Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БЕРТИНСКИЕ АННАЛЫ

ANNALES BERTINIANI

Часть I.

Бертинские анналы – летописный свод, охватываючий историю государства франков с 830 до 882 гг. Анналы Сен Бертенского монастыря продолжают известные Анналы королевства франков. Внимание авторов источника сосредоточено гласным образом на истории Западнофранкского королевства. Бертинским анналам присуща некоторая тенденциозность в освещении событий, касающихся французской ветви Каролингов. Это объясняется тем фактом, что составители свода были близки к западнофранкскому королевскому дому.

Анналы распадаются на три части, каждая из которых составлялась отдельным автором или под руководством того или иного высокопоставленного прелата. Первая часть охватывает 830 – 835 гг. Вторая – 835 – 861гг. Её приписывают испанцу Галиндо (Св. Пруденцию), который был капелланом Карла Лысого. О нем упоминает третья часть Бертинских анналов под 861г. Третья часть, составленная архиепископом Гинкмаром Реймским (см. также его трактат об управлении королевским двором) и касается событий 861 – 882гг.

В анналы вкраплены некоторые самостоятельные источники, например Видение английского короля 839г. или текст мерсенского договора 851г.

Язык первых двух частей анналов прост, ясен и лаконичен. Третья часть, принадлежащаа Гинкмару отличается сложностью и неправильностью языка, туманностью изложения. Начиная с 861 г. записи становятся более подробными, но и более тенденциозными, поскольку Гинкмар Реймский сам участвовал в политической жизни эпохи Каролингов.


В год от воплощения Господа 830 в месяце феврале

в том самом месте было устроено собрание 1. На нём он постановил выступить как враг в земли Бриттании, это [было решено] в основном вследствие влияния камерария Бернарда 2. И немного времени спустя он выступил из Аквиса, то есть в четвёртый день праздника, который называют вершиной июня; но сильно утомлённый болезнью ног, после того как отослал госпожу императрицу в Аквис, он пожелал отправиться туда через приморские места. К тому походу весь народ отнёсся с досадой, они не хотели его туда сопровождать из – за трудности пути. С другой стороны некоторые из знатных, узнав о недовольстве народа, сообща обратились к нему, чтобы он освободил их от присяги, которую они давали господину императору. Поэтому весь народ, который должен был идти в Бриттанию, собрался около Паризиев, а также и Лотаря из Италии и Пиппина из Аквитании они принудили выступить как врагов против отца, чтобы отринуть его от управления и погубить их мачеху 3 и убить Бернарда. Когда Бернард это понял, он, спасаясь бегством, прибыл в Барцинону 4. И после того как господину императору было сообщено об их совете, он немедленно отправился против них к Компендиуму 5. И придя туда, Пиппин с большим числом народа, по соглашению с Лотарем захватили всю королевскую власть и его жену, и спрятав её, отослали в Пиктавы 6, в монастырь святой Радегунды; братьев же её, Конрада а также и Родульфа, после пострижения, отправили в монастырь. На восьмой же день после Пасхи, Лотарь, придя из Италии, устроил там совет и приказал ослепить Хереберта, брата Бернарда, а других верных господина императора заключил под стражу.

Когда с теми таким образом было покончено, господин император со своим сыном Лотарем около Календ октября в Новиомаге 7 созвал другой совет, где могли бы собраться саксы и восточные франки. С другой стороны там из обеих земель, а именно господина императора и Лотаря, собралось войско многих [вождей], и там господин император, после того как вновь получил власть, приказал, чтобы зачинщики того деяния, когда их коварство было обнаружено и заговор был раскрыт, вследствие их раздора были бы заключены под стражу вплоть до другого совета, который должен был бы состояться в Аквисгране. Действительно от [имени] всех епископов, аббатов, графов и прочих франков был вынесен приговор, чтобы его жена, которую у него ранее несправедливо и беззаконно отняли, по постановлению упомянутого совета была бы возвращена и, если бы кто – нибудь захотел причинить ей какое – либо злодеяние, она либо была бы защищена законами либо взята под покровительство франков. И оттуда господин император ушёл в Аквис, чтобы перезимовать.

В год от воплощения Господа 831.

Между тем около календ февраля, так как было договорено ранее, он собрал общий совет и приказал, чтобы пришли те, кто в прошлом году по причине мятежа сначала в Компендии и после этого в Ниумаге 8 выступили против господина императора, для того чтобы их дело было обсуждено [и] по нему было бы принято решение. И сперва его сыновьями и потом всем народом, который прибыл, было решено, чтобы они подверглись смертному приговору. Вслед за тем господин император со свойственным благочестием сохранил им жизнь и члены и вверил их для содержания под стражей в разных местах. Лотарь же, поскольку ранее присоединился к тем могущественным [людям], так как был [к этому] принуждён, взволновал праведную душу отца. Когда на тот совет, как это было приказано, пришла госпожа императрица, и предстала перед лицом господина императора и его сыновей, он убедил, чтобы она очистилась, вырвав с корнем обвинения против неё. И народ долго ждал, захочет ли кто – либо выдвинуть против неё какое – нибудь обвинение. И когда не нашлось никого, кто мог бы причинить ей какое – либо зло, она очистила себя согласно приговору франков от всех, кто ранее её обвинял. После окончания совета, он разрешил Лотарю уйти в Италию, Пиппину – в Аквитанию, Людовику – в Баиоарию 9. Сам же он около календ мая, придя в Ингельгейм, с почётом принял пришедшего туда к нему Лотаря. Все те, кто был отправлен в изгнание, были собраны и освобождены и заслужили милость господина императора. Третий же общий совет он созвал в вилле Теодона 10, и туда к нему пришли послы амиралмумминина из Персиды, попросили мира. Когда он был достигнут, они вернулись. Пришли также послы данов, которые просили о том же, и после утверждения союза, вернулись восвояси; и многие посольства славян, пришедшие к нему, были выслушаны, проинструктированы и отпущены. Пришедший граф Бернард, дал господину императору удовлетворение клятвой против тех, кто его обвинял. Все его сыновья, которые прежде пришли к себе, вернулись; долго ожидая там Пиппина, чтобы тот пришёл, он отправил к нему многих послов. Намереваясь прийти, он обещал, что придёт и отложил [приход]. Сам же он, после мессы святому Мартину, на зиму пришёл в Аквис. Туда несколько дней спустя, перед Рождеством Господа, к нему пришёл Пиппин. Вследствие его непослушания господин император принял его не так приветливо, как это бывало прежде.

В год от воплощения Господа 832.

Пиппин возмущённый тем, что не был принят отцом с почётом, когда начался совет, во время ночного богослужения в честь невинных в первый час ночи, с немногими из своих, ускользнул бегством и со всей возможной быстротой пришёл в Аквитанию. Господин же император никогда не думавший, что может так произойти, что его сын убежит от его присутствия, вследствие этого весьма резгневался. В то же время, когда он вызвал отовсюду советников и держал с ними совет о том, что следовало бы предпринять по поводу его деяния, было постановлено объявить о проведении его общего совета в городе Аурелиан 11, и чтобы Лотарь пришёл туда из Италии, Людовик же из Аквиса и они направились бы на названный совет с отцом. Таким образом, после того как это [дело] было изучено, и послы были направлены туда, чтобы объявить об этом, до ушей благочестивого императора вдруг было доведено, что Людовик со всеми Баиоарами, свободными и сервами, и славянами, которых он смог собрать, желая вторгнуться в Аламаннию, которая уже давно была дана отцом его брату Карлу 12, опустошить её и разграбить, и присоединить её к своему королевству, и чтобы весь народ того королевства пообещал ему верность, и когда он совершил это, с тем самым войском он как враг вступил во Франкию, чтобы ворваться и присоединить к себе как можно больше от королевства своего отца. И когда это было обнаружено, господин император немедленно, после изменения места совета, приказал, чтобы в четырнадцатый день от календ мая все западные и южные франки а также и саксы выступили против него в Могунтию 13. Услышав это, все живо поспешили прийти к господину императору, и сильно желали оказать [ему] помощь во всём. В то же время в тринадцатый день от календ мая после захода Солнца произошло затмение Луны. Когда господин император пришёл в Могунтию – где на совет, который был для тех установлен, встретил весь народ -, на следующий же день когда перешёл с сильным войском франков и саксов реки Хрено 14 и Моине 15, стал лагерем около виллы Трибур 16. Его же сын Людовик располагался со своим войском возле Ворматии 17, на вилле, которая называется Лангбардхейм, из – за пустых обещаний у него была сильная надежда, что южные франки и саксы должны были бы оказать ему помощь, так как это было ему обещано его [людьми] а также и [другими], которые были с ним, графами и вассалами господина императора и Карла. И особенно Матфрид 18, которому господин император в прошлом году, когда тот был приговорён к смерти, позволил сохранить жизнь и члены, и имущество, обманным путём замышлял это и интриговал. И когда Людовик узнал, что отец перешёл Хренум с большим войском верных, его отвага уменьшилась, и была оставлена надежда на требование незаконной [военной] силы. Без промедления, со своими людьми в Баиоарию тем же самым путём, каким пришёл, он быстро вернулся, и многие его [люди], которые прежде были с ним, вернулись к господину императору. Услышав о его быстром отступлении, господин император направился к месту из которого он выступил и многое нашёл разорённым. И всех этих врагов, по своему обыкновению, он легко победил, и медленно ступая, не намереваясь преследовать сына, со всем войском пришёл в Аламаннию, и подошёл к Аугустбургу 19 на Лехе; и там сделал так, что его сын, который таким образом был покорён, пришёл к нему с обычной почтительностью, он простил ему все те [преступления], которые были совершены против него. Он также клятвенно обещал, что больше так не поступит и не присоединится для этого к другим. И таким образом, после проведения совета и роспуска войска, он сам через Аустрию пришел в Зальц, и там ему навстречу пришла госпожа императрица. Они вместе пришли морским путём в Могунтию, где и Лотарь пришёл навстречу отцу. Там же вновь было объявлено о проведении общего совета в календы сентября в Аурелиане, и всякий свободный [мог бы] прийти туда как враг. И когда он пришёл туда, вскоре после того как принял по обыкновению ежегодные подарки, поспешил оттуда в Лемовики. Тогда, призвав к себе своего сына Пиппина, между прочим отругал его, почему тот без разрешения бежал от его присутствия. Желая победить его отцовской любовью, он приказал [тому] идти во Франкию, чтобы тот ожидал бы в месте, которое он ему предписал и до того времени, пока тот не облегчит свою душу вследствие отцовского внушения. Притворяясь, что он намеревается это сделать и свернув обратно с начала пути, он уклонился от исполнения отцовского приказа как только господин император через земли Аквитании вернулся во Франкию. И пока это не было ему сообщено, он не спешил во Франкию, поскольку считал нужным договориться [с Пиппином], но оставаясь, вследствие этого, в тех краях на протяжение нескольких дней, он наконец пришёл в Циноманны 20 к Рождеству Господа.

В год от воплощения Господа 833.

В самом деле, когда он отпраздновал святые дни, [то] прибыл прямиком в Аквис. После того как он пробыл там несколько дней, ему было донесено, каким образом его сыновья, объединённые вместе, хотят восстать и напасть на него с большим войском врагов. Он, составив план, до начала великого поста пришёл в Ворматию 21, и проведя там те дни, отпраздновал святую Пасху и Пятидесятницу. И когда он созвал войско, он приказал идти против них, чтобы, если бы он не смог отвратить их от той дерзости примирительными словами, сдержал бы оружием, дабы они не притесняли христианский народ. Наконец его сыновья, очень желающие завершить начатое, а именно Лотарь из Италии, который вёл с собой апостолика Григория 22, Пиппин из Аквитании и Людовик из Баиоарии с великим множеством людей сошлись в паге Хелизации 23, в месте, которое называется Ротфельт, то есть красное поле 24. Между тем как господин император препятствовал им, он ничуть не мог удержать их от этого самого упрямства; но ложными убеждениями и лживыми обещаниями они переманили народ, который пришёл с господином императором, таким образом, что все его покинули. В самом деле некоторые из тех, на которых особенно обращался их гнев, ушли и собрались в землях друзей и верных. И после того как у него была отнята жена, и отправлена в ссылку в Италию, в город Тартону, Лотарь, завладевший королевской властью, разрешил, чтобы апостолик вернулся в Рим, Пиппин в Аквитанию, а Людовик в Баиоарию: сам же он, приведя с собой отца под охраной через Меттис 25 до города Суэссона 26, оставил его там под той же самой охраной в монастыре святого Медарда, и отняв у него его сына Карла, отправил того в монастырь Пронее, вследствие чего весьма опечалил отца. После этого Лотарь провёл обещанный совет в календы октября в Компендии. И туда собрались епископы, аббаты, графы и весь народ, преподнесли ему ежегодные подарки и обещали верность. В самом деле туда к Лотарю пришли также послы из Константинополя, которые были прежде направлены к [его] отцу, и вручили ему письма и подарки. На том совете они выдвинули многие обвинения против господина императора. Среди них подстрекателем лживых наветов был епископ Реморов Эбо 27. И так донимали его весь день, до того времени, пока не вынудили сложить оружие и переменить одежду, изгнали [его] за ворота церкви (т. е. отлучили от церкви – А. В.), с тем чтобы никто не смел с ним разговаривать кроме тех, которые были бы для этого определены. После этого же, боясь как бы он не был вызволен из того места кем – нибудь из своих верных, сам Лотарь, придя к тому самому монастырю, увёл с собой отца, без его желания, и держал в Компендии под тем самым отлучением. В то время, когда совет закончился, Лотарь пришёл в Аквис, чтобы перезимовать, и сделал так, чтобы его отец шёл с ним под выше упомянутой охраной и прибыл в Аквис во время богослужения святого Андрея. Несколько же дней спустя случилось так, что по каким то причинам Лотарь и Людовик созвали совет в Моганте 28. Там Людовик горячо умолял своего брата Лотаря, чтобы тот мягче относился к их отцу и не держал его под столь строгой охраной. Когда он отказал в этом, опечаленный Людовик ушёл, после этого он обсудил со своими каким образом вызволит своего отца из под той самой охраны. Лотарь же, несколько дней спустя после Рождества Господа, пришёл в Аквис.

В год от воплощения Господа 834.

И действительно, господина императора охраняли в Аквисе; и ничто более человечное не было для него сделано, но его противники, мучившие [его] днём и ночью сильными пытками, чтобы ослабить его душу, дабы он добровольно оставил мирское состояние и отправился в монастырь, намного более жестоко неистовствовали против него. Но до той поры, когда у него не стало никакой власти, он никоим образом не был намерен давать какой – либо обет. Когда же Людовик узнал, что его просьба, чтобы [Лотарь] поступал мягче в отношении отца, не имела у брата никакого веса, он послал послов к своему брату Пиппину, [и] сообщил ему обо всех деяниях, которые имели место в отношении отца, умоляя его, чтобы вспомнив о любви и уважении к отцу тот вместе с ним вызволил бы отца из того бедственного положения. Но тот немедленно собрал войско аквитанцев и тех, кто живёт за Секваной, Людовик [собрал] баиоаров, австразийцев, саксов, аламаннов а также и франков, которые находились в окрестностях Карбонарии 29; с ними же они поспешили прийти к Аквису. И когда Лотарь узнал об этом, он ушёл из Аквиса и привёл с собой своего отца под упомянутой охраной к Паризию и там уже нашёл Пиппина с войском, необычный разлив Секваны помешал [ему] переправиться; с другой стороны также большой разлив других рек и дальнейшее продвижение русел многим причинило немалую преграду. Но когда он точно узнал, что Людовик так же идёт в те самые края с весьма большим множеством народа, и из – за этого очень напуганный, после того как оставил отца в том самом месте, бежал со своими [людьми] в первый день календ мая. Когда он ушёл, пришли епископы, которые были в наличии, и в церкви святого Дионисия, восстановили господина императора [в сане] и облачили его королевскими одеждами и оружием. Наконец его сыновья Пиппин и Людовик, пришедшие к нему с другими верными, были радостно приняты отцовской душой. И он оказал им и всему народу многие милости, поскольку они постарались деятельно предоставить ему помощь. И когда он провёл с ними совет, [то] позволил Пиппину и остальному народу вернуться домой, Людовику же он разрешил идти с ним в Аквис, и там они вместе отпраздновали торжества Пасхи.

И когда прошли праздничные дни, он собрал своих советников и лучших [людей], которые были в [его] окружении и пожелал обсудить с ними, каким образом он мог бы вызвать к себе своего сына Лотаря. И когда он отправил послов в каждый край своего королевства, для чтобы они от его [имени] объявили и сообщили об освобождении народа, дабы они постарались исполнить верность, которую обещали ему прежде, и ради любви к богу он был снисходительным в отношении всего в чём они против него погрешили. Лотарь же, когда ушёл от Паризия, пришёл в город Виенну в Провинции 30, и пребывая там, причинил людям тех краёв многие неудобства. Господин же император, поскольку узнал, что он там находится, отправил послов, которые сообщили бы ему, что [император] простил бы ему всё, что тот прежде совершил против отца, и чтобы тот вернулся к нему с миром. Отвергнув это [предложение], он не согласился прийти, но пребывал в том самом упрямстве. Тем временем было совершено [следующее], когда поняли, какие верные были у господина императора в Италии, а именно епископ Ратольд, граф Бонифаций, Пиппин, родственник императора и весьма многие другие, те же самые из врагов которые хотели придать смерти его жену, со всей [возможной] быстротой послали тех, которые выкрали бы её, и выкраденную привели невредимой в Аквис к присутствию господина императора. В то же время в походе, который был направлен против Лантберта 31 и Матфрида и других сторонников Лотаря, были убиты графы Одо и его брат Виллельм и Фульберт и аббат монастыря святого Мартина Теодо и весьма многие другие. В то же самое время флот, пришедший от данов во Фризию, разорил большую её часть. И пройдя через Ветус - Треектум к торговому посёлку, который называется Дорестад 32, они всё разграбили, а также убили некоторых людей, некоторых [же] увели в плен и сожгли огнём их край.

Лотарь же, придя со своими [людьми] в Кавеллон, напал на него и предал огню и захватил графов, которые прежде туда пришли; и убил трёх из них, других же увёл оттуда с собой; и благочестивую сестру Бернарда, [и] помещённую в бочку позволил утопить [её] в реке Араре; и оттуда он пришёл в Аурелиан. Когда император услышал о них, он в месяце Августе созвал войско у Лигнонов. И приняв там ежегодные подарки, вновь для освобождения народа от тех кто вторгся в королевство через области Трикассинов и Карнотов а также и Дуненсов, вместе со своим сыном Людовиком дошёл чуть ли не до крепости Близум и стал там лагерем. Туда же поспешил его сын Пиппин с войском на помощь отцу. С другой стороны Лотарь засевший в крепости неподалёку подвергся опасности сражения; которым, однако смог добиться весьма немногого. Тем временем господин император, движимый обычным [для него] милосердием, послал к тому, для того чтобы тот пришёл к нему с миром, поскольку он простил бы тому все прегрешения, которые тот ранее совершио против него и всех его [людей]; и в самом деле он предоставил Лотарю Италию, так как держал [её] Пипин, племянник господина императора 33 во время [правления] господина Карла, и одарил прочим, а именно жизнью, членами, наследственным имуществом и многими благодеяниями. Отец, идущий к себе со своими [людьми] надёжно скрепил это клятвой, чтобы в дальнейшем как он, так и его [люди] были бы обязаны не совершать подобного и не содействовать [в этом] кому бы то ни было. Когда это было утверждено, он позволил тому вернуться в Италию с теми, которые были склонны его поддерживать. Сам же, придя к Аурелиану, Пиппину и Людовику и всему их врйску дал разрешение вернуться, и придя через Паризии к Аттиниаку 34, устроил там совет со своими советниками около [времени] мессы в честь святого Мартина. И после того как он устроил дела государства, он пришёл в виллу Теодона чтобы перезимовать.

В год от воплощения Господа 835.

Он весело отпраздновал праздник Рождества Господня, весьма приветливо принятый Дрогоном, своим братом и Мецким епископом, в том самом городе. И проведя там праздничные дни, он вернулся в свой дворец в вилле Теодона. В том же месте около [дня] очищения святой Марии он устроил общий совет всех епископов и аббатов почти со всей своей империи, как канонических, так и королевских. Между прочим на нём было тщательно [и] всесторонне обсуждено то что [касалось] постановлений церковной дисциплины, поскольку в прежние годы тот самый весьма набожный император был отринут от отцовского наследства и королевства и чести и королевского имени вследствие незаслуженного отступничества врагов и противостоящих богу; и наконец всеми согласованно и единодушно было придумано и подтверждено, что после того как партию тех [врагов] с божьей помощью сокрушили, сам император и господин, восстановленный затем в наследственной чести и заслуженной славе, был удостоен всеми [подданными] вернейшей и весьма надёжной покорности. После его выработки 35 и подтверждения всеми и каждым, он изложил [всё это] собственной записью и скрепил собственноручной подписью. И вновь, и надлежащим образом, при более многочисленном и полном стечении всего народа, изложенный итог всего дела был скреплён подписью всех [присутствующих] посредством записи в один корпус наподобие книжки [о том], каким образом [всё это] сделано, обсуждено, выработано, [они] не преминули сделать яснейшее уведомление [благодаря] весьма преданной и чистой доброй воле и весьма достойному авторитету всех столь многих отцов. С другой стороны, когда он пришёл в упомянутый город, и после того как были приняты послы, и когда о порядке общего дела было открыто всем [людям], которые присутствовали [там], в базилике блаженного протомученика Стефана, праведные и почтенные прелаты со всевозможной радостью всех [присутствующих] своими руками вернули на его голову корону, в качестве знака империи, поднятую от священного алтаря. Но и Эбо Реморов 36, ранее архиепископ, который как будто прежде был предводителем той группировки, когда поднялся на более заметное место в той самой церкви, открыто заявил всем [присутствующим] свободным тоном 37, и что все [беззакония] против того [императора] были совершены несправедливо, и [что] для незаконного низложения того самого августа 38 они были задуманы вопреки всему пути правосудия, и что в то время посредством должного и надлежащего правосудия [следовало бы] восстановить [его] на троне его собственной империи. Когда они торжественно совершили [это], они вернулись в часто упоминавшийся дворец; и там Эбо, на всеобщем синоде признавшись в уголовном преступлении, и провозгласив себя недостойным столь великой, то есть епископской службы, и подтвердив [это] своей подписью, по согласию и по приговору всех [клириков], сам отстранился от той самой службы.


Комментарии

1. В Ахене (см. Анналы королевства франков за 829 г.).

2. Бернард, граф Септиманский, крестник Людовика Благочестивого, его казначей.

3. Королеву Юдифь, вторую жену Людовика Благочестивого, мать Карла Лысого.

4. Барселона.

5. Компьень.

6. Пуатье.

7. Нимвеген.

8. Тот же Нимвеген.

9. Бавария.

10. Тионвиль.

11. Орлеан.

12. См. гл. 14 документа о разделе империи франков 830 г.

13. Майнц.

14. Рейн.

15. Майн.

16. Трир.

17. Вормс.

18. Матфрид, граф Орлеанский. Приближённый Лотаря. Вместе с тестем Лотаря Гуго Турским выдвинулся благодаря походу против испанских мусульман 826 г. См также сочинение Агобарда Лионского "О беззаконии Матфрида" на www.fordham.edu.

19. Аугсбург.

20. Ле Ман.

21. Вормс.

22. Папа Григорий IV (827 - 844).

23. Эльзас.

24. Поле Месонж, т. е. "Лживое", до событий июля 833 г. называлось "Красное поле".

25. Мец.

26. Суассон.

27. Эбо, архиепископ Реймский.

28. Майнц.

29. Римский "Silva Carbonaria".

30. Вьенн в Провансе.

31. Лантберт (Ламберт) граф Нантский. Приближённый Лотаря, брат герцога Сполетского (Г)видо. Убит в 852 г. по приказу Карла Лысого.

32. Многострадальный эмпорий франков во Фризии. Подвергался многочисленным атакам норманнов в 834 - 837, 846, 847, 857, 863 гг. Вскоре после 863 г. был смыт наводнением.

33. Пипин Италийский сын Карла Великого, король Италии 781 - 810. На самом деле - брат Людовика Благочестивого.

34. Аттиньи.

35. Его т. е. соглашения о реставрации императора.

36. Эбо, архиепископ Реймский.

37. Точнее, но менее верно стилистически "открытым текстом" или "свободной речью".

38. Т. е. императора, в чей официальный титул входило наименование "Augustus". О титулатуре каролингских правителей очень рекомендую работы И. Х. Гарипзанова, особенно "Каролингское монетное дело и римская имперская традиция" - Казань, 2000.

Текст переведен по изданию: Quellen zur karolingischen Reichsgeschichte. Zweiter Teil: Jahrbuecher von St. Bertin. Jahrbuecher von St. Vaast. Xantener Jahrbuecher // Ausgewahlte Quellen zur deutschen Geschichte des Mittelalters. Freiherr vom Stein-Gedachtnisausgabe. Bd VI, Darmstadt 1958

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.