Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИРЖИ ДАВИД

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВЕЛИКОЙ РОССИИ, ИЛИ МОСКОВИИ

STATUS MODERNUS MAGNAE RUSSIAE SEU MOSCOVIAE

О царском дворце

Царский дворец занимает ту часть города, которая называется «Кремленый город» 1 и огорожена особой стеноп. Это глазная часть города. Расположена она на невысоком холме, с одной стороны, с юга, огибается Москвой-рекой, от которой и взято название города. В ней много построек каменных и кирпичных, грубо сложенных по древнему обычаю, мрачных и темных. Здесь живут царские принцессы, которые называются «царицы», а также принцы, которые называются «царичи», — все царское потомство, каждый в предназначенных ему палатах, со своей особой прислугой, или «двором». В этом же городе живет и патриарх со своим двором. Здесь можно видеть главные церкви. Первая — кафедральный собор, который они называют «Соборная церковь» Успения святой Девы. Ее украшают пять башен, купола их целиком позолочены и сверкают изумительным блеском. Вторая — святого Михаила Архангела, в которой погребают царей, украшена одной позолоченной башней. Третья — Благовещения святой Девы, в самом вестибюле царского дома, тоже украшена пятью позолоченными башенками. Четвертая — святого Иоанна, называемая у них «Иван Великий», на башне которой знаменитый колокол в 66000 фунтов 2. Около этой церкви — другие, меньшие, наподобие часовен. Пятая — Очищения святой Девы, в самом царском доме, где сейчас живет царь Иван. Шестая — Воскресения Господа Христа, тоже в царском доме, который теперь занимает Петр. Седьмая — святой Девы и мученика Федора Тирона, который принес сюда ее икону. Эта церковь тоже в самом царском доме. Восьмая — святой великомученицы Екатерины. Девятая — церковь Риз положения, в которой, как говорят, хранятся остатки христовой одежды. Десятая — святых Петра и Павла. Эту церковь постоянно посещает Петр. Он же и позаботился о ее постройке в честь апостола своего имени. Каждая из них имеет своих протопопов, или попов, которые ежедневно по очереди отправляют богослужения. В патриарших палатах есть церковь Двенадцати апостолов и еще другая, трех святых митрополитов Московии, Петра, Алексия и Ионы. В этом же городе есть монастырь Михаила Архангела, в котором похоронен Алексий, митрополит Киевский. Здесь живут сто двадцать монахов. Еще женский монастырь Вознесения Христа Господа. В нем живут почти триста монахинь. Здесь хоронят царских принцесс. Церковь св. Константина и Елены. Церковь св. Марии Магдалины. Церковь имени тех женщин, которые последовали за Христом и мертвого его умащали, называется церковью святых мироносиц. Богоявленский монастырь, 120 монахов. Монастырь Воскресения Христа, 600 монахов. Собор, или церковь, св. Михаила и его боярина Федора Черниговских князей. Собор св. князя Александра Невского. Церковь св. Ивана Лествичника (так он назван от книги «Лествица», которую он написал), а был он игуменом на горе Синай. Собор Рождества Христова. Собор св. Николая, епископа Миры. Здесь находится митрополит Крутицкий, помощник патриарха. Есть еще и другие, меньшие церкви, принадлежащие отдельным князьям, в их домах, где они живут.

В этом же городе находятся и главные приказы, или курии. Первый приказ—посольский, в котором решаются дела иностранцев. Второй — сибирский, где ведутся дела, касающиеся этого обширнейшего царства. Третий — общий над всеми, называемый «разряд», в котором решаются общие дела империи. Четвертый — дворцовый приказ, в котором разбираются дела знати. Пятый — стрелецкий, в котором разбираются главные военные дела. Но поскольку войско очень большое и не все может доходить сюда, этот приказ делится на много других, разбросанных в разных частях города. Шестой — казанский приказ, где решаются дела этого царства. Седьмой — новгородский, где ведутся дела, относящиеся к Великому Новгороду. Восьмой — Устюжской области. Девятый — каменных дел, где разбираются дела кирпичников и камнетесов. Десятый — холопский, где разбираются дела холопов, имена которых здесь записываются. В царском дворце, кроме того, еще есть приказ казны (царская казна), где хранятся все деньги, серебро, золото, драгоценные камни, изделия из камней и все, сюда относящееся. [93]

В приказе тайных дел ведутся все секретные дела, которые сохраняются в строжайшей тайне. Приказ сытовный, где принимаются все напитки, отправляемые для царского стола: мед, водка, вино, пиво 3.

Это то главное, что находится в городе. Кроме того, светлейшие цари имеют еще дворцы за городом, куда они время от времени отправляются на отдых. Первый — Коломенское, примерно в миле к югу от Москвы. Сюда обычно выезжает царь Иван. Здание деревянное, рядом каменная церковь. Второе — Алексеевское, построено Алексеем, отцом нынешних царей. Здесь тоже деревянный дворец с каменной церковью. Расположено в неполной миле от Москвы. Третье — Измайлово, также в миле от Москвы, из-за близости зеленых рощ очень удобное место для отдыха. Здесь есть стекольный завод, где немцы производят стекло для нужд царского двора. Царский дворец и здесь деревянный, а рядом каменная церковь, которую нынче царь Иван восстанавливает. Есть сад, большой и хорошо ухоженный. Четвертое — Преображенское, удалено от Москвы на неполную милю, сюда обычно выезжает царь Петр и развлекается здесь почти все лето. Пятое — Воробьевы горы, отстоят от города на полмили, за Девичьим монастырем. Здание каменное, на холме, окружено рощей, как короной. Сюда имеют обыкновение выезжать и сами принцессы. Шестое — Пресня, очень близко от города. Здесь Петр построил себе дворец для отдыха. Он больше других любитель развлечений и чаще уезжает для этого за город. А состоят его забавы более всего в быстрых упражнениях, в посещениях стекольного завода, в обучении и смотрах войск, в охоте на зайцев, которых здесь огромное множество. Иногда он развлекается также плаванием на лодках по реке Яузе, протекающей возле Немецкой слободы. Прочие увеселения, принятые у других государей, здесь не в чести.

В заключение уместно будет перечислить всю ныне здравствующую царскую семью. Всей империей управляют неограниченной властью Иван Алексеевич и Петр Алексеевич, братья от одного отца, но от разных матерей. Их сестры: 1. Екатерина. 2. Мария. 3. Марфа. 4. Софья, которая недавно царствовала. 5. Феодосия. Шестой в семье — царь Иван. Первые пятеро — сестры этого царя как по отцу, так и по матери. 7. Феодора. 8. Екатерина. 9. Царь Петр, царствующий вместе с Иваном. 10. Наталья 4. Это здравствующие доныне сестры Петра по отцу и по матери, Ивану же и его родным сестрам они сестры от другой матери. Все они имеют свои дворцы и тратят на свое содержание огромные средства из общей казны. Ни одна не решается выйти замуж. За иностранных государей их не выдают и за своих не отдают из-за неравенства положения. Таким образом они сохраняют свою религию и свое, если можно так сказать, варварство.

О достоинствах, знатности и придворных должностях

Цари пользуются таким почитанием, что нет знатного человека, который бы не искал у них службы, поэтому почти все живут из царской казны. Степени же достоинства следующие: 1. Великие князья. Они или происходят от царского древа, или имеют свои земли в других царствах, но по известным причинам отдали себя под покровительство Москвы и здесь живут. Таков тот царь Иверии, о котором мы упоминали выше. 2. Бояре и князья. Они происходят от самих царей и занимают высшие должности в государстве. Таковым был князь Голицын. 3. Просто бояре, примерно равные нашим графам. Из них многие стоят во главе городов, войска и занимают другие видные должности. 4. Малые князья, примерно равные нашим баронам. 5. Царские кравчие, это должность одна из самых высоких. 6. Окольничие, как бы каштелланы. Эти тоже имеют большую власть, и многие из них командуют гарнизонами и городами. 7. Спальники, это как у нас камерарии. 8. Стольники, которые прислуживают царям за трапезой. Для этих двух должностей берутся обычно боярские сыновья. 9. Думные дворяне. Это придворные советники, лица особого достоинства. 10. Младшие стольники. Для этой должности используются сыновья знати. 11. Думные дьяки. Это советники-писари, подобные нашим асессорам трибуналов. 12. Городовые дворяне, примерно равные нашим рейтарам. Живут они обычно вне города, в имениях, и поэтому называются «городовые». 13. Полковники, которым подчинено определенное число воинов. 14. Головы стрелецкие — капитаны стрельцов, то есть пешего войска. Достоинство их большое. Дочь одного из этого сословия в прошлом году младший царь взял себе в жены 5. 15. Стряпчие царского двора — эти ведут все дворцовые дела, примерно таким образом, как наши придворные секретари. 16. Дьяки приказные — писари приказов, которые ведут в приказах дела. Они пользуются большим уважением. 17. Подьячие из приказов, или канцеляристы. 18. Подьячие гостиной сотни. Это купцы и негоцианты, которые ведут торговлю с иностранцами, например, с персами, китайцами, армянами, вывозят к ним товары и другие ввозят. Эти очень богаты. 19. Подьячие всяких чинов. Это всевозможные купцы, ведущие различные торговые дела. Их в Московии очень много. 20. Подьячие всех приказов постоянно занимаются писарскими делами. Их также огромное число. 21. Сотники и пятидесятники. Это офицеры, командующие сотней или полусотней воинов. Есть еще другие сотники и пятидесятники, на которых возложена забота о сотне семейств или домов. 22. Солдаты, они среди воинов самые почетные, из них также выходят знать и офицеры. Их несколько тысяч, и живут они в одном месте [94] близ Москвы, называемом Бутырск. Здесь они занимаются ремеслом и земледелием, получая также жалованье от царя. Они его первые стражники. 23. Драгуны — это вторые в ряду воинских достоинств, за которыми следуют рейтары. 24. Протазанщики — это те, которые несут впереди полка копья и иконы, как наши Forirschuetz. 25. Пушкари, на которых возложена забота о пушках. 26. Стрельцы. Пешее войско, которое между собой делится еще на различные разряды. 27. Сытники царские, ведают царскими напитками. 28. Царские подключники — это царские привратники. 29. Царские повара. 30. Царские истопники—и эти по своей должности пользуются почетом. 31. Подьячие площадные. Эти писари обычно сидят на площадях и на улицах, и приезжие просят у них свидетельств ради безопасности. 32. Приставы, которых придают в качестве провожатых послам при их прибытии и отъезде. 33. Переводчики. Их очень много, более и менее высоких по достоинству 6.

Среди женщин самыми большими почестями пользуются матки царские, то есть царские кормилицы. Через них обычно добиваются милостей у царей. Здесь особо нужно заметить, что бояре и высшие чиновники двора никогда не едят за одним столом со своими женами, даже на пирах. И сыновья, когда достигают шести лет, живут при дворе отца, отлученные от матерей, которых они даже редко видят. То же самое и дочери в отношении отцов.

Другое, что следует отметить,— что все чиновники, высшие и низшие, и вся знать относительно царей называют себя холопами, то есть царскими рабами, и если они подписывают имя под каким-нибудь прошением, то ставят его в уменьшительной форме: «холоп Ивашко Бутурлин».

В царских кладовых хранится множество роскошной одежды с той целью, чтобы знатные лица могли брать ее оттуда, когда прибывают послы или вообще нужно появиться перед народом, а если они причинят ей какую-нибудь порчу, то обязаны уплатить известную сумму денег казначею и возместить убыток. Но теперь это уже не так. Они имеют свои одежды, и притом разнообразные и великолепные, и многие, особенно те, которые постоянно должны находиться при дворе, хранят во дворце по крайней мере один наряд, чтобы не надо было идти за ним домой, если вдруг понадобится выйти к народу.

О куриях, или приказах, посольских домах и представительствах иностранных государей

Мы уже описали в § 2 основные курии, или приказы, которые так называются от слова «приказать», ибо в них издаются приказы. Таких приказов большое множество, и из-за обширности города в каждом из них разбираются дела только тех лиц, которые ему принадлежат. В каждом имеются списки всех имен, к нему относящихся, так что никто не может скрываться. Самый главный приказ тот, который называется посольским. В нем разбираются все дела иностранцев и все тяжбы первостепенной важности. Здесь иностранцев также судят и подвергают аресту. Во главе этого приказа стоит высший из царских министров. Сюда приходят почти ежедневно многие чиновники-иностранцы, чтобы выразить начальнику свою покорность и почтение и высказать, если есть у них какие-нибудь предложения. В этом приказе аккуратно записаны имена всех иностранцев, чтобы никто не мог сбежать. Здесь также от приезжающих требуют подорожную. Тут же хранятся письма иностранных правителей, если их не нужно было непосредственно представить царям, и здесь ведутся дела с послами. Сюда доставляются от почтаря все письма, прибывающие в Москву, до того, как их переписывают и отсылают за ее пределы, и из-за этого получается, что многие письма разглашаются и искажаются. Отдельные провинции имеют свои приказы, куда они обращаются и где рассматриваются их дела. Остальные приказы мы достаточно описали выше,

Кроме того, есть еще особый дом для послов, просторный и вмещающий много семей, весь каменный. Туда заезжает всякий, кто прибывает сюда в звании посла или посланника. Здесь разрешено также бесплатно жить резидентам (если у них нет особого дома). Бывает, живет здесь и кое-кто из иностранных купцов — персов, турок, армян,— но за плату. Если же сюда не поселяют кого-нибудь из иностранцев, приезжающих по какому-то делу, то поселяют в другом месте, бесплатно, и он может там жить до тех пор, пока закончит все дела. В нынешнем году там находятся четыре министра иностранных государей. Первый — резидент и посланник пресветлейшего короля Польши. Он теперь живет в посольском доме. Второй — комиссар шведского короля. Третий — комиссар Дании. Эти двое живут здесь уже много лет как местные граждане, занимаются купеческими и другими делами, опекают и поддерживают лютеран, за которых вступаются перед высшим приказом, если в этом бывает надобность. Четвертый — резидент голландцев, тоже здесь уже много лет, имеет свой дворец в Немецкой слободе. Его обязанность — опекать находящихся здесь голландцев и продвигать их дела. Из остальных правителей никто не держит здесь своих министров. Для католического дела было бы большой поддержкой, если бы августейший цесарь, по крайней мере во время войны против турок, имел здесь также своего министра. [95]

Об аптеках и медицине

Артек в этом огромном городе, да и во всем государстве, только две, и они принадлежат не какому-либо частному фармацевту, а самим царям. Первая находится В Кремленом городе, где живут цари, в самой их резиденции, вторая — в городе. Из первой ничего не продается или продается редко, все лекарства изготовляются только для дворца. Из второй продают за деньги любому. Обеими управляет один из дьяков. Ему подчинены медики, аптекари и хирурги. В определенные дни он появляется в первой аптеке и приказывает, дает поручения, что нужно сделать. А каждую аптеку еще возглавляет другой подьячий, так называемый канцелярист, который сидит там ежедневно все время, пока изготовляют лекарства. Ему показывают все рецепты, и он дает указания аптекарям. Без его разрешения ничего не делается, все обращаются к нему, он заботится о доставке недостающих лекарств. Присяжных царских лекарей пять: три лютеранина, один кальвинист, один католик. Первый лекарь когда-то был костоправам, но. благодаря тому, что удачно вскрыл царю вену и хорошо знает характеры россиян, царь назначил его доктором. Об остальных трех, кроме католика, которого в прошлом году прислал сюда его священное цесарское величество, я не знаю, откуда они прибыли. Присяжных аптекарей четверо или пятеро, все очень опытные а своем искусстве, и, кроме них, еще другие юноши, как ученики, так и помощники. Всем им платят из доходов аптек, и притом довольно щедро. Последние четыре аптекаря получают в год не менее двух тысяч рейнских флоринов, а первый еще немного, больше, не считая еще богатых гонораров и доходов от пациентов. Первый аптекарь получает девятьсот флоринов в год, второй и третий немного меньше, четвертый, триста, и плата эта с заслугами возрастает. Юноши же, еще мало сведущие в этом искусстве, получают по 60, а иногда и по девяносто флоринов.

Обязанности лекарей — ежедневно (кроме праздников) утром появляться в главной аптеке, получать приказания от дьяка или подьячего, проверять, изготовлены ли прописанные лекарства, заказывать то, чего в аптеке недостает. Затем они посещают тех больных, которых им указывает дьяк или подьячий, составляют реляции о состоянии здоровья, особенно если это кто-то из важных лиц при дворе. В остальном никто из присяжных лекарей не обязан посещать каждого больного, к которому его не посылают, а если он сам туда приходит или из милости помогает еще другим, которые ему не поручены, то народ и знать за это его весьма возносят и он получает от этого большое удовлетворение. Среди пунктов, по которым лекари присягают, есть два особых: первый — никогда не прописывать и не давать больному лекарства, которое склоняет к нарушению русского поста; второе — ничего не прописывать больным, что изготовляется из мощей, черепов или какого-нибудь другого человеческого члена, или, жира, а также из мяса змей, жаб, пауков и тому подобное.

Обязанность аптекарей — каждый день утром появляться в своих аптеках и изготолять то, что им предписано. Они заняты до тех пор, пока все закончат, а это бывает обычно с восьми часов утра до двух или трех, а иногда приходится, задерживаться и до четырех, а в остальное время они свободны и не имеют по аптеке других забот, кроме того, что должны напоминать дьяку или подьячему о недостающих лекарствах. Никто из них не решается частным образом продавать свои лекарства. Иногда они это делают, но только тайно, хотя вообще предпочитают раздавать даром, чем подвергать себя опасности. Костоправы также сидят ежедневно здесь же, в аптеке, и выполняют приказания. Жалованье каждого из них едва превышает 120 германских флоринов, но им разрешается частным образом обслуживать кого угодно, и они имеют большие доходы. Из этих лекарей, аптекарей, костоправов дьяк выбирает тех, которые отправляются с войском в походы.

О деньгах москвитян

Об этом можно сказать много разного, но если вкратце, то следующее. Деньги у них только чисто серебряные и делятся на три класса, а именно: копейка, деньга и полушка. Одна копейка несколько больше нашего круцифера, деньга — это полкопейки. Полушка — половина деньги, это самая маленькая монета. Три копейки называются один алтын, десять — одна гривна. Двадцать пять копеек называются полполтины. Сто — один рубль. Пять копеек стоят три наших чешских гроша, десять — шесть грошей. Двадцать пять — пол-империала, сто — трех флоринов. Эти деньги серебряные, но, бывает, что к ним примешивают посеребренные медные — для обмана, но их из числа других выбрасывают. Несколько лет тому назад отчеканили также медные монеты и назвали их «чехи», но они не имели успеха 7. Империалов к золотых монет обычно не чеканят, разве только как почетные деньги, которые, например, раздает великий князь офицерам, после какого-нибудь похода, как это было в последние годя. Наш чеканный империал, говорят, стоит здесь пятьдесят пять или самое большое пятьдесят шесть, копеек, то есть тридцать три богемских гроша. Поэтому тот, кто свои деньги переводит в. империалы в Германии и добавляет на каждый по четыре или пять грошей, терпит убытки. За золотой обычно дают сто семнадцать копеек, то есть три флорина, десять грошей. Иногда дают сто двадцать, то есть три флорина двенадцать грошей, так что выгоднее прибывать с этой монетой, чем с другой.

Поскольку иностранцы привозят империалы и дукаты, у них имеются определенные лавки, которые занимаются обменом денег, так, чтобы иностранцы, едущие [96] за границу и желающие обратить мелкую монету в крупную, могли сюда приходить и здесь этот обмен совершать. Точно так же, если кто прибывает с крупными деньгами, допустим, империалами или золотыми, здесь же меняет их на ходовую монету. Эти их деньги имеют хождение по всей империи, вплоть до Вильны в Литве. Для тех, кто приезжает сюда, лучше всего свои деньги обменять в пограничных местах и обратить их в московские деньги, так как обычно там за империал или золотой можно получить больше, чем в Москве. А уезжающим следует иметь в виду, что обратить мелкие московские деньги в империалы лучше в Москве, ибо за границей, особенно в Польше, они стоят дороже, чем здесь.

О правосудии и казнях

Русские не имеют письменного законодательства, воля государя и сената — высший закон 8. Но они придерживаются образа правления своих предшественников, все приговоры которых, аккуратно записанные, они сохраняют. Обвиняемые, как только их приводят в тюрьму, подвергаются допросу, и их допрашивают непрерывно, пока не установят истину, а установив, тотчас переходят к экзекуции. В том они достойны похвалы, что никому не дают долго сидеть в тюрьме, хотя из-за поспешности происходят многие ошибки. Высшему наказанию подвергаются за убийство и воровство, но воровство только тяжкое, еще за распространение ереси и редко за прелюбодеяние— разве только уж очень позорное. Остальные, более мелкие, преступления обычно караются кнутами (это особый род плети)» Для наказания нет специально предназначенного места, выбирают или то, на котором совершено преступление, или какое-нибудь другое по усмотрению судьи. Из казней применяются отсечение головы, а иногда, по степени злодеяния, еще и рук и ног, повешение, сожжение, закапывание в землю Голову отсекают не мечом, а топором, таким образом: когда осужденный прибывает к месту казни, ему бросают какое-нибудь бревно из ближайшего забора или изгороди, осужденный выслушивает приговор, который ему зачитывают, трижды осеняет себя крестным знамением, если он русский, и, повернувшись к зрителям, говорит: «простите меня» — и тут же ложится на землю, скрестив несвязанные руки на спине, голову кладет на бревно, и один из палачей ее отрубает, одним ли ударом или несколькими. Специального места для повешения тоже нет, а виселицу постоянно перевозят на то место, где должна совершаться казнь. Осужденных вешают на толстой плетеной веревке, и они висят на небольшом расстоянии от перекладины. Тому, кого вешают, надевают на голову митру или белую повязку с красным крестом, которая закрывает все лицо. Руки у всех осужденных всегда свободны. Я видел, как приговоренный к повешению крестился так долго, как мог. Если веревка обрывается (однажды это случилось на моих глазах), его со смехом поднимают с земли и снова вздергивают вверх с еще большим ожесточением. Для сожжения не складывают костра, а строят как бы маленькие домики, в них через потолок осужденных опускают вниз, а там поджигают солому, в которой они задыхаются и сгорают. В землю обычно закапывают женщин-мужеубийц, зарывают их стоя, по горло, так, что голова торчит наружу, и ее заклевывают вороны или загрызают собаки, если их не прогонит приставленный здесь сторож, или наступает смерть от голода. Никто из священников не провожает осужденного к месту казни. Они идут одни, свободно, без оков, между двух стрельцов, с горящей свечой, вслед за мальчиком, несущим впереди святой образ. За три дня до смерти (это редко и из высшей милости) к ним зовут попа, который принимает исповедь и причащает, а больше потом уже ничем им не служит. Трижды в год цари из милосердия некоторых осужденных выпускают из тюрьмы на свободу. В первый раз к пасхе выпускают двенадцать, потом к рождеству христову еще двенадцать и еще столько же ко дню рождения самого царя. Те перед освобождением клянутся на кресте, что больше не будут совершать преступлений. В ночь перед пасхой сам великий князь обходит все тюрьмы и целует сидящих там обвиняемый. Это же делают царские принцессы со всем двором, и тоже ночью.

О войске как пешем, так и конном

Все войско делится на три класса. Первый состоит из пехотинцев, второй — легкая конница (desultorii), третий — конница. Пешее войско делится на солдат и стрельцов. Солдаты выше по достоинству. Солдатами называют тех, которые имеют свои избы, землю и даже деревни. Их большое множество, готовых в любое время идти воевать. Стрельцы — это те, которые живут на царское жалованье, и когда они не на службе, они занимаются механическими ремеслами. Вокруг Москвы их около двадцати тысяч. Одни живут в царском дворе, другие — в разных частях города, третьи разосланы по соседним укреплениям. Никто не носит оружия, кроме тех, кто действительно находится на службе. Последние же имеют на боку копье, ружье, бердыш или романский топор. Когда они на службе или куда-нибудь сопровождают царя, то надевают кафтаны, которые получают в своих куриях, или приказах, а по окончания службы опять сдают их туда же. Кафтанов четыре: белый, зеленый, красный и синий. Стрельцы весьма неспокойны и по любому поводу нагоняют ужас на Москву. Во главе войска, как пешего, так и конного, стоят офицеры, русские или иностранцы. Военных учений либо совсем не бывает, либо лишь кое-где и редко. В своих [97] приказах их судят, там же они получают жалованье, туда же подают челобитные. То же относится и к офицерам. Воинские должности распределяются так: на первом месте — генерал, на втором — генерал-майор, на третьем — полковник, на четвертом — поручик-майор, на пятом — капитан конницы, на шестом — поручик или лейтенант, на седьмом — прапорщик. В прежние времена офицеры, говорят, получали большое жалованье, но сейчас вынуждены довольствоваться весьма скромным. Когда готовится военный поход, они не набирают солдат, а лишь дают указы, кому следует выступать. Сыновья воинов все остаются воинами, поэтому войско сохраняет свою численность и постоянно растет, преемственно от поколения к поколению. Все они живут на царское жалованье, которое выплачивается и на детей и жен. Если кто из офицеров умирает, в том числе и иностранец, то оставшимся после них женам и детям дается определенное жалованье, в зависимости от должности мужа. Женам оно выплачивается до перемены их положения или до смерти, детям — пока они не подрастут для какой-нибудь службы. Офицерам половина жалованья дается деньгами, половина — собольими шкурками или какими-нибудь другими, которые сильно обесценены, так что при продаже они едва получают за них половину.

Комментарии

1 То есть Кремль.

2 Речь идет о втором «Царь-колоколе», отлитом в 1654 г. по повелению царя Алексея Михаиловича взамен первого колокола, отлитого еще во времена Бориса Годунова. Через 14 лет колокол был извлечен из литейной ямы, а в 1674 г. поднят на колокольню Ивана Великого. Его вес — 8 тыс. пудов. В 1701 г. колокол упал и разбился, в начале 1730-х годов перелит в «Царь-колокол», ныне демонстрируемый в Московском Кремле.

3 Перечень приказов, приводимый И. Давидом, чрезвычайно неполный. На самом деле их было гораздо больше. На протяжении XVII в. существовало до 80 приказов, в том числе около 40 постоянных. Приказы как органы центрального управления делились на дворцово-вотчинные и общегосударственные (военные, судебно-административные и отраслевые), областные и др. Впрочем, это деление носит чрезвычайно условный характер, поскольку приказная система, появление которой относится еще к XVI столетию, формировалась без заранее составленного плана и была весьма запутанной. Наиболее значительную роль в XVII в. играли посольский приказ, приказ тайных дел, образованный около 1658 г. для объединения деятельности остальных приказов, и некоторые другие.

4 Сведения И. Давида о детях Алексея Михайловича, живших к моменту его пребывания в России, не вполне точны. Детьми от брака царя Алексея Михайловича с М. И. Милославскон по старшинству были: Евдокия (1650—1712), Марфа (1652—1707), Софья (1657-1704), Екатерина (1658—1718), Мария (1660—1723), Феодосия (1662— 1713) и Иван (1666—1696). Детьми царя от брака с Н. К. Нарышкиной были: Петр (1672—1725) и Наталья (1673—1716). Остальные дети Алексея Михайловича, включая упомянутую И. Давидом Феодору, умерли ранее. Ошибкой автора является и отнесение к числу детей Алексея Михайловича от второго брака Екатерины.

5 В 1689 г. Петр I женился на Евдокии Федоровне Лопухиной (1670—1731).

6 В приведенном перечне разряды феодального класса смешаны не только с придворными и военными должностями, право занимать которые имели лишь представители правящего класса, но и с лицами, принадлежавшими к непривилегированной части общества,— купцами, солдатами, царскими слугами. Кроме того, имеются и пропуски, например, пропущена такая группа, как дети боярские.

7 Имеется в виду попытка царского правительства выпустить в обращение наравне с серебряной медную монету. Введение медных денег быстро привело к резкому ухудшению положения широких слоев населения и явилось поводом для городского восстания 1662 г. в Москве — «Медного бунта». В 1663 г. выпуск медных денег был запрещен. Подробнее о денежной системе того времени см. Л. В. Черепнин. Русская метрология. М. 1944, стр. 72—74.

8 Сведения И. Давида о том, будто бы в России не было в тот период письменного законодательства, глубоко ошибочны и ни на чем не основаны. Наоборот, к тому времени Московское государство располагало обширным и детально разработанным феодальным законодательством. Выдающимся памятником его может служить «Соборное Уложение» 1649 г., а также последовавшие за его принятием так называемые новоуказные статьи. Среди последних имели важное значение акты «О поместьях» (1676) "и «О поместьях и вотчинах» (1677), «Писцовый наказ» (1684). Можно было бы упомянуть такие крупные законодательные акты, как «Уставная грамота» 1654 г. и «Новоторговый устав» 1677 года. Русское законодательство второй половины XVII в. отразило постепенное укрепление феодально-абсолютистского государства, шедшего на смену сословно-представительнои монархии. Вся полнота власти в государстве принадлежала царю как самодержцу, хотя в определенные моменты большую роль играла и существовавшая рядом с царем Боярская дума, которую И. Давид именует сенатом.

Текст воспроизведен по изданию: Иржи Давид. Современное состояние великой России или Московии // Вопросы истории. №1, 1968.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.