся; ибо из чресл твоих родится сын, благодаря искусной предусмотрительности которого будет приготовлено всё необходимое для почитания веры; и не сомневайся, что, когда наступит нужное время, этот исполненный пылом веры и замечательный благочестием и святостью муж придёт по Божьей воле и будет направлен её наставлением ко всему этому. А сам твой сын будет первым среди князей гуннов увенчан короной, а по прошествии временного и земного царства сменит преходящую и бренную корону на корону вечную». Обрадованный такого рода видением сверх меры, герцог Гейза узнал на следующий день, что его жена, княгиня Адельгейда, беременна, и по этому знаку поверил, что всё, о чём ему было по порядку рассказано, непременно сбудется. Точно такое же, но более яркое видение было благородной даме, княгине Адельгейде. Ибо, в то время как близились роды, ей явился достопочтенный муж в одежде левита и сказал ей, дрожащей и испуганной этим видением: «Ободрись, дочка, и отринь страх! Будь уверена, что в скором времени ты родишь сына, который сперва получит земную корону, а затем ввиду своих заслуг и небесную; и ты дашь ему при рождении моё имя». Когда же княгиня Адельгейда в замешательстве и изумлении спросила его: «Кто ты, господин, или каким именем тебя зовут?», тот ответил: «Я – первомученик Стефан, который первым украсил свою столу мученичеством, и я приказываю дать сыну, который родится из твоего чрева, моё имя». Сказав это, он исчез. А блаженная княгиня Адельгейда, не без потока слёз открыв названное видение сначала своему мужу, герцогу Гейзе, а затем богобоязненным и религиозным мужам, назвала родившегося через девять месяцев сына Стефаном; хотя некоторые гуннские анналы лживо уверяют, будто бы Гейза, герцог Венгрии, родил сына Стефана, о котором мы ведём речь, от Сарольты 40, дочери Гулы, герцога Трансильвании, [своей] уже второй на то время жены. В это же время Стефан VII 41, родом немец, непосредственно наследовавший Льву, уже три года правил кафедрой Петра и, скончавшись в этом самом году, имел своим преемником Мартина III 42, родом римлянина.

Мечислав распространяет в Польше истинную веру.

Мечислав, польский князь, видя, что Господь добродетелей за возвеличивание славы его имени и его веры силой своей милости оказал ему расположение и понимание, все действия, средства и силы, как только мог действенно, направил на укрепление и распространение христианской веры в недавних польских насаждениях, выращивая при помощи высшей милости приятнейшие плоды христианской веры, блиставшие во всём польском крае ради укрепления и благополучия тех, которые уверовали.

Иоанн 43, римский понтифик, схвачен префектом города 44 и, пробыв несколько дней в тюрьме под стражей, был, наконец, отправлен в изгнание в Кампанию. Но император Оттон, убив виновных в этом римлян, самым жестоким образом отомстил за эту обиду и насилие, причинённые верховному понтифику. Наказав некоторых людей изгнанием, он пребывал в должности семь лет и десять дней.

970 год Господень.

Святослав, князь Руси, делает болгар своими данниками. Смерть Виллибалина, первого архиепископа Гнезненского.

Не довольствуясь отцовским княжеством, князь Руси Святослав объявляет войну 45 болгарам, своим соседям, и, захватив восемьдесят их крепостей, которые расположены по течению Дуная, принуждает болгар к дани. В то время как князь Руси Святослав пребывал в болгарском походе, племя печенегов 46, подойдя к крепости Киев (в которой находилась мать Святослава Ольга, иначе Елена, с тремя сыновьями Святослава, своими внуками, а именно, Ярополком 47, Олегом 48 и Владимиром 49), окружает её и штурмует. И последовала бы сдача крепости Киев из-за голода, терзавшего Ольгу и мужей, которые с ней были, если бы некоторые из русских, обманув врагов-печенегов, не нагнали на них страху, внушив им, что князь Святослав идёт с победоносным войском из Болгарии. Услышав это, печенеги, перепугавшись, снимают осаду и уходят с великим страхом; около этого времени мать Святослава Ольга умирает 50.

Иоанн, опираясь на помощь императора Оттона, бежав из плена, победителем возвращается в Рим и жестоко наказывает вождей различных партий. В награду же за оказанные ему милости он провозглашает Оттона 51, сына Оттона, августом.

Виллибалин, первый епископ Гнезненской митрополии, проведя в этой должности четыре года, умирает, и его, благородного и родом, и славными дедами, хоронят в Гнезненской церкви; ему в этом же году наследует Хатто 52, родом итальянец.

971 год Господень.

На небе появляется знак; княжество Руси делится между братьями натрое; умирает Хатто, архиепископ Гнезненкий.

Знак огненного цвета, появившись на небе, вверг души множества людей в изумление и замешательство, и это событие, как новое и необычное, сочли у поляков дурным знаком.

Святослав, князь Руси, боясь, что после его смерти между его сыновьями, когда его не станет, возникнет спор за княжескую власть на Руси, делит княжество Руси между сыновьями: при этом Ярополка, старшего по рождению, он поставил князем Киевским, Олега, второго сына, назначил князем древлян, а Владимира, третьего [сына], – новгородцев, обязав каждого великой клятвой довольствоваться своим уделом и воздерживаться от захвата другого.

Хатто, не пробыв у власти и полных двух лет, заболел и вскоре умер, и был погребён в Гнезненской церкви; вместо него примерно в том же году был поставлен Роберт I 53, муж итальянского рода.

972 год Господень.

Папе Мартину III наследует Агапит II. Князь печенегов, победив и убив князя Руси Святослава, сделал из его черепа чашу.

Умершему папе Мартину III, который пребывал в должности три года, шесть месяцев и десять дней, наследует Агапит II 54, родом римлянин. В его времена Оттон I, герцог Саксонии, который правил только в Германии, в то время как в Италии царствовал Беренгарий 55, претерпел суровый мятеж и страшную войну со стороны своих германских князей, а именно, пфальцграфа и герцога Лотарингии 56, а также своего родного брата Танкмара 57, примкнувшего к ним, но, одержав победу против всех, учинил над ними жестокую месть. Так, его брат Танкмар, после того как замок Эресбург 58, где он заключился, был взят, погиб, пронзённый [копьём] в церкви, в которую он бежал.

В то время как князь Руси Святослав возвращался из Греческой [земли], куда вторгся, как враг 59, и вёз греческие трофеи, его враги печенеги, извещённые некоторыми русскими и киевлянами, выступают против него со всеми силами и легко побеждают Святослава и его войско, как потому что оно было обременено добычей, так и потому что сражалось в неудобном месте. Сам Святослав, пытаясь продолжить сражение и остановить позорное бегство своих людей, живым попадает в руки врагов. Князь печенегов по имени Куря, отрезав ему голову, из черепа, украшенного золотом, делает чашу, из которой имел обыкновение пить в знак победы над врагом, ежедневно вспоминая свой триумф 60.

973 год Господень.

Оттон I, римский король, обратив язычников саксов к христианской вере, умирает; его преемником становится его сын Оттон II.

Оттон I, римский король и герцог Саксонии, очень многих саксов, преданных идолопоклонству, подчиняет христианской вере либо путём спасительного увещевания, либо страхом перед его властью, либо проповедью епископов, а чтобы христианская вера и религия имели более прочную основу, учреждает в Партенополе 61, который местные жители называют Магдебургом, митрополичью кафедру, подчинив ей прочие епископства 62. В этом же году он умер 63, оставив наследником своего сына Оттона II, который и сам, подражая отцовской честности, был предан и верен римской церкви. В той самой Магдебургской митрополичьей церкви св. Маврикия, которую он основал и великолепно одарил, [Оттон] и был погребён 64; [церковь] эта является первейшей в Германии.

974 год Господень.

Болеслав, князь Чехии, по просьбе сестры Дамбровки, воздвигает и одаривает кафедральную церковь в Праге.

Благородная и блаженная дама, княгиня Дамбровка, супруга польского князя Мечислава, не довольствуясь многочисленными и различными трудами благочестия, которые она с благоговейнейшим усердием совершила ради почитания Божьего в новом палисаднике веры и которые намеревалась совершить, обратила взоры на свою родину – Чехию. Ибо знала, что та, хотя многие годы славится христианской верой, всё же лишена епископской чести, и мучилась в душе, сознавая, что Польша, гораздо позже придя к свету веры, с самого начала процветала, славясь девятью кафедральными престолами, а Чехия, первая в принятии веры, не украшена ни одной кафедрой, но до сих пор пребывала под управлением чужеземных епископов, а именно, Майнцского и Регенсбургского 65: ибо была подчинена этому диоцезу. Итак, посылая частых послов и письма к брату Болеславу, князю Чехии, который, после того как отец Болеслав, убийца святого Венцеслава, умер в 967 году Господнем, принял управление Чешским княжеством, как старший по рождению и муж большого благочестия и святости, она просит и заклинает его и родную сестру Младу, служившую Господу в плане воздержания и целомудрия, чтобы они не потерпели столь длительного бесчестья в лице своём и народа чешского, но как можно быстрее с наилучшей заботой устранили его и убрали. Итак, побуждаемый частыми просьбами и убеждениями своей сестры, он основывает в Пражской крепости кафедру в церкви св. Вита, выстроенной его дядей, блаженным Венцеславом, и наделяет её рядом земных благ; первым епископом во главе её был поставлен Титмар 66, благочестивый и ведущий монашескую жизнь муж, родом сакс, немного знающий славянский язык, которого направила та же польская княгиня Дамбровка, в то время как кафедру Петра занимал папа Агапит II. Молитвами и заслугами блаженного Венцеслава милосердие Божье оказало сыновьям и дочерям князя Болеслава Грозного, убийцы и родного брата святого Венцеслава, исключительную милость: ибо и сын его Болеслав, старший по рождению, был назван за своё милосердие и блестящие труды противоположным прозвищем – Благочестивым; и другой сын, Страхквас, на чьи именины святой Венцеслав был приглашён братом Болеславом и убит, вступил в монастырь св. Эммерама ордена святого Бенедикта в городе Регенсбурге и вёл жизнь монаха. Также его дочери: старшая – Дамбровка, княгиня Польши и супруга Мешко, принесла вере огромную пользу и, блистая славными добродетелями, совершила множество благочестивых трудов; и вторая сестра – Млада, принявшая устав святого Бенедикта в монастыре св. Георгия в Пражском замке, с тех пор как стала аббатисой этого места, проводила жизнь в добрых делах. Сделав беспристрастное сравнение, ты обнаружишь, что основание Гнезненской, Краковской, Вроцлавской и прочих польских церквей произошло на восемь лет раньше основания Пражской, и они никогда не были потрясены или разрушены из-за какого-либо случая или ошибки, но по милости Божьей, с самого начала и до нынешнего века процветали в упорстве и приращении христианской веры и религии.

Зима этого года была суровой и тягостной, отягчённой инеем и снегом; она сковала льдом все моря, пруды, озёра и болота, и продолжалась от начала ноября до весеннего равноденствия, вызвав у всех великое изумление, так как была беспримерной для этого века.

975 год Господень.

Папе Агапиту II наследует Иоанн ХII, которого император Оттон осуждает за распутство.

Агапит II, римский папа, после того как пребывал в должности три года, шесть месяцев, десять дней, умирает 67, и его хоронят в церкви святого Петра; епископство оставалось вакантным двенадцать дней. Ему наследовал Октавиан, который принял имя Иоанна ХII, родом римлянин, имевший отцом Альберика; этот Альберик, иначе Альберт 68, сын повелевавшего итальянцами Беренгария, поскольку был весьма влиятелен в городе, призвав наиболее знатных римлян, приказал им и связал их клятвой, чтобы они после смерти папы Агапита избрали его сына Октавиана; что и было сделано, и тот, став из Октавиана Иоанном ХII, взошёл на кафедру Рыбака 69. Оттон вступает в Италию с большим войском, осуждает отвратительное безумие Иоанна ХII, предававшегося плотским мерзостям, Беренгария хватает, уводит в Германию и бросает в оковы, а его сына Альберика прогоняет на Корсику.

976 год Господень.

Киевский князь Ярополк убил своего брата Олега, а позже брат Владимир из-за жажды власти – Ярополка, а жену убитого взял себе в жёны.

Между сыновьями князя Руси Святослава установленные отцом любовь и разделение земель не могли быть долгими, но вслед за убийством Святослава между ними, словно обширнейшие русские провинции и земли, оставленные отцом, стали им тесны, возникает спор за первенство власти и превосходство. Стремясь добиться его, Ярополк, старший по рождению, захватив крепость Вараш 70, в которой сидел его брат Олег, убивает Олега и, запятнанный братской кровью, наследует ему в Древлянском княжество. Владимир, старший по рождению 71, опасаясь, что тирания Ярополка доберётся когда-нибудь и до него, будто бы намереваясь отомстить за убийство брата, окружает Киевскую крепость, а в ней – брата Ярополка, и, когда брат Ярополк приходит к нему с миром, убивает его но наущению и совету советника его преступления, воеводы по имени Блуд 72, и завладевает всеми тремя княжествами 73. Не довольствуясь княжествами, приобретёнными ценой братской крови, он даже жену Ярополка, родом гречанку, беременную тогда от Ярополка, взял в жёны, и родил от неё сына Святополка 74, имевшего двух отцов – Ярополка и Владимира.

28 октября в польских провинциях на небе в течение всей ночи видели огненные сполохи; дело такого рода показалось полякам странным и необычным и, чтобы оно не принесло народу польскому и стране страшной беды, решено было умилостивить Бога большими жертвами.

977 год Господень.

Дамбровка, княгиня Польши, умирает.

Дамбровка, княгиня Польши, супруга Мечислава, князя Польши, дама благочестивая и смиренная, ушла из этого мира. Войдя в возраст, она не покрывала головы, но подобно девицам ходила украшенная венком и короной. Её тело, доставленное в Гнезненскую церковь, было предано погребению, и ему были устроены князем Мечиславом, а также вельможами и дворянами Польши подобающие блестящие и пышные похороны. Мечислав же, князь Польши и супруг, и Болеслав, сын, оплакивали её великим плачем, но и все церковные мужи тосковали не иначе, как по благочестивой матери.

978 год Господень.

Русские язычники устанавливают для поклонения идола Перуна.

Укрепив престол своего княжения, Владимир, князь Руси, обратившись к богослужению, размещает на горах, прилегающих к Киевской крепости, жертвенники, кумиров и идолов, а также строит храмы и святилища 75. Но среди всех богов его языческого суеверия наибольшим почтением и поклонением пользовался у него кумир Перуна, которому он ставил самые большие храмы и которого украсил самым высоким идолом. И не только сам князь, но и весь народ русский, следуя такого рода гнусным обрядам, почитал кумира Перуна наибольшими жертвоприношениями и всесожжениями. Владимир соорудил главному своему богу Перуну туловище и сам идол из дерева, голову – из серебра, а уши – из золота 76, а прочим богам установил священные рощи и идолы. Приведя своих сыновей и дочерей, он приносит жертвы богам и оскверняет себя и землю Русскую идолами. Владимир имел много жён: от одной он родил четырёх сыновей: Изяслава 77, Мстислава 78, Ярослава 79, Всеволода 80 и двух дочерей 81; также от гречанки – Святополка; также от чешки – Вышеслава 82; также от четвёртой – Святослава 83 и Мстислава; также от болгарки – Бориса и Глеба 84. Держал он и множество наложниц, и от прочих девиц и чужих жён мало воздерживался, бесстыдно лишая их девственности 85.

Оттон принимает от Бенедикта VII в Риме корону славной империи 86.

979 год Господень.

Об обычае обнажать меч, в то время как во время мессы пели текст святого Евангелия.

Мечислав, князь Польши, намереваясь провести более тщательное расследование против тех поляков, которые ещё не приняли крещение из святой купели, наносит личные визиты во многие сёла, города и деревни, возрождает водами возрождения и взрослых, и детей, и мужчин, и женщин, укрепляет возрождённых и очищенных в вере и привлекает их, обрадованных щедрой раздачей денег и одежд, к вере и любви к самому себе. При этом названная заслуга его благочестивого труда в расширении правой веры, оказанная с верным и святым умыслом и тогда, и много раз ещё, не только обеспечила ему вечную награду (как с благочестивой доверчивостью можно полагать), но и способствовала тому, что память о его княжении и правлении почитается и восхваляется у современников и потомков. Он непрерывно направлял свои добродетельные чувства на свершение и исполнение также прочих дел католической религии, стремясь во всём следовать примеру католических королей и князей и равняться их добродетелям, чтобы не быть в делах благочестия хуже тех, знатности, величине владений и власти которых он ничуть не уступал. Его трудами и по его побуждению среди вельмож, рыцарей и всех знатных людей был введён в этом году святейший обычай 87, сохранившийся и до нашего времени, чтобы названные польские вельможи и рыцари, собираясь по воскресным дням послушать мессу, входили в священные храмы опоясанные мечом и, в то время как священник запевал текст святого Евангелия, согласно Матфею, Иоанну, Луке и Марку, все они тотчас же, словно намереваясь вступить в бой, до половины вынимали из ножен мечи, а затем, когда школяры запевали в ответ: «Слава тебе, Господи!», вновь прятали их в ножны, показывая этим столь частым и повторяемым каждое воскресенье действием, что они готовы неустрашимо и отважно сражаться ради защиты признаваемой и исповедуемой ими евангельской истины и даже, если потребуется, принять смерть. И мне очень жаль, что этот благочестивый обычай, уж не знаю из-за какого дурного предзнаменования, исчез из Польского королевства, обычай, который с такой явностью говорил об их исключительном рвении к правой вере.

980 год Господень.

Мечислав устранил в Польше все виды идолопоклонства.

Мечислав, князь Польши, понимая, что очень многие подданные его народа, как знатные, так и простолюдины, соблюдают обычаи и безбожные обряды своих ложных и древних богов, курят им в своих домах фимиам, приносят жертвы, и, преданные и скованные пустым суеверием, по сей день отказались от милости крещения, послав во все области и города, которые считались главами областей, префектов и глашатаев, поручает всем строжайшим повелением, чтобы все они без всякой отговорки собрались в ближайшей и соседней кафедральной церкви, основанной им, и осенили себя как христианским именем, так и принятием крещения, угрожая применить против них суровые и исключительные кары и конфисковать имущество, если они пренебрегут его приказанием и в назначенный срок и день не будут возрождены водами святого крещения в местах кафедральных церквей. Поляки же, стремясь избежать наложенной и обещанной кары, все наперебой бросаются принимать благо крещения, и, собравшись в местах епископских церквей, осеняют себя христианским именем. Наставленные же епископами и священниками в основах веры, в её церемониях и обрядах, они получают приказ соблюдать и отмечать воскресные дни, а также праздники Христа, Его матери Марии и апостолов, а в дни Меркурия, Венеры и Сатурна воздерживаться от мяса. Итак, подобным образом рвением и трудами князя Мечислава все польские идолы были вырваны с корнем и ушли в вечное забвение в огне или в болотах; неусыпнейшим старанием Мечислава все диковинки, вернее, кумиры, какие были по всей Польше, а также нечестивые обычаи, всяческие жребии, волхования, пророчества и оракулы, все заблуждения древних языческих суеверий также были устранены и уничтожены.

981 год Господень.

Достойная сожаления смерть Титмара, епископа Пражского; на его место избирается блаженный Адальберт.

Когда умер первый Пражский епископ Титмар, Адальберт 88, по и языку национальности чех, происходивший от благородных родителей (его отцом был Славник 89, а матерью – Стжеслава), при всеобщем одобрении духовенства и народа был избран епископом Пражским; его избрание, как достойное и святое, загодя предсказали демоны в телах бесноватых. Он получил при крещении имя Войтех, что означает «утешитель войск»; но епископ Магдебургский Адальберт 90, у которого он провёл юность, прозвал его Адальбертом из-за трудностей при произнесении первоначального имени. Названный Титмар, епископ Пражский, готовясь испустить дух, во многих словах рассказал всем, стоявшим вокруг него, среди которых был также епископ Адальберт, о причине и поводе своего вечного осуждения. «Горе мне, – говорил он, – что я жил безучастно, не пользуясь своим временем, и как хотел бы я жить ныне, когда умираю. Ты обманул меня, обманчивый мир, обещав мне долгий век, и вот я гибну от нечаянного меча и в теле, и в душе. Но даже если бы проступок моего осуждения и был прощён силой мук Христовых, всё же из-за преступлений чешского народа, по своей воле гибнущего в страстях и распутстве, который даже поныне не знает никаких иных дел, кроме тех, что палец Сатаны написал ужасными чернилами в его сердце, я осуждён по справедливейшему закону Божьему, ибо боялся лаять, словно немой пёс, и отправляюсь прямиком в ад, чтобы гореть в неугасимом пламени». Говоря это, он, уже тогда испытывавший адские муки из-за небрежения, испустил несчастный дух. Поражённый ужасом, Адальберт, отринув все изысканные яства и одежды, окутывая в ночи плоть власяницей, посыпая голову пеплом, из изысканного воина стал совсем другим человеком, и всё, что имел, издержал на убогих, сирот и вдов.

982 год Господень.

Когда Иоанн ХII был низложен императором за свои выходки, и вместо него был поставлен Лев VIII. Смерть Ангелота, епископа Плоцкого 91.

Когда папа Агапит II, который пребывал в должности три года, шесть месяцев, десять дней, умер, Иоанн, родом римлянин, сын Альберика, благородного и в тот период весьма могущественного в Городе мужа, под нажимом и по распоряжению своего отца был возведён в папы (как мы говорили выше). Он, как говорят, был охотником и любителем риска, причём такого прегрешения против Бога, что не стеснялся даже держать в своём доме наложниц. Двух своих кардиналов, письменно сообщивших римскому королю Оттону о его прегрешениях и просивших того прийти на помощь церкви, он наказал суровой и страшной карой: кардиналу Иоанну он отрезал нос, а другому – руку. Оттон, римский король, побуждаемый всем этим, пришёл в Италию с сильным немецким войском и заставил Иоанна уйти с папского престола, после того как он провёл в папской должности восемь лет, десять месяцев, десять дней. На его место по общему желанию народа был поставлен за свои исключительные добродетели мирянин Лев VIII, который короновал Оттона императорской короной.

Кроме того, в это же самое время император Оттон, победив Беренгария, который вместе с сыном Адальбертом угнетал Италию своей тиранией, освобождает Альмунду 92, вдову императора Лотаря 93, которую Беренгарий держал в плену, берёт её в жёны и на Рождество Господне справляет в Павии свадьбу 94; сверх того, Беренгарий, вернув его милость, возвратил под своё управление всю Италию за исключением Марки 95, Тревизо, Вероны и Аквилеи.

Ангелот, епископ Плоцкий, родом римлянин, в то время как управлял Плоцким епископством пятнадцать лет, отдаёт долг человеческому естеству, и его хоронят в Плоцкой церкви; в следующем году ему наследует Марциал 96, поставленный Иоанном ХI, и сам родом римлянин.

983 год Господень.

Император Оттон I объявляет вне закона Бенедикта V, принятого римлянами в папы вопреки Льва VIII, вместе с некоторыми римлянами, и восстанавливает Льва на его престоле; он, наконец, умирает. Смерть Готфрида, первого епископа Вроцлавского.

Римляне, особенно, те, которые были связаны с Иоанном ХII родством, с досадой перенеся то, что их родич сброшен с престола верховного понтифика и его сменил Лев VIII, поскольку боялись восстанавливать самого Иоанна, зная о его преступлениях и постыдном образе жизни, принимают в папы Бенедикта V, хотя Лев был ещё жив. Когда тот пробыл в этой должности два месяца и пять дней, из Германии пришёл император Оттон, осадил Рим и снял осаду не раньше, чем Бенедикта передали в его власть; Оттон отправил его в ссылку в Саксонию, где он и умер, и был погребён в Адибурке 97. А император Оттон вступил в Рим и восстановил Льва на его престоле; он исправляет то, что было испорчено, объявляет вне закона некоторых римлян, затевавших государственный переворот, и позаботился также, чтобы папа Лев посвятил в римские короли своего сына Оттона II 98, находившегося тогда вместе с ним в Риме. Умиротворив церковь, он возвращается в Саксонию, и после множества достойных Римской империи дел, которые он совершил, умирает в городе Магдебурге 99 7 мая, в 37-й год своего правления и десятый императорской власти. Его тело было погребено в удивительных размеров базилике в Магдебурге, которую он при жизни построил за огромные средства в честь св. Маврикия, с достойным императорского великолепием. Умер же он в весьма пожилом возрасте, оставив единственного сына одного с ним имени.

Готфрид 100, первый епископ Вроцлавской церкви, которая тогда называлась древними Смогоровской, родом римлянин, проведя в Польском королевстве 36 лет и занимая епископский престол в течение 17 лет, умирает, и его хоронят в Смогоровской церкви. Ему на смену по просьбе Болеслава Храброго, князя и монарха Польши, заботами папы Иоанна ХII был поставлен Урбан I 101, знатный родом, по национальности римлянин.

984 год Господень.

Болеслав, сын Мечислава, берёт в жёны девицу Юдифь, дочь Гейзы, герцога Венгрии.

Болеслав, сын Мечислава, князя Польши, после того как дни скорби, которой он терзался вплоть до шестого года, по поводу ухода из жизни матери миновали, собираясь по приказу отца Мечислава заключить брачные узы и возобновить старинную дружбу с паннонцами, обручается с Юдифью 102, девицей замечательной красотой и наружностью, дочерью венгерского герцога Гейзы от первой жены, которая, кроме того, привезла с собой огромное приданое в золоте и серебре, и в присутствии прелатов и баронов, которые в большом количестве съехались из Польши и Венгрии, справляет в городе Гнезно свадьбу с блестящей роскошью и устройством игр.

Оттону II, коронованному в римские короли, жена рожает сына – Оттона, после чего он умирает; сын наследует ему на престоле.

Оттон II, 82-й от Августа, начал царствовать, после того как отец ушёл из жизни; хоть он и был помазан и коронован папой Львом в римские короли ещё при жизни отца, но после его смерти вновь был избран и утверждён на королевском престоле всеми присутствовавшими. Отец ещё при жизни выдал за него замуж дочь Иоанна, греческого императора, по имени Феофано 103 и сыграл в Павии свадьбу 104. Этот Оттон II родил от неё сына, названного его именем – Оттоном 105, выражающим чуть ли не образец его славнейшей крови, и дочь Матильду 106; осуществляя управление Римской империей самым деятельным образом, он лишил Лотаря 107, короля Галлии, его владения. После того как он счастливо провёл множество войн против неверных, в последней он всё же потерял в Калабрии войско, хотя сам, хранимый заслугами блаженного апостола Петра, которого смиренно призвал, возвращается в Рим и, проведя во власти девять лет, умирает 108, и его хоронят в церкви святого Петра; ему наследует его сын Оттон III, коронованный в Риме Григорием V 109, который был его родственником.

985 год Господень.

Владимир, князь Руси, объявляет войну полякам и захватывает некоторые крепости. Назначение и смерть папы Льва.

Закончив заниматься языческим богослужением, Владимир, князь Руси, обращается к оружию и сперва объявляет войну князю Польши Мечиславу и полякам, которая велась с переменным успехом, принося победы то полякам, то русским. Но Владимир, князь Руси, завоёвывает польские крепости, а именно, Перемышль, Червен и прочие 110, а завоевав, занимает и, поставив сильный воинский гарнизон, присоединяет и подчиняет их власти своей и русских. Затем он идёт против радимичей, которые и сами происходят от поляков, и, победив, налагает дань. То же самое он делает и в отношении радимичей 111.

Когда верховный понтифик Лев VIII вновь был принят по милости императора Оттона I, он постановил, чтобы никто не избирался в папы без согласия императора. В то время как он после восстановления пробыл в должности папы один год и четыре месяца, он умирает. Ему наследует Иоанн ХIII, родом из Нарнии.

986 год Господень.

Умирает Прохорий, первый архиепископ Краковский.

Прохорий, или, как угодно другим, Прохорт, первый архиепископ Краковской церкви 112 и распространитель христианской веры и религии в новом палисаднике, удручённый возрастом и старостью, умирает 113, и его хоронят в Краковской церкви. Он возглавлял Краковскую церковь 31 год; ему наследует Прокульф 114.

987 год Господень.

Сильный голод почти во всём мире. Владимир, князь Руси, изучив латинские, греческие и магометанские обряды, принимает греческую веру, которая показалась ему наилучшей.

В наказание за людские преступления последовал сильный и всеобщий голод, ибо очень мало хлеба уродилось почти во всём мире; унеся множество людей во всех странах, он свирепствовал также среди поляков, и привёл к утратам в очень многих городах, сёлах и деревнях.

Владимира, князя Руси, сперва магометане убеждают принять обряд лже-Магомета, затем латиняне, третьими – иудеи – принять веру и закон еврейский, и, наконец, греки – принять веру христианскую; он же, оказав послам, склонявшим его к названным обрядам, радушный приём и даже одарив, отпускает их; но советуется со своими русскими, какую же веру следует принять. И решено было отправить ко всем народам названных обрядов послов, чтобы посмотреть и разведать обряд каждого. Итак, отправленные к болгарам, латинянам и грекам послы рассматривают и изучают, как было приказано, обряд каждого из них. Обряд магометан, как имеющий в себе множество гнусного и позорного, был признан ими безбожным и самым неправильным; церемонии латинян показались им не слишком благочестивыми, а храмы – не слишком украшенными. Когда же они прибыли в Константинополь, тогдашние греческие императоры Василий 115 и Констанций 116, понимая, что те пришли туда, чтобы посмотреть их обряд, собрав верующих и священников, устраивают великое празднество, распоряжаются, чтобы патриархом в самых великолепных нарядах была отслужена торжественная месса, а русских послов, введя в церковь, ставят на возвышенном месте, с которого те могли видеть все церемонии, удостаивают почётной трапезы, обращаются с ними прекрасно и, одарив, отпускают. Возвратившись к своему князю Владимиру, они рассказывают обо всех обрядах, которые видели, убеждают совершенно презреть и отвергнуть секту мерзкого Магомета, и [уверяют], что греческая секта предпочтительнее латинской, [ибо] в греческих церквах больше украшений и они более изящны, чем в латинских. Кроме того, они уверяли, что во время греческой службы, на которой присутствовали, они чувствовали такую сладость, что, почти вне себя, думали, будто присутствовали скорее на небесном, нежели земном празднестве. Итак, они склонили мнение всей знати к принятию греческого обряда и, убеждая Владимира, говорили: «Если бы вера греческая не была хорошей, то бабка твоя Ольга, мудрейшая среди женщин, не приняла бы её». Итак, Владимир согласился с мнением знати и обещал принять крещение по греческому обряду.

988 год Господень.

Разлив рек и засуха.

Многочисленные и долговременные разливы рек, за которыми последовало жаркое и гибельное для многих лето, из-за того, что плоды отчасти погибли, отчасти не уродились; кроме того, случилась выходящая за пределы весенняя засуха, которая помешала севу яровых. Сверх того, выпал обильный снег, за которым последовали такие проливные дожди, что они помешали осеннему севу и привели к голоду 117.

989 год Господень.

Блаженный Адальберт, оставив Пражское епископство из-за преступлений чехов, отправляется в Рим и ведёт жизнь монаха.

Адальберт, епископ Пражский, видя, что чешский народ, чьим единственным епископом он был, предан безбожным преступлениям (главными из них были следующие: они вопреки католическому закону имели множество жён; соблюдали языческие и безбожные обряды; собственных подданных, сыновей и дочерей, отмеченных знаком Христа, продавали в рабство иудеям; посещали ярмарки по воскресным дням; совершали погребения в нечистых местах) и что всякое исправление, применяемое им до сих пор, вызывает лишь презрение, пользуясь советом богобоязненных мужей, возымел намерение оставить епископский престол и принять монашеское одеяние. Чтобы было легче этого добиться, он с тщательной заботой убеждает и умоляет Страхкваса, монаха [из ордена] святого Бенедикта и родного брата Болеслава, князя Чехии, принять Пражское епископство; ему, мол, легче будет исцелять злоупотребления и преступления чешского народа с помощью брата, князя Чехии. Страхквас, отвечая ему, сказал, что ему, мол, непозволительно вновь добиваться мирского, которое он отверг, и, умерев для всего земного, стремиться к чести и званию епископского величия; и добавил, что он недостоин епископской чести и слаб для пастырского бремени. На это, как говорят, муж Божий, [охваченный] пророческим духом, сказал: «Знаю, знаю, брат, что Пражский епископский престол, на который ныне ты мог бы взойти под справедливым предлогом и через истинную дверь, ты, после того как отверг его, будешь добиваться неправым путём и под незаконным предлогом, и ничего не добьёшься; и к тому, от чего ты ныне отказался, будешь страстно стремиться на свою погибель». С этими словами он, оставив Чехию и свой престол из-за отвращения к неисправимому народу, отправился в Рим и собирался, увидев Рим, направиться в Иерусалим. Но, пребывая в Риме, он по совету благочестивых мужей вступил в монастырь святых Алексея и Бонифация 118 и начал вести монашескую жизнь в большой строгости; его брат, блаженной жизни Гауденций 119, укрывался в том же монастыре вместе с ним и за усердие своего образа жизни почитался всеми, словно ангел Господень, ибо под оболочкой смертного тела вёл святейшую и удивительную как для своих, так и для чужих жизнь, живя весьма благочестиво и блистая как словом, так и примером.

990 год Господень.

У Болеслава Храброго рождается сын Мечислав.

Княгиня Юдифь, супруга польского князя Болеслава, терпя позор бесплодия в течение пяти лет, на шестой год, наконец, зачала и родила ребёнка мужского пола. В то время как и дед Мечислав, и отец Болеслав, польские князья, радовались по поводу его рождения великой радостью, они назначают в установленный для крещения день торжественный приём и, пока ребёнка крестили в святой купели в Гнезненской церкви, дают ему дедовское имя – Мечислав 120, что означает «тот, кто обретёт славу».

Владимира, князя Руси, в то время как он намеревался принять веру Христову, поражает слепота; но, уступая убеждению своей будущей супруги, сестры греческого императора, он крестится, обретает зрение и при крещении празднует свадьбу.

Собрав огромное множество своих народов, Владимир, князь Руси, объявляет войну грекам и, захватив знаменитую греческую крепость Корсунь 121, подчиняет из неё прилегающую к ней область и принуждает тот край к дани. Затем он отправляет послов к греческим императорам Василию и Константину с просьбой отдать ему в жёны их сестру Анну, обещая, что, если вступит с ней в брак, то немедленно удалится из крепости Корсунь, которую захватил, и из области, которую подчинил. Но греческие императоры Василий и Константин отвечают, что им и их достоинству не подобает вступать в родство с языческим князем, осквернённым идолопоклонством, и сочетать с ним браком свою родную сестру; если же он, отвергнув языческое заблуждение, пожелает исповедовать христианскую веру, то они не откажут ему в его просьбе. Владимир же, князь Руси, вновь отправив тех же послов, уверяет, что всей душой намерен принять христианскую веру; пусть они приходят сами, приводят свою сестру Анну и крестят его. Анна же, сестра императоров, противилась этому родству и с неоднократным сопротивлением отказывалась его принять, как недостойное; но братья Василий и Константин рассуждениями и уговорами о том, сколько добра последует от такого рода родства и что вся Русь благодаря этому браку примет веру Христову, завоёвывают душу сестры и побуждают к согласию. Итак, Василий и Константин прибывают со своей сестрой Анной в Корсунь, и тотчас слепота застилает глаза князю Руси Владимиру; он начинает терзаться разными душевными сомнениями, следует ли ему бросать свой языческий обычай и принимать крещение Христово? Но Анна, сестра императоров и будущая его супруга, объясняет, что слепота, которая его поразила, исчезнет с принятием крещения. Итак, он был крещён корсунским епископом 122, тьма тут же сходит с его глаз и он прозревает, после чего празднует свадьбу с Анной, сестрой императоров, и воздвигает церковь 123 в знак и в память своего обращения, крещения и прозрения; вернув крепость Корсунь императорам Василию и Константину, он возвращается на Русь с новой женой, полный радости и веселья.

Комментарии

1. Дамбровка (Добрава, Дубровка) (р. ок. 940/45 г. ум. 977 г.) – дочь Болеслава I Грозного, князя Чехии, жена Мешко I с 965 г.

2. Адельгейда (Адлейда, «Белая княгиня») (р. ок. 950/60 г. ум. после 997 г.) – сестра Мешко I, 2-я жена (ок. 985 г.) Гейзы I, герцога Венгрии. Внесла значительный вклад в дело распространения в этой стране христианской религии.

3. Папа Лев VIII умер в марте 965 г.

4. Стефан VII был римским папой с мая 896 г. по июлю 897 г. То, что говорится в этом месте о Стефане VII и Иоанне ХIII, было почерпнуто Длугошем из «Церковной истории» Птолемея Луккского.

5. Имеются в виду народные игры под названием «утопление болвана».

6. Краковская кафедральная церковь имеет трёх покровителей: св. Вацлава (Венцеслава), св. Спасителя и св. Станислава.

7. Первенство (примат) архиепископов Гнезненских утвердилось в Польше в ХV – ХVI вв. По этому поводу историки до сих пор ведут оживлённые дискуссии.

8. Познанское епископство было создано с целью распространения христианской веры ещё до 1000 г.

9. То, что Смогожев (Смогоров) у Намыслува и Рычин у Бжега были резиденциями епископов Силезии, можно прочесть в сочинениях, написанных в конце ХIV в. Они могли быть таковыми во время языческого восстания, вспыхнувшего в 1039 г., но до восстановления христианской церкви в 1050 – 1051 гг.

10. Епископство в Крушвице было основано во времена Мешко II. Его границы были определены, очевидно, около 1075 г. В ХII в. этот диоцез был включён в состав созданного во времена Болеслава Кривоустого Влоцлавецкого епископства.

11. Плоцкое епископство было основано во времена Болеслава II Смелого или его преемников.

12. Хелмское епископство создано в 1243 г., а кафедральную церковь воздвиг его первый епископ Хейденрих, но не в Хелме, а в Хелмже.

13. Любушское епископство было основано легатом Эгидием около 1124 г. Кафедральная церковь имела покровителем св. Адальберта, а не св. Иоанна.

14. Каменецкое епископство (в Камене Поморском) было создано в 1140 г. в Волине и в 1176 г. перенесено в Камень. Кафедральная церковь находится под покровительством св. Иоанна.

15. Не в Бычину, а в Рычин возле Бжега.

16. Покровителем Крушвицкой кафедральной церкви сперва был св. Вит, затем – св. Пётр. Влоцлавецкая церковь находилась под покровительством Святой Троицы.

17. Хелмская церковь находилась под покровительством Святой Троицы.

18. Первым Гнезненским архиепископом был (с 1000 г.) Гауденций (Радим), брат св. Адальберта. Длугош потому ошибся, что в «Анналах Краковского капитула» на первом месте поставлен Виллихальд, архиепископ Майнцский (ум. 968 г.) (но не Виллибалин).

19. Прохорий (Прохор) поставлен в начале древнейшего каталога епископов Краковских, но существовал ли он на самом деле, неизвестно. Некоторые утверждают, что Прохор был епископом славянского обряда в земле вислян в Великой Моравии ок. 900 г. или даже 885 г. Первым Краковским епископом, имя которого встречается в старинных грамотах, был Поппо.

20. Иордан был первым епископом всей Польши, исполнявшим обязанности миссионера, и проживал, вероятно, в Познани. Он умер в 982 г. В 1000 г. его преемником был Унгер (ум. 1012 г.), епископ Познанский.

21. Первым Вроцлавским епископом, известным из старинных грамот, был Иоанн. Однако, все каталоги епископов сообщают, что имя первого епископа было Иероним (1050 – 1062 гг.).

22. Имя Луцида взяло из Вольборнского каталога епископов Влоцлавецких. Первым Влоцлавецким епископом (в ХII в.) был Свитгер.

23. Первый Хелмский (Кульмский) епископ носил имя Хейденрих (ХIII в.).

24. Первым Каменецким епископом считается Адальберт, принимавший участие в миссии св. Отто Бамбергского.

25. Первым Любушским епископом был Бернард.

26. Святослав Игоревич – великий князь Киевский в 957 – 972 гг., внук Рюрика.

27. Длугош ошибается. Хазары не были славянским (русским) племенем, а являлись тюрками.

28. Белая Вежа (Саркел) – хазарская крепость, расположенная в нижнем течении Дона.

29. Гилон де Туси – кардинал-епископ Тускуланский, папский легат в Польше и Венгрии. В Польше он находился с апреля 1123 г. по май 1124 г., или даже, согласно некоторым учёным, с 1125 по 1128 гг. Он был легатом не Иоанна ХIII, а Каликста II.

30. Всё, что в этом месте касается истории Чехии, взято Длугошем из «Истории Чехии» Энея Сильвия.

31. Болеслав I Грозный умер 15 июля 972 г.

32. Болеслав II Благочестивый (ум. 999 г. 7 февр.) – князь Чехии в 972 – 999 гг.

33. Страхквас (Кристиан) (р. 929 г. ум. 996 г.) – второй сын Болеслава I, монах в монастыре св. Эммерама в Регенсбурге. Кандидат на пост Пражского епископа в 995 г.

34. Млада (Мария) – дочь Болеслава I, аббатиса монахинь ордена св. Бенедикта в монастыре св. Георгия в Праге (с 967 г.).

35. Гейза I (Йессе) (ум. 997 г. 1 февр.) – герцог Венгрии в 970 – 997 гг. Эта глава взята Длугошем из Венгерско-Польской хроники, гл. 3.

36. В другом месте Длугош называет паннонцев славянами.

37. Первой женой Гейзы I была Сарольта, дочь Гюлы, герцога Трансильвании.

38. Стефан I Святой (р. 965 или 975 г. ум. 1038 г. 1 авг.) – сын Гейзы I, король Венгрии в 997 – 1038 гг.

39. См. Венгерско-Польскую хронику, гл. 4.

40. См. выше, прим. 37. То, что именно Сарольта была матерью св. Стефана, можно прочесть в Буденских анналах.

41. Стефан VII (папа в 896 – 897 гг.) наследовал Бонифацию VI, который был папой всего 15 дней.

42. Мартин III – римский папа с окт. 942 г. по апр. 946 г.

43. Иоанн ХIII.

44. Петром, о котором ничего больше не известно.

45. В 969 г.

46. Печенеги – кочевые племена тюркского происхождения, населявшие степи северного Причерноморья в Х – ХI вв.

47. Ярополк (ум. 978 (980) г. 11 июня) – старший сын Святослава Игоревича; великий князь Киевский в 970 (972) – 978 (980) гг.

48. Олег (ум. 977 г.) – 2-й сын Святослава Игоревича; князь древлянский в 970 – 977 гг.

49. Владимир I Святославич (ум. 1015 г. 15 июля) – 3-й сын Святослава Игоревича; князь Новгородский с 970 г.; великий князь Киевский в 978 (980) – 1015 гг. В 988 г. принял христианство.

50. Ольга умерла 11 июля 969 г.

51. Оттон II (ум. 983 г. 7дек.) – сын Оттона I; король Германии с 26 мая 961 г., император с 25 дек. 967 г.

52. Хатто II – был архиепископом Майнским (а не Гнезненским) в 968 – 970 гг.

53. Руперт (Роберт) (ум. 975 г. 13 янв.) был архиепископом Майнским.

54. Агапит II – правил с 946 г. Всё, что написано в этом месте, взято из «Церковной истории» Птолемея Луккского.

55. Беренгарий II (р. ок. 900 г. ум. 966 г. 6 июля) – маркграф Ивреи; король Италии в 950 – 963 гг.

56. Гизельберта (ум. 939 г. 2 окт.), герцога Лотарингии в 928 – 939 гг., который в 938 – 939 гг. поднял мятеж против императора Оттона I.

57. Танкмар (р. 907/909 г. ум. 938 г. 28 июля) был старшим сыном Генриха I Птицелова от его первой жены Гатебурги, то есть сводным братом Оттона I.

58. Замок Эресбург (ныне Обермарсберг) на р. Димель был взят Оттоном I в июле 938 г.

59. Т.е. возвращался из похода против болгар (в 971 – 972 гг.), на помощь которым пришли византийцы (греки). Всё это Длугош взял из «Повести временных лет», немного изменив текст.

60. Об убийстве Святослава печенегами сообщает также византийский историк Иоанн Скилица. Длугош же рассказывает об этом даже более пространно, чем «Повесть временных лет» (ПВЛ, стр. 35). Кроме того, в отличие от «Повести временных лет», у него не болгары предупреждают печенегов, а кто-то из Руси и киевляне. Длугош ничего не сообщает о вынужденной зимовке Святослава у днепровских порогов, и говорит, что князь попал в руки печенегов живым.

61. Партенополь («город дев») – греческое (и латинское) название Магдебурга в Х – ХI вв.

62. Магдебургское архиепископство было основано в 968 г.

63. Оттон I умер 7 мая 973 г.

64. 3 или 4 июня 973 г.

65. До учреждения Пражского епископства (в 976 г.) Чехия и Моравия управлялись немецкими епископами Пассау и Регенсбурга. С 976 г. Пражские епископы были подчинены Майнцскому архиепископу. То, что здесь говорится о деяниях Дамбровки, взято из анналов «Траска» (МПХ, т. II, стр. 828).

66. Титмар – первый епископ Пражский в 975 – 982 гг. До этого – капеллан князя Болеслава II; по происхождению сакс.

67. Агапит II умер в дек. 955 г.

68. Римский патриций Альберик, отец Иоанна ХII, не был сыном Беренгария II. Длугош смешивает его с сыном Беренгария II Адальбертом, маркграфом Ивреи, который и был изгнан на Корсику Оттоном I (см. ниже).

69. Т.е. на престол св. Петра, который был рыбаком.

70. Имеется в виду Овруч (Вручий).

71. Длугош называет здесь Владимира старшим из Святославичей, хотя чуть выше старшим значится Ярополк. Впрочем, в «Повести временных лет» ни об относительном возрасте Святославичей, ни даже о старшинстве Ярополка ничего не говорится.

72. Блуд был советником Ярополка, которого он впоследствии покинул и перешёл на сторону Владимира.

73. Захват Владимиром Киева отнесён в «Повести временных лет» к 980 г., но более правильной представляется дата из летописчика в «Памяти о похвале князю Владимиру» Иакова Мниха – 978 г. См.: Назаренко А.В. Древняя Русь, стр. 376 – 378.

74. Святополка I Окаянного, который был князем Туровским, а затем великим князем Киевским (в 1015 – 1017 и 1018 – 1019 гг.).

75. Ср. рассказ о поставлении кумиров в «Повести временных лет»: ПВЛ, стр. 37.

76. «Уши из золота» у Длугоша появились, несомненно, в результате слуховой или зрительной ошибки на основании летописного «ус злат».

77. Изяслав (ум. 1001 г.) – сын Владимира от Рогнеды; князь Полоцкий в 988 – 1001 гг.

78. Мстислав Храбрый (ум. 1036 г.) – князь Тмутараканский с 988 г. и Черниговский с 1026 г.

79. Ярослав Мудрый (ум. 1054 г.) – князь Ростовский в 988 – 1010 гг., князь Новгородский с 1010 г., великий князь Киевский в 1016 – 1017 и 1019 – 1054 гг.

80. Всеволод (ум. ок. 995 г.) – князь Волынский в 988 – 995 гг.

81. Предславу и Добронегу.

82. Вышеслав (ум. 1010 г.) – князь Новгородский в 988 – 1010 гг.

83. Святослав (ум. 1015 г.) – князь Древлянский в 988 – 1015 гг. Убит Святополком.

84. Борис был князем Ростова, а Глеб – Мурома. Оба убиты Святополком в 1015 г. и впоследствии объявлены святыми.

85. О женолюбии Владимира-язычника ср. ПВЛ, стр. 37 – 38. Список сыновей Владимира полностью совпадает со списком в «Повести временных лет».

86. Длугош, следовавший здесь Мартину Опавскому, ошибается. Оттон II был коронован в Риме в 967 г. Иоанном ХIII.

87. Был ли этот обычай введён именно в это время, в точности неизвестно. Он, однако, был по всей видимости очень древним и в ХV в. уже практически вышел из употребления.

88. Адальберт (Войтех) (ум. 997 г. 23 апр.) – 2-й епископ Пражский в 983 – 997 гг. Убит язычниками пруссами; святой.

89. Славник был князем в Либице.

90. Адальберт (ум. 981 г. 20 июня) – первый архиепископ Магдебурга в 968 – 981 гг.

91. В этой главе, хотя и с большими подробностями, повторяются сведения, которые уже приводились раньше. Все они взяты Длугошем из хроники Мартина Опавского и «Церковной истории» Птолемея Луккского.

92. Адельгейду, дочь Рудольфа II, короля Бургундии.

93. Лотаря (р. 926/28 г. ум. 950 г. 22 нояб.) – сына короля Гуго и короля Италии в 948 – 950 гг.

94. В 952 г.

95. Марка – часть восточного побережья Италии с городами Анкона, Пезаро и др.

96. Вторым Плоцким епископом был не Марциал, а Вит.

97. В Гамбурге.

98. Длугош вновь неверно сообщает о коронации Оттона II.

99. Оттон I умер не в Магдебурге, а в Мемлебене.

100. Первый Вроцлавский епископ правил в середине ХI в. Имя его и дата смерти неизвестны.

101. Вторым Вроцлавским епископом был не Урбан I, а Иоанн (сер. ХI в.).

102. Юдифь – дочь Гейзы I и Сарольты, была второй женой (с 985 г.) Болеслава I Храброго. Его первой женой (984 г.) была не упомянутая Длугошем и неизвестная по имени дочь Мейсенского маркграфа Рикдага.

103. Феофано (ум. 991 г. 15 июня) – племянница византийского императора Иоанна I Цимисхия.

104. Свадьба Оттона II с Феофано была отпразднована в Риме 14 апреля 972 г.

105. Оттон III (р. 980 г. ум. 1002 г. 23 янв.) – сын Оттона II и Феофано, король Германии и император в 983 – 1002 гг.

106. Матильда (р. 978 г. ум. 1025 г. 4 дек.) – дочь Оттона II, жена Эццо, пфальцграфа Лотарингского.

107. Лотарь, который был королём Франции в 954 – 986 гг.

108. Оттон II умер в Риме 7 дек. 983 г.

109. Григорий V (Бруно) был римским папой с 3 мая 996 г. по 18 февр. 999 г. Его отцом был Отто (р. 948 г. ум. 1004 г. 4 нояб.) – граф Вомсгау и герцог Каринтии в 978 – 983 и 995 – 1004 гг., сын Конрада Рыжего и Лиутгарды, дочери императора Оттона I. Григорий V короновал Оттона III в императоры 21 мая 996 г.

110. В 981 г. (а не в 985 г.) Владимир завоевал т.н. Червенские города – группу городов на левобережье Западного Буга, по его верхнему течению и притокам Хучве и Луге, а также по верховьям реки Стырь. Название происходит от города Червен. В состав Червенских городов входили Червен, Перемышль, Белз, Волынь, Броды, Сутейск, Луческ, Угровеск и пр. В 1018 г. вновь захвачены поляками, но в 1030 – 1031 гг. отвоёваны Ярославом Мудрым.

111. Явное повторение. Очевидно, речь должна идти о каком-то другом племени, возможно, о вятичах.

112. Архиепископский престол лишь короткое время находился в Кракове, а именно, после разрушения Гнезненской митрополии (в 1038 – 1039 гг.). Единственным Краковским архиепископом был Аарон.

113. Время смерти Прохора неизвестно. Архиепископом он никогда не был.

114. Имя этого епископа значится в древнейшем каталоге епископов Краковских. Существовал ли он на самом деле, неизвестно.

115. Василий II Болгаробойца (ум. 1025 г. 15 дек.) – старший сын Романа II; император Византии в 976 – 1025 гг.

116. Константин VIII – 2-й сын Романа II, император Византии в 1025 – 1028 гг.

117. Перечисленные здесь несчастья не имеют отношения к Польше и взяты Длугошем из немецких хроник.

118. Знаменитый монастырь бенедиктинцев в Риме, на Авентине, где св. Адальберт находился в 989 – 992 гг.

119. Гауденций (Радим) – брат св. Адальберта, архиепископ Гнезненский в 1000 – 1006 гг.

120. Мешко II Ламберт – был сыном Болеслава I Храброго от третьей жены Эмнильды (а не от Юдифи).

121. Херсонес.

122. Анастасием. Крещение Руси Владимиром относится к 988 или 989 гг.

123. Десятинную церковь.

Источник: Ioannis Dlugossii Annales seu cronicae incliti regni Poloniae. Liber 1/2. Warszawa. 1964

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.