Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЭНТОНИ ДЖЕНКИНСОН

ПУТЕШЕСТВИЯ М. АНТОНА ДЖЕНКИНСОНА

(Все путешествия Дженкинсона описаны им самим в донесениях членам Московской компании, к которым и относятся часто встречающиеся местоимения: вы, наши.).

1. Первое путешествие из Лондона в Россию 1557 г.

(Пропущено здесь описание плавания от Лондона до рейда св. Николая — утомительное и неинтересное; встречающиеся здесь сведения о Вардгуузе и Лапландии будут сообщены после.).

...От Лисьего носа мы благополучно прибыли со всеми кораблями на рейд св. Николая, в русских владениях, где бросили якорь. От Лондона до этого рейда проплыли мы 750 миль. Pyccкий посол (Ос. Гр. Непея) со свитой с великою радостью высадился на берег. Здесь наши корабли разгрузились, а 1 Августа нагруженные снова отправились при попутном ветре в Англию. 3 Авг. я с некоторыми товарищами приехал в Холмогоры, во 100 верстах от залива св. Николая, широта Холмогор — 64°,25. В Холмогорах пробыл я до 15 Авг., этого числа отправился на небольшом судне вверх по большой реке Двине, текущей очень быстро; в тот же день мы миновали устье р. Пинеги, с левой стороны в 15 верстах от Холмогор. По обоим берегам у устья Пинеги — возвышенная страна, высокие алебастровые скалы, большие сосновые леса, находящиеся здесь, по сказанию, со времени Ноева потопа. Утром 19 Авг. приехали мы в городок Iemps (устье р. Емцы?), в 100 верст от Холмогор. Вдоль всего этого пути русские делают бочки из осины и засмаливают их. Последнего числа Августа мы прибыли в старинный город Устюг. У этого города встречаются 2 реки: Юг и Сухона, обе впадают в Двину. Река Юг берет свое начало в земле Татар, называемых Черемиссами, соседней с Пермскою областью. Сухона же вытекает из озера, недалеко от гор. Вологды. Выехав из Устюга по Сухоне, мы приехали в город Тотьму; около этого города вода очень мелка, дно каменисто, [31] так что здешним судам, называемым нассадами (nassades) и дощанниками (Dosneckes), трудно плавать этою дорогой, по которой перевозятся товары из Холмогор в Вологду. Суда, называемые нассадами, длинны, широки, замкнуты, плоскодонные, сидят не выше 4 футов над водой, могут возить до 200 тонн; на них нет никаких принадлежностей из железа, но все из дерева; при попутном ветре он плывут на парусах, в противном же случае для их движения требуется много людей: одни тащат судно, обвязав вокруг шеи длинные канаты, прикрепленные к барке, другие, на самой барке, двигают ее длинными шестами. На Двине много таких барок, большая часть их принадлежит гор. Вологде, потому что здесь живет много купцов, занимающихся перевозкой соли от моря в Вологду. 12 Сент. я прибыл в Вологду; большой город, по середине протекает река. Дома здесь построены из еловых бревен скрепленных одно с другим, снаружи закругленных; форма — квадратная; при постройке вовсе не употребляется ни железа, ни камня; покрываются дома березовою корой и сверху дранью. Церкви русские тоже все деревянные, по две на каждый приход: одна отапливается зимой, другая служит для лета.

На крышах своих домов pyccкие кладут землю, для предохранения от пожара, от которых они очень много страдают. Вологда под 59о 11’ шир., от Холмогор 1000 верст.

В продолжение всего пути я не входил ни в один дом, но располагался на ночлег в каком-нибудь пустынном месте на берегу реки; провизию я вез с собою. Путешественнику по здешним дорогам необходимо иметь с собою топор, огниво, котел для разведения огня и варки мяса, когда оно есть; в этих странах нечего рассчитывать на помощь, даже в городах.

1 Дек. я выехал из Вологды в почтовых санях, как и у нас ездят зимой. Дорога до Москвы следующая: от Вологды до Commelski (Комельский пос.) - 27 в., оттуда до Olmor — 25, до Teloystike — 20, до Ure — 30, до Voshansko — 30, до Ieraslavе (Ярославль) — 30, этот город стоит на великой реке Волге, до Rostove (Poстов) — 50, до Rogarin — 30, до Peraslave (Переяславль) — 10, до Donbnoy — 30, до Gadorose — 30, до Ovehay — 30, и наконец до Москвы — 25, куда я прибыл 6 Декаб. [32]

Всего между Вологдой и Москвой 14 постов, называемых ямами (jannes), в которых считается до 500 верст (Только 332 в. по выше прив. расстояниям между ямами. Вероятно верста в первом случае употреблена вместо мили, тогда 1 в. = 3/4 м. или 332 мили = 442 1/2 в. По книге к Больш. чертежу от Москвы до Вологды этим же путем 440 в. Смешение версты с милей и наоборот случается у этих писателей.).

10 Дек. я был приглашен от имени царя в царский замок, где я вручил свои грамоты дьяку, который разговаривал со мною о различных вещах по поручению царя. После перевода моих грамот, меня поздравили с приездом и сказали, что царь пожалует мне, что я прошу.

21 Дек. в день Р. Хр. я явился к царю и целовал его руку. Он сидел на возвышенном месте, на великолепном царском троне; на голове его красовалось богато украшенная корона, в руке держал скипетр, весь покрытый золотом и усеянный драгоценными каменьями. В двух аршинах от него сидел его брат, а за ним мальчик 12 лет, наследник царя Казани, покоренной 8 лет тому назад. Вокруг царя сидело его дворянство, богато одетое и разукрашенное золотом и дорогими каменьями. После моего поклона царю, он, из собственных уст назвав меня по имени, пригласил к обеду. Затем я отправился в свое помещение до обеденного времени; обед состоялся в 6 часов при свечах.

Царь обедал в прекрасной большой палате, посреди которой стоит 4-угольная колонна, очень искусно сделанная, вокруг нее расположено несколько столов. На самом высоком месте палаты сидел сам царь, за его столом сидели: его брат, сын дяди его, митрополит, молодой Казанский царь и некоторые из царского боярства, все по одну сторону стола. Здесь находилось несколько посланников, иностранцев, как христиане, так и язычники, разнообразно одетые; всего обедающих в зале было до 600 ч., не считая 2 т. татар, военных, недавно принявших подданство царя и назначенных служить в Ливонской войне; они, впрочем, обедали в других залах. Я был посажен за небольшой стол, за которым не было других чужестранцев, прямо против царя. Царь посылал мне на это место кубки с вином и медом и блюда с кушаньями из собственных рук; один боярин (Duke) [33] переносил мне их. На моем столе стояла все золотая и серебряная посуда, как и на других столах; расставлены были золотые кубки, усыпанные драгоценными камнями, каждый кубок ценою в 400 фунт. стерл., не говоря о серебре, которым сервированы были столы.

В зале же стоял шкап с посудою, очень роскошной и дорогою, которая не употребляется; между этою посудой выдавалась вещь из золота, 2 арш. длиной, с вычеканенными на крышке башнями и драконовыми головами; также золотые и серебряные бочонки, с замками на затычках, художественной работы. Царю и всем в зале прислуживали бояре (Duke). По окончании обеда царь, подозвав меня по имени, пожаловал мне чашу собственною рукой, после этого я вернулся домой.

Заметьте, что когда царь пьет, все встают, и что всякий раз как он пьет или ест кушанье, он крестится. Много и другого необычного я видел в этот день, но здесь не рассказал.

4 Янв. (?) день Крещения, царь с братом и всеми знатными в богатых золотых одеждах, с жемчугом и другими каменьями, в дорогих мехах, с короной на голове по татарскому образцу, шествовал в церковь процессией с митрополитом, епископами и священниками. Этот день я попался царю в русском платье, и он спросил: “не я ли это”, главный дьяк отвечал: “да”. Тогда он пригласил меня к обеду — он вышел затем из церкви и направился к берегу реки, где на морозе стоял с непокрытою головой со всеми своими придворными. Во льду была сделана прорубь, митрополит освятил воду с большою службой и торжественностью и окропил этою водой царского сына и бояр. По окончании чего народ, в громадном числе, наполнял горшки этою водой, чтоб отнести ее по домам; в воду эту бросали детей и больных и сейчас же вытаскивали; также было крещено несколько татар. Царь смотрел на это все. Привели также лучших царских лошадей, чтобы их напоить освященною водой. По окончании всего этого царь возвратился в свой дворец, и обедал при свечах в деревянном дворце, великолепно позолоченном. Обедало свыше 300 иностранцев; я сидел, как и прежде, прямо против царя и получал кушанья, хлеб и напитки от Царя.

Москва — большой город; большая часть домов деревянные, некоторые каменные, с железными рамами для лета. Много здесь [34] красивых каменных церквей, но деревянных больше, последние зимой отапливаются. Царь живет в обширном и чистом кремле, обнесенном 4-угольною стеной из кирпича, высокою и толстою, Кремль расположен на холме, имеющем около 2 миль в окружности; река протекает с юг. - зап. стороны его; в стенах его 16 ворот и столько же башен. Царский дворец отделен от остальной части кремля длинною стеной, с сев. на юг, к берегу реки. Внутри дворца находятся церкви, каменные и деревянные, с круглыми позолоченными куполами. На церковных дверях и внутри церквей — образа, покрытые золотом. Главные рынки тоже находятся в кремле; для различных предметов разные рынки, всякое ремесло — само по себе. Зимой бывает большой рынок вне кремля, на льду реки, где продаются хлеб, глиняная посуда, ушаты, сани и пр. Кремль в окружности имеет 2900 шагов. Страна эта представляет равнину, много болот, рек и лесов; оттого и хлеба очень много.

Здешний Царь чрезвычайно могуществен; он много завоевал земель у Ливонцев, Поляков, Литовцев, Шведов, Татар и язычников, называемых Самоедами, чрез что он много расширил свой владения. Народ свой царь держит в большом подчинении, все дела, как бы они ни были незначительны, подвергаются ею рассмотрению. Законы строги для всех обидчиков.

В церковных делах митрополит поступает, как захочет; Царь почитает его. Русские следуют обрядам и предписаниям Греческой церкви. Они поклоняются многим изображениям, нарисованным на досках, преимущественно образу св. Николая. Pycские священники женаты; но по смерти своих жен они уже не могут жениться вторично и таким образом становятся монахами, которых здесь очень много. Русские соблюдают 4 поста в году, неделю пред карнавалом они называют масленицей. Когда пируют, то употребляют чрезвычайно много кушаньев и напитков и наслаждаются едой грубых блюд и вонючей рыбы. Прежде чем пить, они обыкновенно дуют в кубок; пить — приятнейшее для них дело. Они болтуны и великие лжецы, без всякого правдоподобия в своих словах, льстецы и лицемеры. Женщины здесь содержатся в большом подчинении у мужчин, и им строго запрещается выходить, за исключением некоторых случаев.

Во время моего пребывания в Poccии я слышал о мужчинах и женщинах, пропивающих своих детей и все свое добро в [35] царских кабаках. Когда кто-нибудь, заложивши себя в кабаке, не в состоянии платить, то содержатель кабака выводит его на большую дорогу и бьет его по ногам. Проходящие, узнав причину и сожалея его, подают ему деньги, и таким образом он выкупается.

В каждом хорошем городе есть кабак, называемый Корчмой (Corsemay), который Царь иногда отдает в аренду, иногда же жалует на год или на два какому-нибудь боярину или дворянину, в вознаграждение за его службу. Тот на это время становится господином всего города; берет, грабит и делает все, что ему угодно. Когда же он разбогатеет, царь вызывает его и посылает на войну, где он и растрачивает все нажитое; так что царю немного бремени от войны, а вся тяжесть лежит на бедном народе.

Pyccкие употребляют седла, сделанные из дерева и жил; сиденье покрывается сукном узорчатой работы, иногда сафьяном, с золотом, хорошо выстеганным. К дугам они привешивают колокольчики, чтобы от звона их лошадь бежала скорее.

Одеваются Русские так: верхнее платье из парчи, шелка или сукна, длинное до ног, застегивается оно большим числом серебряных пуговиц или шелковыми лентами на петлях, рукава очень длинны, все платье топорщится. Под этим другое длинное платье, застегиваемое шелковыми пуговицами, с высоким стоячим воротником, нескольких цветов; это платье шьется аккуратно. Затем рубашка, очень красивая, красного шелка, иногда шитая золотом, с воротником усыпанным жемчугом. Под рубашкой порты из холста, на ногах пара носок и сапоги из красной или желтой кожи. На голов носят белый колпак с пуговицами из серебра, золота или жемчуга и др. камней, под колпаком шапка из черно-бурой лисицы, расширяющаяся к верху.

Когда Русский едет верхом в поход или путешествие, при нем турецкий меч, и такие же лук и стрелы. В городе оружия они не носят, кроме двух-трех ножей, рукоятки которых делают из зубов рыбы, называемой Морж. Зимой ездят на санях; дорога в городе и стране крепкая, гладкая, покрытая снегом; воды и реки все замерзают. Лошадь может провезти в 3 дня сани с человеком на 400 в. Летом дорога от грязи становится топкою и путешествовать очень трудно. Русский, если он [36] человек с достоинством, никогда не выходить из дому пешком, но всегда зимой в санях летом верхом на лошади; в санях он садится на ковер или на шкуру благо медведя; сани везет лошадь, покрытая хвостиками лисиц и волков, мальчуган, сидя на спин ее, правит, слуги стоят на заде саней.

Текст воспроизведен по изданию: Известия англичан о России ХVI в. // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. № 4. М. 1884

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.