Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РАФАИЛ ДАНИБЕГАШВИЛИ

ПУТЕШЕСТВИЯ В ИНДИЮ, БИРМУ И ДРУГИЕ СТРАНЫ АЗИИ

1795-1827

1795 года 1, Марта 15 дня 2, был я отправлен Грузинским Царем Ираклием 3 в Индию по следующему обстоятельству: в Мадрасе жил богатый Армянин 4, который ежегодно присылал Ираклию подарки. Царь в вознаграждение пожаловал ему большую деревню Лори 5 и крепость на оную послал через меня. Приехавши в Мадрас, я не застал онаго Армянина в живых: он умер за год до моего прибытия. Я вручил упомянутую крепость сыну его, находившемуся тогда в Мадрасе 6.

Первый город, который увидел я на пути моем по истечении шести дней выезда моего из Грузии, был Ахалцеха 7. Сей город находится под властью Турков. Усталость от дороги и любопытство осмотреть город заставили меня пробыть в оном несколько дней. В продолжение моего в нем пребывания я не нашел ничего, что бы достойно было особенного внимания: в окружности своей он невелик; зданий великолепных в нем вовсе нет; жители состояния посредственного; главный промысел их состоит в продаже плодов, которыми изобилует сей город.

Оставив Ахалцеху и проезжая далее по юго-восточной части Турецкаго владения 8, через двадцать дней прибыл я в Арзрум 9. От Ахалцеха до упомянутого [16] города дорога лежит среди превысоких каменородных гор и возвышенных холмов, величественный вид которых останавливает на себе взор каждого путешественника 10; я не мог довольно налюбоваться сею прекрасною, величественною картиною природы. Местоположение города Арзрума довольно хорошо. Обширностию своею он превосходит Ахалцеху. Обветшалых строений в первом вовсе нет; да и не может быть, потому что жители его очень деятельны и богаты, сверх сего друг перед другом стараются иметь лучшие домы; от того-то в сем городе много и великолепных зданий. К большой красоте сего города служат колодези, которые по всем улицам мраморные и очень хорошо отделаны 11. При всем богатстве, сей город со стороны дров очень беден, так что жители, имея величайший в них недостаток, принуждены топить домы свои калом животных 12; со стороны прочих потребностей жители ежели не всегда собственными, то по крайней мере от близлежащих городов доставляемыми довольны.

Пробыв тут не долго, отправился я в Муш 13, который от Арзрума отстоит на двенадцать дней езды. Муш есть город не большой. В тридцати верстах от него находится гроб Крестителя Господня Иоанна: в сем гробе покоятся святые мощи сего великаго предвозвестника Иисуса. Над могилою, где стоит гроб, сооружена во имя Предтечи великолепная церковь, с хорошею колокольнею, которыя как по собственной красивой архитектуре своей, так и потому, что стоят на горе, представляют собою прекрасный вид. Из некоторых мест сей горы вытекают источники целительной воды 14. Монахи, отправляющие службу в помянутой церкви, питаются только вареным сарочинским пшеном 15.

Поклонившись гробу Крестителя Господня, поехал я далее и через восемь дней прибыл в город, называющийся Арганою 16. Этот город славится медною рудою, которую в большом количестве достают здесь Турки. Он лежит на высокой горе; впрочем климат его самый благорастворенной, здоровый. Жители ни в чем потребном к продовольствию жизни не нуждаются. [17]

Из вышеупомянутого города отправился я в город Фалу 17. От Арганы до Фалы ехал я девять дней. Город сей не так велик, лежит на берегу реки Тигра, в пространной долине. За вероятное можно принять, что он теперь не существует более, потому что недавно случившееся землетрясение разрушило его до основания.

Не находя тут ничего любопытного, спустя несколько дней поехал я в Мертин 18. До Мертина путь мой продолжался семь дней. Город сей стоит на горе, вышину коей тамошние жители полагают в две версты 19. Со стороны воды Мертин очень беден, потому что хорошей совсем нет; а приезжающие иностранцы должны даже привозить ее из других мест; ибо тамошняя вода может расстроить их здоровье. Жители Мертина вообще все скудны. По высокости местоположения, нет тут ни плодов, ни других каких-либо нужных произрастений.

Не почитая нужным оставаться здесь долее, отправился я в Тикранакерт, город старинный и великолепный, который ныне именуется Тиярбекиром 20. Он лежит на берегу реки Тигра. Кругом всего города обведена была в прежние времена крепкая каменная стена, с высокими башнями, коея теперь видны одне только развалины. Обширностью своею, прекрасными вокруг его видами город сей славится. В нем находится великое множество плодоносных дерев, и потому жители его производят очень хороший торг плодами. Тамошний климат много способствует к плодородию, и потому труды земледельцев бывают всегда вознаграждаемы обильною жатвою.

Жаль, что в таком прекрасном городе жители очень дурны. Не говоря уже об иноземцах, они ненавидят и друг друга. Чувства любви и нежности к подобным себе совсем чужды сердец их. В сем городе богатее всех Евреи, которых здесь весьма довольно.

Отсюда поехал я в Нинивию, до которого города был в пути пятнадцать дней. Город сей именуется ныне Мусолом. Он весьма велик и по хорошим зданиям, каковых в нем очень много, может назваться знаменитым городом. Он лежит на берегу реки, называющейся по тамошнему Шатом 21. Подъезжая к нему, [18] нельзя не восхищаться веселыми его видами. Он, также как и Тикранакерт, изобилует плодами, но жителями совсем не походит на него, потому что жители Нинивии очень ласковы и человеколюбивы; из них есть довольно богатых. Женщин тамошних можно назвать красавицами. У всех тамошних жителей в употреблении арабский язык, так что христиане, живущие там, совершают божественную литургию на сем языке.

По некотором моем пребывании в упомянутом городе, отправился я в Вавилон. Сей город ныне называется Багдадом 22. Он довольно велик и красив, окружен крепкою и красиво выстроенною стеною. Жителей в нем весьма много, и многие из них очень богаты, имеют коммерцию с Европейцами и другими народами. Судя по их обхождению, надобно сказать, что они горды и собой очень заняты, впрочем гостеприимны и доброхотны. Город сей расположен по обоеим сторонам реки Шата, из которых одна сторона называется большею, а другая меньшею. Чрез сию реку, с одной стороны города на другую, сделан весьма прочный мост на судах, которые одно с другим связаны крепчайшими цепями. Этот мост у жителей города называется чисиром 23. Кроме собственно Вавилонян, живет там множество и других народов, как-то: Индейцы, Персияне, Турки, Армяне и Европейцы. В сем городе есть корабельная пристань, которая находится под властью Англичан. От них поставлен над нею смотритель, называющийся Балиозом, который, кроме сей должности, обязан как принимать приходящие из других мест сюда письма и раздавать их кому следует, так и отсюда отправлять их в другие места.

Оставив Вавилон, я направил путь к Басру 24, и через 15 дней прибыл туда. Сей город лежит на берегу Персидскаго залива. Куда ни посмотришь вокруг него, повсюду виноградники, везде сады, которые приносят величайшее множество различных плодов. Климат, по чрезвычайному зною, вреден для здоровья, равным образом и вода тамошняя ни к чему не годна. Пить ее, а особливо приезжающим туда, никак нельзя; сами тамошние жители жалуются на нее, хотя бы, кажется, должно было им приобыкнуть к ней. Тут также, как [19] и в выше помянутом городе, главноуправляющим Англичанин. Для доставления в сей город писем из Англии к главнокомандующему, и от него в Англию здесь заведено один раз каждый месяц отправлять отсюда в Бомбай, и оттуда обратно судно, называемое пакетом 25. Водою из сего города можно в три дни доехать до моря.

Оттуда на судне с одним Аравитянином отправился я в приморский город Маскат. Сей город почти со всех сторон окружен превысокими горами, вершины которых вовсе бесплодны и потому можно назвать его городом голодным. В самом деле, ежели бы Багра и Бошерно 26 не снабжали его нужными потребностями, то Аравитяне, обитающие в нем, должны бы быть в бедном положении со стороны жизненных припасов. Начальник сего города у тамошных жителей называется Имамом 27. Он всегда ходит нагишом, привязывая только небольшое полотно спереди для прикрытия тела. Когда показывается он подданным своим, то они повергаются перед ним и с неизреченным благоговением целуют руку его. Иностранцы, бывающие свидетелями сего зрелища, обязаны воздавать ему также почтение, и воздают, только каждый свойственным ему образом.

Солнечный жар здесь чрезмерно велик, и потому климат сего города не так-то здоров. При всем недостатке в жизненных потребностях, большая часть жителей сего города богата. Все без исключения поклоняются огню.

Отправившись морем из Маската, через 22 дня прибыл я в город Бомбай 28. Он по местному своему положению может назваться славною Английскою пристанью. Отсюда ездят на судах в Китай, в Персию, в Индию. Бомбай славится более тем, что в нем делаются лучшие Английские суда. Пристань в сем городе построена Португальцами, и по плану Европейских пристаней. Англичанам во владение досталась она при разделе, который происходил у них с Португальцами. Со стороны растений и плодов, город сей очень небогат, но недостатки его дополняются изобилием Панкалы 29, так что жители вышеупомянутого города, торгующие с обитателями сего последняго, ничего в таком [20] большом количестве не доставляют в Бомбай, как плоды и другие произрастения. Сей город особливо славится своими купцами, которые чрезвычайно богаты. Все вообще тамошние жители огнепоклонники и именуют самих себя Кабером или Фарсом 30.

Из Бомбая морем на Английском судне поплыл я в город Колумб 31, лежащий на острове Цейлане, куда прибыл через 18 дней. Колумб прежде находился под владением Голландцев, но теперь владеют им Англичане. В окрестностях его растет множество разных и редких дерев, как-то: сандала, гвоздики, кардамона, корицы и проч. Отсюда, подаваясь далее к восточной стороне, приехал я в город Манар 32, лежащий на берегу Океана. При сем городе есть место, где в три года один раз достают довольное количество жемчугу 33. Климат сего города весьма жарок, и потому цвет жителей самой черной. Вместо премудрого Творца всех существ, они поклоняются коровам 34 и воде; ходят без сапогов и туфлей, считая по невежеству своему непростительным грехом употребление кожи животных на ноги. По крепкому своему сложению весьма многие из них доживают до глубокой старости; животных никаких не убивают на пищу, почитая их себе подобными; и потому употреблять их в пищу, по их разумению, значит то же, что питаться плотию людей. По этой причине произрастения и плоды составляют единственную их пищу.

Из вышесказанного города морем отправился я в город Бондочери или Кост-Малвар 35. Этот город прежде был под властию Французов, но теперь владеют им Англичане. Он построен по плану Европейских городов. Довольную часть жителей его составляют Французы, которых можно назвать всегдашними и старинными тамошними жителями. Природные тамошние жители, как и окружных городов, суть огнепоклонники, и цвет имеют черный 36 .

Отсюда сухим путем поехал я в город Тракбер, куда и прибыл через три дни. Сим городом стали владеть Англичане с недавнего времени 37. Он разделяется на две части. В той части, которая лежит на берегу моря, живут Европейцы, имеющие цвет тела также [21] белый, как и мы; а в другой части, лежащей в средине этого города, живут собственные туземцы, которые вообще цветом тела черны и суть идолопоклоники 38. Здесь говорят тем же языком, которым говорят жители Колумба 39.

Пробыв несколько времени в Тракбере, я отправился в знаменитый город Мадрас, называемый тамошними жителями Тинабатяном 40. Он, как и вышесказанной город, разделяется на две части. В ближней к берегу моря части живут Европейские христиане, а в самом городе, т.е. в середине его, собственные туземцы, которые вообще цветом черны и суть идолопоклоники. Со стороны моря город сей имеет очень хорошую крепость, которую жители называют Fanet georgi 41. Там в большем употреблении жевать лист, называющийся по тамошнему фаном 42, к которому так привыкли жители, что во весь день он не выходит из их рта. Сей лист, будучи разжеван, превращается в самую алую краску, и потому употребляющие его имеют губы и весь рот как бы обагренными кровью. Он в большом количестве растет в Мадрасе и почитается в числе самых обыкновенных растений; имеет довольно приятный запах. Как ни обыкновенная сия трава, но Англичане с тамошних жителей берут за нее пошлину, которая простирается до полумиллиона. Иностранцев, приезжающих туда, ничем столько не угощают, как сею травою. Климат тамошний так тепел, что жители во весь год не употребляют никакой одежды, исключая самой тончайшей полотняной, и то во время только дурной погоды. Сей город богат многочисленными и редкими плодами, в числе которых растут ананасы. Вода его хороша, земля плодоносна. От сего города в трех верстах находится могила святого Апостола Фомы, а в шести верстах оттуда находится и пустыня сего Апостола, где и построен монастырь с прекрасною церковию 43.

Из города Мадраса, по кратком моем в нем пребывании, желая ознакомиться с другими городами, отправился я морем в город Беку или Ранхун 44, но лишь только вошли мы в море, сию грозную стихию, как вдруг поднялась ужасная буря, море страшно [22] взволновалось, и судно наше, с стремлением несяся по оному, начинало угрожать нам неизбежной погибелью. Это заставило нас, не доплыв до Беки, бросить якорь при городе Мушли-Бандар 45, где, вышедши на берег, я принужден был пробыть несколько дней с товарищами моими, т.е. до тех самых нор, пока руль судна нашего, потерпевший много от бури, не был исправлен. Наконец, отправившись отсюда, в 15 день прибыли мы в город Беку. Сей город протекающею по среди его рекою 46 разделяется на две части, из которых одна называется новою, а другая старою. Цвет тела жителей его белый 47, расположением лица походят они на Китайцев. Все вообще употребляют в пищу сарачинское пшено и рыбу; хлеба никакого у них нет. Владеет сим городом старинное здешнее поколение, называющееся Хавабармаиом 48. В версте от сего города находятся жилища их жрецов, именующихся Ламою (Сан его до того уважается, что преступник, назначенный Государем к казни, ушедший в дом Ламы, спасается от оной) или Брамою 49. Здесь множество богатых купцов. Беку по множеству лесов, его окружающих, снабжает Англичан деревьями, на построение судов годными. В сем городе Англичане строят суда. И хотя строением судов очень славится Бомбай, однако лучшия деревья в оной отсюда доставляются 50. Сим городом управляет начальник Ховарбаиом 51, который собирает со всех иностранцев, приезжающих туда по каким-либо делам, с каждого по 12 руппий (Тамошняя монета — Две руппий составляют один рубль серебром). Здешний главноуправляющий, равно как и других окрестных городов, ежегодно обязан являться к своему государю, который живет в называющемся по имени начальника его городе Хаве. Город Бека отстоит от Хавы на три месяца езды; и до сего города надобно переехать несколько рек. Нет ничего смешнее картины положения вышеупомянутых главноуправляющих в присутствии Государя их. Сверх того, что, разговаривая с ним, не иначе должны называть его, как божеством, они не только в присутствии его не могут сидеть, но и стоять, и потому должны [23] ложиться брюхом на пол; и ежели он сделает какой-нибудь вопрос, то не вставая должны отвечать ему 52. В один день вздумалось мне посмотреть то место, где строят суда. Я воображал, что по количеству делаемых в нем судов, оно должно быть очень пространно 53, но удивился, нашедши его не довольно обширным. Оно огорожено тыном — кругом его очень грязно. Приход мой туда, с одной стороны, был очень щастлив, а с другой очень нещастлив. Щастлив потому, что в сие самое время начали судно для Государя: это любопытно было видеть. Снаружи обложили судно чистым золотом, а внутренность его должна выделана быть дорогими деревьями. Нещастлив же по тому, что я не успел еще налюбоваться таким редким для меня зрелищем, как вдруг толпа людей окружает меня, схватывает, влечет в тюрьму, угрожает лишением головы — и за что же? За то, что я, желая подойти к начатому судну поближе и не могши сделать этого за грязью, по незнанию моему прошел по назначенной для судна сего доске; и, может быть, я лишился бы жизни, ежели б некоторые из Армян, очень известные там но своему богатству 54, не вступились за меня и не уверили бы начальника, что я это сделал по моему неведению. Сей город славится доставляемым туда в довольном количестве камнем ягутом 55. Впрочем, купцы, пользующиеся правом выкапывать оный, так ограничены, что ежели они найдут при копании такой камень, который будет больше горошины и притом лучшей воды, то должны доставлять его к начальнику города, а он отдает в казну государственную; меньшими же упомянутой величины они могут пользоваться и продавать их. Условие сие так строго, что кто не исполнит его, тот должен лишиться жизни. Здесь добываются также руда серебряная и оловянная. Тут множество слонов, костями коих жители производят знатный торг. Англичане многократно покушались завладеть сим городом, но безуспешно 56. Пристань сего города так тверда и неприступна для неприятеля, что ни с одной стороны нельзя приближаться к ней. В реке, протекающей среди города, находится множество крокодилов. [24]

Из Беки с некоторыми путешественниками поплыл я Океаном в город Колкаду 57. Сие морское путешествие по началу своему было очень приятно, потому что мы плыли очень спокойно; наконец в 18 день нашего странствия поднялась жестокая буря, которая, воздымая волны Океана, каждую минуту грозила нам смертию. Судно наше долго боролось с пенистыми волнами, наконец должно было уступить силе их, и судно наше совершенно разрушилось. С разрушением его многие лишились жизни; благодаря Провидению, с тремя товарищами моими я, бросившись в бывшую привязанную к судну лодку, спас жизнь мою. В сей лодке мы 19 дней носились по волнам Океана, многократно покушались пристать к берегу, но, боясь крокодилов, которых там очень много, и в лесах, по берегу Океана лежащих, слыша ужасный рев львов 58, — никак не осмелились выдти на берег. В продолжение всего времени травы и коренья тростниковые составляли единственную нашу пищу. — Природа со всеми красотами ея была мертва для нас, никакие величественные виды, ни приятные хоры птиц, раздававшиеся на берегу Океана, не могли истребить в душе нашей прошедших ужасов. По всюду страх и боязнь преследовали нас, и к величайшему нашему нещастию не видно было ни одного следа человеческаго. Напоследок, при восстановившейся тишине в природе, и мы успокоились. Таким образом, мало по малу подаваясь вперед, мы наконец, по веянию благополучнаго ветра из Океана выплыли на реку, называемую Кикаею 59. Здесь, причаливши лодку нашу к берегу, пробыли мы до самой полночи, не видя никого. Но вдруг в отдаленности показался свет; мы тотчас бросились туда, откуда происходил оный, и, подходя поближе к сему месту, приметили, что он изливался из одной лодки, подле которой стоял рыбак, по видимому готовившийся ловить рыбу 60. Как скоро он приметил нас приближающихся к нему, вдруг бросился в лодку и с поспешностию уплыл у нас из виду. — Мы опять в неизвестном месте и с горестию в сердце остались одни. По прошествии некотораго времени опять блеснувший в недалеке огонь оживил нас; мы обрадовались. Это был другой рыбак, [25] у котораго в лодке разведен был огонь. Мы потихоньку подошли к нему; но как скоро произнесли к нему первое слово, он, испугавшись чрезвычайно, бросился от нас в воду. Мы единогласно закричали вслед ему, что мы ему подобные люди. Опомнившись, он возвратился к нам. Мы рассказали ему все случившееся с нами. Он взял нас с собою и привел в свою деревню, где мы пробыли 8 дней, по прошествии которых с сим рыбаком отправились далее, и через два дни прибыли в город Бахар-Канн 61, где главнокомандующим Англичанин. Мы пошли к нему. Он принял нас очень ласково, дал нам новыя платья, продержал нас у себя несколько дней и, снабдив всем нужным для дороги, отправил нас на Английском судне в город Калкаду, куда мы, благодаря Провидению, благополучно прибыли через 15 дней.

Город Калкада очень красив и довольно великолепен. В нем много богатых жителей. Он лежит на берегу залива реки Гангеса 62. Там весьма много Армян, которые живут весьма богато и пышно, производят знатный торг с иноземцами. Кроме Индийцев, которые все вообще идолопоклоники, и Магометан, собственных туземцев, здесь есть Англичане, Французы, и более всех Португальцев. Они производят торг между собою, не платя никому пошлины. В сем городе главнокомандующим Англичанин, котораго именуют здешние жители Лартом 63; он управляет и всею Индиею. Находящаяся там под его начальством Английская Компания 64 получает ежегодно доходу до пяти сот миллионов руппий; при всем том у него мало остается от сих денег, потому что и расход его очень велик; из сей суммы он обязан давать жалованье здешнему войску, которое очень многочисленно. — Климат сего города чрезвычайно жарок, и вода здесь очень дурна. По чему жители во время дождей, бывающих здесь, расставляют большие чаны для собирания дождевой воды и употребляют ее в пищу. Может быть, здешняя вода и годилась бы для употребления; но поелику у Индийцев есть обыкновение мертвые тела, опаливши их несколько на огне, бросать в воду, то она от гниющих в ней тел неприятный имеет запах, и потому ни на что [26] не употребляется. Индейцы и Магометане, собственные тамошние жители, питаются только сарачипским пшеном и рыбою; хлеб совсем не в употреблении. Здесь вообще говорят тем же языком, которым в городе Панкале 65. Во всей Индии число войск Английских до ста пятидесяти тысяч; здешние же называются черными 66. Впрочем, Индейское войско так хорошо знает военную дисциплину, что ни в чем не уступает Английскому. Каждый солдат из белых получает ежемесячно 7 руппий жалованья, сверх того говядину и вино. Такое же количество денег получают и черные. Капитаны получают 250 руппий. Полковник 1500, Секретарь 2000, Генерал Губернатор 10 000, Доктор 2000. Конные солдаты ежемесячно получают 30 руппий, кроме денег, выдаваемых на лошадь. Каждая руппия Калкады заключает в себе два рубля на здешние деньги. На берегу моря город сей имеет старинную крепость 67, в окрестностях которой живут Европейцы, а в Южной стороне обитают туземцы. Упомянутая река Гангес или Ганга окружает город с трех сторон. Сия река исполнена крокодилов и черепах. Поелику в сем городе много хороших зданий и пребогатых купцов, то Англичане называют его вторым Лондоном. Пробывши в сказанном городе довольное время, отправился я далее и в один день доехал до города Сирампура. Сей город в 20 верстах от Калкады. Его можно назвать самым торговым городом. Прежде принадлежал он Дании, но теперь находится под властию Англичан 68. Здешние жители строят дома по плану Европейцев.

Выехав из Сирампура, отправился я в город Чичру 69. Сей город лежит в 40 верстах от Калкады. Прежде он был под властию Голландцев, а теперь принадлежит Англичанам.

Из города Чичры отправился я в Маршитабат или Махсутабат 70, и через 4 дни прибыл в оный. Город сей во 150 верстах от Калкады. В нем имеет свое пребывание Набаб Индейский 71; отсюда начинают говорить на собственном Индейском языке 72. Хотя сим городом владеют Англичане, однакож и Набаб получает довольное число дохода. Набаб может почесться старинным владельцем этого города. [27]

Оставив упомянутый город, отправился я в Мункир 73 и прибыл туда через 6 дней. Этот город лежит на берегу реки Гангеса при подошве горы. Жители его вообще ремесленники. Здесь очень много растет красного и черного дерева 74. Отсюда поехал я в город Азимабат или Фатона 75, лежащий на берегу реки Гангеса. Климат здешний очень хорош. Жители ни в чем к жизненному продовольствию служащем не нуждаются. Вода здесь употребляется колодязная, а речная ни к чему не годна, потому что мертвые тела, бросаемые в нее, делают ее вонючею и вредною. Основание городу сему, говорят, положил некоторый Царевич Индейский, именуемый Азимучаном, потому город сей и называется Азимабатом 76. Здесь в обыкновении, которое должно назвать самым жестоким, больных и слабых людей обоего пола и всякого возраста, ежели жрецы по их примечанию скажут, что они близки к смерти, класть в гроб, приносить к реке Гангесу и, введши их в воду до колен, многократно лить воду им в рот и принуждать их произносить сие слова: Кина-Нараин, т.е. Господи Боже! — Нельзя без содрагания сердца смотреть на сие зрелище. — Ежели кто-нибудь из таковых нещастных лишается жизни, то, на небольшом огне не долго продержав мертвое его тело, бросают в реку. Ежели случается, что он получает силу и здоровье, то жрецы называют его мерзским, не угодным Богу; и потому он уже лишается права жить в городе, но должен переселиться в нарочно для таковых нещастных выстроенную деревню, которая лежит на той стороне реки Гангеса. Сия деревня называется Индейцами Мурдунки Крам, т.е. Село мертвых 77. Англичане никакой пошлины не получают с жителей деревни сей, ибо они по обычаю Индейцев уже полагают их в числе мертвых.

Оставя Азимабат, отправился я через упомянутую реку в город Банарис 78 и через 17 дней прибыл в оной. Климат сего города лучше и здоровее вышеупомянутого, почему и находится здесь множество долголетних старцев. Положение сего города очень изрядное; в нем много великолепных и знатных каменных зданий. Этот город у Индейцев почитается местом завета, по [28] той причине, что богатые люди из Индейцев, доживши до старости, оставив семейства свои и все свое имение им, кроме нужного для продолжения остатка жизни количества денег, которое берут с собою, и, простившись навеки с женою и детьми и со всеми родственниками, отъезжают в этот город, с намерением умереть тут. Предрассудок этот дошел у них до такой степени, что, по их уверенности, ежели кто умрет в сем городе, тот уже избавляется от всех мучений будущей жизни, хотя бы он должен был понести их. Все вообще здешние жители идолопоклоники. Корова у них в большом почтении; самою даже уриною ея мажут лица свои и очищают оскверненный сосуды. Отсюда во 120 верстах лежит город Лакнахор 79, в коем находится Набаб Индейский. Там очень много народов, называющихся Курдом 80. Ежегодные доходы упомянутого Набаба, можно сказать, простираются до 20 миллионов; но поелику он состоит под властию Англичан, то и дает им определенное количество денег. В двух верстах от сего города находится 2000 Английского войска с начальником. Между Набабом и начальником упомянутых войск существует взаимное согласие и любовь друг к другу.

Из вышесказанного города но тридневном моем странствовании сухим путем прибыл я в город Камбер 81, где очень много войска Английского. Сей город можно назвать прекрасною и хорошо укрепленною гаванью, к которой пристает множество кораблей. Он славится всем нужным к продовольствию в жизни.

Отсюда поехал я в город Фарахапат 82, куда прибыл по прошествии четырех дней. Климат сего города хорош. Здесь находится Набаб Индейский и много Магометан и идолопоклоников. Сим городом без всякого сражения овладели Англичане. Он добровольно отдался под власть их; по сему Англичане платят Набабу 16 000 руппий ежемесячно, как бы жалованья.

Через 6 дней отъезда моего из сказаннаго города прибыл я в Меред 83, город, коим владеют ныне Англичане и в котором находится войско их в довольном количестве. Из этого города отправился я в Дели, который может назваться столицею. Сей город [29] именуется Шахчинабатом;, ибо он основан Шахчином, государем Индейским. Дели славится великолепными мечетьми и прекрасными домами, которых в нем очень много. Дворец бывшего их Государя весь вызолочен. В сем городе есть храм, называющийся Чума-Мечетом, который весь покрыт чистым золотом и столь высок, что его можно видеть за 12 верст не доезжая до города; есть еще тут небольшая крепость, сооруженная из порфироваго камня, на берегу реки, называющейся Чманою, и с таким удивительным искусством выстроенная, что не имеет во всей своей окружности ни малейшей скважины. В средине крепости находится дворец царский, сооруженный из чистого мрамора и также с удивительным искусством. Перед сим дворцом находится прекрасный небольшой садик, наполненный благовонными деревьями, как-то: гвоздичными, гранатными и пр., в котором ежегодно один раз дозволяется всем гулять. По средине сада есть прекрасный колодезь, выстланный мрамором, глубиною в 5, а шириною в 14 локтей, сделанный кругообразно, в коем Царь их всегда купывался. Во время моего здесь пребывания возложена на меня была от Галского 84 владельца должность собирать положеную на народ подать. За сие от царя положено мне было жалованья ежемесячно 200 руппий. Англичане, завладев сим городом, отняли у Государя прекрасный его дворец, и в награду за сию потерю назначено ему от них 100 000 руппий ежемесячно.

От Мерата в 300 верстах есть гора Сиринагор 85, на которой находится источник реки Гангеса. Здесь бывает ежегодно большая ярмонка. На оную приезжают Индейцы, живущие даже за пять тысяч верст, поклоняться водам Гангеса. В сие же время Магометане приезжают сюда для торговли разными товарами. Можно сказать, что там бывают до 500 000 человек. Индейцы, приходящие для поклонения, должны платить англичанам пошлины по одной руппий; на что англичане дают им расписку или билет для поклонения водам Гангеса, где и бывает превеликолепная церемония, а потом производится и торговля. Сие продолжается целой месяц. [30]

Пробывши в сказанном городе довольное время, я отправился в Фадифур 86. Сей город богат, славится своими великолепными зданиями и купцами, которые очень богаты. Все его жители идолопоклоники. Город обведен семью земляными валами, а за ними к самому городу выкопан ров, который наполнен водою. Ширина его простирается до 6 локтей. В прежние времена город сей был столицею Царя Могольскаго, где и до сих пор находится его дворец; но он почти весь обвалился. Здешний простой народ, не желая быть подданным Англичанам, избрал из самого себя владельца, который управляет им, не отнимая у него свободы. Тамошние жители рассказывали мне, что когда Англичане брали сию крепость, то, засыпав упомянутой ров землею, ставили к стенам города различные машины и как скоро ступили на них — оне опустились в рыхлую землю, и таким образом остались без успеха. Простой народ воспользовался сим случаем: он, взобравшись на крепость, каким кто мог орудием действовал против Англичан и погубил великое множество. — Самыя женщины, одушевляясь такою отважностию мужей своих и не могши действовать никаким военным оружием, лили кипящее масло на врагов своих. В сем сражении пало знатнейших начальников Английских 40, а простых солдат 20 000 человек; и после многих покушений, к великому стыду их, они должны были оставить свое предприятие. Главноуправляющий в сем деле Английскими войсками был Лик 87.

Из Фадифура поехал я в город Лахор 88. Он довольно велик и богат и лежит на берегу реки Рави. Климат его хорош и здоров, земля тучна и плодоносна. Здесь работают многоразличные шелковыя и шерстяные ткани. Жители его вообще идолопоклоники. В нем очень много иноземцев. Строением город сей весьма красив. Величайшую и особливую красоту сему городу придает великолепный дворец Царя Могольскаго, дворец, в котором живали прежния их Государи.

Отправившись отсюда, через 40 дней прибыл я в город Норпор или Фар 89, лежащий на горе. Первое зрелище, представившееся мне при въезде моем в сей город, было самое печальное и трогательное. Умер [31] один идолопоклоник — надобно было сжечь его. Вот какая бывает при сем церемония: положив труп умершего в довольно украшенный гроб, понесли в определенное для сожжения по их обычаю место. Покойный имел двух жен, которые, будучи одеты в великолепное и драгоценное платье, шли за гробом мужа своего. Как скоро прибыли к назначенному месту, то составили превеликой костер из дров, на которой положив шесты, положили на них труп умершаго. Как по тамошнему жестокому обыкновению жены из любви к мужу должны добровольно отдаться вместе с ним на жертву огню, для того сии две богато одетыя женщины сели по обоеим сторонам мужа их на костер. Жрецы, полив на всех трех довольно масла и других горючих веществ, вдруг зажгли костер со всех сторон, и сии две невинныя жертвы, вместе с трупом мужа их, соделались добычею огня. Окружавшие пылающий костер люди начали играть на разных инструментах и играли до тех пор, пока он с сими нещастными не превратился в пепел. — Но жены могут и не исполнять сего бесчеловечнаго обряда; их даже уговаривают родные и знакомые остаться живыми или для детей, или для достатка, оставленнаго мужьями. Но ежели оне уже решатся, уже приближается к пламени, с намерением броситься на оной, и, почувствовавши ужас, захотят возвратиться, то окружающие костер приставы угрожают им другой смертию — от сабельных ударов, которых в таком случае нещастные не избежали бы, как недостойные жизни 90.

Неподалеку от Норпора есть небольшая огнедыщущая кремнистая гора, из которой беспрестанно выходит пламя. На сей же горе есть и ключ. Акбарше, Индейскому Моголу 91, вздумалось потушить огонь, и для того приказал он посредством канала ключевою водою оный огонь залить; однакож все сие было тщетно, и его предприятие не имело никакого успеха. К сему месту собираются Индейцы из всех стран на поклонение, так что их число простирается иногда от двух сот до трех сот тысяч человек: сие бывает ежегодно. Огонь сей называют Джуаламуки 92, что по русски значит: Святая госпожа, помилуй. [32]

Я желал быть и в известном всем Европейцам знаменитом городе Кашемире 93; и чтоб удовлетворить любопытству моему, поехал туда из Норпора и по довольном путешествии прибыл в сей город, лежащий на реке Радаве 94. Во всей Индии, кроме сего города, нигде не бывает снегу, да и здесь бываемый снег никакого вреда не производит. — В сем городе много небольших рек, по коим плавают на лодках. Отсюда вывозятся известные всем народам шали. В окружности сего города и в самом городе считается до двадцати четырех тысяч станов, на которых ткут шали. — Главноуправляющий онаго города получает с мануфактур ежегодно 3000 руппий; и без его печати не смеют продать даже ни одного платка. Все же доходы, получаемые упомянутым главноуправляющим, простираются каждой год до миллиона. Жители сего города по большей части Магометанскаго закона и идолопоклоники; вообще небогаты, злонравны и безпорядочны. Управляющий сим городом есть подданный царя Кабула 95. Говорят, что длина сего города простирается до ста, а ширина до сорока верст. Вообще можно сказать, что домы Кашемирские не так-то великолепны. Жители его вообще употребляют обыкновенно в пищу вареное пшено, масло и капусту. Достаточные же люди пьют чай с молоком и чухонским маслом 96. Климат сего города хорош и здоров, равным образом и вода. Город окружен превысокими горами, на которых нет никакого растения. Англичанам чрезмерно желается завладеть сим городом, но желание их до сего времени безуспешно 97. — Число вышеупомянутых лодок простирается до двадцати тысяч.

Один из законов Кашемирских есть следующий: когда поймают разбойника в первый раз, тогда отрубают ему правую руку; если в другой раз попадается, то разрезают ему брюхо, кладут на верблюда и показывают всем на базаре; когда же умрет, то привешивают на веревке к мосту. — Окрестности Кашемира имеют приятный вид. Город окружен горами, покрытыми в летнее время яркою зеленью. В самом городе множество каналов, а в средине находится озеро, имеющее в окружности 19 верст 98. Подле онаго есть [33] гора, на которой выстроена каменная крепость. Вода в нем весьма чиста. Оно довольно глубоко. По нем всякую пятницу народ плавает в лодках для прогулки. Жители Кашемира бедны, но веселы. Богатые зарывают свое золото и серебро в землю и хранят их за тайну, которой не открывают даже и своим друзьям и которая по смерти зарывших остается неизвестною. Когда же случается перестроивать дом, тогда находят золото и серебро в медной кастрюле. Ежели Хан добрый человек, то отдает оную землю вместе с золотом и серебром хозяину; если же худой, то берет все в казну. Кашемирские жители носят платье подобное нашему стихарю, и оно общее как мущинам, так и женщинам.

Дорога из Кашемира в Семиполатскую крепость 99, простирающаяся на три тысячи верст, весьма ровна. От Иртыша простирающаяся на две тысячи верст Киргизская степь 100 также совершенно ровная. Дорога, лежащая через Калмыцкую землю 101 на пять сот верст, весьма гориста. — От Китайской границы 102 до Турфана простирается на двадцать верст ровная земля. От Турфана до Вакси 103 сто верст ровная земля. От Вакси до Ярканда тысяча верст ровная земля. От Ярканда до Кокиара 104, Китайской границы, на сто верст ровная земля. От Кокиара до Тибета на две тысячи верст каменныя, голыя, дикия горы. Дорога идет в лощине между двумя горами. Тут протекает маленькая речка. Сия страна необитаема, и караван запасается овсом от Тибета 105 до Кашемира 106, где на двести верст простираются каменныя горы. — От Кашемирской границы на двадцать верст ровная земля до самого города Кашемира 107.

Оставя Кашемир, я отправился в город Тибет и через 20 дней прибыл в оный. Он лежит на холмах; кругом его возвышаются каменныя горы, на коих, кроме небольшого количества овса 108, ничего не растет. Жители тамошние по своей бедности мелят сей овес и муку его, растворив с молоком и положив коровьяго масла, варят, и смесь сия составляет единственную их пищу. Здесь существует обыкновение, самое дурное и с здравым умом вовсе не сообразное: ежели в доме [34] есть три и четыре брата, то женою своею они имеют одну женщину 109. Родившийся от них младенец получает имя большаго брата, и таким образом одного только из них почитает своим отцом. Здесь много чаю. Шерсть для шалей сюда привозят из города Ласа 110. Все доставляемые сюда мягкие товары привозятся на овцах, которых навьючивают таким количеством вещей, какое оне поднять могут; а отсюда в Кашемир отправляют уже на лошадях. Получаемая в Кашемире с товаров тамошним управляющим пошлина каждогодно простирается до ста тысяч руппий. Главноуправляющий сего города называется Калоном 111 и подвластен Главноуправляющему Кашемира. — Отсюда до Кашемира щитается до двух сот верст. Дорога очень камениста, и потому путешественники жалуются на нее. Недостатки сего города вознаграждаются избытками города Кашемира.

В Тибете можно продать много русских шелковых золотых товаров, кои охотно покупает народ, называющийся Чаба 112. Он привозит из Лассы много козьяго пуху в Тибет, а отсюда оный идет в Кашемир. Дорога из Лассы в Тибет продолжается три месяца.

В Индии по причине жаркаго климата находится множество всяких насекомых. Там почти в каждом доме живут змеи; и когда хозяин, увидевши змею в своем доме, захочет освободиться от оной для безопасности, а особливо более детей, тогда призывает к себе человека, который умеет ловить их и каковых людей там довольно — за что платит ему небольшое число денег. Он начинает играть на свирели особенным образом и произносит втайне некоторые слова. Припалзывает змея, находящаяся в том доме. У сего человека на руке надет железный обруч; и он, взяв змею, вертит ее до тех пор, пока она из сил не выбьется, тогда кладет ее в корзину и, отнеся в лес, пускает на свободу.

По выезде моем из Тибета, пробыв 40 дней в дороге, прибыл я в город Яркант. Сие путешествие для меня было очень скучно: ибо бесплодие той дороги, по которой я ехал, величайшие рвы и высочайшия горы, [35] в числе которых есть ледяныя, рождали в душе моей несносное чувство горести, и это чувство тем более увеличивалось, что все места сии необитаемы 113. И так, чтобы проехать их скорее было единственным моим желанием. — Наконец, показался город Яркант. Густыя рощи, его окружающия, представляют путешествователю довольно приятное и утешительное зрелище.

В сем городе я пробыл довольно времени. От тамошних жителей узнал я, что он за 50 лет пред сим был под властию Татар, потомков Чингис-хана, и хотя до сих пор жители его Магометанского закона, однакож он принадлежит Китайцам 114. Здесь Китайских войск более двух тысяч с их начальниками, которых называют здесь Анабаном 115, и около трех тысяч Китайцов, которые упражняются в торговле. Климат сего города хорош, но вода дурная, зданий красивых нет совсем, жители в посредственном состоянии. Хотя, говоря о прочих временах года, я назвал климат здешний хорошим, однакож во время осени я нигде худшаго не видывал. Здесь почти во всю осень небо покрыто облаками. Непонятная и неизвестно откуда наносимая пыль 116, падая сверху в виде дождя, здесь очень скучным делает все это продолжение времени. Случается очень часто, что от великой сырости в воздухе появляются здесь красноватые насекомые, которые у жителей тамошних именуются корбитом 117. Ежели кого укусят сии насекомые, то редкой из таковых не лишается жизни.

Когда вместо дождя идет упомянутая пыль, то жители знают, что следующий год будет плодоносен; но ежели идет дождь обыкновенный, то значит, что следующий год будет чрезвычайно безплоден; и по сему случаю бывают свойственныя им молебствия. Упомянутая пыль столь густо идет сверху, что даже лучи солнца не могут проникнуть густоты ея — и это продолжается иногда до 7 и 8 дней. Пыль сия столь мелка, что сквозь малейшую скважину пробиться может. — Анабан или главноуправляющий Китайский, не понимая языка тамошних жителей, переводчиком своим имеет одного из Магометан, который называется по [36] тамошнему Беком и получает за сие довольное жалованье. Бек сей, кроме этой должности, имеет право решить тяжбы жителей сего города, и в известное время он обязан по сему находиться в судебном месте онаго главноуправляющаго; в присутствии же его он не может ни стоять на ногах, ни сидеть, но должен стать на колени и извещать его о делах, на нем лежащих, и, получив от него решение, должен посылать на утверждение к Государю своему. — Кроме вышесказанного города, Китайцы владеют еще и сими городами: Худаиом, Гашгиром, Ахсуею, Дуробаном и Илоею 118. В каждом из них есть управляющий из Китайцев, коего должность та же, какая и Главноуправляющаго Яркантом. В городе Иле, или Кульжа, множество Китайцев: их считается там более десяти тысяч. Китайцы, находящиеся в сем городе, чрезмерно ленивы: в том только и проводят время, что курят табак; при сем том и горды. Жителям здешним невозможно никаким образом выехать без пашпорта из сего города, ибо очень много смотрителей: это есть одно средство, которое употребляют Китайцы для укрощения своевольства.

Оставя город Яркант, отправился я в Ахсу и через 13 дней прибыл в оный. Ахсу невелик, но очень много имеет изрядных зданий. Он лежит в лощине и разделен на две части: в одной живут Китайцы, а в другой Магометане, и друг с другом производят хороший торг. Климат его здоров, а изобилие умеренное.

Отправившись из города Ахсу, через 3 дня прибыл я в город Турфан 119. Он невелик и некрасив; и поелику жители его очень бедны, то и нет там ничего достопамятнаго. Отсюда в 20 верстах находятся границы, которыми отделяются здешния земли от земель Киргизцев 120.

Выехав из Турфана, через три месяца прибыл я в Семипалат. Дорога для меня была очень приятна, потому что в продолжение оной видел я множество различных народов, как-то: Калмыков, Киргизцев, Козаков, народов, которые все вообще кочуют по полям и живут в полатках, не упражняются совсем в земледелии, питаются молоком коровьим и лошадиным, из [37] которого много делают творогу. Главное богатство их состоит в скоте. Скотоводство есть единственное их занятие. В торгу у них деньги не употребляются, но место их заступает мена вещами. Постоянных жилищ здесь вовсе не знают: где найдут хорошую пажить, там со всем скотом и останавливаются. По сему очень часто переменяют места жилищ своих. Для путешественников очень опасно встречаться с ними, потому что они грабят. — Город Семипалат лежит на берегу реки Иртыша, которая отделяет собственно Российские пределы от земель, принадлежащих сим диким народам.

От Семипалата две тысячи верст ровная Киргизская земля до Кохана 121. В Кохане есть Татарский хан, имеющий пятьдесят тысяч войска.

От Кохана тысяча пять сот верст ровная земля, до Бухары. Бухарский шах содержит шестьдесят тысяч человек войска 122.

От Бухары до Кабула, столицы Авганского Государства, тысяча пять сот верст; дорога немного гориста. — Авганский владетель содержит более пятидесяти тысяч войска.

От Кабула до Пешаура 123 сто верст дорога между каменными горами.

От Пешаура идет дорога на Кашемир, или на Лагор, столицу Индейского Государства 124, триста верст.

Из Семипалата 7 дней ехал я на почтовых лошадях до Омской крепости, где я удостоился видеть почтенную особу Генерала Глазенапа 125. По справедливости он достоин великаго уважения. К путешественникам он очень ласков. Объехав столько земель, примернаго ему начальника нигде я не видал. Сколько снисходителен он и добр к людям, препорученным его покровительству, столько страшен близь обитающим диким народам; ибо при одном его имени каждый содрагается и потому путешественники без всякаго страха совершают свое путешествие.

Отправившись из Омской крепости, по довольном времени прибыл я к Макарью в то самое время, когда бесчисленное множество различных народов, со всех [38] сторон съехавшихся, производили великий торг 126. Подобной ярмонки я нигде не видал. Чувство радости и удовольствия исполняли сердце каждого торгующаго здесь, и имя человеколюбиваго и мудраго Александра раздавалось повсеместно.

Наконец, благодаря Провидению, я удостоился видеть и Москву. — Сердце, давно уже горевшее сильным желанием узреть сию знаменитую, древнюю Столицу России, наконец, удовлетворилось в своем желании, и удовлетворение сие тем для него восхитительнее, что я в самом существе видел те великолепныя здания, те колоссальныя храмы и башни, ту многочисленность жителей, то богатство их, ту благоразумную пышность, и — что всего дороже — ту образованность умов, ту кротость и доброту сердец, то гостеприимство и приветливость, о которых до сих пор знал я по одним только отзывам и в самых даже отдаленных странах! Первым желанием по приезде моем в Москву было посмотреть Терем Вашего Императорскаго Величества, сооруженный Предками Вашими. — Через посредство благодетелей моих удовлетворил я совершенно моему любопытству. Таким образом, мне позволено было взойти в Терем, где узрев великое множество драгоценных камней, золота и серебра, богато украшенные троны и блистающия в лучах, подобно солнечным, короны Предков Вашего Императорского Величества, я воображал, что тут собраны все драгоценности Природы; и это воображение исполнило сердце мое сыновним благоговением к Монархам России 127, и в этом благоговении я умолкаю.

Конец

Комментарии

1. Имеется в виду начало первого путешествия Р. Данибегашвили, совершенного им в 1795—1796 гг. Интересно отметить, что автор вовсе не упоминает о начале и целях третьего (главного) путешествия (1799—1813), описание которого фактически составляет содержание всей книги.

2. Дата отъезда Данибегашвили относится к первому путешествию, ибо главное (третье) путешествие, описание которого фактически составляет содержание книги, было начато осенью 1799 г.

3. Подразумевается царь Картли и Кахети (Восточная Грузия) Ираклий II, пославший Р. Данибегашвили в первое путешествие.

4. Живший в Мадрасе богатый армянин — Яков Шахамирян (Шамир-ага), известный армянский патриот второй половины XVIII в. Он родился в селе Новая Джульфа в окрестностях Исфахана (Иран) и начал свою трудовую жизнь портным, а затем в поисках счастья отправился в Индию, где обосновался в городе Мадрасе. За долгие годы жизни здесь Шахамирян приобрел огромное состояние и стяжал прозвище “индийского креза”. Умер он в возрасте 74 лет в 1797 г. Мечтая о возрождении независимости Армении, разделенной в 1639 г. между Турцией и Ираном, он прилагал много усилий для восстановления государственной целостности своей Родины и видел избавителя армян от их исторических бед в лице грузинского царя Ираклия II (последний, как известно, покровительствовал армянам и даже отбил у персов Ереван, являвшийся центром Ереванского ханства). Сохранилась грамота, пожалованная Шахамиряну Ираклием за те [40] услуги, которые армянский богач оказывал грузинскому царю в политических и экономических делах.

5. Лори — город в древнегрузинской провинции Ташири (располагался в бассейне реки Дебеты). Данибегашвили имеет в виду всю провинцию, которую Ираклий II собирался заселить репатриированными армянами. В настоящее время она входит в Армянскую ССР.

6. Далее, по-видимому, речь идет о третьем путешествии, которое Р. Данибегашвили предпринял в 1799 г. по приказу сына Ираклия — царя Георгия XIII. По неизвестной причине в книге опущено место об отправлении Р. Данибегашвили в третье путешествие.

7. Ахалцеха (правильнее Ахалцихе) — город в Южной Грузии; в эпоху Данибегашвили принадлежал Турции и являлся центром пашалыка. После окончания русско-турецкой войны 1828—1829 гг. был возвращен Грузии.

8. Под “турецким владением” Данибегашвили подразумевает юго-западную часть исторической территории Грузии, в XVI— XVIII вв. находившуюся под властью турок (османов), — провинции Месхети, Джавахети, Тао, Кларджети, Лазистан.

9. На современных картах Эрзрум. Расположен в верховьях реки Евфрат, в северо-восточной части Турции.

10. По пути из Ахалцихе в Арзрум Р. Данибегашвили должен был видеть хребты Эрушотский, Арсиянский и другие, входящие в горную систему Северного Армянского Тавра, а также вулканические возвышенности Закавказского нагорья.

11. Речь идет не о колодцах, а о фонтанирующих родниках, весьма часто встречающихся на улицах и площадях городов Азиатской Турции.

12. Кизяк — топливо, приготовляемое из навоза домашнего скота. И в наши дни широко используется во многих безлесных областях.

13. Муш — город в Восточной Анатолии, западнее озера Ван.

14. Монастырь Глака, или (у армян) святого Карапета, основанный ассирийским монахом Глаком и игравший большую политическую роль в жизни Турецкой Армении.

15. Сарачинское пшено — старинное русское название риса.

16. Аргана — нынешний Эргани в юго-восточной Турции. Медь добывается здесь и в настоящее время.

17. Фала как город в современную эпоху уже не существует.

18. Мертин — Мардин, в юго-восточной Турции, близ границы с Сирийской Арабской Республикой.

19. В переводе на метрические меры — 2,1 км. В действительности высота местоположения города Мардина не достигает и 1,5 км.

20. Тиярбекир — современный Диярбакыр в Турции.

21. Мусол — Мосул. Под Шатом автор подразумевает реку Тигр (арабы называют ее "Шат", персы — "Тигра").

22. В эпоху Данибегашвили Багдад входил в состав Османской империи.

23. Правильнее “джиср” (араб.) — понтонный мост.

24. Басра — город на юге Ирака.

25. Пакетбот, то есть почтовое судно.

26. Багра и Бошерно — по всей вероятности, города Басра и Бушир.

27. Имам — титул верховного правителя в мусульманских теократических государствах.

28. Бомбей — Бомбей.

29. Панкала — Бенгалия (см. примеч. 65).

30. Кабер, или Фарс, — имеются в виду парсы, зороастрийцы, потомки персов, поселившихся в Индии в IV—VII вв. н. э.

31. Колумб — то есть Коломбо, главный город Цейлона.

32. Манар расположен на одном из островов, составляющих архипелаг Адамов мост.

33. Северо-западная часть Цейлона с древнейших времен славится добычей жемчуга. Под “черными жителями” Данибегашвили, вероятно, понимал тамилов, составлявших значительную часть жителей Цейлона. И сейчас тамилы, переселившиеся на остров из Южной Индии, составляют 1/4 цейлонского населения.

34. В современной Индии культ коровы сохраняется и употребление говядины в пищу считается тяжким грехом.

35. Бондочери, или Кост-Малвар, — город Пондишери на восточном побережье Индии. С 1674 по 1954 г. — колония Франции. В период 1793—1816 гг. городом владели англичане.

36. Здесь, по-видимому, речь вновь идет о тамилах.

37. Тракбер — Транкебар, к югу от Пондишери. Англичане забрали Транкебар у голландцев в 1801 г.

38. Идолопоклонниками европейцы называли последователей индуизма.

39. Тамильский язык.

40. Тинабатяном — Чинапаппатанам, название той части Мадраса, где селились местные жители.

41. Форт св. Георга в Мадрасе.

42. Пан (у Данибегашвили “Фан”) — бетель, смесь для жевания, приготовляемая из листьев перечного растения (Piper betel) вместе с различными приправами.

43. Христиане-несторианцы считают первым проповедником христианства в Индии апостола Фому, который был, согласно этой легенде, погребен в Милапусе (Майлапур) — ныне пригород Мадраса. В своих записях автор рассказывает о гробнице апостола, восстановленной в 1547 г. португальцами, и соборе св. Фомы, расположенном неподалеку.

44. Ранхун соответствует современной столице Бирмы — городу Рангуну, Беку — искаженное Пегу, название царства в южной Бирме.

45. Мушли-Бандар, или “Рыбный порт”, — другое название города Масулипатама, расположенного на восточном побережье Индии в дельте реки Кистны.

46. Река Рангун, впадающая в залив Мартабан.

47. В действительности жители Бирмы относятся к желтой (монголоидной) расе. По-видимому, Р. Данибегашвили различал только черную и белую расы.

48. Хавабармай — соединение двух слов: Хава, или Ава, и Барма (Бирма). Ава— название древней столицы Бирмы, развалины которой расположены в верхнем течении Иравади выше города Мандалая. Речь идет о бирманцах в узком значении — о племени, населявшем северную часть современного Бирманского государства. Из этого племени происходила династия Конбаун, царствовавшая в Бирме с 1752 по 1885 г.

49. Имеются в виду священнослужители буддийской религии (в Тибете называющиеся “ламы”) и индуизма (брахманы).

50. Бирма славилась тиковым деревом (Tectona grandis), дававшим высококачественный материал для судостроения. Оживленный вывоз этого сырья через Рангун в эпоху путешествий Р. Данибегашвили подтверждается бирманскими и английскими источниками.

51. “Ховарбаиом”, очевидно, не титул и не собственное имя, а слово, обозначающее принадлежность должностного лица (управляющего городом Рангуном) к бирманскому племени (см. примеч. 48).

52. Описанный путешественником “смешной” и в то же время унизительный этикет поклонения бирманских сановников своему царю и дальнейшее повествование о злоключении самого Р. Данибегашвили, едва не стоившем ему жизни, вполне гармонируют с деспотическим духом правления Бодопай (1781 —1817) — одного из типичных представителей династии Конбаун. объявившего себя “грядущим Буддой”.

53. В конце XVIII и начале XIX вв. Рангун был крупным центром судостроения.

54. По бирманским и английским источникам, в Рангуне при Конбаунах действительно проживало многочисленное и влиятельное армянское население: “Наиболее влиятельной в Рангуне была армянская колония, она имела здесь свою церковь; некоторые из армянских купцов были крупными портовыми чиновниками и приближенными правителя” (M. Symes, An Account of an embassy to the Kingdom of Ava sent by the Governor-General of India in the year 1795, London, 1880, цитир. по М. Г. Козловой, 1962, стр. 134).

55. Ягут (яхонт) — имеется в виду драгоценный камень рубин. В Бирме рубин издревле добывался в Могокских горах к северо-востоку от Мандалая.

56. Английское завоевание Бирмы осуществилось в основном после посещения этой страны Рафаилом Данибегашвили (в результате войн 1824—1825, 1853 и 1855 гг.).

57. Колкада, или Калкада, — так автор называет Калькутту.

58. Фактически речь идет о тиграх, которые водились в лесах Араканского побережья Бирмы по меньшей мере до конца XIX в. Прежде “львами” называли вообще всех крупных кошек — львов, тигров, барсов, леопардов.

59. В Бирме имеется несколько рок, носящих название Кикая. Р. Данибегашвили посетил ту из них, устье которой находится на расстоянии двух дней пути от города Бахар-Канна. Поэтому его “река Кикая” соответствует, скорее всего, одному из рукавов, на которые разбивается река Каладан в области своей дельты.

60. Ловля рыбы приманиванием их па свет широко распространена в целом ряде стран, в том числе и в Бирме.

61. Под названием Бахар-Канн Р. Данибегашвили описывает ранее существовавший на западном побережье Бирмы город Аракан. Параллельные названия его — Дагнавади, Мрогунг, Мрохаун. Подробное обоснование тождества Бахар-Канна и Аракана см. в наших статьях (Маруашвили, 1967).

62. Залив реки Гангеса — бухта Хугли, - в которую впадает одноименный рукав нижнего течения Ганга.

63. Ларт — искаженное слово лорд. В 1798—1807 гг. Ост-Индскую компанию возглавлял лорд Уэлсли, а в 1807—1822 гг. лорд Майнтоу.

64. Английская Ост-Индская компания, которой принадлежали британские владения в Индии.

65. Имеется в виду бенгальский язык, или бенгали. Путешественник считает Панкалу городом, но в действительности его слова относятся к провинции Бенгалии. Панкала — искаженное слово Бангала, то есть Бенгалия, на местных языках.

66. Под “черными войсками” подразумеваются сипаи — солдаты, набранные из коренного индийского населения английскими властями.

67. Старинная крепость Калькутты — Форт-Вильям, построенный англичанами в 1696—1702 гг.

68. Сирампур — Серампур, расположен к северу от Калькутты. Р. Данибегашвили ошибся: Серампур принадлежал Дании до 1845 г.

69. Чичра — ныне Чинсура, севернее Серампура. В рассказе о Чинсуре Р. Данибегашвили допускает ошибку: Чинсура принадлежала голландцам до 1825 г.

70. Маршитабат, или Махсутабат, — Муршидабад (прежнее название Махсусабад).

71. Набаб (наваб) — в данном случае титул правителя Бенгалии, ставленника англичан, после 1764 г. никакой реальной властью не обладавшего.

72. Язык хинди.

73. Мункир — Монгхир.

74. Красное и черное деревья — названия различных ценных пород деревьев, древесина которых используется для изготовления мебели, отделки помещений и т.д. Красным деревом в Индии называют саппан (Caesalpina sappan), a черным деревом — эбеновое дерево с очень крепкой и тяжелой древесиной (Ebenaceae).

75. Азимабат, или Фатона, — город Патна па правом берегу Ганга.

76. Патна — старинный город, был известен под названием Паталипутра еще в III в. до н. э. В конце XVII в. наместником Патны был назначен Азии, внук правителя Могольской империи Аурангзеба. Тогда город получил наименование Азимабад, которое было в ходу до середины XIX в.

77. Нечто похожее на описанный обычай упоминается и у Фр. Бернье (1936, стр. 266—267).

78. Банарис — Бенарес, современный Варанаси.

79. Лакнахор — город Лакхнау на правом берегу реки Гумти (приток Ганга). В эпоху Р. Данибегашвили столица Ауда, субсидиарного, зависимого от англичан княжества. В качестве советника при навабе (правителе) Ауда находился английский чиновник (“резидент”).

80. Видимо, Р. Данибегашвили имел в виду курми, главную крестьянскую касту Ауда, а быть может “хурдом”, что означает “простой народ”.

81. Камбер — Канпур на правом берегу Ганга.

82. Фарахапат — Фаррухабад. Был зависимым от Ауда княжеством. В 1801 г. передан англичанам, а в 1802 г. наваб Фаррухабада отказался от власти и стал получать пенсию от англичан.

83. Меред — Мирут. Приведем также толкование нескольких названий, употребленных Р. Данибегашвили далее в тексте. Шахчинабат — Шахджаханабад. Так в XVII в. называли Дели в честь правителя Могольской империи Шах-Джахана. Чума-Мечет — Джама-Масджид, соборная мечеть. Чмана — река Джамна.

84. Видимо, опечатка. Нужно Делского, то есть Делийского. Дели был взят англичанами в 1803 г., но формально оставался под призрачной властью Могольского правителя.

85. Путешественник, видимо, описывает город Сринагар, расположенный на южном склоне Гималаев в Гархвале и являвшийся крупным религиозным, торговым и политическим центром Северной Индии. Сринагар Гархвальский в 1984 г. был снесен до основания при прорыве берегов озера Гохна, образовавшегося в результате горного обвала на склоне Гималаев. Соломон Иорданишвили (редактор и комментатор грузинского издания книги Р. Данибегашвили в 1950 г.) ошибочно отождествлял “Сиринагор” путешественника со Сринагаром Кашмирским, который упоминается в другом месте книги под названием “Кашемир”.

86. Возможно, что речь здесь идет о городе Фирузпур-Джхирка в Пенджабе, где находились руины дворца Фируз-Шаха Туглака, правителя Делийского султаната в 1351—1388 гг. В 1803 г. в Фирузпур вступил английский отряд армии генерала Лейка. Однако сведения, услышанные Р. Данибегашвили, о трудности его взятия и больших потерях англичан, по-видимому, преувеличены. С 1803 по 1836 г. Фирузпуром управлял местный князь (наваб). Но невозможно точно установить, какой город скрывается за "Фадифуром" Р. Данибегашвили. Некоторые сообщения путешественника подходят и к Бхаратпуру (около Агры).

87. Лик — генерал Джерард Лейк, командовавший английскими войсками во вторую англо-маратхскую войну (1803—1805) при штурме Дели и Агры.

88. Город Лахор находится в Западном Пенджабе (Пакистан). Дворец был построен Могольским правителем Джахангиром в 1622—1627 гг.

89. Норпор—Нурпур в округе Кангра, у подножия Гималаев, в 150 км к северо-востоку от города Амритсара.

90. По представлениям индуистов, смерть мужа вызывается прегрешениями жены. Поэтому преданные жены обычно исполняли так называемое сати — сжигались заживо на погребальном костре вместе с челом мужа. Этот жестокий обычай был запрещен еще в XVI в. Акбаром, но в действительности просуществовал вплоть до XIX в. Последнее подобное публичное сожжение произошло в 1870 г.

91. Акбарша — Акбар, Великий Могол, правивший в 1556— 1605 гг.

92. Джавала-Мукхи — храм у места выхода естественного газа в округе Кангра. Название означает “рот богини”, a также “вулкан”.

93. Данибегашвили имеет в виду столицу Кашмира — Сринагар. Название Кашмир, или Кашемир, для обозначения города Сринагара употреблялось и другими авторами (у русского путешественника Филиппа Ефремова упоминается “местечко Кашемир”). По Фр. Бернье (1936, стр. 319), столица Кашмира в XVII в. носила такое же название, как и все государство.

94. Сринагар стоит на реке Джелам, а не на Рави, как, по-видимому, думал Данибегашвили. Джелам и Рави являются притоками Инда.

95. После распада государства Великих Моголов Кашмир в 1756 г. был подчинен афганцами, а в 1819 г. его завоевали сикхи.

96. Имеется в виду топленое масло — гхи. Чухонцами в России до революции 1917 г. называли эстонцев.

97. Англичане овладели Кашмиром в 1848 г.

98. Озеро Вулар в долине реки Джелам.

99. Семиполатская крепость — нынешний Семипалатинск в Казахской ССР.

100. Киргизская степь — степная и пустынная область в Казахстане, простирающаяся от Алтая и Тарбагатая до Южного Урала.

101. Калмыками в то время называли и киргизов и ойратов, а иногда и уйгуров.

102. Китайской границей здесь названа граница Российской империи с Китаем.

103. Вакси — вероятно, город Аксу в Синьцзяне. В дальнейшем Данибегашвили называет его Ахсу.

104. Кокиар — Кокъяр па северном склоне хребта Тизнаф, южнее Каргалыка.

105. “Тибетом” Р. Данибегашвили называет город Лех в Малом Тибете (в Ладакхе). Аналогично обозначают этот город также и Филипп Ефремов и армянские путешественники-купцы XVIII в. братья Григорий и Данила Атанасовы.

106. Речь идет о караванном пути, пересекающем хребты Куньлунь и Каракорум.

107. Окрестности Сринагара — Кашмирская долина.

108. Упоминание овса в качестве основной сельскохозяйственной культуры окрестностей Леха — ошибка, вызванная, скорее всего, неточным переводом соответствующего места грузинского оригинала книги Данибегашвили на русский язык. Вокруг Леха сеется ячмень, и, надо думать, путешественник имел в виду именно эту культуру.

109. Данную форму группового брака английский ученый Дж. Ф. Мак-Ленан назвал тибетской полиандрией. Филипп Ефремов при описании Тибета рассказывает о поразившем его обычае многомужества. Полиандрия среди тибетцев существует и сейчас.

110. Ласа, или Ласса, — город Лхаса, столица Тибета.

111. Калон — член так называемого кашага, совета, или кабинета, далай-ламы. Этот совет был создан в XVIII в. китайским императором Цянь Луном.

112. Чаба — племя кочевников “чампа”, живущее в Ладакхе. Русские товары завозились в Тибет уже в XVIII в.

113. На пути из Леха в Яркенд Р. Данибегашвили перевалил через хребты Каракорум и Куньлунь. Этот маршрут детально описан подполковником генерального штаба русской армии 13. Ф. Новицким (1903 г.). Согласно этому автору, здесь приходится преодолевать 10 перевалов высотой от 11 300 до 18 550 футов, 6 из которых даже летом покрыты снегом и льдом.

114. Говоря о жителях Яркенда — мусульманах, путешественник имеет в виду уйгуров.

115. Анабан, точнее амбань, - название должности представителя центральной власти Китая в Синьцзяне и Тибете.

116. Лёссовая пыль, выносимая ветрами из пустынь (в данном случае из пустыни Такла-Макан), оседающая по их краям и создающая плодородные почвы.

117. Корбит — возможно, разновидность летающих клопов, распространителей опасных заболеваний.

118. Худан — Хотан, Гашгир — Кашгар, Ахсу — Аkcv, Дуробан — Турфан, Или — Кульджа.

119. Турфан — Учтурфан.

120. Под киргизцами (киргизами) тогда понимали и казахов.

121. Кохан — город Коканд (ныне в Узбекской ССР); в эпоху Р. Данибегашвили столица Кокандского ханства.

122. Имеется в виду эмир Бухарский.

123. Пешаур — Пешавар в Пакистане.

124. Индейское государство — в данном случае государство сикхов.

125. Глазенап Г. И. (1750—1819) — один из видных военных деятелей России.

126. Подразумевается ярмарка, которая до 1816 г., когда пожар уничтожил ярмарочные постройки, устраивалась в уездном городе Макарьеве, близ Нижнего Новгорода (ныне город Горький). Тбилисские купцы в конце XVIII и начале XIX в. часто ездили па эту ярмарку.

127. Присоединение Восточной Грузии (Картли-Кахетинского царства) к России произошло в 1801 г., поэтому Данибегашвили как грузин после возвращения из третьего путешествия мог считать Россию своим отечеством.

Текст воспроизведен по изданию: Путешествия Рафаила Данибегашвили в Индию, Бирму и другие страны Азии 1795-1827. М. Прогресс. 1969

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.