Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБД АР-РАХМАН АЛ-ДЖАБАРТИ

УДИВИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ПРОШЛОГО В ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ И ХРОНИКЕ СОБЫТИЙ

'АДЖА'ИБ АЛ-АСАР ФИ-Т-ТАРАДЖИМ ВА-Л-АХБАР

Год тысяча двести тридцать шестой

(9.Х.1820—27.IX.1821).

Месяц мухаррам начался в понедельник (9.Х.1820).

В начале его паша прибыл из Александрии.

В течение этого месяца произошло такое событие: шейх Ибрахим по прозвищу Паша, маликит, живущий в Александрии, в лекции по богословию утверждал, что животное, зарезанное евреем или христианином, является чем-то вроде падали, не может считаться пригодным в пищу и допускается Кораном лишь в том случае, если они соглашаются изменить и сменить свою веру. Услышавшие это богословы Александрии удивились и стали это отрицать, затем в беседе с упомянутым шейхом возражали ему, а он им заявил: “Это суждение не мной придумано. Я получил его от шейха 'Али ал-Майли ал-Магриби, а это сведущий, благочестивый человек, заслуживающий доверия своей ученостью”. Затем он послал упомянутому шейху в Каир извещение о происшедшем, а тот составил на этот счет многословное сочинение, в котором воспроизвел высказывания шейхов и расхождения во взглядах религиозных толков. Он опирался в своих высказываниях относительно запрета и непозволительности на имама ат-Таршуши. Свое послание он наполнил оскорблениями по адресу улемов нашего времени и правителей. Это послание составило около тринадцати тетрадей. Он послал его шейху Ибрахиму, а тот прочитал его перед населением порта [Александрии], и это усилило толки, в особенности его нарекания на современников, в большинстве своем чужеземцев. Дел” дошло до паши, и он отправил катхода-бею в Каир распоряжение собрать шейхов нашего времени для расследования этого” вопроса; он послал ему также [упомянутое] сочинение. Катхода-бей созвал шейхов и поставил их в известность об указе. Шейх Мухаммад ал-'Аруси выразился мягко, сказав: “Шейх 'Али ал-Майли обучался у наших и у своих шейхов, и невозможно оспаривать его ученость и достоинства. Он в такой степени далек от общения с людьми, что преисполнен враждебности. У него какое-то умственное расстройство. Лучше всего нам сойтись с ним и обсудить этот вопрос без вас [в отсутствие катходы]. По окончании мы доведем дело до вашего сведения”.

Они собрались на следующий день и послали к шейху 'Али, [687] приглашая его явиться, но тот отказался. Ответ он послал с двумя студентами-магрибинцами, сказавшими, что он не явится на такое сборище черни, но что он намерен вести обсуждение в избранном кругу с шейхом Мухаммадом ибн ал-Амиром в присутствии шейха Хасана ал-Кувайсни и Хасана ал-'Аттара, и только потому, что шейх ал-Амир спорил и нападал на него. Когда они это сказали, то Ибн ал-Амир изменился в лице, некоторые из присутствующих стали метать громы и молнии и поносить посланцев. Тогда же приказали посадить их обоих под арест при управлении аги, а [последнему] отдали распоряжение отправиться в дом шейха 'Али и доставить его на это собрание, и если потребуется, то даже насильно. Ага отправился в его дом, но шейх оказался в отсутствии. Тогда ага заставил его жену и всех находившихся при ней выйти из дома и заколотил его, а она отправилась к каким-то соседям. Затем составили протокол, в котором упомянули о том, что шейх 'Али неправ, выступает против /317/ закона, что он отказался предстать перед собранием улемов и обсудить с ними вопрос, что он сбежал и скрылся, ибо он не на правильном пути. Если бы он был прав, то не скрылся бы и не бежал, а суждение о нем, если он появится, надлежит иметь господину паше, равно как и об Ибрахим-паше ал-Искандари. Закончив протокол, они подписали его, приложили множество печатей и переслали паше. По истечении нескольких дней освободили из-под ареста в темнице аги упоминавшихся двух лиц и сняли печать с дома шейха 'Али, и его обитатели возвратились. Паша возвратился в Каир в начале месяца и приказал выслать шейха Ибрахим-пашу в Бани-Гази, а шейх 'Али не появился из своего убежища.

Месяц сафар 1236 года начался в среду {8.XI.1820). В начале его прибыл из Верхнего Египта Ибрахим-паша, объездивший его, равно как и Файйум. С ним доставили большую группу арестованных за дурные поступки бедуинов, закованных в железные цепи, — их провели через центр города, а затем посадили в тюрьму.

Месяц раби' ал-аввал 1236 года начался в четверг (7.XII.1820). В начале этого месяца прибыло около десяти египетских эмиров из числа остававшихся в Судане. Они [688] приехали оборванными, немощными, обиженными, нуждающимися и несчастными. Они обратились к паше с ходатайством о гарантии безопасности и получили ее. В этом же месяце объявили о казни бедуинов, доставленных Ибрахим-пашой: казнили четверых, двоих — в ар-Румайле, а двоих — у Баб Зувайла.

Месяц раби' ас-сани 1236 года начался в субботу (6.I.1821). В этом месяце паша изгнал 'Абдаллах-бея ад-Дарандали (На полях булакского издания текста приписка: “Слова его „Изгнал паша 'Абдаллаха" и т. д. во многих экземплярах записаны под месяцем сафар, а в общем здесь имеются некоторые противоречия в различных экземплярах в отношении того и другого месяца”), выслав его. Этот 'Абдаллах жил в квартале ал-Хурунфиш. Человек он спокойный и причиняющий не много вреда. Он владеет в этом районе домами и помещениями, у него есть родственники, солдаты и подчиненные, а с господином пашой он, бывало, вел [дружеские] беседы и длинные разговоры. Причиной, вызвавшей изменение отношения паши к нему, послужило вот что: [как-то в беседе] был упомянут 'Али-паша Табдалан ал-Арна'уди, войны его и выступления против него его солдат, и упомянутый 'Абдаллах сказал, что солдаты рассматривают выступление против султана как прегрешение, или употребил какое-нибудь другое слово в таком же роде. От этого паша пришел в ярость, переменился в лице, и говорят, что он приказал убить 'Абдаллаха, но Хасан-паша Тахир вступился за него, с тем чтобы казнь была заменена изгнанием в ссылку. Вот таковы-то слухи. К этому еще добавляют, что в связи с задержкой выплаты ему содержания, поссорившись с Шариф-беем, хранителем казны, 'Абдаллах заявил: “Служить у христианина лучше, чем у вас”. Шариф-бей довел это также до сведения паши, и это вызвало гнев против 'Абдаллаха. Паша выплатил ему содержание, стоимость принадлежащих ему помещений и владений, и доставили ему это на нескольких верблюдах, нагруженных деньгами. 8-го числа этого месяца (13.I.1821) он отправился сушей, оставив своих жен и казну, с тем чтобы они отправились с ней на судне морем.

16-го числа (21.I.1821) паша приказал, чтобы в мечети ал-Азхар читали ас-Сахих ал-Бухари. В понедельник, 17-го числа, [689] собрались и читали его частями по утрам, в течение четырех дней, и закончили в четверг; по случаю чтения ал-Бухари раздавали деньги школьникам и студентам ал-Азхара.

Месяц джумада ал-ула 1236 года начался в воскресенье (4.II.1821). /318/ В этом месяце приехал Ибрахим-паша и поселился в своем новом дворце, а вернее, даже во дворцах, так как он построил их несколько, прилегающих друг к другу, изукрашенных, с садами, с примыкающими к ним обширными мастерскими. [Здесь] дворец для его дивана, дворец для его гарема, специальный дворец для 'Аббас-паши — его племянника, и другие. Месяц джумада ас-санийа 1236 года начался во вторник (6.III.1821). В этом месяце Ибрахим-паша решил провести заново обмер земель в деревнях Египта и доставил из Верхнего Египта большое количество землемеров — около шестидесяти человек. В субботу, 5-го числа (10.III.1821), он переправился в Гизу и перед дворцами собрал землемеров и инженеров, а также инженеров-европейцев. Каждому из них решили дать произвести измерения, чтобы установить качество работы. Му'аллим Гали противодействовал этому, желая поддержать своих единоверцев-коптов — землемеров 819. Он заверял, что каждый из них работает точно. А Ибрахим-паша после устроенного экзамена и сравнения понял, что землемерные работы инженеров и топографов точнее, но есть в них медлительность; он сказал: “Желаю, чтобы точность сочеталась с быстротой”. Это было после того, как были устроены экзамены и сопоставления в нарезке земельных участков, давшие доказательства различия в точности работ. С наступлением вечера Ибрахим-паша приказал им отправиться [по домам] и возвратиться в следующий четверг. Они явились, работали на своем деле до конца дня, а затем он выбрал из них группу землемеров-коптов и прогнал остальных.

14-го числа этого месяца (19.III.1821) Ибрахим-паша отправился в район Шарк Атфих в сопровождении семнадцати лиц, взяв с собой заведующего инженерной школой. Его сопровождали также инженеры-европейцы. На этот раз мера поверхности была уменьшена на ладонь.

Месяц раджаб 1236 года начался в четверг (4.IV.1821). В [690] этот день паша по примеру прошлого года отправил своих мамлюков в район Асйута для пребывания в карантине из-за опасений появления в Каире чумы. 17-го числа (20.IV.1821) Мухаммад-бей дафтардар отправился в Дарфур в Судане, а еще до этого туда были направлены многочисленные отряды солдат — турок и магрибинцев.

25 раджаба (28.IV.1821) паша приказал выслать в форт Абукир Мухаммада по прозвищу ад-Дарвиш, помощника Махмуд-бея — нынешнего катхода-бея, сейида Ахмада ар-Рашиди — писца ведомства ризк, Сулаймана-эфенди — заведующего дубильней кож за свершенные ими незначительные ошибки по службе на занимаемых ими пастах. Мухаммад-катхода был в прошлом году заведующим дубильней кож до упомянутого Сулаймана-эфенди.

В конце этого месяца прибыла группа египетских мамлюков, находившихся в Донголе; они принадлежали к трем санджакам, в числе которых санджак Ахмад-бея ал-Алфи, мужа 'Адилы-ханум — дочери Ибрахим-бея старшего.

Месяц ша'бан 1236 года начался в пятницу (4.V.1821). 8-го числа этого месяца, в пятницу (11.V.1821), Сулайман-ага ас-Силахдар устроил большое сборище в мечети, называемой ал-Джами' ал-Ахмар, она в свое время была разрушена, от нее оставались лишь одни стены. Упомянутый Сулайман-ага принялся за восстановление здания мечети, покрыл ее крышей, сделав потолок из балок пальмового дерева и пальмовых ветвей, возвел каменные колонны, сделал новую кафедру, выложил плитками место для омовений и уборную, покрыл пол циновками. В день окончания строительных работ он устроил собрание с большим количеством народа. Шейх Мухаммад ал-Амир по окончании службы произнес с кафедры проповедь, разъясняя хадис, в котором говорится о тех, кто строит мечети. Когда это закончилось, Сулайман-ага /319/ наградил шейха Мухаммада ал-Амира и шейха ал-'Аруси шубами и устроил им угощение сахарным шербетом.

В субботу, 23-го числа (26.V.1821), прибыл из района Шарк Атфих Ибрахим-паша, а во вторник, 26-го, он вместе с находящимися при нем отправился в район Бильбейса аш-Шаркийи. [691]

Месяц рамадан 1236 года начался в воскресенье (2.VI.1821). В ночь накануне начала месяца устроили, как обычно, собрание, состоящее из шейхов цехов и мухтасиба, для того чтобы засвидетельствовать появление луны, что стало возможно лишь после четырех часов ночи. В этом месяце не произошло никаких событий, кроме роста цен. Это повышение—результат деятельности торговцев, выставляющих съестные припасы худшего качества и припрятывающих лучшие продукты. Месяц завершился благополучно

Месяц шаввал 1236 года начался во вторник (2.VII.1821). 3-го числа этого месяца (4.VII.1821) из Неджда прибыли всадники на дромадерах, сопровождая ваххабитских вождей, следовавших на верблюдах. А ваххабиты эти — Омар ибн ал-'Азиз со своими сыновьями и его двоюродные братья. Прибыли они по следующей причине. Когда после отъезда Ибрахим-паши и ухода его солдат они возвратились в Дар'ийу, с ними находился Машари ибн Мас'уд, а они бежали в Дар'ийу, после того как ее оставил Ибрахим-паша. Там же находился Турки ибн 'Абдаллах — племянник 'Абд ал-'Азиза и двоюродный брат Мас'уда ал-Амшари, который сбежал от солдат, сопровождавших его в группе с сыновьями Мас'уда, направленной Ибрахим-пашой в Каир. Он обежал в ал-Хамра' — деревню между ал-Джадидой и Янбо. Он отправился в Дар'ийу, а здесь уже собрались те, кто бежал отсюда при приближении войск [Ибрахим-паши] Он начал укреплять [город], и сюда возвратилась большая часть населения. Он поставил управлять им Машари, призвав жителей к подчинению ему, и большая часть из них изъявила готовность к повиновению. Держава его расширилась, и могущество его возросло и возрастало бы [в дальнейшем], если бы паша, узнав, об этом, не снарядил против него войска под командованием Хусайн-бея. Связанного Машари отправили в Каир, но он умер в пути.

А что касается 'Омара, его сыновей и его двоюродных братьев, то они укрепились в крепости ар-Рийад 820, известной предшественникам под названием Хаджр ал-Йамама, между ар-Рийадом и Дар'ийей, в четырех часах езды. Сюда направился Хусайн-бей, и в течение трех или четырех дней шли военные [692] действия, опока, убедившись в невозможности сопротивления, [осажденные] не запросили “амана”. Хусайн-бей гарантировал им безопасность, и они вышли [из крепости], за исключением ат-Турки, вышедшего ночью из крепости и бежавшего.

Что касается Хусайн-бея, то, заковав их группой, он послал их в Каир в упомянутом месяца, и они теперь находятся здесь в квартале ал-Ханафи 821, поблизости от дома, в котором живут их соотечественники, прибывшие сюда раньше.

Месяц зу-л-ка'да 1236 года начался в среду (31.VII. 1821). В этот день приехал Ибрахим-шаша из своей поездки в аш-Шаркийу, вызванной обмером земель и площадей. В середине этого месяца паша отправился в Александрию по причине движения греков, которые восстали и вышли из подчинения. Греки на многочисленных барках останавливают в море суда и убивают путешественников; дошло до того, что они захватили суда, вышедшие из Стамбула, на одном из которых находился кади ал-'аскар, назначенный для выполнения судебных функций в Египте, а также путешественники-паломники. Греки перебили их, перерезав всех до последнего, а при кади были его жены, дочери, невольницы и прочие. Весть об этом распространилась повсеместно, и передвижение по морю прекратилось. Паша отправился в Александрию и начал /320/ готовить суда в помощь флоту султана, а о конце этого события еще последует в дальнейшем.

После отъезда паши отправился также и Ибрахим-паша. Он уехал в Верхний Египет, направляясь в Нубию.

Месяц зу-л-хиджжа 1236 года начался в пятницу (30.IX.1821). В течение этого месяца в Нубию и в соседние с ней районы Судана отправилось большое количество солдат со своими военачальниками, в числе которых был Маху-бей. Отправили магрибинцев и такое военное снаряжение, как пушки, пороховые склады, фугасы и все необходимые боеприпасы.

Тогда же отправился также Мухаммад ал-Лаз, бывший катхода паши; он поехал в Исна 822, чтобы принимать прибывающие войска и подготовить их отправку.

В этом месяце из Верхнего Египта получены хорошие известия о том, что Исма'ил-паша овладел Сенаром без военных [693] действий и население подчинилось ему. По случаю этих известий дали салют из крепостных пушек.

И этот год закончился. На протяжении его возобновились события, одни из которых завершились, а другие развертываются до настоящего времени. Из них [отметим].

18-го дня коптского месяца мисра прекратился подъем вод Нила, не дойдя до высокого уровня. Это обеспокоило народ и вызвало тревогу феллахов.

Непомерно повысился обменный курс: венецианский цехин дошел до тысячи двухсот пара, венгерский цехин и фундукли — до двадцати пиастров, то есть до восьмисот пара, французский талер — до четырнадцати пиастров, что составляет пятьсот шестьдесят пара. Соответственно этому повысился курс размена других видов монет.

Возросли цены на все виды одежды, продукты питания и зерно, так что стоимость ардабба [зерна] достигла тысячи пятисот пара, а цена ратла масла поднялась до пятидесяти, а то и до шестидесяти пара.

Что же касается греческих событий, то раздор остается и до настоящего времени. Греки продолжают нападать на путешественников, захватывают встречающиеся им суда мусульман. Они вышли из подчинения и продолжают бунтовать, а те из событий, что произойдут с ними, и все, чем закончится это дело, будет описано в следующей части, если Аллах всевышний того пожелает. Все направляется соответственно воле Аллаха и все к нему возвращается! (Далее в булакском издании: “Здесь конец некоторых экземпляров которые мы воспроизводили.

На этом заканчивается переписка с автографа выдающегося ученого шейха 'Абд ар-Рахмана, осуществленная сыном шейха — Хасаном ал-Джабарти.

'Абд ар-Рахман ал-Джабарти — историк этого и предшествующего периода, вплоть до настоящей даты, тысяча двести тридцать шестого года. И это конец четвертой части, а после этого шейх умер и больше ничего не написал”)

Конец.


Комментарии

819 За проявленную им несговорчивость му'аллим. Гали вскоре был казнен (в начале апреля 1821 г.). Он осмелился возразить против требования Ибрахим-паши обложить неорошаемые земли.

820 Ар-Рийад — крепость юго-восточнее Дари'йи, внешняя столица Саудовской Аравии.

821 Ал-Ханафи — квартал западнее Кантара Дарб ал-Джамамиз, или к югу от 'Абдина.

822 Исна — город Верхнего Египта, юго-западнее Луксора.

Текст воспроизведен по изданию: Абд ар-Рахман ал-Джабарти. Египет в канун экспедиции Бонапарта. М. Наука. 1978

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.