Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АЛЬБЕРТ БУРХ, ИОГАНН ФЕЛДТРИЛЬ

ПОСОЛЬСТВО А. БУРХА И И. ФАН ФЕЛТДРИЛЯ К ЦАРЮ МИХАИЛУ ФЕДОРОВИЧУ

в 1630 и 1631 гг.

Приложение 5.

1600 г. март. Дело по челобитной нидерландского торговца Еремея фан дер Гуса о даче ему жалованной грамоты для свободной торговли в Москве.

Царю государю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии бьет челом Голанские земли гость Еремей Иванов: бил челом тебе государю царю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии Мутца Петров, чтоб ты, государь, пожаловал Ондреяна Лукьянова да меня Еремейка Иванова своею царскою жаловалною грамотою, чтоб нам торговати по прежнему, как мы торговали по прежней твоей царьской жаловалной грамоте на Москве и всякими узорочными товары и дорогие составы к [CCCXVII] твоей царской казне и [а]птеки. Милостивый царь, государь и великий князь Борис Федорович всеа Русии, покажи милость, пожалуй нас иноземцов, вели нам дати свою царьскую жаловалную грамоту, чтоб нам было поволно по твоей царьской милости ездити торговати к Москве, а к твоей царьской казне привозити всякие узорочные товары и питья фряские, что к твоей царьской казне годно; а мы, государь царь и великий князь Борис Федорович, всеа Росии самодержец, твоему царскому величеству ради служити верою и правдою; а у нас, государь, ходят корабли свои в Виницею и в Ындею, потому нам мочно промыслить всякими узорочными дорогими товары и всякими зельи оптекарскими, потому что там зелье оптекарское родитца. Милосердый государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии, смилуйся, пожалуй.—

Божиею милостию мы великий государь царь и великий князь Борис Федорович, всеа Русии самодержец (титул), и сын наш, великий государь царевич князь Федор Борисович всеа Русии, пожаловали есмя Галанские земли гостей Ондреяна Лукьянова сына Себрехта ….. царство и в ыные наши государства в нашу отчину в велики Новгород, и во Псков, и в Ыван-город, а привозити им всякие товары которые к нашей царской казне пригодятца; да и всякие б [това]ры свои в наших государствах продавати, а наших государств товары купити и меняти на свои товары, а как они в котором году в наших государствах исторгуютца, а похотят ехати в свою землю за море и им бы в свою землю поволно было ехати и опять приехати в наши государства и торговати поволною торговлею, а пошлину с их товаров велети имати потому ж как и с ыных иноземцов нашу царскую пошлину по нашему указу емлют. И мы великий государь царь и великий князь Борис Федорович, всеа Русии самодержец, и сын наш, великий государь царевич князь Федор Борисович всеа Русии, Галанские земли гостей Ондреяна Лукьянова сына Себрехта да Еремея Иванова сына Фандергуса пожаловали в наше государство к нашей отчине х карабелной пристани в Усткол и на Двину к новому Архангелскому городу и в наше Московское царство и в нашу отчину в великий Новгород, и во Псков, и в Ыван-город и выные наши государства со всяким товаром приезжати и торговати поволили на всякой товар поволною торговлею и товар им свой на пристани в Устьколь и у Колмогорского города, которой товар пригодитца, в анбары поволили есмя класти; а как они в котором году в наших государствах исторгуютца [CCCXVIII] и похотят ехати в свою землю за море и им в свою землю по нашему царскому повеленью ехати безо всякого задержанья и зацепки с проезжими грамотами ис посолского приказу; а похотят гости Ондреян Лукьянов сын Себрехт да Еремей Иванов сын Фандеркус себе на приезд в наших государствах у карабелной пристани и на Двине в Колмогорском городе дворы поставити, и им дворы себе в тех городех поставити, а пошлин с их товаров велели есмя с них имати по нашему уложенью.

Дана ся наша царская жаловалная грамота в государствия нашего дворе в царствующем граде Москве, лета от создания миру 7108, марта месяца.

М. Гл. арх. М.И.Д.

Приложение 6.

1600 г. 21-го декабря. Дело по челобитной нидерландского торговца Ульяна Ульянова о даче ему и находящимся при нем двум людям проезжей грамоты из Москвы в Псков и обратно.

Царю государю великому князю Борису Федоровичю всеа Русии бьет челом иноземец Недерлянскые земли гость Ульян Ульянов: милостивый царь государь и великий князь Борис Федорович всеа Русии покажи милость, пожалуй государь, вели мне дати свою царскую проезжую грамоту, чтобы, государь, мне ехати с Москвы во Псков для товару купити, что мне годно, на те свои ефимки, что которые яз с собою привез от Архангелского города; а как, государь, яз во Пскове товары куплю и мне бы, государь, ехати изо Пскова к Москве по той ж твоей государевой грамоте проезжой. А со мною, государь, будут здешние рузскые два человека, один Анца немчин, а другой Ондрюшка русак, и будет, государь, мне лучитца тех людей своих которого своего человека послати для своей товарные нужи изо Пскова до Риги, и мне бы, государь, поволно было того своего человека изо Пскова в Ригу послати безо всякые зацепки и задержания, по той ж твоей царской проезжей грамоте. Царь государь и великий князь Борис Федорович всеа Русии, смилуйся, пожалуй.—

От царя и великого князя Бориса Федоровича всея Русии, от Москвы по городом до Великого Новагорода и до Пскова и от Пскова до Москвы бояром нашим и воеводам и диаком и всяким нашим приказным людем. Бил челом Недерлянские [CCCXIX] земли гость Ульян Ульянов: едет он во Псков купити товаров руских на ефимки, а с ним два человека, один немчин Анца, а другой русак Ондрюша, и нам бы его пожаловати велети ему дати наша проезжая грамота; и как Ульян Ульянов с людми с Анцою да с Ондрюшкою в которой город приедет и выб Ульяна Ульянова и его людей немчину Анцу да русака Ондрюшку с товары велели пропущати без задержанья, а во Пскове боярину нашему Ондрею Ивановичю Голицыну да дияку нашему ….. Щербачову велети ему дати торг ….. а как исторгуется и его Ульяна отпустить к Москве с людми его и с товаром; а прочитая сю нашу и списывая сь ее противен отдавали назад Ульяну.

Писана на Москве, лета 7109 декабря в 21 день.

М. Гл. арх. М.И.Д.

Приложение 7.

1613 г. июнь. Жалованная грамота данная Георгию Кленку и Марку Маркуссону де Фогелару с товарищем на свободную торговлю в России, с льготою платить лишь половину пошлин.

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьют челом Галанские земли гости Юрьи Иванов сын Клинк с товарыщи: торговали, государь, в Московском государстве при царе и великом князе Федоре Ивановиче всеа Русии и при иных государех царех от тех мест и до сех мест товарыщи мои Марко Юстров де Фогелар да Ондреян Лукьянов, и нам, государь, были даваны прежних государей царей жаловалные грамоты, что было нам волно ис своей земли приезжати в Московское государство со всякими товары и торговати; и мы, государь, в Московское государство ис своей земли приезжали и товары всякие про царьские обиходы из-за моря вывозили и по ся места, и за ту, государь, нашу послугу прежние государи цари давали нам жаловалные грамоты, что нам с своих товаров пошлины по городом давати половина, и дворы, государь, были поставлены на Москве на Николском кресце и на Вологде и на Колмогорах и у Архангелского города. И после, государь, царя Василья Московское государство разорилося, двором нашим на Николском кресце на Москве завладели литовские люди со всем животом и двор сожгли; да у нас же, государь, на Вологде в разоренье литовские и [CCCXXX] воровские люди на нашем дворе товары и животы наши и статки розграбили, а двор сожгли; да в нынешнем, государь, во 121 году шол я от Архангельсково города с своими со всякими товары в судне к Вологде и к Ерославлю и к Москве, и не дошед, государь, Вологды, судно наше со всякими товары замерзло на Тотме. И пришли, государь, на Тотму литовские люди и Тотму разорили и животы наши и товары всякие пограбили и судно сожгли и меня, государь, мучили и людишок моих трех человек в полон взяли, а меня муча толко жива покинули. И от того, государь, нам от московского, и от вологоцкого и от тотомского разоренья стали нам убытки великие и одолжали; и грамоты, государь, у нас жаловалные прежних государей царей на Тотме в разоренье и спропали, а осталося, государь, у нас от тотомского разоренья одна жаловалная грамота царя Василья и от той грамоты печать оторвали воровские люди. Да после, государь, московского же разоренья ……. и правители Московского государьства по нашему челобитью пожаловали, прежних государей царей жаловалных грамот не порудили, пошлины с наших товаров велели ……. половину жь. И в нынешнем же, государь, во 121 году в Ерославле били мы челом тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, о проезжей грамоте, и ты, государь, нас пожаловал, велел нам дати проезжую грамоту по городом до Архангелсково города и не велел ты, государь, у нас рудити прежних государей царей жаловалных грамот; а болшую свою царьскую жаловалную грамоту рекся ты, государь, пожаловати на Москве. И ныне, государь, товарыща нашего Марка Юстрова де Фогеларя в животе не стало, а в его место торгует сын его Марко ж Марков. Милостивый государь и великий князь Михайло Федорович всея Русии, пожалуй нас своим царьским жалованьем, вели нам царя Василья жаловалную грамоту переписати на свое государево царево и великово князя Михаила Федоровича всея Русии имя, чтоб по твоей по жаловалной грамоте имали на нас с наших со всяких товаров твою царьскую пошлину ……. по прежнему половину, а мы тебе, государю, ради работать и из-за моря ……. привозити, что пригодитца в твою царьскую казну и в сей земле ……. годно. Царь государь и великий князь Михайло Федорович всея Русии, смилуйся, пожалуй.—

Бога в Троице славимого милостию мы великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец (титул), пожаловали есмя Голанские земли гостей Юрья Иванова сына Клинка да Марка Маркова с товарыщем их, хто [CCCXXI] y них будет третей товарищ, что били они челом нашему царскому величеству, чтоб нам их пожаловати, велети им приезжати в наше государство к нашей отчине х карабелной пристани в Устьколь и на Двину к новому Колмогорскому городу и в наше Московское государство и в ыные наши государства, а привозити б им в наши государства всякие товары, которые к нашей царской казне пригодятца, да и свои бы всякие б им товары в наших государствах продавати, а наших государств товары купити и меняти на свои товары, а как они в котором году в наших государствах исторгуютца, а похотят ехати в свою землю за море, и им бы в свою землю за море поволно было ехати и опять приехати в наши государства и торговати поволною торговлею, а пошлин с их товаров велети б имати половинуж, как на них имано блаженные памяти при великом государе царе и великом князе Федоре Ивановиче, всеа Русии самодержце, и при великих государех блаженные памяти при царе и великом князе Борисе Федоровиче всеа Русии и при государе царе и великом князе Василье Ивановиче всеа Русии, и пожаловати б нам их, велети у них прежнюю жаловалную грамоту царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии переписати на наше царское имя. И мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, Галанские земли гостей Юрья Иванова сына Клинка да Марка Маркова с товарыщем их, хто у них будет третей товарыщ, пожаловали, велели им прежнюю царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии жаловалную грамоту переписати на наше царское имя и пожаловали есмя их в наше государство к нашей отчине х корабелной пристани в Устьколь и на Двину к новому Колмогорскому городу и в наше Московское царство и в нашу отчину в великий Новгород и во Псков и в Ыван-город и в ыные наши государства со всяким товаром приезжати и торговати поволили на всякой товар поволную торговлею и товар им свои на пристани в Устьколь и у Колмогорского города, которой товар пригодитца, в анбары поволили есмя класти; а как они в котором году в наших государствах исторгуютца и похотят ехати в свою землю за море и им в свою землю по нашему царскому повелению ехати без всякого задержанья и зацепки с проезжими грамотами и опять им волно в наше Московское государство приехати по сей нашей царской жаловалной грамоте, а проезжие грамоты имати им в посолском приказе; а похотят гости Юрьи Клинк да Марк Марков [CCCXXII] себе на приезд в наших государствах у карабелной пристани и на Двине в Колмогорском городе и в Устьколе дворы поставити, и им в тех городех дворы себе поставити, а пошлин с их товаров и мыту и поголовщины с них и с их людей и с судов посаженного пожаловали есмя велели имати половину в наших во всех городех. Также есмя Галанские земли гостей Юрья Клинка да Марка да товарыща их пожаловали для иноземства, во всех наших государствах, в которой город учнут по проезжим грамотам приезжати, и по городом нашим боярам и воеводам и диаком и всяким нашим приказным людем их самих и людей их ни в чем ни с кем ни в каком деле не судити и приставов по них и по их людей ни в каких делех не посылати, оприч душегубства и тадбы и розбоя с поличным, а кому до них до самих или до их людей в торговле или в обиде будет какое дело, и их в тех делех судят на Москве посолские наши диаки в посолском приказе, кому мы великий государь прикажем; а доидут по суду до крестного целованья и им в тех искех самим веры не давати, а веритца в тех искех их людем. А которые у них дворы поставлены на приезд в наших государствах на Москве, на Вологде, на Колмогорах, в Архангелском городе, в Устьколе, и те им дворы свои держати за собою по нашему царскому жалованью по прежнему, а с тех дворов податей и оброков и пошлин имати есмя не велели и с посадцкими людми с тех дворов ничем не тянут и стоялщиков на тех дворах не ставят, а держати им на тех своих дворех дворников своих; да галанских же гостей Юрья Клинка да Марка Маркова с товарыщем их пожаловали есмя, поволили им держати про себя питье, а вина фряские, которые они учнут в наши государства привозити на продажу, и те им вина продавати местным делом куфами, а в ведра и врознь не продавати. И сее нашие царские жаловалные грамоты в нашем государстве и по всем городом нашим приказным и всяким людем во всем слушати и не рудити ее ничем, а будет хто сее нашие царские жаловалные грамоты не учнет слушати, и тем людем быти от нас в великой опале и в казни.

Дана сия наша царская жаловалная грамота в государствия нашего дворе царствующего града Москвы, лета от создания миру 7121, июня месяца.

М. Гл. арх. М.И.Д. [CCCXXIII]

Приложение 8.

1613 г. декабрь. Жалованная грамота, данная нидерландцу Карлу де Молину на свободную торговлю в России.

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом Галанские земли гость Карп Иванов сын Демулин с товарыщи: приезжаем, государь, мы в твою государеву землю на своих кораблех с торгом к городу Архангилскому и з своих промыслов твою государеву пошлину полную на год сот по пяти и по шти сот рублев и болши ..... а от города, государь, Архангелского и из ыных городов к Москве и в ыные городы Московского государства твои государевы воеводы и всякие приказные люди пропущают нас неповолно и от того, государь, нам в торгу чинятся помешки и убытки великие; а нашей, государь, братье иноземцом агличаном и барабанцом и Галанские земли гостем и торговым людем многим даны твои государевы жаловалные грамоты за красными печатми, что им и товарищом их и прикащиком и людем их в Московском государстве по городом торговати ездити поволно и ни в которых городех их не судити, а судити на Москве в посолском приказе или твоему государеву казначею, и дворы им на приезд и анбары для товаров своих ставити и покупати поволнож, и с тех их дворов податей не имати и стоялщиков на дворех не ставити и ничем их иноземцов не обезчестити; а мне, государь, твое жалованье такая грамота не дана. Милостивый царь государь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии покажи милость, пожалуй меня иноземьца и товарищев моих, вели сверстати с нашею братьею сыноземцы и вели, государь, мне с товарыщи дати свою государеву жаловалную грамоту за красною ж печатью таковуж каковы даваны нашей братье иноземцом, чтоб мне перед своею братьею было не безчестно и в твою государеву державу в рускую землю вперед было ездити повадно, а пошлину твою государеву я с товарыщи своими рад платити и о иных о твоих государевых делех, что будет тебе, государю, годно, рад вседушно промышляти. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

Бога в Троице славимого милостию, мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец (титул), пожаловали есмя Галанские земли гостя Карпа [CCCXXIV] Иванова сына Демулина с товарыщи, что били они нам челом: приезжают де они в наше государство х карабелной пристани к Архангелскому городу на своих кораблех с торгом и в нашем государстве торгуют и с своих товаров наши пошлины платят по нашему указу сполна, а от Архангелского де города и из ыных городов к Москве и в ыные городы нашего государства воеводы и всякие наши приказные люди пропущают их неповолно и от того им в торгу чинятца помешки и убытки великие; а их де братье иноземцом агличаном и барабанцом и Галанские земли гостем и торговым людем многим даны наши царские жаловалные грамоты за нашими за красными печатми, что им и товарыщем их и прикащиком и людем их в нашем в Московском государстве по городом торговати поволною торговлею и ни в которых наших городех судити их не велено, а велено их судити на Москве в посолском приказе, и дворы им на приезд и анбары для товаров их ставити и покупати поволно ж, и с тех их дворов податей ..... и стоялщиков на дворех не ставити и ничем их иноземцов не безчестити; а им де наша царская жаловалная грамота не дана и нам бы, великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю, всеа Русии самодержцу, Галанские земли гостя Карпа Иванова сына Демулина с товарыщи пожаловати, велети им приезжати в наше государство к нашей отчине х карабелной пристани в Устьколь и на Двину к новому Архангелскому городу и в наше в Московское государство и в ыные наши государства, а привозити б им в наши государства всякие товары, которые к нашей царской казне пригодятца, да и свои бы всякие им товары в наших государствах продавати, а наших государств товары купити и меняти на свои товары, а как они в котором году в наших государствах исторгуютца, а похотят ехати в свою землю за море и им бы в свою землю за море поволно было ехати и опять приехати в наши государства и торговати поволною торговлею, а пошлину с их товаров велети б имати потому ж как и с ыных иноземцов. И мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, Галанские земли гостей Карпа Иванова сына Демулина с товарыщи пожаловали в наше государство к нашей отчине х карабелной пристани в Устьколь и на Двину к новому Архангелскому городу и в наше Московское царство и в нашу отчину в великий Новгород и во Псков и в Ыван-город и в ыные наши государства со всяким товаром [CCCXXV] приезжати и торговати поволили на всякой товар поволною торговлею, а им гостем Карпу Демулину с товарищи привозити в наши государства всякие товары, которые к нашей царской казне пригодятца, да и свои бы всякие товары в наших государствах продавати, а наших государевых товаров купити и меняти, и товарам своим на пристани в Устьколь и у Колмогорского города, которой товар пригодитца, в анбары поволили есмя класти; а как они в котором году в наших государствах исторгуютца и похотят ехати в свою землю за море, и им в свою землю по нашему царскому повеленью ехати безо всякого задержанья и зацепки с проезжими грамотами и опять им волно в наше Московское государство приехати по сей нашей царской жаловалной грамоте, а проезжие грамоты имати им в посолском приказе. А похотят гости Карп Демулин с товарыщи себе на приезд в наших государствах у карабелной пристани и на Двине в Колмогорском городе и в Устколе и на Вологде и в Ярославле и в нашем царствующем граде Москве дворы поставити, и им в тех городех дворы себе поставити, а пошлин с их товаров и мыту и головщины с них и сь их людей и с судов посаженново велели есмя во всех наших городех имати по нашему указу, как и с ыных иноземцов; также есмя Галанские земли гостей Карпа Демулина с товарищи пожаловали для иноземства, во всех наших государствах, в которой город учнут по проезжим грамотам приезжати и по городом бояром нашим и воеводам и диаком и всяким нашим приказным людем их самих и людей их ни в чем ни с кем ни в каком деле не судити и приставов по них и по их людей ни в каких делех не посылати, оприч душегубства и тадбы и розбоя с поличным, а кому до них до самих или до людей их в торговле или в обиде будет какое дело, и их в тех делех судят на Москве посолские наши диаки в посолском приказе, кому мы, великий государь, прикажем; а доидут по суду до крестного целованья, и им в тех искех самим веры не давати, а веритца в тех искех их людем; а которые у них дворы поставлены будут на приезд в наших государствах на Москве, на Вологде, на Колмогорах, в Архангелском городе, в Устьколе, и те им дворы свои держать за собою по нашему царскому жалованью, как и за иными иноземцы; а с тех дворов податей и оброков и пошлин имати есмя не велели и с посадцкими людми с тех дворов не тянут ничем и стоялщиков на тех дворех не ставят, [CCCXXVI] а держати им на тех своих дворех дворников своих. И сее наше царские жаловалные грамоты в нашем государстве и по всем городом нашим приказным и всяким людем во всем слушати и не рудити; а будет хто сее нашие царские жаловалные грамоты не учнут слушати, и тем людем быти от нас в великой опале.

Дана сия наша царская жаловалная грамота в государствия нашего дворе царствующего града Москвы, лета от создания миру 7122, декабря месяца.

М. Гл. арх. М.И.Д. [CCCXXXIII]

Приложение 12.

1625 r. 15-го мая. Вестовое письмо, присланное И. Массою царю Михаилу Федоровичу из Амстердама с известиями о его пребывании в Стокгольме и о политических событиях в западной Европе.

Перевод з грамоты, что пишет к государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии из Голанские земли Исак Масса нынешнего 133-го [году] июля в 24 день. [CCCXXXIV]

Пресветлейший, велеможнейший царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец.

Вашего царского величества милостью я в Свею добро и здорово приехал в Феврале месяце, а как дела свои отделал и королевское величество спросил о вашего царского многолетном здравье и еще про иные дела и я ему отвечал, как подобает, передо многими ево думными; и королева молвила: “дай Бог кесарю и великому князю Михаилу Федоровичю, всеа Русии самодержцу, многолетие”, и еще и иные добрые слова говорила; и королевское величество повелел мне пити вашего царского величества здравную чашу, и я пад на колени выпил, и иные многие думные так же, и королевское величество меня для того шляхетным гербом пожаловал. Се я написал в коротке и то некоторой для причины, а что про иные дела и меж королем свейским и датцким вечной мир учинен в марте месяце, а короля францужского посол уговорил короля свейского и короля датцкого, что они ныне с королем францужским и с королем аглинским и с Недерлянскою землею союз учинили стояти вместе против дому аустрейского и сафойского, а венецеяня и иные с ними ж в союзе и еще иные; а францужские люди с шпанскими крепко бились и Бог францужским одоление дал, и они Геноа город осадили; а в Барабанской земле шпанские люди князя Мауврицыуса Оранского отчинной город осадили накрепко и тому ныне ужь осмь месяцов, как шпанские люди под тем городом стоят; а статы голанские промышляют как бы ево выручить, а в аглинской земле много людей собирают, и короля шпанского посол спросил, что у них на мысли; и молодой король аглинской велел ему только сказать: скажи государю своему, королю шпанскому, что король чежской брат мне; а король датцкой тритцать тысечь ратных людей нанял и у тех людей будет сам король большой ратной воевода, чтоб тем короля чежского по прежнему на чежское королевство посадить; и во всех странах много ратных людей наймуют против общего нашего недруга; дай Бог счастие. А Литве хочетца добре с свейским миру, а король польской хочет один своими поляки и своею казною воеватца, а Литва того не хочет, и сказывают, что еще на год перемирье будет; а у короля свейского еще много ратных людей в собранье туда итти и чинить по прежнему ....... и еще сказал: всегда де они присылают послов своих и очищаютца тем, что бутто государь того не ведает, что де делаетца дурно и то де делают воеводы без государева ведома; [CCCXXXV] и я отвечал: тому нелзе дивитца, потому что та земля от Москвы удалела и есть милей с четыреста и может быть, что царьское величество про то не ведает, что ево холопи чинят, и еще я х тому сказал, что ваше царьское величество таков милостивой государь и любителен миру и смиренья, что другово таково государя во всей Уропе нет и чюжих земель не похочет. И он еще молвил: надобет руских людей разума поучити, потому что они толко лживые люди, — таковы ево речи были. Я от некоторых великих людей слышел, что король францужской хочет к вашему царьскому величеству Михаилу Федоровичю, всеа Русии самодержцу, посла своего послать и ведаю подлинно, что то правда; и мне так же подлинно говорено, чтоб я с ним шел; и будет ваше царьское величество произволит, чтоб мне с ним быть и ваше царьское величество повелите мне первым временем с кем мочно весть учинить, быть ли мне или нет, чтоб мне мочно про ево дело о всем подлинно выведать и вашему царьскому величеству наперед ведомо учинить; а будет тот посол к зиме или на другое лето. А для того, что короля аглинского и нашего князя Моуврициуса не стало не в давне, и из нашей земли сей год послов ни в которую землю не посылать, потому что папеженя все, шпанской и цесарь и все, которые папежские веры, со всех сторон на нас налегают, а только еще чаем з Божиею помощию их одолети. Се первые и подлинные вести вашему царьскому величеству я вкоротке и вскоре написал; а на других кораблях вашему царьскому величеству обо всем пространно ведомо учиню, и посем желаю вашему царьскому величеству многолетное здравие и одоление на враги.

Писано в городе Астрадаме, лето от рожства Христова 1625-го, мая в 15 день.

М. Гл. арх. М.И.Д.

Приложение 13.

1628 г. 17-го и 22-го июня. Две грамоты принца Гендрика Оранского к царю Михаилу Федоровичу и патриарху Филарету Никитичу, присланные по просьбе амстердамского купца Ягана Бернардса, ходатайствовавшего о выдаче ему жалованной грамоты.

Перевод з грамоты, что писал к великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии из [CCCXXXVI] Галанские земли Индрик князь Оранской в нынешнем во 137-м году, октября в 9 день.

Пресветлейший и велможнейший кесарь Михайло Федорович, кесарь и великий князь всеа Русии.

Вашему кесарскому величеству неради было мы хотели опять грамотами своими докучать, только мы ныне причину имеем, потому что бил нам челом города Амстердама торговой человек Яган Бернарс, а сказал, что торговал де он и праотцы ево в Московском государстве много лет, и еще де и вперед торговать рад, и для того человека своего имянем Индрика Хакса на Руси держит, а сверх де того в вашего величества государствах ему многие люди должны, и еще де и иные дела есть, и для того хотелось ему туды ехать и с преже имянованным своим человеком с Ындриком Хаксом торговлю свою вести.

А потому что ваше кесарское величество произволить и сказать велели, что недерлянцом без вашего кесарского величества проезжих грамот в вашего кесарского величества земле не торговать; и он нам подданственно бил челом, чтоб мы ему к вашему кесарскому величеству наши печаловалные грамоты дали, чтоб ваше кесарское величество для сих наших печаловалных грамот ево пожаловали и такую проезжую грамоту дати велели. И мы ему для того, что он имянитой торговой человек и подданной здешних земель, в том, что ему к его содержанью годно, помогать ради, и для того мы учинить того не могли, чтоб вашему кесарскому величеству об нем попечаловатца и по сем добре служительно просим, чтоб ваше кесарское величество для сей нашей печаловалной грамоты того преже именованного Ягана Бернарса пожаловали, проезжую грамоту ему дати велели, чтоб ему и преж именованному человеку его в вашего кесарского величества государствах и землях ездити и торговати было волно, и ему б для сего нашего печалованья от вашего кесарского величества милость приняти. И посем ваше кесарское величество пресветлейший велеможнейший кесарь Михайло Федорович, кесарь и великий князь всеа Русии, предаем в сохраненье всемогущему Богу. Писано в Графовой Гаге, лета от рожества Христова 1628-го, июня в 17 день.

А под тем написано:

Граф Индрик, Божиею милостию князь Оранской, граф Насоувской, Мюрской и Беренской, маркграф Ферской, господин [CCCXXXVII] и барон Бреданской, капитан и началной воевода Соединенных Недерлянских земель.

А ниже того написано: вашего кесарского величества служительный Индрик Денасоув.—

Перевод з грамоты, что писал к великому государю святейшему патриарху Филарету Никитичю Московскому и всеа Русии из Галанской земли князь Индрик Оранской в нынешнем во 137-м году, октября в 9 день.

Пресветлейший, высокорожденный великий государь, государь Филарет Никитич, святейший патриарх московский и всеа Русии.

Вашему святейшеству не хотели было мы волно грамоты своими докуку приносить, да ныне мы причину имеем, потому что бил нам челом города Амстердама торговой человек Яган Бернарс, а сказал: торговал де он и праотцы ево в Московском государстве много лет и вперед торговать рад, и для де того он еще человека своего Индрика Хакса там держит; да ему ж де сына, вашего великого государя в его кесарского величества государствах, в розных местех много долгу взять и иные дела есть; а ныне де его кесарское величество произволил и велел заказать, чтоб недерлянцом от морской украйны вверх в землю не ездить и не торговати, разве тем, у которых его кесарского величества грамоты за красными печатьми.

И мы ему, потому что он торговой человек имянитой и здешних земель подданной, всякое доброе помоганье к его содержанью помогать ради, и по ево подданственному прошенью того учинить не могли, чтоб вашему святейшеству об нем не попечаловатца, и по сем служительно просим, чтоб ваше святейшество и величество, для нашего прошенья, сыну своему, великому государю его кесарскому величеству, милостивно попечаловался, чтоб тому преж именованному Ягану Бернарту и человеку его такову грамоту за красною печатью достать мочно и чтоб им поволною торговлею торговать было волно и от Архангелского города к Вологде и в Ярославль и к Москве и по иным местам в его царского величества государствах волно приезжать и торговать волно, без помешки, и в смиренье и в покое пребывати, а мы за то всегда в таких и в ыных болши тех дел его кесарского величества подданным помогати и добро воздавати ради; посем ваше святейшество, пресветлейший высокорожденный великий государь Филарет Никитич, святейший патриарх московский и всеа Русии, предаем в [CCCXXXVIII] сохранение всемогущему Богу. Писан в Графовой Гаге, лета от рожества Христова 1628 году, июня в 22 день.

А внизу написано: Божиею милостию князь Индрик князь Оранской, граф Насовской, Мюрской и Бюренской, маркграф Ферской, господин и барон Бредаской.

А под тем написано: Вашего святейшества служителный и радетелный Индрик Денасоув.—

Бога в Троице славимого милостию, мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец (титул), и по плотскому рождению отец наш, по духовному ж чину отец и пастырь и учитель и превысочайший святитель, великий государь святейший Филарет Никитич, Божиею милостию патриарх московский и всеа Русии, пожаловали есмя города Амстердама гостя и торгового человека Ягана Бернарса, велели ему приезжати в наше государство со всякими товары, для того, что писал к нашему царскому величеству и ко отцу нашему, великому государю, святейшему патриарху Филарету Никитичу московскому и всеа Русии, Индрикус князь Оранской, что того Ягана Бернарса праотцы торговали в нашем в Московском государстве много лет, и он де Бернарс торговлю ведет в нашем государстве много лет и для де той своей торговли держит он в нашем Московском государстве человека своего Индрика Хакса, и ныне по нашему и отца нашего, великого государя святейшего патриарха, указу, иноземцом: агличаном и датчаном и галанцом и недерлянцом и амстрадамцом в нашем в Московском государстве без наших жаловалных грамот торговать не велено; и у того де Ягана Бернарса нашей и отца нашего, великого государя святейшего патриарха, жаловалной грамоты нет; и он Индрикус князь у нашего царского величества и у отца нашего, великого государя святейшего патриарха, служително просит, чтоб нашему царскому величеству и отцу нашему, великому государю святейшему патриарху, для его прошенья и челобитья того преж именованного Ягана Бернарса пожаловати с человеком его с Ындриком Хаксом в наше в Московское государство приезжати и торговати велети поволною торговлею, а наши пошлины с них и с товаров их велети б имати по нашему указу, как емлют и с ыных иноземцов с торговых немец. И мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, и отец наш, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич московский и всеа Русии, для прошенья и челобитья Индрикуса князя Оранского, подданного [CCCXXXIX] его Ягана Бернарса пожаловали, в наше государство к нашей отчине х карабелной пристани на Двину к Новому Архангелскому городу и в наше Московское царство со всяким товаром приезжати и торговати поволили на всякой товар поволною торговлею, а наши пошлины с него и с товаров его и с людей, хто с ним будет, велели есмя имати по нашему указу и по уставным грамотам, как емлют наши пошлины с ыных иноземцов. А ему Ягану Бернарсу привозити в наши государства всякие товары, которые к нашей царской казне пригодятца, и в нашу казну продавати по прямой цене; а как он в нашем государстве исторгуетца и похочет ехати за море в свою землю или людей своих послати с товаром или бес товаров, и ему ехати в свою землю поволно безо всякого задержанья и зацепки с проезжими грамотами, сказав о том в посолском приказе диаком нашим и проезжие грамоты имать из посолского приказу; а иных никоторых государств иноземцов с собою за свои люди ему не имати. А питье заморское велели есмя ему продавати и на товары нашим людем меняти местным делом бочками, а врознь ему питья в ведра и в стопы не продавати; а кому будет до него или до людей его в торговле и в ыных в каких делех прилучитца какое дело, и в тех делех, по нашему указу, судят ево на Москве посолские наши диаки; а по городом наши воеводы и приказные люди продаж ему не чинят никаких, и во всем его для иноземства оберегают по нашему указу. И сее нашие государские жаловалные грамоты бояром нашим и воеводам и дьяком и всяким нашим приказным людем во всем слушати и не рудити ни в чем.

Дана ся наша государская жаловалная грамота в государствия нашего дворе в царствующем граде Москве, лета от создания миру 7137, месяца февраля 28 день.

М. Гл. арх. М.И.Д.

Приложение 14.

1629 г. 28-го февраля. Жалованная грамота, данная Гендрику фан Рингену для свободной торговли в России.

Бога в Троице славимого милостию, мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец (титул), и по плотцкому рождению отец наш, по духовному ж чину отец и пастырь и учитель и превысочайший [CCCXL] святитель великий государь святейший Филарет Никитич, Божиею милостию патриарх московский и всеа Русии, пожаловали есмя Галанские земли гостя Ондрея Ондреева сына фан Рингена, велели ему приезжати в наше в Московское государство со всякими товары для того, бил он челом нашему царскому величеству и отцу нашему, великому государю святейшему патриарху Филарету Никитичу московскому и всеа Русии, прежде сего блаженные памяти при дяде нашего царского величества, при великом государе царе и великом князе Федоре Ивановиче всеа Русии, и при царе Борисе Федоровиче торговал дядя ево Григорей Шпрангер в нашем в Московском государстве у Архангелского города и на Москве за двадцать восмь лет и привозил многие розные узорочные товары, которые годны к нашей государской казне; а после де дяди ево торгует он, Ондрей, в нашем Московском государстве у Архангелского города и на Москве пятнадцать лет, а привозит в наше государство многие товары и с тех де товаров своих платит он в нашу государскую казну многие пошлины, — на всякой год по тысече рублев и болши, и в той де торговле нашему царскому величеству чинитца многая прибыль и вперед де он нашему царскому величеству и отцу нашему, великому государю святейшему патриарху, служити и во всем прибыль чинити хочет; и нашему б царскому величеству и отцу нашему, великому государю святейшему патриарху, его, Ондрея, пожаловати, в наше Московское государство приезжати и торговати ему велети поволною торговлею, а наши пошлины с него и с товаров его и с людей, которые люди учнут с ним приезжати, велети имати по нашему указу и по уставным грамотам, как емлют и с ыных иноземцов с торговых немец, и велети б ему дати нашу царского величества и отца нашего, великого государя святейшего патриарха, жаловалную грамоту такову ж, каковы даваны ево братье, галанским гостем, чтоб ему в наше в Московское государство приезжать и торговать было поволно. И мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, и отец наш, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич московский и всеа Русии, галанского гостя Ондрея фан Рингена пожаловали, в наше государство к карабельной пристани к Архангельскому городу и на Устюг Великий и на Вологду и в Ярославль и в царствующий наш град Москву со всякими товары приезжати и торговати поволили повольною торговлею; а наши пошлины с него и с товаров его и с людей, хто с [CCCXLI] ним будет, велели есмя имати по нашему указу и по уставным грамотам, как емлют наши пошлины с иных иноземцов; а ему Ондрею фан Рингену привозити в наши государства всякие товары, которые к нашей царской казне пригодятца, и в нашу казну продавати по прямой цене; а как он в нашем государстве исторгуетца и похочет сам ехати или людей своих послати за море в свою землю с товаром или без товаров и ему ехати в свою землю поволно безо всякого задержанья и зацепки с проезжими грамотами, сказав о том в посолском приказе диаком нашим, и проезжие грамоты имати из посолского приказу; а иных никоторых государств иноземцов с собою за свои люди ему не имати. А питье заморское велели есмя ему продавати и на товары нашим людем меняти местным делом бочками, а врознь ему питья в ведра и в стопы не продавати, а для своего житья про себя и про гостей питье держати ему поволили есмя; а кому будет до него или до людей его в торговле и в иных в каких делех прилучитца какое дело и в тех делех по нашему указу судят ево на Москве посолские наши диаки; а по городом наши воеводы и приказные люди продаж ему не чинят никаких и во всем его для иноземства оберегают по нашему указу. И сее нашие государские жаловалные грамоты бояром нашим и воеводам и диаком и всяким нашим приказным людем во всем слушати и не рудити ни в чем.

Дана ся наша государская жаловалная грамота в государствия нашего дворе, в царствующем граде Москве, лета от создания миру 7137, месяца февраля 28 дня.

М. Гл. арх. М.И.Д.

Приложение 15.

1630 г. 30-го июня. Современный перевод верительной грамоты генеральных штатов к царю Михаилу Федоровичу для послов А. Бурха и И. фан Фелтдриля, посланных к царю.

Пресветлейший и великосилнейший князь и государь, государь Михайло Федорович, всеа Русии кесарь и великий князь самодержец (титул). Потом, как мы видели ваше кесарское величество и великое жалованье и любовь, что вы пожаловали, подарили три тысячи пуд селитры, и нам добро показалось послати к вашему кесарскому величеству наших послов, того [CCCXLII] чести крепкого и высокоученного и остерегателного и разумного Албертуса Кондрадуса Бурха и полатника города Амстрадама Ягана Фелдрилла, старейшего бурмистра в Докуме, а оба они изобраны из уделов Галанского и Фризланского, почетные в нашем соборе, с наказом вашего кесарского величества от нас поздравляти и счастия желати о рождении вашего сына, царевича князя Алексея Михаиловича, также на подарение и на вашем жалованье бити челом, что учинено жилцом здешних земель в торговле, и бити челом, чтоб ваше кесарское величество и вперед их жаловали и торговли прибавили; а мы ради своим хотеньем вашему кесарскому величеству и вашим подданным воздавати, как наши именованные послы достаточно изустно объявят; а мы во том на них положились. Служебно бьем челом чтоб ваше кесарское величество изволили им быть на посолстве и им бы во всем достаточно верили, как есть нам самим в том, о чем они учнут вам говорити, и велети б им милостивой ответ учинити, и в том мы надеемся. А вперед мы за ваше величество, пресветлейший и великосилнейший князь и государь, всемогущего Бога молим, чтоб он вашу кесарского величества парсуну соблюл в добром, долгом здравии и в счастливом кесарском владенье и во всяком желателном благоденстве.

Писан в Графовой Гаге, лета от Рожства Христова 1630-го году, июня в 30 день.

А внизу написано: вашего кесарского величества служебный и радетелни други началные статы Соединенных Недерлянских земель.

М. Гл. арх. М.И.Д.

Приложение 16.

1630 г. 30-го июня. Современный перевод верительной грамоты генеральных штатов к московскому патриарху Филарету Никитичу для послов А. Бурха и И. фан Фелтдриля.

Тому пресветлейшему, высокорожденному великому государю Филарету Никитичю, всех высокодостойнейшему патриарху Московскому и всеа Русии.

Пресветлейший и высокорожденный великий государь, всех достойнейший патриарх.

Послали мы своих послов, того чести укрепленного, высокоученного и разумного господина Албертуса Кондрадуса Бурха, [CCCXLIII] думного и полатника города Амстрадама, да Ягана Фелдрилла, старейшего бурмистра в Докуме, оба выбраны в нашем соборе от уделов Галанских и Фризланского, к его кесарскому величеству с наказом его величество от нас поздравити и счастия желати о рождении сына его, царевича князя Олексея Михайловича, и о иных делех для прибавленья торговли с его высокоименованного величества с подданными, и о том наши послы из уст объявят; и вашему пресветлейшему высочеству бьем челом служебно, чтобы вы своим печалованьем нашим именованным послом в их посолстве радетелно помогли, к прибыли обеих сторон подданным. А потом мы и болши будем готовы к вашей пресветлого высочества службе и в том мы надеемся.

Пресветлейший, высокорожденный великий государь, всех высокодостойнейший патриарх, мы молим всемогущего Бога, чтоб Он вас сохранил в добром здравии и в счастливом благоденстве.

Писано в Графовой Гаге, лета от Рожства Христова 1630-го году, июня в 30 день.

А под тем написано:

Вашего пресветлейшего высочества радетелные служителные друзья, началные статы Соединенных Недерлянские земли.

М. Гл. арх. М.И.Д.

Приложение 17.

1631 г. 26-го января. Жалованная грамота, данная нидерландскому торговцу Андрею Денисову Виниусу.

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом иноземец Галанской земли, торговой человек Ондрюшка Денисов. В нынешнем, государь, во 139-м году, по твоему государеву указу, велено нам иноземцем продавать из твоей государевы казны твои государевы запасы всякие хлебные, и наша братья иноземцы торговали твоево государева хлеба малою ценою, а я, государь, тебе государю служил верою и правдою и твои государевы хлебные запасы купил болшою прямою ценою без хитрости и без корысти и твоей государеве казне многую прибыль учинил, да и впредь рад тебе, государю, служить прямою своею душею. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй государь меня, вели мне дать за мое службишка к тебе, [CCCXLIV] государю, такую ж свою государеву жаловалную гостиную грамоту, как даны нашей братье Карпу Демулину и Ондрею фан Дрыгину, царь государь, смилуйся, пожалуй.

На обороте челобитной помета: И государь пожаловал, велел, выписав, доложить себя, государя, каковы грамоты даны Карпу Демулину да Ондрею фан Дригину, а уговор о хлебе у боярина у князя Ивана Борисовича Черкаского с товарыщи.—

Бога в Троице славимого милостию, мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец (титул), и по плотцкому рождению отец и пастырь и учитель и превысочайший святитель, великий государь святейший Филарет Никитич Божиею милостию патриарх московский и всеа Русии, пожаловали есмя Галанские земли гостя Ондрея Денисова, велели ему приезжати в наше Московское государство со всякими товары для того, бил он челом нашему царскому величеству и отцу нашему, святейшему патриарху Филарету Никитичю московскому и всеа Русии, что в нынешнем во 139-м году по нашему указу велено иноземцом продавати наши хлебные запасы, и ево де братья те наши хлебные запасы торговали малою ценою; а он де служа нам, хлебные запасы купил болшою прямою ценою бес хитрости и бес корысти, и в той де в хлебной покупке учинил он нам многую прибыль, и вперед нашему царскому величеству и отцу нашему, великому государю, святейшему патриарху служити и во всем прибыль чинити хочет; и нашему б царскому величеству и отцу нашему, великому государю святейшему патриарху, его Ондрея пожаловати, в наше в Московское государство приезжати и торговати ему велети повольною торговлею; а наши пошлины с нево и с товаров ево и с людей, которые люди учнут с ним приезжати, велети имати по нашему указу и по уставным грамотам, как емлют и с ыных иноземцов с торговых немец, и велети б ему дати нашу царского величества и отца нашего, великого государя святейшего патриарха, жаловалную грамоту такову ж, каковы даваны ево братье Галанским гостем, чтоб ему в наше в Московское государство приезжати и торговать было поволно. И мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, и отец наш, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич московский и всеа Русии, Галанского гостя Ондрея Денисова пожаловали, в наше государство х карабелной пристани к Архангелскому городу и на Устюг Великой и на Вологду и в Ярославль и в царствующий наш град Москву [CCCXLV] со всякими товары приезжать и торговать поволили поволною торговлею. А наши пошлины с него и с товаров ево и с людей, хто с ним будет, велели есмя имати по нашему указу и по уставным грамотам, как емлют наши пошлины с ыных иноземцов; а ему, Ондрею Денисову, привозити в наши государства всякие товары, которые к нашей царской казне пригодятца, и в нашу казну продавати по прямой цене. А как он в нашем государстве исторгуетца и похочет сам ехати или людей своих послати за море в свою землю с товаром или без товаров, и ему ехати в свою землю поволно безо всякого задержанья и зацепки с проезжими грамотами, сказав о том в посолском приказе диаком нашим, и проезжие грамоты имати ис посолского приказу; а иных никоторых государств иноземцов с собою за свои люди ему не имати. А питье заморское велели есмя ему продавати и на товары нашим людем меняти местным делом бочками, а врознь ему питья в ведра и в стопы не продавати, а для своего житья про себя и про гостей питье держати ему поволили есмя. А кому будет до него или до людей его в торговле и в ыных в каких делех прилучитца какое дело, и в тех делех по нашему указу судят ево на Москве посолские наши диаки; а по городом наши воеводы и приказные люди продаж ему не чинят никаких и во всем ево для иноземства оберегают по нашему указу; и сее нашие государские жаловалные грамоты бояром нашим и воеводом и диаком и всяким нашим приказным людем во всем слушати и не рудити ни в чем.

Дана ся наша государская жаловалная грамота в государствия нашего дворе, в царствующем граде Москве, лета от создания миру 7139-го, месяца генваря 26-го дня.

М. Гл. арх. М.И.Д.

Приложение 18.

1631 г. 27-го января. Проезжая грамота, данная Андрею Денисову Виниусу для поездки из Москвы в Нидерланды.

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом галанец Ондрюшка Денисов: сторговался, государь, я ис твоево государева хлеба хлебных запасов сто тысяч чети болшою ценою, и ныне я для того еду за море нынешним зимним путем. Милосердый государь царь и великий [CCCXLVI] князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй меня, вели, государь, мне от Москвы до Новгорода дать подводы, против моей братьи Карпа Демулина и ево товарищей. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

Государь пожаловал, велел ему дать подводы против Карпа Демулина за его службу.

Лета 7139 генваря в 27 день, по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу, память боярину князю Борису Михайловичю Лыкову да дьяком Федору Опраксину да Петру Копнину, велети им дати Галанские земли гостю Ондрею Денисову от Москвы до Твери и до Торжку и до Великого Новогорода подводы, против Галанского ж гостя Карпа Демулина, по сколку подвод давано в прошлых годех Карпу Демулину.

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом иноземец Галанской земли торговой человек Ондрюшка Денисов. По твоему государеву указу купил я ис твоей государевой казны твоево государева хлеба сто тысяч четвертей ржи, и в том тебе государю многую прибыль учинил. И ныне, государь, мне ехахь за море для того чтоб мне припасти под тот купленой хлеб карабли и за тот хлеб ефимки. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй, государь, меня за мое службишка, вели мне дать свою государеву проезжею грамоту до Галанской земли, чтоб меня для твоей государевой милости пропущали везде неиздержав, чтоб твоему государеву делу в каком где задержанья поруха не учинилася. Царь государь, смилуйся пожалуй.

На обороте помета: И Государь пожаловал, велел ему дать проезжую грамоту.

От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, от Москвы по городом до Твери и до Торжку и до Великого Новогорода бояром нашим и воеводам и дьяком и всяким нашим приказным людем. Бил нам челом Галанские земли гость Ондрей Денисов, а сказал: приезжал де он в наше государство для хлебные покупки и купил де он из нашие казны нашего хлеба сто тысяч чети. И ныне де он хочет ехать за море в свою землю через Свейскую землю нынешним зимним путем для того, чтоб ему изготовить под тот купленой хлеб карабли и за тот хлеб ефимки, и нам бы ево пожаловати, велети ему дати нашу проезжую грамоту, чтоб ево по городом пропускали без задержанья. И по нашему [CCCXLVII] указу Галанской гость Ондрей Денисов с Москвы отпущен, и как он в которой город приедет, и вы б, воеводы и диаки и всякие наши приказные люди, велели ево пропускать везде без всякого задержанья и зацепки; а будет он повезет с собою какие товары, и с того товару и с него и с людей ево, хто с ним людей ево будет, велети имати наши пошлины по нашему указу и по уставным грамотам. А как он приедет в Великий Новгород, и боярину нашему и воеводам князю Юрью Яншеевичю Сулешеву с товарыщи из Новогорода велети ево отпустить за рубеж на Свейскую землю, на которые места пригож, а с ним отпустить людей ево заморских немец, а руских людей и Московских немец и никаких иноземцов с ним за рубеж не отпускать, и ся наша проезжая грамота у него взять назад.

Писан на Москве, лета 7139-го, генваря в 27 день.

М. Гл. арх. М.И.Д.

Текст воспроизведен по изданию: Донесения посланников республики соединенных Нидерландов при русском дворе. Отчет Альберта Бурха и Иогана фан Фелдтриля о посольстве их в Россию в 1630 и 1631 гг. с приложением очерка сношений Московского государства с республикой соединенных Нидерландов до 1631 г. СПб. 1902

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.