Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСМАГИЛ БИКМУХАМЕДОВ

ПУТЕВЫЕ ЗАПИСИ

СЭЯХЕТНАМЭ

ВВЕДЕНИЕ

Аллах - создатель всего сущего во Вселенной, давший жизнь ее обитателям. Он - благодетель как в бренном, так и в загробном мире.

С именем Аллаха начинаю я сей труд. Описано и рассказано Исмагилом сыном Бикмухамеда в году тысяча семьсот пятьдесят седьмом от рождества Христова.

То была эпоха правления предместьями Оренбурга, а именно Сеидовской слободой старшины Сагида (Сеида) сына Салиха. По велению и предписанию всевышнего Аллаха старшина Сагид направил меллу 1 Надира с меллой Якубом, а также Исмагила совместно с Абдурахманом и слугой меллы Надира - всего пять человек - в город Бухару с торговыми делами.

Мы, бедный скиталец Исмагил с упомянутыми попутчиками, отправились из Оренбурга в казахские степи. Двадцать два дня спустя достигли Ургенча. Там оставались семь дней, затем вместе с караваном через двенадцать дней добрались до Бухары. Там и перезимовали.

За это время посетили и поклонились могилам многочисленных святых мужей и мучеников. В той же Бухаре мы получили указ нашего падишаха - Его Величества царя, согласно которому нам предстояло ехать в Индию в качестве посла. Для успешного ведения и завершения этой миссии нам пришлось тронуться в путь, ведь главной целью нашей поездки было посещение Индии. Покинув, наконец, сей город, за семь дней мы очутились на окраине города Андхоя, где остановились на семь дней. Далее наш путь следовал в Меручак.

Надо сказать, то было крушением этого города, который был полностью разрушен и ограблен захватчиком.

Затем мы остановились в городе Герат, где жили семь дней. После чего в сопровождении каравана лошадей и верблюдов достигли Кандагара, в котором проживает народ по имени "афган".

Спустя девять дней, прибыли в город Келат, где тоже обитают афганцы. [144]

Наконец, добрались до города Балуса 2, населенного местными сектантами. Они отвергают омовение и намаз 3, предпочитая им бесконечные заклинания во славу Аллаха. Их моления состоят в сущности из бесконечного повторения одной фразы: "ля илаге илля аллаге", т.е. "нет бога кроме Аллаха". Для совершения своих религиозных отправлений они строят примитивные хибары из досок, напоминающие гумно, где обычно в наших краях хранят колосья и мякину. Вот в них они и читают свои молебны - зикры. Завершив свои религиозные песнопения, они заходят в свои жилища, широко распахнув двери, при этом издают неприличные звуки. Когда к ним приходит гость, они разрешают своей жене коротать с ним ночь. Рассказывали, что если гость не соглашается, его просто гонят из дому. Правда, нам не пришлось быть свидетелями этих неприглядных дел, так как мы ночевали за городом. А об этих обычаях нам рассказывал один наш попутчик - узбек.

Вскоре мы достигли города Кедж. После первой же ночи к нам явились семеро пришельцев и без обиняков заявили:

- Сабли свои отдайте нам, ибо эта земля небезопасна. Здесь живут афганцы и они могут прийти и убить вас. На что мы дружно ответили, что, коли явятся афганцы, мы сами их достойно встретим, и отказались от услуг пришельцев.

Возможно, они сами намеревались умертвить нас, отобрав оружие, да слава Аллаху, он и на этот раз спас нас от этих свирепых пришельцев и от верной гибели.

Вскоре мы очутились в каком-то арабском городке, где переночевали в течение 15 суток.

Наконец, достигли берега моря-океана, сели на судно. Море это называется Индийским 4. После пятидневного плавания достигли одного города. В нем живут арабы. Сказали, что сей град -Басра. Там мы жили два месяца. Вокруг него очень много арабов по прозвишу "кызылбаш" 5, т.е. "красноголовые".

В самом Басре есть правитель, назначаемый самим халифом. К сожалению, не смогли найти подходящее судно, из-за чего задержались на целых два месяца. Мы уже давно были готовы загрузить судно и отплыть отсюда. Когда, наконец, отплыли через двое суток заболел слуга меллы Надира. Спустя два дня он скончался. Нас осталось четверо.

За восемнадцать суток мы достигли города Сурат. Сей град [145]является дальним форпостом индийского падишаха. Не доходя до города, скинули якорь. К этому времени совершенно не оставалось питьевой воды. На небольшой лодке пять-шесть человек были отправлены на берег за водой. Не прошло и часа, как они явились насмерть напуганные встретившимися пиратами.

К этому времени солнце взошло на горизонте на уровне копья. Наши посланники нам сообщили:

- Появились разбойники, приготовьте пушки и ружья, не зевайте.

Приготовили пятьдесят ружей и четыре ствола. Оглянувшись, увидели, что к нам приближались те же пираты на шести судах, вооруженные пушками. У них было двенадцать пушек. Началась сильная перестрелка, она длилась а восхода до заката. Первым же выстрелом они попали в цель. Мы были вынуждены распластаться на палубе.

Ядром оторвало Надиру голову. А мы с Габдрахманом спрятали свои головы под подушкой. Тут неожиданно над головой прогремел взрыв, разодрав в клочья подушку и разворотив Габдрахману живот. Также оторвало ногу и хозяину судна. А в это время мелла Якуб, ничего не замечая, с удивлением взирал на него. Я не удержался, промолвил: - Якуб ага, что замер как пень? Разве не видишь, что стряслось с меллой Надиром и Габдрахманом? Смотри, кровь сочится из моего носа и лба, силы покидают меня. Я думал, что и со мной стряслось то же самое, что с ними, но, оказалось, что это окровавленные кисти рук Габдрахмана задели меня. Три дня я был почти глухонемым. Поскольку до берега было далеко, останки погибших пришлось выкинуть за борт. Что поделаешь, другого выхода не было. К этому времени к городу Сурат подплыло вражеское войско из европейцев. Мы приблизились и встретились с ними, дали двести рублей. Они взяли нас на борт и защитили наше судно. Хвала и величие хозяину всей Вселенной Аллаху!

Вот так в тот вечер мы спаслись от разбойников, радости не было предела. А на рассвете с ужасом увидели, что те же пираты гонятся за нами на тридцати двух судах. Причем, из данного воинства в каждом судне было по пятьдесят пушек. Однако европейцы не растерялись, внимательно следили за ними. Поэтому разбойники не посмели приблизиться к нам, а вскоре под звуки труб минули нас.

Наши спасители спросили их: [146]

- Куда направляетесь?

- Мы ищем удачу - был их ответ, с чем и отдалились от нас.

Таким образом, в тех краях мы провели девять дней. Затем на маленькой лодке приплыли к городу Сурат. Там с нас взыскали закят (налог). Дали им двести рупий. Узнав, что у нас есть наличные, они окружили нас и повели к центр города, приговаривая, что мы совершили грех и нам надо расплатиться. При этом они абсолютно не понимали наш язык. Мы тоже не знали, из какого они племени, только позже узнали, что это мультани6. Там мы пробыли девять дней. Во всем городе нашелся один человек, говоривший на тюркском. Мы позвали его к себе. Наши омертвевшие души, наконец, воспрянули от приятной беседы с ним. Можно было подумать, что мы встретились с самым близким родственником. Так и провели два месяца в Бандари Сурат. Немного научились языку мультани. Через два месяца прибыли паломники из Каабы.

Вначале мы за девять дней вместе с караваном добрались до города Ауранг Абад, построенный и нареченный так индийским падишахом Аурангзиб, где провели несколько дней. Затем в сопровождении каравана через трое суток достигли Хайдарабада. Некоторое время жили там.

Затем наш путь пролегал через город Мачали (Масулипатам). Слово "мачали" в переводе с индийского означает "рыбу". На третьи сутки мы достигли леса. На опушке нам встретилась толпа из двухсот человек. Собравшиеся заряжали свои ружья. Мы спросили у них:

- Почему не трогаетесь?

На что они ответили, что в лесу полно тигров и обезьян.

Мы же углубились в глубь леса.Не прошли и двух милей, нам встретилось стадо обезьян. Один Аллах знает, сколь много их было. Каждая ростом с собаку. На мордочках есть борода и усы, как у людей, руки-ноги также похожи на человеческие. Хвосты точь-в точь как у собак. Увидев их, все мы перепугались, начали палить из ружей, кричать и причитать.

Внезапно на вершине горы мы заметили тигра. Его хвост лежал на спине. Увидев ужасного зверя, все мы распростились с жизнью, струхнули, начали прощаться друг с другом, кричать, плакать и причитать, беспорядочно стрелять. Так в страхе и продолжали путь. Только он оставил нас в покое, никого не тронул. "Опять нас спас [147]Аллах" - с облегчением подумали мы.

Спустя двадцать дней, мы доехали до города Мачали Бандар, где прожили два месяца. Это город мультанинцев. Дом, в котором мы поселились, был рядом с кладбищем. Однажды, когда мы бродили среди могил, внезапно заметили, что тень падает в сторону усопших. Я не выдержал, спросил:

- Якуб ага, что это за чудо?

Удивительнее всего было то, что солнечная тень пролегала сзади нас. Мы спросили у прохожих об этом, на что они ответили:

- Вы минули зенит солнца. Все мы были поражены, ибо это означало, что мы объехали полмира.

Было решено направиться в город Чильчера (Чинсура). Наняли одно судно и направились к нему. После девятидневного плавания на шесть дней остановились в одном месте. Плыли долго, так как нам мешал встречный ветер. Затем нам встретилось европейское судно. У них мы нашли одного европейца. За него мы вдвоем отдали двести рупий. Европеец был военным (солдатом).

После двухдневного плавания нам встретился маяк. Это была бочка, прикрепленная ко дну моря. Мы спросили у солдата:

- Что это за бочка такая? На что он ответил:

- Это путеводитель, метка в море. Каждая бочка установлена на расстоянии одной мили от другой.

Плывя в течение двух дней от одной бочки к другой, мы, наконец, достигли реки, впадающей в море. Это была река Чильчера (Ганг). Подобным рекам, впадающим в море, свойственна одна особенность: с утра она несет свои воды к истоку, а после обеда - в море. Таким образом, вода всегда в бесконечном движении и водовороте.

Широко известна легенда-кисса о том, что в устье этой реки Чильчера какая-то рыба отыскала волшебный перстень святого Соломона (Сулеймана) и утащила в море. Из уст в уста передают, что это случилось именно на этом месте. Вверх по реке мы направились в город Чильчера. После двадцатипятидневного плавания на лодке, скитания поверх волн мы, наконец, сошли на берег и пятнадцать дней провели в этом городе. Дома жители этого города строят из камыша. Усопших людей они предают воде, а сами преклоняются коровам. Когда клянутся, в руках держат коровий хвост.

В то же время останки знатного человека они предают огню. [148]

Каждый прощающийся приносит с собой коровий помет, ложит его на останки усопшего, затем все это заливают маслом и поджигают. Также, если тяжелобольной близок к кончине, его относят к трупам усопших. Если умрет - хорошо, а если удосужится выжить, то его заставляют собирать четыре килограмма коровьего помета, чтобы покинувший религиозную секту мог вновь вступить в него.

Есть у них и такой обычай. Если берутся печь на сковородке, они раскатывают коровий помет в виде кулинарной доски и им накрывают сковороду. Если брахман заверяет, что он готов стать мучеником за веру, то каждый обязан принести ему коровий номет. Из этого помета-навоза строят нечто, подобное шалашу. Будущий мученик по собственной воле влезает в него, после чего он и его обитель предаются огню.

Вскоре мы покинули сей город. Нас, сидящих на небольшой лодке, волоком потащили вдоль по реке. Сначала мы пристали к городу Бендер. Нам встречаются как мультаны, так и красноголовые (кызылбаш) и узбеки, там мы пробыли целый год. Здесь изобилие шелка и хлопка. Вид своеобразной парчи, особенно качественные и благородные шелка и хлопчатобумажные ткани производятся здесь. Все это выращивается в окрестностях того же города. В изобилии выращиваются также сахар и рис. Сахарный тростник растет повсюду, поэтому сахар стоит очень и очень дешево. Здесь пять месяцев подряд льют дожди, поэтому камыши растут буйно, они очень густые и высокие. Кусты риса и гороха за год достигают толщины запястья.

Отсюда нас так же волоком отправили дальше. Через двенадцать дней мы приплыли к городу Максудабад. Плющ, бархат, а также "змеиная голова" 7, которую охотно покупают казаки, производятся здесь, восемьдесят голов стоят всего всего копейку. Там мы пробыли один год. Больше всего слонов обитает в этом городе и его окрестностях. У одного визиря есть пять тысяч слонов.

После этого на телеге (арба) мы покинули этот город и очутились в городе Азимабад 8, затем направились в Тийук, где пробыли девять месяцев.

Затем целый месяц были в Бенарисе. Здесь тоже живут мультанинцы.

Всякие позолоченные и посеребренные (вышитые золотом и серебром) пояса, кушаки, изумительно изящные и красивые ювелирные украшения делаются здесь.

Кроме этого мы посетили еще несколько городов, названия [149]которых не сохранились в памяти. В одном из этих городов нам показали дерево, подвешенное возле мечети. Сказали, что именно из этого дерева был сооружен Ноев Ковчег. В том же городе увидели три высокие могилы, обмазанные белой глиной. Считают, что это могилы трех святых пророков. Но, которые из них здесь нашли вечный приют, мы не запомнили.

Наш путь следовал дальше в город Дели, где мы жили девять месяцев. Халиф индусов живет здесь.

Якуб ага сообщил нам, что за все время пока мы достигли города Дели, наши расходы составили семьсот рупий. Пока мы жили там, на город с целью захвата и грабежа напали афганцы. Хотя горожане и встретили их за вратами города, они никого не пощадили.

Афганцы разгромили и разграбили город, забрали все, что могли. Пришли они и к нам. Велели показать свое добро.

Мы спросили:

- Что вы требуете от нас?

- Мы требуем двести рупий, если не отдадите, то мы спалим ваши спины, - ответили они и заставили нас отдать последние сбережения. Тот город впоследствии пережил засуху и голод. Куда подевались дни застолий и хлебосолья, никто еще до сего времени не пережил столько лишений и мук. Так мы пережили эти девять месяцев, а когда решились вернуться в свой город, дорога была перекрыта: наш путь был захвачен афганцами.

Пришлось вернуться обратно. Прибыли в Бендери Сурат. Вошли в город и два месяца жили там. Через два месяца наняли судно. Нам посоветовали запасаться двухмесячным питанием и питьем. Закупили питьевой воды, а также за двести рупий запаслись рисом. Чтобы войти в судно, за каждого путника пришлось заплатить по сорок рупий. Также за сорок рупий купили место для ночлега.

Наконец, мы направились в священный город Мекку. Плавание длилось два месяца, после чего иссякли запасы питьевой воды, а ветер дул наперекор, нам навстречу. Во время шторма пришлось натерпеться. Волны чуть не перевернули наше судно. Не успевали отливать морскую воду, судно начало тонуть. Волны вывели из строя переднюю мачту. Все мы были встревожены и подавлены. Всяк начал каяться, молиться и уповать. Произносили мунаджаты и оды во славу Аллаха, прося у него пощады. Дали обет. Наконец, Аллах услышал и помог нам, ветер утих, наше судно воспрянуло духом. Все [150]благодарили Аллаха.

На берегу этого моря нашему взору предстала гора. Спросили. Ответили: Это и есть гора Сарандип. Именно здесь находится могила отца нашего Адама. К сожалению, нам не суждено было преклонить колени перед святой могилой, т.е. склоны этой горы были окружены непроходимыми лесами и чащобами, которых избегали даже дикие звери. Пришлось довольствоваться молитвой на судне.

Вот уже три долгих месяца мы в плавании. Наконец, достигли города Джидда. Святая матерь наша Хаува (Ева) покоится здесь, -сказали нам. Якуб ага посетил священную могилу и поклонился ей. Спустя два дня, мы достигли ворот священного града Мекки. То, что мы называем святым городом Меккой, представляет собой небольшой город. Посреди него - Кааба. Кааба - четырехугольное здание. Построена из черного камня. Дверь выходит на восток. Сделана из чистого серебра. Ручка также из серебра. Кааба покрыта пологом, сотканным из черного шелка, и посредине обрамлена золотым кушаком. Внутри она также покрыта красным шелком. Полы застиланы белым мрамором. Лестница (трап), ведущая в храм, стоит на колесах, так что при надобности ее можно переносить. Эту лестницу запирают на замок возле колодца Земзем 9.

Черный камень (аль-хаджаруль-асвад), к которому паломники прикасаются лицом, расположен недалеко от левого угла и высится на уровне пояса от земли. Камень с обоих концов на один вершок покрыт серебром. Площадь вокруг Каабы также устилана белым мрамором.

День настолько знойный, что если босиком наступить на землю, ноги покроются волдырями.

Тем не менее солнце не может согреть этот камень, он был и остается прохладным. Вот таково его удивительное свойство. Поэтому это место считается почитаемым и священным. Вокруг божьего храма бесчетное количество голубей. Они летают возле Каабы, однако ни один не садится на это здание и не оскверняет его своим пометом, да и поверх здания они не летают.

Мы совершили таваф, т.е. обошли Каабу, отпили из священного родника Земзем. Прочли намаз в мечети Ибрагима. Нам сказали, что в окрестностях Мекки есть могилы четырехсот пророков.

Затем мы вышли из святого храма и, выстроившись в ряд, семь раз обежали вокруг него. Затем поклонились могиле Хадичы 10. После [151]этого поклонились могиле сына богоугодного Гумера (Омара) Абу Шахмы, а также могилам бесчетных пророков и святых мучеников.

Затем мы посетили дом Бибифатимы 12. На один из камней стены дома когда-то облокотился наш пророк Мухаммед 13. На этом месте образовалась выемка - след его локтей. Мы с трепетом прикоснулись рукой к нему.

Вошли мы также в дом Бибифатимы. Нам показали жернова, которыми она молола муку. Также показали колыбели святых имамов Хасана и Хусаина 14.

Через некоторое время, ознакомившись и оправившись, мы вошли внутрь святой Каабы. Прочли по два ритуала намаза, поклонившись каждой из сторон святого храма.

Потом ходили к Джилнуру. Оказывается, Джилнур есть нечто иное, как небольшой камень с выемкой, куда вмещаются с трудом два человека. Первый аять из Корана, сура "Каримаи акраи басм" сошла с небес именно здесь. Мы прочли на этом святом месте два ритуала намаза, посвятив его благословенному пророку нашему -святому Мухаммеду.

На следующий день мы были в Таифе.

По пути следования в Таифу мы натолкнулись на камень, сравнявшийся с землей. Рассказывают, что пророк Мухаммед во время странствия садился на этот камень. Вокруг него есть следы какого-то зверя, их было много.

- Что это? - спросили мы.

- Во время охоты бек неверных кяфиров встретился с нашим пророком. Пророк защитил и спас животного. Это его следы, - был ответ.

После этого мы добрались до священной Таифы. Таифа - большой, почтенный город. Здесь жила большая часть родных и близких нашего пророка. Удивительно прекрасные и благословенные места! Настолько прекрасные, щедрые плодами и ягодами, чистыми родниками и ручьями, что человеческая речь не в силе передать это словами.

Восемнадцать дней мы наслаждались там, затем вновь вернулись в святую Мекку. Между ними - суточный путь.

В один из дней утром человек пятнадцать мы посетили гъар. Он находится приблизительно в трех-четырех милях от Мекки. Гъар [152]представляет из себя большой камень с выемкой, похожий на жилище. В нем могут разместиться трое. Господь Бог создал его для своего друга-пророка. Там мы тоже прочитали намаз. Люди не осмеливаются входить внутрь камня, хотя и виднеется отверстие величиной с вершок. Если, собравшись с духом и держась за дверь, произнесешь молитву "Бисмилла..." 15, то в это отверстие может влезть все твое тело. Наш святой пророк Мухаммед вместе с благославенным Абубакиром 16, прячась от племени из Мекки, три дня и ночи жили в этой пещере, т.к., когда наш пророк открыто стал проповедовать свою религию, мекканское общество стало его заклятым врагом. Абу-Джахел 17 поклялся собственными руками убить расула 18. Подстрекаемые Иблисом 19, враги окружили приют пророка. Но в это время явился посланник божий Святой Джабраил и изрек волю Аллаха: - Вам настало время покинуть Мекку! Аллах ниспослал на неверных беспробудный сон, так же он поступил и с Иблисом, который доселе был лишен сна. За это время наш Расул вместе с Абубакиром вышли в путь. На рассвете они достигли этой пещеры и спрятались в ней. К этому времени проснулся проклятый Иблис, разбудил неверных, сказав, что Мухаммед заколдовал их и улизнул. Те тут же бросились в погоню. Иблис привел их к этому камню и показал, где скрывается Мухаммед.

Всмотревшись, кяфиры 20 увидели, что в нише камня голубь свил гнездо и снес яички, а паук натянул свои сети. Кяфиры не поверили Иблису, отругав и обозвав его лжецом, повернули обратно. Спустя три дня, наш пророк вместе с верным Абубакиром верхом на верблюде держали путь в Медину. По пути они повстречали одного араба. Тот не узнал их, а посему решил убить. Только хотел ударить мечом, увидел, что ноги его верблюда приросли к земле. Он стал умолять нашего пророка. Наш пророк с помощью молитвы помог ему, но тот снова напал на него и снова ноги верблюда напрочь приросли к земле и араб вновь стал упрашивать. Пророк снова, прочитав молитву, освободил их.

После этого тот араб уверовал в пророка, раскаялся, стал мусульманином и, сопровождая, привел их в Медину. Там они остановились в местечке по названию Кааба и совершили намаз, повернувшись лицом к Иерусалиму. Тут явился святой Джабраил 21 и повелевал им читать молитвы, повернувшись в сторону Мекки. Вскоре жители Медины услышали весть о том, что наш пророк прибыл в их [153]город. Все они вышли на улицу ему навстречу, каждый стремился пригласить его к себе, крича и моля: "Идемте ко мне!", "Идемте ко мне!". Наш пророк на это ответил:

- Я сам ни к кому из вас прямо не пойду, такова воля Аллаха, у которого дома мой верблюд преклонит колени, гостем того хозяина я и буду.

Услышав это, каждый замесив тесто, поставил свои яства на порог. Каждый надеялся, что он явится именно к нему. В том городе жил один калека. Его также предупредили:

- Сегодня вечером явится пророк, смотри, не прозевай, а может, он к тебе заглянет.

На что тот ответил:

- Людей побогаче и в достатке не ечесть. Кто мы такие перед святым пророком нашим?

Однако вскоре погоняемый пророком верблюд, озираясь по сторонам, остановился и преклонил колени перед избушкой калеки. Тогда собравшиеся начали увещевать его:

- Святой пророк наш - сегодня твой гость, почему же ты его не встречаешь?

Тогда калека и его старуха-жена вышли навстречу пророку. Взглянули на него и тут же раскрылись их очи. После этого приняли ислам. Сказители рассказали нам вот такую легенду.

Итак, целый год мы прожили в Мекке и Медине. Два раза совершали хадж (паломничество) к святым местам. Три месяца жили в Мекке, остальные девять месяцев молились и жили в мечети Раузаи Мутаххара 22.

Наступила благословенная пора хаджа. Со всех концов света начали стекаться хаджажел-муслимин (мусульмане, паломники святых мест). Стремясь помолиться святым местам, облачились в специальное одеяние - ихрам. Вместе с остальными мусульманами-паломниками из Раузаи Мутаххара за десять дней добрались до святой Мекки. Семь раз пробежали вокруг благословенной Каабы. Коснулись лицом священного черного камня, затем вместе с остальными паломниками взошли на гору Мина. Потом посетили гору Маздалиф. Далее наш путь следовал к горе Арафату, один вечер провели там.

Гора Мина расположена в четырех верстах от Мекки. А оттуда до горы Маздалиф всего верст три-четыре.

На следующий день наступила пятница. Возле горы Арафат есть [154] одна высокая мечеть. Там мы совершили пятницкий намаз. Друг за другом прочитали и третий намаз. Когда день гарафа совпадает с пятницей, жди много благ и преимуществ. Тот день называют самым святым, великим, желанным днем для совершения хаджа, такой день бывает один раз за двенадцать лет. Нам повезло, ибо, слава Аллаху, он совпал с нашим пребыванием в Мекке. Говорят, что один этот день может заменить двенадцать посещений святых мест. Бог принял наши молитвы.

После всего этого кази эфенди, сопровождавший паломников по просьбе халифа, верхом на верблюде взошел на гору Арафат (Арафат - это небольшая гора) и прочитал заранее заготовленную проповедь-хутбу, после чего семьдесят тысяч паломников хором принялись произносить зикер. Они повторяли следующую фразу: "Лаббайка иллахем лаббайка ля шариклак, лаббайка". Все горы в окрестности отозвались эхом на наши дружные голоса.

Паломники все до одного стояли с обнаженной головой, только ноги и туловище их были прикрыты, на спине висел ихрам - ихняя ритуальная одежда, привязанная через плечо к поясу. Солнце палило беспощадно, было невыносимо жарко. Говорят, и в день Киямэт 23 Страшного суда) на площади Гарасат люди так же будут обнажены. И так же до вечера будут исторгать крики и вопли.

Коли молитвы паломников будут услышаны и приняты, произойдут три чуда. Первая из них - при чтении молитвы его верблюд станет на колени, далее - нежданно-негаданно на чистом небе появится облачко и прольется благодатный дождь. И последнее -над головами паломников пролетит стая лебедей.

Мы же видели, как в первый раз верблюд лег на землю, а во второй - прилетели лебеди. После этого мы направились к горе Маздалиф. Мы добрались до него во время вечерней молитвы. Пришлось оба намаза - ахшам и йасих 24 прочитать вместе. Два раза в году эти намазы вроде бы совпадают. Тот вечер мы провели там. На рассвете совершили утренний намаз. Позднее в промежутке между утренней и полуденной молитвой ограничились чтением молитвы. Ведь это было то священное место, где Аллах воспринял все моления святого пророка.

Затем мы направились в Мекку. В тот день в трех местах согласно ритуала мы кидали камни. Нам оказали, что именно здесь святой Ибрагим 25 чуть ли не принес в жертву Аллаху своего сына [155]Исмагила.

После двух вместе с десятком спутников мы посетили Байтуллу -одну из мечетей Каабы. Мы семь раз обошли Байтуллу, а затем совершили намаз в том месте, где жил святой Ибрагим. То, что мы называем жилищем Ибрагима, располагается прямо перед вратами Каабы. У святой Каабы есть только одни ворота.

На рассвете солнечные лучи первым делом падают на эти врата. Для того, чтобы хаджие смогли совершить таваф вокруг Каабы, построена обширная площадка, устланная мрамором. Ширина его составляет двенадцать шагов. Вот на ней-то напротив врат Каабы и располагается святилище Ибрагима, а возле него, внутри площадки точь-в точь напротив ворот Каабы стоит трап, ведущий к дверям святой Каабы. Там же располагается трибуна (манбар), откуда читаются пятницкие намаз и наставления, недалеко находится колодец Земзем со святой водой. Слева простирается Святой храм (Шафигый макаме), внутри которого обитает духовный наставник священного храма. Причем все перечисленное - под одной крышей. Коли отселе окинуть всю округу, с правой стороны Каабы находится святилище Ханафитов. Слева от Каабы - святилище Маликитов. И все это простирается вокруг той самой маленькой площадки в двенадцать шагов. За ними вплоть до стен Байтуль-харама - пустырь. Расстояние между ними - в полет одной стрелы. Байтуль-харам окружен надежными стенами, обрамленными тридцатью четырьмя воротами.

После свершения намаза в святилище Ибрагима, мы вышли оттуда и семь раз пробежались вокруг гор Сафы и Марва.

Наконец, обежав их, уставшие, вернулись в Мину, где и переночевали.

На следующее утро так же семь раз кинули по два камушка, совершили обряд жертвоприношения (курбан). Тот вечер тоже провели в тех же святых местах. Утром кинули по два камушка и на этом наш хадж-паломничество к святым местам Ислама завершилось. В этот день день все мы постриглись наголо.

Через два дня мы пришли в священную Мекку. Пять дней спустя, сразу же после молитвы ахшам, т.е. после захода солнца, тронулись в Медину.

Ворота священной Каабы открываются четырнадцать раз с тем,чтобы все прибывшие смогли поклониться святым местам. В один день заходят мужчины, на следующей - женщины и так по порядку. Всего один раз врата открываются для посещения священных вод Земзема и совершения омовения. Высота священной Каабы, как нам сообщили, [156]составляет двадцать четыре аршина. В прочее время ворота ее остаются наглухо закрытыми.

Затем мы снова прибыли в священную Медину. Первым делом посетили мечеть, расположенную в Раузан Мутаххаре и свершили почести в честь пророка на его могиле. Затем поклонились почтенному Абубакиру.

Потом - преподобному Гумеру, могила этих двух почтенных святых - внутри этого храма. Раузаи Мутаххара и его окрестности покрыты зеленым бархатом с письменами. Возле него есть небольшая площадка, огражденная железной решеткой. Внутри изгороди установлены четыре свечи, каждая толщиной с человеческий локоть. Их зажигают три раза: во время ахшама, йасиха и сабаха. Все это совершается из почтения к пророку и святым.

Внутри той мечети есть михраб 26. По обе стороны ниши михраба установлена пара восковых свечей, пожалуй, каждая толщиной е человеческое бедро.

Внутренность Раузаи Мутаххары украшена бесчисленными золотыми и серебряными украшениями, поделками и изделиями из благородных металлов. Все они, сказали нам, являются подарками и подношениями святому пророку нашему.

Между железным ограждением со свечами и самим храмом, спиной к могиле святого пророка, расположен склеп Бибифатимы. У изголовья рабы божьей Фатимы виднеется Коран раба божьего Гусмана 27. В сад, где почил вечным сном пророк, часто приходят женщины с малолетними детьми, особенно охотно приводят плаксивых.

У святого пророка нашего есть четыреста телохранителей. Во главе их стоит старейшина. Плачущего ребенка кладут на его руки, одарив при этом парой турецких монет. Он вместе с ребенком заходит внутрь железной ограды. Стоя у изголовья пророка нашего, читает свою молитву.

И, о чудо, дите перестает плакать!

И еще рассказывают легенду: будто мол пророку нашему в свое время не построили мавзолей-склеп. Падишаху Египта однажды приснился сон о том, что пророк наш молвил ему:

- Почему ты пребываешь в таком неведении? Ведь мне чуть ли не явились трое людей из секты рафизитов 28, прорыв подземный ход, осталось-то всего маховая сажень.

Проснувшись, падишах сообщил подданным Египта:

- Я этой ночью увидел во сне пророка нашего...

Затем устроил пир в честь жителей Медины. Оказывается,пророк изрек во сне, что людей тех было трое и описал их наружность. Однако [157] нигде таких лиц не оказалось. Тогда падишах спросил у мединцев: не осталось ли у вас еще приглашенных людей? Те ответили:

- Да, за городской чертой есть трое. Но они настолько бедны и жалки. Все свое время проводят в молитвах, держат пост.

Падишах велел привести этих людей, тотчас узнал их и спросил:

- Почему вы не явились на аир?

- А мы слишком бедны и жалки, - ответили те. На что падишах сказал:

- А ведь я пришел в эти края, нуждаясь в молитве и благословлении таких бедных людей, каковыми являетесь вы.

После пира он последовал к обители тех троих. Оказалось, что окрестности города изобилуют пустотами и пещерами. Забрели в одну из них, приподняли устиланные под ноги шкуры и обнаружили отверстие, сплошь наполненное человеческими останками, и ведущее к останкам пророка. Действительно, до его могилы оставалась считанная сажень.

Узнав про коварные замыслы и козни этих троих, их допросили:

- Ради чего вы совершили это преступление?

Ответ был прост:

- Наш падишах обещал наш помилование, да вот вы узнали наш замысел.

С них была содрана кожа, а тела преданы огню.

Вот после чего было решено, согласно легенде, разрыть основание храма Раузы вплоть до воды, а вокруг окружить железной изгородью, тоже упирающейся в воду.

Ну, вновь вернемся к нашему изложению. У изголовья рабы божьей Фатимы, внутри ограды открывается путь к райским садам. Этот сад окружен мощной каменной стеной. Могила слуги Аллаха Гусмана располагается в одном из углов райского сада. В том райском саду похоронено четыреста тысяч могил мучеников за веру. Мы сумели поклониться всем. Рассказывают, что сам пророк наш когда-то присел на углу этого сада и изрек впервые суру "Инна анзална..." 29, ниспосланную ему Аллахом. В честь этого события на этом месте воздвигнута отдельная манара (минарет). Паломники, все до единого, посещают это место, поклоняются, молятся и восхваляют Аллаха и пророка его. Ширина этого райского сада составляет милю, а может еще больше. В нем располагается огромное кладбище. Нам сказали,что на этой святой земле покоятся семьдесят тысяч служителей Аллаха. Среди них полно святых мучеников и пророков. Мы также воздали им почести и поклонились их праху. [158]

Паломники-мусульмане провели в Медине три дня. Затем направились к горе Оход. Там и переночевали возле склепа служителя аллаха Хамзы. Говорят, на этом месте есть камень, на котором в задумчивости сидел наш пророк и именно тут надел на себя кольчугу. Вокруг этого камня в свое время произошло много побоищ. Хамза и семьдесят его братьев-единоверцев пали во имя Аллаха на поле брани. Именно здесь иноверцам-кяфирам удалось выбить один зуб святого пророка нашего. На месте выпадения зуба в честь пророка также построен дом.

Гора Оход довольно высокая. Нам сообщили, что на его вершине находится могила родственника пророка Мусы Харуна.

После всего увиденного мы направились к Дамаску. Через нескольких дней удаления от Медины пришлось испытать странное явление. Пред нашим взором предстали каменные строения. Они были почти разрушены, а двери настежь открыты.

- Что это значит? - спросили мы, на что нам ответили:

- Это - жилища племени, некогда не подчинившиеся и взбунтовавшиеся против пророка Лута. Их Наби (предводитель) отказался от святой веры и вздумал не подчиниться велению Аллаха. Тогда Аллах ниспослал им страшный ураган страданий и погубил их.

Через некоторое время мы очутились у высоченного обрыва. Тамошние люди перебирали и собирали камни. Мы спросили:

- Чем вы тут занимаетесь?

- Некогда главный город пророка Аюба находился на этом месте. Когда пророк заболел, жители города вывели его на это место и оставили одного. Когда тело несчастного было съедено червями, эти твари поселились в этом овраге. Здесь полно камушек, напоминающих этих червей. Каждый прохожий намеревается прихватить с собой эти камни. Вот и мы собираем их.

- А для чего нужны они?

- Они излечивают от недуга, - был ответ.

Вскоре мы добрались до двух скал. Они были полые, торчащие из земли, вершины носили красноватый оттенок. Высота этих глыб такова, что человек на вершине кажется крохотной птичкой. Оказывается, когда путники проходят между этих камней, то сотрясают воздух стрельбой, грохотом барабанов и голосами. На вопрос, зачем вы делаете это, нам ответили, что на этом месте располагался город пророка Салиха. Его племя долго не желало принять Ислам, они надсмехались над Салихом, твердя: [159]

- Если ты и взаправду святой пророк, то сооруди из этих глыб верблюдицу да чтоб у нее был верблюжонок. Вот тогда мы и воспримем твою веру.

В то же мгновение пророк Салих обратился с мольбой к богу, и тот удовлетворил его просьбу: глыба превратилась в беременную верблюдицу, родила верблюжонка и начала кормить его материнским молоком. Но соплеменники были неумолимы. Один из них застрелил из лука верблюдицу. Дите ее спрятался среди камней. Говорят, что он постоянно стонал и плакал. Его плач слышали верблюды в округе, ложились плашмя на землю и не вставали ни на какие уговоры и побои. Для того, чтобы плач верблюжонка не достигал ушей верблюдов, прохожие стали сотрясать воздух громкими звуками и так благополучно миновали это место.

Наконец, мы достигли Дамаска. Простившись с проводниками, мы целый год провели в этом городе. Там в мечети сподвижников пророка Лута поклонились его могиле. Мечеть, как и Рауза в Медине, сверху покрыта бархатом.

Есть там еще одна мечеть. У нее два минарета. На вершине одного оставляют всякие предметы. Говорят, пророк Гайса (Христос) сумел спуститься на этот минарет, вот и ждут верующие его появления снова.

Посетили мы тамошнее кладбище. Служитель Аллаха великого Билал покоится здесь. Поклонились его могиле. Есть над ней величественный мавзолей. Тут же похоронены две жены пророка нашего. Обе лежат под одной крышей. Одну звали Уммигульсум, другую - Уммисалима. Да, здесь похоронено также много пророков и святых, мы поклонялись каждой могиле и светлой памяти их.

Еще мы встретили три могилы, крытые, в отдалении от остальных, под одной крышей. Говорят, что здесь покоятся мифологические святые души, невидимые человеческому взору. Затем встретили могилы еще семерых подобных святых душ. Над ними возвышается целое сооружение. Поклонились и им. Наконец, посетили могилы сразу сорока гаибов 30, но здесь над каждой из могил сооружено отдельное покрытие. Там мы тоже свершили два обряда намаза, прочитали молитвы и прославляли их святые души. Вообще-то говорят, что именно большинство святых невидимых душ - гаидов покоятся тут. Чья молитва достигает цели, они, будто бы, предстают, наконец, пред их взором.

Рассказывают,что однажды место погребения этих гаибов посетил один человек с преднамеренной целью. Некий шакирд, когда мударрис [160](учитель) давал уроки, никак не мог усвоить материал, поэтому постоянно ничего не знал. Сокурсники начали над ним насмехаться:

- Ты чего же это не посещаешь могилы гаибов-свягых душ? Вот мы там бываем каждый день и узнаем все, что надо.

Тот шакирд, наконец-то, решился посетить могилы гаибов. Просидел почти полвечера. Думал, что к нему подойдет учитель и научит всему. Тут появился белобородый старец и спросил его:

- Ты чего, парнишка, торчишь здесь?

- Да вот урока своего не усвоил, пришел учиться.

Старец ответил:

- Ступай домой, все познаешь.

- Как это я все познаю, если ничегошеньки не учил? - удивился шакирд.

Но старик был тверд, гордо повторял:

- Ступай, ступай, все узнаешь, все познаешь!

И, действительно, тот парень по пути домой попробовал было вспомнить заданные уроки, так все и вспомнил. Обрадованный, он явился к своему мударрису-учителю. Тот неверно объяснил одну из слов, на что шакирд среагировал, что вот, мол, если толковать это слово так, то будет вернее.

Услышав из уст его эти слова, другие его сокурсники были поражены и переглянулись меж собой.

Учитель, между тем, спросил:

- Объясни слово "Альхамдулилла и" 31.

Наш шакирд, вплоть до буковки одной дал толкование этого слова, так что его вчерашние насмешники остались изумленными и застыли без слов. После этого учитель любезно и почтительно уступил свое место тому шакирду и начал, будто, сам получать у него уроки.

Такова легенда.

Двигаясь далее, в одной из пустынь мы были поражены обилием могил. Не утерпели, спросили: "Почему это место напоминает сплошное кладбище?" Нам ответили: "На этом месте три чужака-странника нашли два кирпичика золота и одного направили в город. "Мы нашли столько золота, иди, ступай, принеси из города кушанья и яства , и мы попируем на этом благословенном месте". Так вот, пока один из попутчиков добирался до города, к нему подошел шайтан и начал строить козни: "Коли ты в еду, которую принесешь своим попутчикам, подсыпешь яда, все золото достанется тебе". Пока посланник, вняв шайтану, действительно, купив еду, насыпал в него яду, шайтан уже [161]раньше сумел достичь его спутников и предупредить:

- Вы убейте своего вероломного спутника, иначе как разделите эти два кирпича?!

Как только тот прибыл с едой, его тут же прикончили. Вот на этом месте и простирается кладбище".

Между прочим, в тех же краях возвышается одна огромная скала, из которой в двух местах сочится вода.

- Что это значит? - спросили мы.

Ответ поразил нас:

- Именно на вершине этой скалы Кабил убил Хабила32, сокрушив его камнем. До сих пор та скала выдает камни. А сама скала изрыгает слезы, все время сокрушаясь, зачем он дал в руки братоубийцы тот злополучный камень.

Возле этой скалы множество святых могил. Их количество знает лишь сам Аллах.

Следующим пунктом нашего странствования был Иерусалим. Через три дня остановились в одном из каравансараев. Не успели мы прилечь, как начался неописуемый катаклизм (зилзиля). Невозможно ни сидеть, ни стоять, все трясется, рушится, одежда гуляет по комнате. Невозможно удержаться на том месте, где доныне сидел. В той гостинице было множество народу. Увы, здание рухнуло и похоронило их.

Землетрясение произошло в тот день и в самом Дамаске. Большинство жителей, покинув дома, вышли в степь. Эта стихия продолжалась в течение месяца, причем каждый день этот кошмар повторялся по три-четыре раза.

Слава Аллаху, миновали этот злополучный месяц. После него десять дней добирались до Иерусалима. В этом городе еле-еле очухались в течение двадцати семи дней.

А после Иерусалима мы вновь вернулись в Дамаск. В это время жители города все еще жили за городской чертой.

- Что с вами приключилось? - спросили мы у них.

- Случилось великое несчастье - землетрясение, наши дома разрушены, строим новые, - был их ответ.

Мы поселились в доме одного знатного эфенди, выходца из Дагестана.

Однако наш глава Якуб ага вскоре серьезно заболел и совсем слег. Я вынужден был сказать ему:

- Якуб ага, дело серьезное, твое состояние кажется безнадежным. Может, оставите завещание.

- Праведные слова изрекаешь, - был его ответ. Между тем я [162]продолжил свои мысли и сомнения:

- Если вы уйдете в мир иной, вокруг нас возникнет множество душманов. За то добро,которое мы приобрели в ходе скитаний по торговым делам, нас никто не пощадит. Я предупреждал тебя, что не стоило останавливаться в доме столь почтенного господина. Возможно, надо было нам подобрать ровню. Чувствуется, что сей эфенди-дагестанец из близких и знатных людей Дамаска, а посему по всему видно и чувствуется, что если, не дай Аллах, ты помрешь здесь, то наше добро у нас же нагло отнимут. Если хочешь выговорить завещание, то мы бы стали от всей души твоим защитником и свидетелем.

Якуб ага еле выговорил:

- Ступай, веди свидетеля!

В Дамаске жил один его родственник, он привел меня, хозяина дома и четырех свидетелей. Записали все товары на имя этого меллы Муртазы, поскольку он был родственником умирающего.

Через пятнадцать дней Якуба ага не стало. Тут же явился этот хозяин-дагестанец эфенди, опечатал все двери нашей обители.

Тем не менее, не прошло и двое суток, все печати были выбиты, наше добро отобрали и отвели в дом дагестанца. Собрали всю знать и купцов Дамаска, эфенди представил все наши товары, все было распаковано и разложено. На следующий день мы пошли просить свое добро, или хотя бы вернуть их стоимость.

- Сие добро мы не можем отдать вам. Мы с вами в расчете, - ответили нам.

Второй раз пришли с мольбой и просьбой.

- Сие добро нажито вами из пыли ваших скитаний, почему оно не подлежит возврату, - был их ответ.

Вернувшись в глубоком унынии и печали, мы не знали, что делать, к кому обратиться.

Вскоре в Дамаске началась эпидемия, погибало столько душ, что Аллах только мог бы их сосчитать. Холерой заболели и мы, приготовили свой саван, ибо у каждого из нас была своя хворь и опухоль.

Спустя девять суток моя опухоль прорвалась, и я сумел выжить. Однако заразился сын меллы Муртазы и через трое суток скончался. У него была еще одна дочка, хворь коснулась и ее и увела в могилу. На четвертый день умер сам мелла Муртаза. На пятые сутки почила его жена. Мы остались одни на чужбине, некому было жалеть и тосковать по мне. [163]

Отыскали заброшенное медресе и до прибытия паломников поселились там. Приехали паломники. В один из дней, притворившись крымским татарином, я спросил у них:

- Откуда вы прибыли?

- Нас человек двадцать, все прибыли из Дамаска, - был их ответ. - Отсюда до моря четверо суток пути, а затем можно сесть на судно.

Я попросил их взять меня с собой, они одобрили мой замысел. Когда отбирали наше добро, я наговорил много лишнего, поэтому побоялся их мести и вынужден был скрываться, заявил я. Ведь они намеревались покончить со мной.

Наконец, из Дамаска мы направились в Стамбул. Шли несколько дней. Там на видном месте, на вершине холма, стоит мечеть, возле которой есть три могилы необычайной длины. На наш вопрос, чьи эти могилы, ответили, что одна принадлежит сыну пророка Якуба Йахуде, а про остальных остались в неведении.

Вскоре пред нашим взором предстала белая гора, где, по нашим сведениям, был похоронен Чупан ата. Над его могилой возвышается шатер. Одна из сторон шатра насквозь пронзена копьем.

Через несколько дней вновь очутились в городе, с которым, согласно преданию из Корана, связаны события с двумя пророками. Нам подтвердили, что это произошло именно здесь. Сей город когда-то посетили пророк Муса вместе с пророком Хизр и оба дружно подтвердили, что это тот город, "где при рождении любого мальчика, его отец был уже мусульманином". Здесь же есть камень, о который облокотился пророк Муса, причем следы от его локтя сохранились доныне.

Они поражают взор и воображение своим величием.

В том же городе есть могила великомученика, расположенная возле холма. Над ней возвышается мавзолей, настолько величавый, что поражает любого. От него исходят поражающие ароматы гуда и ганбара 32.

И вновь нам повстречалось большое кладбище. Мы поклонились каждой из могил, а после нескольких суток добрались, наконец-то, до Стамбула. Там поклонились последователям пророка Аюба. Он считался ближайшим сподвижником нашего пророка. Там мы набрели на медресе почтенного Габделсаттара эфенди, где постигали знания в течение четырех лет, К сожалению, у нас не было средств, чтобы вернуться на родину, из-за нужды не смогли посетить и близких людей. Прозябая в нужде, мы еле-еле сводили концы с концами. [164]

В один из дней, наконец, нас обнаружил и нашел узбекский посол и заявил:

- Я явился насчет ваших товаров и нажитого добра. Куда вы их дели?

- В Дамаске их отобрал некий господин, выходец из Дагестана, - ответили мы.

- Тогда поедешь вместе со мной, укажешь на того господина, - изрек он, и, получив благословение халифа (султана), вновь заставил меня поехать в Дамаск.

Бек-посол не доехал и полдороги, откинул концы. Вместе с его сыном все-таки достигли Дамаска. Властителю Сирии показали предписание султана-халифа. Его прочли с большим вниманием, затем устроили нам прием. У господина спросили:

- Кто посмел отобрать известное добро? На что тот ответил,что тот господин скончался у них, а его деньги и товары были отобраны казыем, т.е. судьей.

Я не вытерпел, возмутился:

- Это неправда. Деньги отобрал не казый, а этот самый эфенди, при этом нагло заявил, "что мы-де с вами в расчете".

Властитель спросил:

- А у вас есть представители?

Один из посольства тотчас отозвался:

- Я являюсь полномочным представителем.

- Тогда для подтверждения полномочий предъяви двух свидетелей.

Тот отпарировал:

- Свидетель из Египта.

Властитель:

- В таком случае приведите их!

Сын посла направился в Мекку. Нам было не до дороги, предпочли остаться в Дамаске. Поместили нас у одного хорошего хозяина, где и прожили еще пять долгих месяца, после чего опять прибыли паломники-хаджие в святые места.

Пока сын посла занимался там нашими торговыми делами, у эфенди, забравшего наш товар, отнялся язык. Вновь явились к властителю. Однако тот хладнокровно заявил:

- У того эфенди отнялся язык. С кем будете судиться-то? Вряд ли удасться забрать ваше добро у безъязыкого хозяина. Так что убирайтесь восвояси и занимайтесь своими делами! [165]

Так что приехали обратно в Стамбул как убитые. Правда, вскоре там же приступили к торговым делам. Пришлось там пробыть, вернее просуществовать, долгих двадцать пять лет. И только после этого направиться в Казань. И так, хаджа Исмагил сын Бикмухаммеда, вышел в путь в направлении милой отчизны. На этом ставлю точку.

Комментарии

1. Мелла - священнослужитель, в старотатарском так называли любого образованного человека.

2. Балус - город Белудж.

3. Намаз - молитва; мусульмане молятся пять раз в день.

4. Индийское море - здесь Персидский залив.

5. "Кызылбаш" (историческое название) - так называли воинов Надиршаха (из-за красных повязок на голове).

6. Мультани - так называли индусов среднеазиатские тюрки и иранцы.

7. "Змеиная голова" ("елан башы") - раковины каури. Каури распространен в Индийском океане. Издревле эти ракушки пользовались жителями бассейна Тихого и Индийского океанов вместо монет, а также как и женские украшения.

8. Азимабад - город Патна на берегу реки Ганг.

9. Земзем - священный источник около Каабы в Мекке. Вода его считается целебной.

10. Хадича - первая жена Мухаммеда.

11. Гумер (Гомар ибн ал-Хаттаб, 591 - 644 гг.) - второй праведный халиф.

12. Бибифатима (примерно 605 - 633 гг.) - дочь Мухаммеда от первой жены, жена четвертого халифа Али.

13. Пророк Мухаммед (570/571 - 632) - арабский религиозный и политический деятель, основатель ислама и первой общины мусульман. По мусульманским представлениям, Мухаммед - пророк и посланник Аллаха. Через него людям был передан текст священной книги Корана.

14. Хасан и Хусаин - сыновья Али, догибли от рук омеядов, соперников за власть.

15. Бисмилла - арабск.: "С именем Аллаха", начальная фраза всех молитв и добрых дел.

16. Абубакир (Абу Бакр, 573 - 634) - первый праведный халиф.

17. Абу Джахел (Абу Джахел Абу Хаким бине Хишам) - один из сторонников старых верований арабов. Ярый противник ислама и Мухаммеда.

18. Расул - пророк, один из эпитетов Мухаммеда.

19. Иблис (дьявол, сатана) - имя ангела, низвергнутого с небес Аллахом и ставшего врагом Аллаха. Иблис возглавил мир злых духов, джинов и шайтанов, которые постоянно стремятся вредить делу Аллаха, совращая людей, сбивая их с пути веры.

20. Кяфир - неверный. Мусульмане так называли иноверцев.

21. Джабраил - ангел - вестник. Библ. архангел Гавриил.

22. Раузаи Мутаххара - название площади и первой мечети на ней, которую построил Мухаммед в Медине. Эта мечеть была рядом с домом, где жил Мухаммед. Здесь же находится и его могила. Посещение этих святых мест считается богоугодным делом.

23. Киямат кане (воскресенье мертвых, судный день) - все люди, когда-либо жившие на Земле, восстанут из мертвых и соберутся на одном месте (Гарасат майданы) и перед Аллахом будут рассчитываться за свои грехи и добрые дела. Все люди пройдут по тончайшему мосту (сират), протянутому над адом в рай, дойдут до конца только праведники, которые вечно будут блаженствовать в раю, грешник будет мучиться в адском огне.

24. Ахшам, йасих - вечерние обязательные молитвы мусульман, по счету четвертый и последний пятый.

25. Ибрааим - библ. Авраам.

26. Михраб - специально сделанная выемка на стене мечети, указывающая направление на Каабу, куда мусульмане обращаются лицом при молитве. Обычно украшается стихами из Корана.

27. Гусман (Госман ибн Гаффан) - третий халиф, составивший сводный текст Корана. Погиб в 656 г.

28. Рафизиты - одно из направлений ислама.

29. "Инна анзална" - стих из Корана.

30. Гаибы - мифологические персонажи; обычно невидимые людям, но иногда появляющиеся в образе белобородых старцев и помогающие людям.

31. "Альхамдулиллахи" - "Хвала Аллаху!" Слово этикета, из Корана.

32. Кабил убил Хабила - древняя легенда гласит: Кабил и Хабил были сыновьями Адама и Евы. Кабил и Аклима были двойни. По обычаю, Аклима была помолвлена с Хабилом. Кабил от ревности убивает своего брата Хабила.

Текст воспроизведен по изданию: Путешествие Исмаил ага в Индию. Казань. 1993

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.