Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ «ТАБАКАТ-И-НАCИРИ» МИНХАДЖ-АД-ДИНА АЛ-ДЖУЗДЖАНИ.

по изданию W. Nassau Lees (The Tabaqat i Nasiri, Calcutta, 1864, и рукописи ИВ. АН С1846

Разряд XII. Династия Сельджуков

* Поход Махмуда Газневида в Мавераннахр

|150б| Автор «Тарих-и-сани», Ибн Хейсам, (Об этом сочинении, часто упоминаемом Джузджани, ничего неизвестно (ср. W. Вarthold. Zur Geschichte der Saffarriden, S. 176, Anm. 1).) рассказывает так:

Когда султан Махмуд-и-Себуктегин перешел через Джейхун и область Мавераннахра подчинилась ему, к нему явился Кадыр-хан, брат покойного [439] Илека, из дома Афрасияба. Между той и другой стороной был заключен договор дружбы и согласия. Они встретились друг с другом. Когда Кадыр-хан очутился в обществе Махмуда, после официального приема султан устроил собеседование наедине. В происшедшей между ними конфиденциальной беседе они обменялись мнениями по всем вопросам, (касающимся) Ирана и Турана. Кадыр-хан обратился к Махмуду с (различными) предложениями. Одно из этих предложений заключалось в том, чтобы султан взял с собой сына Сельджука, Туркмена, с его зависимыми людьми (атбас) из Мавераннахра и Туркестана в Хорасан. Эти зависимые люди Сельджука и его сына были племенем, местожительство которого находилось в окрестностях Бухары, и все они были сторонниками и подданными Саманидов. К этому времени сын Сельджука был человеком, достигшим зрелости, и |151a| отличался храбростью и воинственностью. Его стрела и сабля были предметом постоянных опасений для всех князей (мелик) Туркестана и потомков Афрасияба. Ни птица в воздухе, ни серна в пустыне не спасались от его стрелы. Подобно бурному ветру и громовой туче держал он себя и на охоте и в неприятельской схватке. Кто бы ни завязал с ним борьбу, он оказывался победителем. В это время, когда Кадыр-хан встретился с султаном и все шли в султанский шатер, сын Сельджука ехал впереди. Заломив набекрень туркменскую шапку, он галопировал на лошади, изумляя своей ловкостью и искусством верховой езды оба войска: и иранское и туранское.

Кадыр-хан, обратившийся с просьбой к султану, получил его согласие. Возвратившись к себе, Кадыр-хан тотчас же отдал приказание задержать сына Сельджука в палатке и (потом) дал распоряжение обозу и людям его переправиться через Джейхун и итти в Хорасан вместе с войском Махмуда. Были назначены уполномоченные, которые должны были сторожить их всех (во время пути). Когда достигли р. Джейхуна, они переправились вместе с войском Махмуда. В тот момент, когда сыну Сельджука было дано приказание сесть на корабль и переправиться вместе со своими подданными и членами племени, хаджиб Арслан-хан, (Очевидно, речь идет об Арслане Джазибе.) который был эмиром Хорасана и одним из главных слуг султана, сказал Махмуду: «То, что сделано падишахом, по-моему, (очень) далеко от мысли об охране (государства). Ибо падишах собственною рукою дал (возможность) врагам своего государства |151б| отнять (власть) над областями, (которая должна принадлежать его детям. Под конец государство придет в полное расстройство по вине (именно) этого племени».

Султан спросил: «Что у тебя за мысль?» и Арслан-хан, хаджиб его, сказал: «Мысль моя такова, что надо дать приказание, чтобы всех их посадили на корабль и утопили. Или же, в противном случае, отрубили у них большие пальцы, чтобы они не могли более метать стрел».

Султан ответил: «Ты, Арслан, жестокий человек. Нарушать договор и губить несчастных — не дело падишахов, исполненных чувства чести, и (не дело) мужей доблести. Судьбу не отвратишь ни мужеством, ни коварством».

После того, когда они переправили сына Сельджука через Джейхун, было приказано отправить его в Мультан, а родственников и других его подданных в хорасанские области, вроде Нишапура и Баверда. Места для пастбищ были назначены (им) на окраинах Верхнего Хорасана. Так как божественное предопределение хотело, чтобы они впоследствии стали великими и из семени их возросли султаны и могущественные князья, то, хотя султан Махмуд и каялся после того, да без толку. (Следует изложение дальнейшей истории Сельджуков по Бейхаки.) [440]

* Султан Санджар и «гузская смута»

|161б| Как явствует из (исторических) книг, (сельджукское) государство стало клониться к упадку. Со времени воцарения Санджара прошло 60 лет. (Автор включает в эту цифру и 20 лет правления Санджара в Хорасане.) Из Хутталана выступило племя гузов. Оно восстало против султана, отказав во взносе установленного ежегодного хараджа. Султан повел против них войско. Гузы предлагали с каждого дома по шапке серебра. Предложение было отвергнуто. Султан дал им сражение, был разбит и попал в плен. Когда султан попал к ним в плен, они все стали около (султанского) стремени и служили султану (как придворные). Гузские эмиры — Тути, Куркараб (***)(Очевидно, нужно читать: *** — Коркут.) Мелик Динар, Ибрахим Хуттали и другие — соблюдали этикет по отношению к султанскому |162а| трону и сами раздавали фирманы друг другу, поделив Хорасан на части. Все, что нужно было сделать, они делали (сами) и говорили: «Так приказывает султан».

Слуги Санджара рассеялись, порядок в государстве исчез, государство распалось. По прошествии некоторого времени — приблизительно около года — один из эмиров, султанских слуг, отправился к султану, под предлогом охоты посадил султана на коня и увез его от гузов. Освободив султана, он (привез) его в Мерв и восстановил на престоле. Часть из оставшихся слуг собралась (вокруг султана). Но жизнь (его) уже пришла к концу, а счастье стало дряхлым. В понедельник 24 раби I 552 г. (= 6 V 1157) он умер в Мерве. Его похоронили там же. Время его жизни — 73 года с небольшим, длительность царствования — 62 года.

Разряд XVII. Султаны Шансабани и цари Гура

* Султан Санджар и «гузская смута»

|59| Заслуживающие доверия рассказчики повествуют так:

Султан Ала-ад-дин воссел на фирузкухский престол. Он заключил в крепость Бахиристан обоих своих племянников, Гияс-ад-дина Мухаммеда Сама и Муизз-ад-дина Мухаммеда Сама, сыновей султана Беха-ад-дина Сама, и назначил им содержание. С султаном Санджаром начал держать себя независимо и затеял перебранку. Он прекратил (поставлять) то, что лежало на обязанности гурских правителей — равного рода оружие и дары, которые доставлялись ежегодно ко двору Санджара. Наконец, дело дошло до того, что султан Санджар собрал хорасанское войско и решил пойти на гурские города. Султан Ала-ад-дин собрал гурское войско и отступал перед султаном до города Наб, (Вариант: Таб.) находящегося между Фирузкухом и Гератом, в долине Герируда. Там есть равнина, красивая и просторная, которую называют Се Гуше-и-Наб. В этой местности между двумя войсками произошло сражение. Султан Ала-ад-дин за день до сражения приказал |60| затопить все пространство земли в тылу (своего) войска и объявил через глашатая: «Позади войска пространства залиты водой. Тот, кто захочет бежать назад, увязнет в глине».

Когда ряды бойцов поравнялись, и оба войска очутились друг против друга, 6000 гузских, тюркских и халаджских всадников, которые находились на правом фланге гурского войска, убежали целиком и, присоединившись к султану Санджару, изъявили готовность служить. Гурское войско обратилось в бегство. Все военачальники, солдаты и прославленные [441] гурские воины увязли в грязи. Одни нашли смерть, другие попали в плен. Попал в плен и султан Ала-ад-дин. От султана Санджара вышел приказ заковать его в цепи. Принесли железные колодки, чтобы надеть ему на ноги. Он сказал: «Нужно доложить султану, что, мол, сделай со мною то, что я думал (сделать) с тобою, (для чего) приготовил золотые колодки, чтобы не уронить твоего султанского достоинства». Когда (об этом) было доложено, потребовали те колодки. После того как эти колодки достали, их надели ему на ноги, посадили его на верблюда, и султан дал приказ к возвращению.

[Пленный султан Ала-ад-дин через несколько дней получил свободу и некоторое время жил у султана Санджара на правах друга и гостя. Санджар, полюбивший Ала-ад-дина, снабдил его деньгами, провиантом, баранами и верблюдами, и отпустил домой. Расставаясь, он сказал Ала-ад-дину: «Если потребуется, присылай к нам, а в том случае, если наша власть окончится и распадутся звенья государства, то уж лучше оно пусть остается тебе, чем попадет в руки гузов».]

Когда эпоха владычества Санджара пришла к концу, эмиры гузов |66| взяли верх и завладели областями Хорасанского государства. Области подверглись смутам и грабежам. Тревоги, причиненные их смутами и грабежами, коснулись и области гурского государства, Газнийских гор и Гарчистана. Когда султан Сейф-ад-дин (Сейф-ад-дин Мухаммед ибн Ала-ад-дин Хусейн — гуридский правитель в Фируз-кухе (556 — 558 = 1161 — 1163).) стал править государством своего отца, он собрал войско и начал бороться со смутами гузов. Он пришел в пределы Гарчистана и область Мадин, а оттуда направился в Рудбар Мервский. (Повидимому, подразумевается район Мерверуда.) Миновав Дизак — большой город, он дал сражение гузам. Сипехсалар Абу-л-Аббас Шиш, гурский богатырь из семьи Шишев, таивший на сердце мстительное чувство за своего брата Дармиша ибн Шиша, (Он был убит султаном Сейф-ад-дином в тот момент, когда вынимал из мишени стрелу.) выжидал удобного случая. В день сражения с гузами он подъехал сзади к султану Сейф-ад-дину, ударил султана в бок копьем и, сбросив его с лошади, сказал: «Людей, повернувшихся лицом к мишени, не убивают, как ты убил моего |67| брата. Бьют вот в какое место».

Когда султан упал, гурское войско обратилось в бегство. Султана оставили там. К нему подошел один гуз — султан был еще жив — и увидел шахскую одежду и пояс. Желая снять одежду и пояс, гуз, не смогший сразу расстегнуть пояса, подсунул нож под пояс и перерезал его. Острие ножа с силою вошло в живот султана Сейф-ад-дина, и от отой раны он умер.

Гияс-ад-дин, с согласия султана Сейф-ад-дина, стал жить в Фирузкухе, |68| а Муизз-ад-дин (Оба брата — Гияс-ад-дин и Муизз-ад-дин — были заключены в крепость Вахиристан своим дядей, султаном Ала-ад-дином, и освобождены при воцарении eго наследника, султана Сейф-ад-дина.) отправился в Бамиан к своему дяде мелику Фахр-ад-дину Мас'уду.

Гияс-ад-дин пошел к Сейф-ад-дину (и вступил) в войско для борьбы с гузами, (так как) по причине недостаточных средств имел (лишь) ограниченную (боевую) способность. Каждый из слуг его отца и матери служил ему, сколько мог. И Гияс-ад-дин постоянно находился при султане Сейф-ад-дине до тех пор, пока не совершилось решение судьбы и не умер Сейф-ад-дин. Разбитое (гузами) гурское войско из области Рудбара и Дизака прибежало в Гарчистан через Асир-Дарре и Лубар (?) и прошло через г. Афшин, который был столицею шаров Гарчистана. Когда они прибыли в город Вара-верд (?), сипехсалар Абу-л-Аббас, который пронзил копьем султана Сейф-ад-дина, пришел к Гияс-ад-дину и, собрав тех из начальников войск Гура [442] и Гарчистана, которые там были, свел всех вместе и заставил принести присягу на верность Гияс-ад-дину. Они посадили на престол Гияс-ад-дина и пожелали ему править счастливо. (Гияс-ад-дин) приказал построить на этом месте крепость, и город (возникший здесь) был населен вплоть до времени нашествия язычников монголов.

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ «ТАРИХ-И-ДЖЕХАНГУША» АЛА-АД-ДИНА АТА-

МЕЛИКА ДЖУВЕЙНИ, по изданию мирзы Мухауемда Казвини (GMS, XVI, 2).

Перевод под редакцией А. А. РОМАСКЕВИЧА

(Извлечения из части сочинения Джувейни, посвященной монголам, помещены ниже, стр. 485 — 493.))

Возникновение державы султанов Хорезма

|1| В книге «Машариб ат-таджариб», которая является продолжением (книги) «Таджариб ал-умам» и сочинена Ибн Фундуком ал-Бейхаки, и в (книге) «Джавами’ ал-улум», сочинении Рази, которая посвящена султану Текешу, в отделе истории сказано, что Бильге-тегин был одним из столпов сельджукского государства, подобно тому, как в саманидском государстве был Алп-|2|тегин, начальник войска Хорасана. Бильге-тегин купил одного гуляма-тюрка из Гарчистана; имя его было Нуш-тегин Гарча. Постепенно, благодаря уму и проницательности, он добился столь высокой степени, что сделался большим государственным человеком в сельджукском государстве, подобно Себуктегину в конце эпохи саманидских государей. Нуш-тегин имел звание таштдара, (Таштдар — лицо, ведающее умывальным приказом.) а Хорезм в те времена находился в ведомстве умывального приказа, (Употреблен термин «ташт-хане» («умывальная»).) подобно тому как Хузистан находился в ведении одежного приказа. (Употреблен термин «джаме-хане» («гардеробная»). Это место интересно в том отношении, что старые диваны, построенные по принципу централизованного управления и державшиеся в Иране со времени Аббасидов вплоть до Сельджуков, т. е. в продолжение 3 — 4 веков, при Сельджуках начинают заменяться органами управления, напоминающими русские приказы.) Нуш-тегину дали титул хорезмского правителя (шихне). У него были сыновья. Старшего сына, Кутб-ад-дина Мухаммеда, он отдал в школу в Мерве, чтобы он изучил законы и административно-государственные обычаи. В то время султан Беркиярук ибн Меликшах пожаловал хорасанскому эмиру Дадбеку Хабаши ибн Алтунтаку полномочное наместничество в своих областях. В честь его есть много стихов, принадлежащих |3| поэтам той эпохи. Особенно его восхвалял Абу-л-Магали Наххас Рази. В то время Дадбек Хабаши передал должность хорезмшаха, находившуюся у гуляма султана Санджара, Икинджи (В издании: Алынджи — ***) ибн Кочкара хорезмшаха, Кутб-ад-дину Мухаммеду (Кутб-ад-дин Мухаммед — хорезмшах (490 — 522 = 1097 — 1128).) и дал ему титул хорезмшаха в 491 (= 1098) г.

[Он во всем ладил с сельджукскими султанами и прожил хорезмшахом в довольстве и покое 30 лет. Один год сам являлся на поклон во дворец Санджара, на другой год посылал своего сына Атсыза. После его смерти в 522 (=1128) г. хорезмшахом стал сын его Атсыз. Последний долгое |5| время был верным вассалом султана Санджара и ходил с ним в походы, но после похода на Газну в 529 — 530 (= 1135 — 1136) гг. ушел в Хорезм и проявил непослушание, которое привело к открытой вражде. В мухарраме 533 г. (= IX — X1138) султану Санджару пришлось итти в Хорезм и усмирять своего вассала. Атсыз бежал едва ли не в самом начале сражения, так как понял, что не сможет устоять перед многочисленным войском. Взятого в плен сына Атсыза, Атлыка, Санджар приказал разрубить на две части. [443] Поручив управление Хорезмом своему племяннику, султану Сулейману ибн Мухаммеду, он возвратился в Хорасан. Когда в Хорезм вернулся Атсыз, Сулейман бежал в свою очередь. «Когда в 636 (= 1141) г. султан Санджар потерпел поражение под Самаркандом в сражении с хитаями и разбитый прибежал в Балх, — повесть об этом общеизвестна, — Атсыз воспользовался этим случаем, пришел в Мерв, произвел убийства, много награбил и вернулся в Хорезм».

В 538 (= 1143) г. султан Санджар отправился в Хорезм, чтобы отомстить |7| Атсызу за мервский погром. Он разбил лагерь на виду у города и установил осадные машины. Когда Атсыз убедился, что город не сможет долго сопротивляться, он послал Санджару богатые подарки вместе с просьбой об извинении. Султан смягчился и, удовлетворенный подарками и извинением, |8| ушел. В этой распре погиб, между прочим, известный персидский поэт Адиб-и-Сабир. Будучи отправлен послом со стороны Санджара и узнав, что Атсыз готовит покушение на сюзерена — «по способу исмаилитов соблазнил двух человек из хорезмского сброда (рунуд), купил их душу и заплатил стоимость», — он предупредил об этом Санджара, за что и был утоплен Атсызом в Джейхуне.

Третий поход Санджара в Хорезм происходил в 642 г. в месяце джумаде II (=Х — XI 1147). Через два месяца осады был взят Хазарасп, «который в настоящее время, после (прохождения) монгольского войска, затонул в воде, причем сидевший там поэт Ватват и поэт Энвери, (Известный любимец султана Санджара, поэт Энвери, был большим мастером касыд (хвалебных придворных од). Умер Энвери в 1191 г.) находившийся в свите султана Санджара, обменялись колкими стихами, пущенными на стреле через крепостные стены. Взяв Хазарасп, Санджар |9| подступил к стенам Хорезма, но дело было вновь улажено миром при помощи |10| одного святого отшельника, питавшегося мясом серны (аху) и одевавшегося в шкуру этого животного, и потому прозванного Ахупушем. Выполняя условия мирного договора, Атсыз 12 мухаррама 543 г. (= 2 VI 1148) приехал на берег Джейхуна, чтобы выразить покорность, причем держал себя крайне вызывающе и нарушил обычный этикет.

В 647 (= 1152) г. Атсыз несколько раз предпринимал поход на неверных и одержал над ними победу. Правителем Дженда в то время был Кемаль-ад-дин, сын Арслан-хана Махмуда, с которым Атсыз заключил наступательный союз, чтобы вместе овладеть Сугнаком и рядом других городов. Однако, когда Атсыз в мухарраме того же года стал приближаться к границам и Дженда, союзник бежал вместе с войском в Рудбар. (Повидимому, имеется в виду побережье Сыр-дарьи.) Атсыз через посланных знатных лиц убедил его вернуться обратно, но как только он сделал это, Атсыз «заключил его в оковы, пока он так и не погиб в этих оковах».]

* Атсыз, султан Санджар и «гузская смута»|12|

Когда Дженд был очищен от мятежников, Атсыз послал туда (своего сына) Абу-л-Фатха Иль-Арслана и ту область утвердил за ним. Это было в тот год (1153), когда орда гузов одержала победу и взяла в плен султана Санджара. Днем гузы сажали его на царский трон, а ночью держали в железной клетке. (Эта последняя подробность не находит подтверждения у авторов более осведомленных в сельджукском периоде, чем Джувейни (ср. стр. 324, прим. 1).)

[Атсыз отправился с войском и большою свитою в Амуйе под предлогом оказания помощи сюзерену. Прибыв туда, он хотел сперва хитростью овладеть этой крепостью, но встретил сопротивление со стороны ее коменданта. Тогда Атсыз послал к Санджару посла с изъявлением преданности [444] и просьбой передать ему крепость Амуйе. «Препятствий к этому нет, — ответил Санджар, — только сперва пусть он пошлет на помощь нам Иль-Арслана с войском, а потом мы пожалуем ему крепость Амуйе и еще кроме нее». Послы несколько раз ходили туда и сюда по тому же делу, и под конец, Атсыз все же ни с чем вернулся в Хорезм.]

В это время племянник султана Санджара, Рукн-ад-дин Махмуд иба Мухаммед-и-Богра-хан, которому присягнули войска и которого они, посадив на трон, сделали заместителем Санджара, отправил из Хорасана посла к Атсызу на основании прежних связей и той дружбы, какую питал к последнему. Он просил у него помощи для подавления мятежа гузов. Атсыз выступил через Шахрастану, взял с собой Иль-Арслана, а другого сына, Хитай-хана, оставил в Хорезме заместителем.

|13| [По прибытии к Шахрастане, Атсыз узнал, что султан Санджар освободился от гузского плена благодаря эмиру Имад-ад-дину Ахмеду ибн Абу-Бекр-и-Кумачу: тысячный отряд всадников, посланный эмиром, похитил (Это, очевидно, то же лицо, которое, судя по другому месту Джувейни (II, стр. 87), было ханом Баласагуна в долине р. Чу и подчинилось кара-хитаям (кара-китаям). Карахитайский Гурхан «снял ханское имя с потомка Афрасияба (т. е. Караханида) и назвал его Илек-туркменом». В издании Илек-туркан, но в нескольких рукописях стоит Илек-туркмен, и это чтение подтверждается настоящим текстом. Ср.: В. В. Бартольд. Очерк истории туркменского народа, стр. 6, Туркестан, стр. 357, 358.) султана и доставил в Термез. Вскоре после этого Атсыз заболел и в ночь на 9 джумади II 651 г. (=30 VII 1156) умер, и «высокомерное стремление |14| к захватам и величию вылетело из головы его». Иль-Арслан, находившийся в Хабушане, двинулся в Хорезм. В дороге ему присягнули все военачальники и солдаты. Придя в Хорезм, Иль-Арслан заключил в оковы своего младшего брата Сулейман-шаха, «так как на челе его видел явственные знаки мятежности». Его атабек (воспитатель), Оглы-бек, был казнен. Иль-Арслан вступил на престол хорезмшахов 3 раджаба 551 г. (=22 VIII 1156). Он увеличил жалованье солдатам и эмирам и «сделал много добрых дел». Когда 26 раби I 552 г. (= 8 V 1157) умер султан Санджар, Хорезм по приказу Иль-Арслана в течение трех дней был погружен в траур.]

Поход Иль-Арслана на Бухару и Самарканд. Туркмены в Мавераннахре

В 653 (= 1158) г. некоторые из карлукских начальников, живших в Мавераннахре — (в том числе) их предводитель Ладжин-бек, сыновья Бейгу-хана и подобные им — бежали от самаркандского хана Джелал-ад-дина Али ибн ал-Хусейна, известного под именем Кук-сагыра. Они пришли в Хорезм, так как он убил предводителя карлуков, Бейгу-хана, и (теперь, |15| говорили они) покушается на других предводителей. Хорезмшах Иль-Арслан привлек их к себе и отправился в Мавераннахр в месяце джумади II (= VII) этого года. Хан самаркандский, услышав о его выступлении, засел в крепости и привел к себе в Самарканд всех кочевников туркмен, которые жили между Каракулем и Джендом. Он попросил (также) помощи у кара-хитаев. Они прислали ему на помощь Илек-туркмена (Это, очевидно, то же лицо, которое, судя по другому месту Джувейни (II, стр. 87), было ханом Баласагуна в долине р. Чу и подчинилось кара-хитаям (кара-китаям). Карахитайский Гурхан «снял ханское имя с потомка Афрасияба (т. е. Караханида) и назвал его Илек-туркменом». В издании Илек-туркан, но в нескольких рукописях стоит Илек-туркмен, и это чтение подтверждается настоящим текстом. Ср.: В. В. Бартольд. Очерк истории туркменского народа, стр. 6, Туркестан. стр. 357, 358.) с 10 000 конницы. Хорезмшах, успокоив жителей Бухары обещаниями, отправился оттуда в Самарканд. Самаркандский хан сделал смотр войску, и (неприятельские) войска остановились лагерем по обеим берегам реки Согда. Молодые солдаты делали стычки с приемами наступления и отступления. . . Илек-туркмен, увидев хорезмшаха и его войско, испугался и смирился. Самаркандские имамы и улемы обратились (к хорезмшаху) с ходатайством и покорными просьбами, домогаясь заключения мира. Хорезмшах согласился на их речи и заставил восстановить карлукских эмиров на (прежних) их местах с великим почетом и уважением. Хорезмшах вернулся в Хорезм. [445]

* Хорасан и Хорезм

После смерти султана (Санджара) на троне сидел Махмуд-хан. Из-за гузов и завоеваний Муайида Айба, (В других источниках: Ай-Аба.) который (раньше) принадлежал к гулямам двора Санджара и среди других гулямов выделялся качествами своего |16| ума, в Хорасане произошли смуты и беспорядки. Муайид Айба в месяце рамазане 557 г. (= VIII — IX 1162) взял Махмуда из нишапурского шахристана и ослепил его. В той самой крепости, в которой он был заключен, Махмуд и умер. В 558 (= 1163) г. хорезмшах направился в Шадьях и держал в осаде Муайида до тех пор, пока с той и другой стороны не стали ходить послы и не заключили мира. Хорезмшах вернулся в Хорезм. В 560 (= 1165) г. против хорезмшаха собралась большая армия из войска (хашам) хитаев, и он приготовился к войне. Он отправил в Амуйе впереди (себя) |17| своего военачальника Айяр-бека, который был из карлуков Мавераннахра. Но раньше, чем он прибыл туда (сам), войска обеих сторон сделали нападение друг на друга. Войско Айяр-бека было разбито, сам он попал в плен, а Иль-Арслан захворал. Прибыв в Хорезм, Иль-Арслан умер 19 раджаба этого же года (= 1 VI 1165). Его младший сын, Султаншах, бывший его наследником, заместил отца на хорезмском троне. Правительницею государства была его мать, государыня (мелике) Туркан. Старший брат Султан-шаха, Текеш, находился в Дженде. За ним отправили посла, но он отказался явиться.

[За ним послали тогда целое войско. Текеш бежал к «дочери хана ханов карахитайских», которая в это время имела титул хана. Соблазненная обещанием Текеша, который дал ханше слово ежегодно уплачивать денежное вознаграждение за помощь, она отправила в Хорезм большое войско вместе с Текешем и своим мужем Фума. (В издании: Фарма; ср.: Туркестан, стр. 361, прим. 4.) Когда войско Текеша стало приближаться к Хорезму, Султаншах и его мать бежали к мелику Муайиду. 22 раби II 568 г. (= 11 XII 1172) Текеш вступил в столицу хорезмшахов и сел на отцовский трон.] |18|

Собрав рассеянные (по области) войска, Муайид с Султаншахом и его матерью отправился в Хорезм. Когда они достигли Субарли — это был город, который теперь находится под водой — войско Муайида шло отряд |19| за отрядом (на некотором расстоянии), так как сразу всем полком оно не могло выйти из пустыни и (кроме того) не знало, что в Субарли остановился (сам) хорезмшах. Meлик Муайид находился впереди. Когда он дошел до Субарли, Текеш ударил на тот отряд и большинство солдат перебил. Мелика же Муайида взяли в плен, притащили к Текешу и перед царской палаткой разрубили на две части. Это произошло в девятый день месяца зу-л-хиджа 569 г. (=11 VII 1174). Султаншах и его мать убежали, направившись в Дихистан. Текеш отправился в Дихистан за ними следом. Дихистан подчинился ему. Убив мать Султаншаха, Текеш вернулся назад. Бежавший оттуда Султаншах прибыл в Шадьях к Туганшаху, сыну мелика Муайида, который сидел на месте своего отца. Султаншах провел некоторое время в Нишапуре и, так как у Туганшаха не было возможности помочь ему войском или деньгами, он отправился оттуда к гурским султанам.

[Обострение отношений между хорезмшахом Текешем и кара-хитаями, которые «не соблюдали условий приличия». Убийство одного из карахитайских послов, вследствие «неблаговидности его поступков», послужило для Султаншаха поводом обратиться за помощью к кара-хитаям, а также |20| заручиться поддержкой гурского султана Гияс-ад-дина. Карахитайское войско [446] во главе с Султаншахом и Фума, мужем ханши, подошло к пределам Хорезма. Хорезмшах Текеш приказал водой из Джейхуна затопить местность, по которой шло карахитайское войско. Фума, убедившись в том, что хорезмшах серьезно подготовился к войне и что население Хорезма вовсе не на стороне Султаншаха, как утверждал последний, изменил намерение и повернул назад.]

|21| Когда Султаншах увидел, что из дела с Хорезмом не выйдет никакой пользы, он не нашел другого выхода, как просить Фума дать ему из войска один отряд, чтобы отправиться (для захвата) в Серахс. Просьба его была принята благосклонно. Султаншах сделал внезапное нападение на Серахс (и) на Meлик-Динара, который был одним из военачальников гузов. Большую часть их Султаншах порубил мечом. Meлик-Динар бросился в крепостной ров. Его вытащили за волосы из воды со стен крепости. Остальные гузы укрылись за крепостными стенами. Султаншах направился в Мерв и остался там жить, а войско хитаев отпустил домой. Он делал постоянные нападения на Серахс вплоть до тех пор, пока большинство гузов не разбежалось.

Когда Мелик-Динар оказался в крепости без силы и большая часть войска (хашам) ушла от него, а он остался как дрянной динар на дне мешка, он отправил посла к Туганшаху и попросил у него взамен Серахса Бистам. Туганшах уважил его просьбу и послал в Серахс эмира Омара Фирузкухи, для того чтобы Meлик-Динар передал ему крепость. И Динар отправился в Бистам.

Когда султан Текеш, направляясь из Хорезма в Ирак, дошел до Джаджерма, Мелик-Динар оставил свои динары и владенья и присоединился к Туганшаху. Туганшах вытребовал из Серахса Омара Фирузкухи и вместо него послал в Серахс эмира Каракуша, который был одним из гулямов его отца. Султаншах с войском около 3000 собрался напасть на Серахс и выказать враждебные действия и искал случая расторгнуть договор и соглашение. Туганшах также направился из Нишапура в Серахс с 10 000 войска, с Динаром и имуществом, намереваясь дать сражение. В Асия-и-Хафс в среду 26 зу-л-хиджа 676 г. (= 13 V 1181) мельница войны пришла в движение, и воины той и другой стороны (сошлись) на поле брани. После борьбы и сечи дело у войска Туганшаха стало никуда негодным вследствие |22| яростного натиска (со стороны) войска Султаншаха. С божией помощью Султаншах достиг своего желания, и в казну его попала большая добыча — и деньги и имущество. В числе той добычи в казну Султаншаха попало 300 штук досок для игры в нард. Султаншах овладел Серахсом, Тусом и теми пределами, и звезда его счастья после спуска поднялась наверх. Так как в отличие от Туганшаха он был человек войны и брани, а не другом бубна и лютни, он постоянно производил на Туганшаха набеги до тех пор, пока войско Туганшаха не выбилось из сил. Большая часть его эмиров и знати присоединилась к Султаншаху, и государство его сошло на нет. Он много раз обращался к султану Текешу и султану Гура (Гияс-ад-дину) с просьбой о помощи и посылал послов. Один раз (даже) сам ездил в Герат и просил помощи войском. Все было бесполезным. И он жил с этим неудовлетворенным желанием, пока не умер в ночь на понедельник 12 мухаррама 581 г. (= 16 IV 1185). В ту же ночь на место отца посадили на престол сына его Санджаршаха. Менгли-бек, который был его атабеком, захватил власть и стал производить конфискации и поборы. Большинство эмиров Туганшаха ушло служить Султаншаху. Менгли-бек стал управлять большею частью области Туганшаха. Мелик-Динар ушел в Керман. Гузские тюрки отовсюду, где они ни находились, стекались к нему.

В начале 582 г. (= III — IV 1186) султан Текеш пришел из Хорезма в Хорасан. Султаншах, пользуясь этим случаем, отправился в Хорезм [447] с многочисленным войском. Султан Текеш пришел в Мерв и остановился лагерем у городских ворот. Султаншаха же, вопреки тому, что он думал, в Хорезм не пустили. Вследствие того, что Текеш стоял у Мервских ворот, Султаншах не мог долее медлить и, дойдя до Амуйе, оставил войско там, а сам с 50 опытными в военном деле воинами пробрался ночью через войска Текеша и проник в Мерв. На другой день, когда султан (Текеш) узнал, что |23| его брат проник в Мерв и там водворился, он повернул обратно и без промедления поспешил в Шадьях. В месяце раби I 682 г. (= V — VI 1186) он разбил лагерь около у Шадьяха. В течение двух месяцев он осаждал в Шадьяхе Санджаршаха и Менгли-бека. После того как был заключен мир, он возвратился.

Султан Текеш послал к Менгли-беку для завершения мира и утверждения соглашения, которое он взял на себя, старшего хаджиба Шихаб-ад-дина Мас'уда, Сейф-ад-дина Мардан-Шира хансалара и секретаря Беха- |24| ад-дина Мухаммеда Багдади. Менгли-бек, так как с ними не было свиты и султанских людей, заключил их в оковы и отослал к Султаншаху. Они были в заключении вплоть до того времени, пока между братьями не наступило согласие.

[Когда Султаншах узнал, что его брат возвратился в Хорезм, он снова отравился на завоевание Нишапура. Отбитый нишапурцами, он отправился завоевать Сабзевар. Сабзеварцы, некоторое время выдерживавшие |25| осаду, обратились к посредничеству шейха Ахмеда Будейли. Посредничество имело успех. Султаншах из Сабзевара направился к себе в Мерв.

После того на завоевание Нишапура отправился хорезмшах Текеш. Он разбил лагерь под Шадьяхом и поставил осадные машины 14 мухаррама 583 г. (=26 III 1187). Атабек Санджаршаха Менгли-бек, «довольный до крайности, прибег к посредничеству имамов и Сейидов и, послав их к Текешу, уцепился рукой за полу умилостивления». Просьба его была уважена. 7 раби I (= 17 V) Текеш вошел в город, «разостлал ковер справедливости и сострадания и пространство города очистил от мусора и колючек ненависти и насилия». В раджабе (= IX — X) того же года хорезмшах Текеш возвратился в Хорезм, поручив управление Нишапурской областью своему старшему сыну — Насир-ад-дину Меликшаху. Но лишь только хорезмшах удалился из Нишапура, Султаншах снова появился под стенами Шадьяха. Большая часть стен была разрушена осадными машинами. Меликшах после |26| ряда неудачных вылазок был принужден послать срочных гонцов за помощью в Хорезм. Хорезмшах с имевшимся у него войском быстро подошел к Ниша-пуру, так что Султаншаху не было времени убрать осадные машины, и он, дав приказание их сжечь, «умчался, как ветер». Восстановив стены, хорезмшах отправился на зиму в Мазандеран, а к весне возвратился в Хорасан. Его успехи привлекли к нему всех хорасанских эмиров, которые до сих пор колебались перейти на его сторону. В Радкане Тусском был заключен мир между обоими братьями, и хорезмшах Текеш взошел на хорасанский |27| престол 18 джумади I 586 г. ( — 4 VII 1189).

Мирные отношения между братьями продолжались не долго. Так, в 686 (= 1190) г. хорезмшах напал на Серахс, разрушил его крепость и забрал много запасов и военного имущества. Заключив новый мир, Султан- |28| шах восстановил крепость Серахса.

В 588 (= 1192) г. хорезмшах Текеш начал войну в Ираке. Лето захватило его в Рейской области, где от дурного климата у него погибло много |29| войска. Оставив в Рее эмира Тамгаджа, который считался одним из лучших тюркских военачальников, хорезмшах Текеш направился домой в Хорезм. По дороге он получил донесение, что Султаншах, пользуясь его отсутствием, осадил Хорезм. Султан Текеш со всею поспешностью направился в Хорезм. Услышав о возвращении хорезмшаха, Султаншах снял осаду и ушел в Мерв. [448]

С началом весны хорезмшах снова пошел войной на брата. Начавшиеся |30| в Абиверде мирные переговоры между братьями затянулись. В это время комендант (кутвал) Серахса Бедр-ад-дин Джагар изменил Султаншаху и передался хорезмшаху Текешу. Последний из Абиверда, где он находился в это время, направился в Серахс. Бедр-ад-дин вышел к нему навстречу, вручив ключи и казну крепости. Для Султаншаха, узнавшего об этом, «белый день обратился в черный». От неприятности, вызванной потерей Серахса, он умер два дня спустя — в последний день рамазана 689 г. (= 29 IX 1193). Таким образом хорезмшах получил в наследство и владения, и казну, и войска брата. Из Хорезма был спешно вытребован второй по старшинству сын Текеша, Кутб-ад-дин Мухаммед. По просьбе старшего сына Насир-ад-дина, Меликшаха, Текеш перевел его с нишапурского наместничества на мервское, а нишапурское получил Мухаммед, будущий |34| хорезмшах. Впрочем, через год, вследствие дурного климата в Мерве, Меликшах заболел и снова отпросился в наместничество в Нишапур. В 591 (= 1195) г. хорезмшах под предлогом священной войны против неверных отправился в Сугнак. Правитель Сугнака и Дженда Кадыр-Буку-хан |35| принужден был отступить перед превосходящими силами неприятеля. Текеш преследовал его. Однако урани, тюркское (Повидимому, кипчакское (Туркестан, стр. 368).) племя, входившее в состав его войска, известило Кадыр-Буку-хана о своем намерении помочь ему и изменить хорезмшаху Текешу. Ободренный Буку-хан приостановил отступление и 6 джумади II (= 18 V 1195) дал сражение хорезмшаху. По уговору урани напали с тылу, разгромили обоз, и приведенное в замешательство войско бросилось бежать. Многие погибли под мечами, еще больше погибло в песках от голода и жажды. Хорезмшах добрался до Хорезма только через 18 дней.

|40| Три года спустя Алп-Дерек, племянник Буку-хана, не поладив со своим дядей, обратился за помощью к хорезмшаху Текешу. Хорезмшах вызвал из Шадьяха Кутб-ад-дина Мухаммеда и в 594 г. в месяце раби I (= I — II 1198) отправил его вместе с Алп-Дереком против Буку-хана. Буку-хан был |41| разбит и приведен пленником в Хорезм. Впоследствии он был восстановлен хорезмшахом в своих правах.

|46 — 47| В 596 (= 1199 — 1200) г. «ведро жизни» хорезмшаха Текеша «упало на дно колодца», и на хорезмский трон вступил его сын Мухаммед, переменивший почетное имя Кутб-ад-дина на Ала-ад-дин. Новое царствование началось войнами, которые хорезмшаху Мухаммеду пришлось вести с правителями Гура, братьями Шихаб-ад-дином и Гияс-ад-дином. Их передовые |48| отряды во главе с военачальником Мухаммедом ибн Харанг захватили Мерв. Сами правители разграбили Тус в раджабе 597 г. (= IV — V 1201) и направились в Шадьях, в котором в это время находился возвратившийся из |49| Ирака брат хорезмшаха Тадж-ад-дин Али-шах. Последнего, после взятия города, отослали в столицу Гура. Власть гурских султанов распространилась до Джурджана и Бистама. После того Гияс-ад-дин возвратился в Герат, а Шихаб-ад-дин направился в Кухистан. В месяце зу-л-хидже (= |50| сентябрь) того же года хорезмшах Мухаммед отнял Шадьях и направился в Мерв и Серахс, находившиеся в руках его племянника Хинду-хана, который опирался на гурских султанов. Последний бежал, бросив серахскую крепость на ее коменданта. Хорезмшах вернулся в Хорезм, собрал большое войско и осадил Герат. Войны хорезмшаха с гурскими султанами продолжались с переменными успехами вплоть до 600 (= 1203) г. |54| Начиная с этого года, хорезмшах начал брать верх над своими противниками, «хотя гурское войско превосходило по своей численности саранчу и муравьев». Хорасанские владения хорезмшах отобрал назад, Герат [449] капитулировал, хорезмские войска разграбили Бадгис. В войну Хорезма с Гуром вмешались кара-хитаи. Шихаб-ад-дину приходилось одновременно воевать |55| с Мухаммедом и с карахитайским военачальником Таянгу Таразским (Таянгу был одним из карахитайских феодалов, центром владений его был Тараз (современный Джамбул). В. В. Бартольд (Туркестан, стр. 382 и др.) ошибочно читал его имя «Танику».) и самаркандским «султаном султанов» (Османом). (Осман ибн Ибрахим последний из самаркандских караханидов. Начал править не позже 1204, г., низложен хорезмшахом Мухаммедом в 1212 г. (Туркестан, стр. 379 и 392, 393).) Хорезмшах разбил Шихаб-ад-дина под Хазараспом, кара-хитаи — под Андхудом. Запертый |57| в крепости Андхуда, он заключил при посредничестве самаркандского султана мир и дал большой выкуп — «все, что имел». Возвратившись в Газну, Шихаб-ад-дин заключил мир с хорезмшахом.

В 602 (= 1205) г. балхский правитель Тадж-ад-дин Зенги сделал |58| нападение на Мерверуд. Хорезмшах послал военачадьника Бедр-ад-дина Джатара из Мерва и Тадж-ад-дина Али из Абиверда. После сражения разбитый Тадж-ад-дин Зенги вместе с 10 другими начальниками был отправлен в Хорезм, где им «головы были отделены от туловища».]

Глава о Кизли и о том, чем кончилось его дело

[Кизли был тюрк из свиты Туркан-хатун (Туркан-хатун — мать хорезмшаха Мухаммеда, пользовалась большим влиянием.) и управлял Нишапуром. |69| Во время Гератской войны с гуридами он захватил Шадьях, рассчитывая |70| на то, что хорезмшах Мухаммед, находясь в затруднительном положении, будет принужден примириться с его захватом. Однако хорезмшах, находившийся тогда в Хорезме, двинул войска на усмирение мятежника, и Кизли бежал в Керман. Хорезмшах из Шадьяха прошел в Мешхед Тусский и оттуда в Серахс, намереваясь итти в Герат (рамазан 604 = III — IV 71 1208). Тогда Кизли из Кермана направился в Шадьях. Огромная шайка во главе с его сыном подступила к городу. Несмотря на то, что горожане тотчас же заперли ворота и выставили на стенах солдат, дело осажденных кончилось бы плохо, если бы к этому времени не подоспел на выручку Исфахбад. Мятежники, потерпев неудачу, решили итти в Хорезм к матери хорезмшаха Мухаммеда, Туркан-хатун, просить заступничества и пощады.]

Один туркмен из Языра, находившийся среди них, сказал: «Правильное решение — это пойти нам в Языр и возместить себе на его крепостях. Я пойду впереди и буду прибегать к хитростям. Возможно, что я легко |72| и быстро захвачу одну из крепостей».

Кизли поступил так, как он предлагал, и послал его вперед с некоторой частью людей. Когда он достиг Языра, владетели Языра поняли его замыслы и проникли в его хитрости. Они надели на него цепи и отослали в цепях к султану (Мухаммеду).

[Тогда растерявшиеся мятежники снова начали решать вопрос, что делать. Сын Кизли предлагал итти в Мавераннахр к карахитайскому хану, отец — в Хорезм к Туркан-хатун. Одни пошли за сыном, другие — за отцом. Первые были застигнуты у Джейхуна султанским отрядом и перебиты. Их головы были отправлены в Хорезм. Второй тоже потерпел неудачу, лишился головы, и смута улеглась.]


Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории туркмен и Туркмении. Т. 1. М. Институт Востоковедения. 1939

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.