Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АХМАД АЛ-БАЛАЗУРИ

КНИГА ЗАВОЕВАНИЯ СТРАН

КИТАБ ФУТУХ АЛ-БУЛДАН

Работа ал-Балазури представляет один из значительных источников по истории завоевания арабскими войсками соседних стран и по социально-экономическим вопросам раннего халифата.

Критический подход ал-Балазури к приводимым им историческим фактам, его способность рассматривать множество общественно-экономических явлений раннего халифата в движении, повышенный интерес к экономическим вопросам придают этому труду особую ценность для изучения общественно-экономического строя халифата.

Но, несмотря на неоспоримую заслугу ал-Балазури как историка, пользовавшегося критическим методом при изложении событий прошлого, он не свободен от влияния обобщающих концепций поздних законоведов по ряду вопросов раннего халифата. То обстоятельство, что ал-Балазури, излагая события раннего халифата, сокращает сообщения своих источников, из различных противоречивых сообщений выбирает предпочтительную версию, говорит в пользу того, что ал-Балазури не мог быть гарантирован от [9] ошибок — сознательных и не сознательных — при изложении событий времен завоевания арабскими войсками соседних стран.

Переведено по: Liber expugnationis regionum, auctore Imamo Ahmed ibn Jahia ibn Djabir al-Beladsori, ed. M. J. de Goeje. Lugduni Batavorum, 1866.


Мне сообщил Ал-Хусайн со слов Хафса ибн Гийаса со слов Хишама ибн Урва, который говорил: Вышел Умар в сопровождении аз-Зубайра жаловать людям земли. Начал Умар жаловать землю, пока не прошел мимо ал-Акика. Он сказал: Где тот, кто просит землю, сегодня я еще не проходил мимо земельного участка, превосходившего этот участок. Аз-Зубайр попросил: Надели им меня. Умар пожаловал его аз-Зубайру.

Ал-Балазури, стр.12.


Мне сообщил ал-Хусайн ибн-Али ал-Асвад ал-Иджли со слов Йахйи ибн Адама со слов Йазида ибн Абд ал-Азиза со слов Хишама ибн Урва со слов своего отца, который говорил: Умар — да будет доволен им Аллах — жаловал ал-Акик, пока он дошел до земельного участка, относительно которого он сказал: Подобным участком я пока никого не жаловал. Хавват ибн Джубайр попросил: Надели им меня. Умар пожаловал его Хавату.

Ал-Балазури, стр. 12.


Мне сообщили ан-Накид и Ибн Сахм ал-Антаки со слов ал-Хайсама ибн Джамила ал-Антаки со слов Хаммада ибн Салма со слов Абу Макина со слов Абу Икрима, мавла Билала ибн ал-Хариса ал-Мазини о том, что этот последний сказал: Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — пожаловал Билалу землю, на которой были гора и рудник. Сыновья Билала продали часть этой земли Умару ибн Абд ал-Азизу. И оказался на этой земле рудник, или он сказал два рудника. Сыновья Билала сказали: Мы тебе продали пахотную землю, а не рудники, и они принесли грамоту пророка, да благословит его Аллах да приветствует, принадлежащую им и написанную на пальмовом листе. Умар поцеловал грамоту и вытер ею глаза, говоря своему управляющему: Проверь, каковы доходы и расходы, вычти расходы и остаток верни им.

Ал-Балазури, стр. 13.


Мне сообщил ал-Хусайн ибн ал-Асвад со слов Ваки'а ибн ал-Джарраха со слов ал-Хасана ибн Салиха ибн Хайи от Джа'фара ибн Мухаммада, который говорил, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — пожаловал Али четырьмя участками земли: ал-Фукарайном, Би'ром, Кайсом и аш-Шаджара.

Ал-Хусайн со слов Йахйи ибн Адама со слов ал-Хасана ибн Салиха со слов Джа'фара ибн Мухаммада мне сообщил подобный же хадис.

Мне сообщил Амр ибн Мухаммад ан-Накиди от Хафса ибн Гийаса от Джа'фара ибн Мухаммада от своего отца: Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — пожаловал Али Йанбу, и последний присовокупил к нему другие владения.

Ал-Балазури, стр. 14.


Ал-Валид ибн Хишам ибн Кахзам сказал: Я нашел у нас письмо, в котором сказано:

Во имя Аллаха милостивого, милосердного. От раба Аллаха Умара, повелителя верующих, ал-Мугира ибн Шу'ба, мир тебе. Восхваляю я тебе Аллаха, кроме которого нет другого бога. А после Абу Абдаллах говорит, что он посеял поле в Басре в наместничестве Ибн Газвана и начал разводить жеребят, в то время как их из населения Басры никто (до него) не разводил. Он доволен тем, что он видел. Так помоги ему в деле засева и разведения жеребят. Я ему разрешил засевать и дал ему землю, которую он засеял, если только она не земля, на которой лежит джизья персидской земли или если она не орошаема водой земли, на которой лежит джизья. Ты ему плати только добром. Мир тебе и милость Аллаха.

Записал Му'аикиб ибн Абу Фатима в сафаре 17 года (Сафар 17 года: с 22 февраля по 22 марта 638г.).

Ал-Балазури, стр. 35.


Мне сообщил Бакр ибн ал-Хайсам со слов Абдаллаха ибн Салиха со слов ал-Лайса ибн Са'да со слов Йунуса ибн Йазида ал-Айли со слов аз-Зухри о том, что этот последний сказал: К посланнику Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — пришли сеийд и акиб, делегаты населения Наджрана Йеменского, и попросили его заключить с ними договор. Он заключил с ними договор относительно населения Наджрана на (таких) условиях: они платят 2 тыс. платьев — 1 тыс. платьев в месяце сафар (Сафар — второй месяц мусульманского года), [25] другую тысячу — в месяце раджаб (Раджаб — седьмой месяц мусульманского года); стоимость каждого платья — одна окийа, а одна окийа весила 40 дирхемов.

Если они отдавали платья стоимостью выше одной окийа, то разница у них засчитывалась, а если они отдавали платья стоимостью ниже одной окийа, то с них брали разницу.

То, что они дадут из оружия, верблюдов, копий и всякого другого добра, все это будет принято в счет платьев по их стоимости.

Они оказывают гостеприимство послам посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — в течение месяца и меньше этого, но они не задерживаются у них больше месяца.

Они должны ссудить (мусульманам) 30 кольчуг, 30 копий и 30 верблюдов, если в Йемане будет затруднение военного характера. То, что из этой ссуды пропадет, посланники за то несут ответственность и возвращают.

Посланник Аллаха дает им покровительство и завет Аллаха. Они не будут отвращены от их веры и от их положения в этой вере. Они свободны от участия в военных предприятиях и от уплаты ушра.

Посланник Аллаха поставил им условия, что они не будут ни брать, ни давать деньги под проценты.

Ал-Балазури, стр. 63—64.


Мне сообщил Абу Мас'уд ал-Куфи со слов Мухаммада ибн Марвана и ал-Хайсама ибн Ади со слов ал-Калби о том, что сахиб (Сахиб — предводитель, начальник, господин, государь) населения Наджрана в Куфе отправлял ко всем жителям: Наджрана в Сирии и других навах (Нахийа — сторона, область, край, округ, район. Множ. число: навах) своих посыльных, взимающих с них деньги, распределяемые им между ними для уплаты платьев.

Когда к власти пришел Му'авийа или Йазид ибн Му'авийа, наджранцы подали ему жалобу на то, что они разбросаны, что часть их вымерла, а часть перешла в ислам. Они, предоставив грамоту Усмана ибн Аффана относительно снижения количества платьев, сказали: А теперь мы более малочисленны и слабы. Он снизил им количество платьев на двести.

Ал-Хаджжадж ибн Йусуф во время своего наместничества в Ираке и восстания против него Ибн ал-Аш'аса заподозрил дихканов в поддержке последнего. Были заподозрены и жители Наджрана, и ал-Хаджжадж обложил их 1800 платьями и приказал, чтобы они были вышиты.

Когда халифом стал Умар ибн Абд ал-Азиз, жители Наджрана подали ему жалобу на то, что часть их умерла, на то, что они стали малочисленными, на то, что постоянно совершали на них набеги, обязывали их снабдить не предусмотренными договором съестными припасами, на то, что ал-Хаджжадж поступил по отношению к ним несправедливо.

Умар приказал предпринять их перепись, и нашли, что они составляли одну десятую часть их начальной численности. Он сказал: Я думаю, что этот договор (из договоров), предусматривающих уплату джизьи с их головы, а не из договоров, (предусматривающих уплату налога) с их земли. Поэтому джизья с умерших и обращенных в ислам подлежит вычитанию.

Он обложил их 200 платьями стоимостью 8 тыс. дирхемов. Но когда в дни ал-Валида ибн йазида Ираком правил Йусуф ибн Умар, этот последний из-за приверженности к ал-Хаджжаджу вернул их к их начальному положению. [32]

Когда халифом стал повелитель верующих Абу-л-Аббас, да помилует его Аллах, в день появления халифа в Куфе наджранцы встретили его на дороге, засыпая ее рейханом и усыпая им его самого при удалении халифа из мечети в свой дом. Это их действие привело халифа в восторг, а потом они подали ему жалобу и уведомили его об их малочисленности и об их отношениях с Умаром ибн Абд ал-Азизом и Йусуфом ибн Умаром. Они сказали также: У нас родство с твоими дядями со стороны матери бану ал-харис ибн ка'бом. Абдаллах ибн ар-Раби ал-Хариси поговорил в их пользу, а ал-Хаджжадж ибн Арта подтвердил справедливость того, чего они требовали. Абу-л-Аббас, да благословит его Аллах, (после этого) обязал их (платить) 200 платьев стоимостью 8 тыс. дирхемов.

Абу Мас'уд сказал: Когда халифом стал ар-Рашид Харун, повелитель верующих, и он отправился в Куфу, намереваясь совершить хаджж, наджранцы подали ему жалобу и пожаловались на жестокое обращение с ними сборщиков налогов. Халиф приказал, и им была написана грамота (об уплате ими) 200 платьев, а эту грамоту я видел лично. Он приказал, чтобы они были освобождены от сношения со сборщиками налогов и платили что им положено непосредственно в государственной казне в столице.

Ал-Балазури, стр. 67—68.


Нам сообщил Амр ан-Накид со слов Абдаллаха ибн Вахба ал-Мисри со слов Йунуса ибн Йазида со слов Ибн Шихаба аз-Зухри о том, что этот последний говорил: Относительно неверующих курайшитов и арабов было ниспослано: “И сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения, а религия будет принадлежать Аллаху” (Коран, II, 189).

А относительно людей ( священного ) писания было ниспослано: “Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха — и в последний день, не запрещает того, что запретил Аллах и его посланник, и не подчиняется религии истины” и до слов “будучи униженными” (Коран, IX, 29).

И первыми, кто дал джизью из народа (священного) писания, были жители Наджрана, поскольку мы знаем, и они были христианами. Потом во время табукского похода джизью дали жители Аилы, Азруха и Азри'ат.

Ал-Балазури, стр. 68.


Нам сообщил Амр ибн ан-Накид со слов Абдаллаха ибн Вахба со слов Маслама ибн Али со слов ал-Мусанна ибн ас-Саббаха со слов Амра ибн Шу'айба со слов своего отца со слов своего деда о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — наложил на каждого взрослого из населения Йамана в качестве джизьи один динар.

Нам сообщил Шайбан ибн Абу Шайба ал-Убулли со слов Каза'а ибн Сувайда ал-Бахили о том, что этот последний говорил: Я слышал, как Закарийа ибн Исхак рассказывал со слов Йахйи ибн Сайфи или Абу Ма'бада со слов Ибн Аббаса, который говорил: Когда посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — послал Му'аза ибн Джабала в Йаман, он оказал: Когда ты придешь к людям из народа писания, ты им скажи: Аллах вам назначил пятикратную молитву ночью и днем. Если они изъявят тебе покорность, то скажи: Аллах назначил вам месяц рамадан для поста каждый год. Если они изъявят тебе покорность, то ты им скажи: Аллах назначил тому из вас, кто в состоянии совершить хаджж в Мекку. Если они изъявят тебе покорность, то ты им скажи: Аллах назначил вам платить садака с вашего имущества, которая взимается с богатых среди вас и возвращается бедным среди вас. Если они изъявят тебе покорность, то ты тогда сторонись от их отборного имущества и жалобы обиженного, ибо между жалобой и Аллахом нет ни занавеса, ни завесы.

Нам сообщил Шайбан со слов Хаммада ибн Салама со слов ал-Хаджжаджа ибн Арта со слов Усмана ибн Абдаллаха со слов ал-Мугира ибн Абдаллаха о том, что ал-Хаджжадж говорил: Платите садака с любых огородных растений. По этому поводу Абу Бурда ибн Абу Муса сказал: Он прав. Тогда Муса ибн Талха сказал Абу Бурда: А этот ал-Хаджжадж теперь утверждает, что отец его был из сподвижников пророка — да благословит его Аллах да приветствует. Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — послал Му'аза ибн Джабала в Йаман и приказал ему взимать садака с фиников, пшеницы, ячменя и с изюма.

Мне сообщил Амр ан-Накид со слов Ваки'а со слов Амра ибн Усмана о том, что Муса ибн Талха ибн Убайдаллах говорил: Я читал письмо на имя Му'аза ибн Джабала, когда посланник [62] Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — его послал в Йаман. В нем было оказано: Бери садака с пшеницы, ячменя, изюма и фиников.

Ал-Балазури, стр. 72


Мне сообщил Али ибн Мухаммад ибн Абдаллах ибн Абу Сайф, мавла курайшитов, со слов Маслама ибн Мухариба о том, что, когда Мухаммад ибн Йусуф, брат ал-Хаджжаджа ибн Йусуфа, был наместником Йамана, он вел себя дурно и несправедливо по отношению к подданным, он захватывал у его населения земли, нe платя их цену. Среди захваченных им земель была ал-Хараджа.

Сказал: Он начал взыскивать с населения Йамана харадж, (как поземельный налог), вменяя это в его обязательство.

Умар ибн Абд ал-Азиз, став халифом, написал письмо своему наместнику, приказывая ему отменить это обязательство и ограничиться только ушром. Он говорил: Клянусь Аллахом, если с Йамана я получу только пригоршню катама (Катама — растение, употребляющееся для окраски волос), то ее я предпочту утверждению этого обязательства.

Но когда к власти пришел Йазид ибн Абд ал-Малик, он повелел о его восстановлении.

Ал-Балазури, стр. 73.


Абу Ханифа и Бишр высказывались о зиммьях, в собственности которых была земля из земли ушр, как, например, земля Йамана, ради сохранения которой ее владельцы приняли ислам, земля Басры, оживленная муслимами, земля, пожалованная халифами из [115] ката'и, на которую ни муслим, ни муахид не имели никаких прав, и сказали, что на их шею налагают джизью, а на их землю налагают харадж в зависимости от того, сколько она выдерживает.

То, что с них взыскивают, идет по пути имущества хараджа. Если кто-либо из них принимает ислам, то с него навсегда снимают джизью и налагают на его землю харадж, по аналогии с Савадом. Такова точка зрения и Ибн Абу Лайла.

А по аналогии с христианами-таглибитами Ибн Шубрума и Абу Йусуф говорят, что на их шею налагают джизью, а на их землю двойное количество того, что налагают на землю муслимов, а это — хумс — пятая часть, или ушр — десятая часть.

Абу Йусуф говорит: То, что взимают с них, идет по пути хараджа. Если зиммии принимают ислам или если их земли переходят к муслиму, то эта земля становится ушурной.

Такова точка зрения, как рассказывают, и Ата и ал-Хасана. Но Ибн Абу Зи'б, Ибн Абу Сабра, Шарик ибн Абдаллах, ан-Наха'и и аш-Шафи'и говорят, что на их шею налагают джизью, а с их земли не взимают ни харадж, ни ушр, так как они не из тех, кто обязан платить закат, и земля их не из земель хараджа.

Такова точка зрения и ал-Хасана ибн Салиха ибн Хаи ал-Хамдани, но Суфйан ас-Саври и Мухаммад ибн ал-Хасан говорят, что их облагают ушром, но не удвоенным, ибо решение вопроса — в статусе земли, а собственника ее не принимают во внимание.

Ал-Авза'и и Шарик ибн Абдаллах говорят, что если они относятся к таким зиммьям, как иудеи Йамана, жители которого во время принятия ими ислама владели своими землями, то с них не взимают ничего, кроме джизьи, не дозволено зиммьям ни покупать землю из земель ушр, ни вступать в эту землю, то есть установить на нее право собственности.

Ал-Вакиди сказал: Я спросил Малика об иудее из иудеев Хиджаза, который купит и засеет землю в ал-Джурфе. Он ответил: С него взимают ушр. Я спросил: Ты не утверждаешь, что с земли зиммья не взимают ушр, если в его собственности будет земля ушра? Он ответил: Так обстоит дело, если они живут в их стране, но если они покинут ее, то тогда это вопрос торговли.

Абу Зинад, Малик ибн Анас, Ибн Абу Зи'б, ас-Саври, Абу Ханифа и Йа'куб говорят о человеке (из христианского племени) бану таглиб, который засевает землю из земель ушра, что с него взимается двойной ушр.

Если человек берет в издольную аренду землю ушр, то, согласно Малику, ас-Саври, Ибн Абу Зи'бу и Йа'кубу, ушр взимается с собственника посева, а согласно Абу Ханифа — ушр взимается с собственника земли.

Точка зрения Зуфара совпадает с точкой зрения Aбy Ханифа.

Ал-Балазури, стр. 74—75.


Земля ал-Бахрайна (до ислама) была частью персидского царства, и в его пустыне жило много арабов-кочевников из племен абд ал-кайс, бакр ибн ва'ил и тамим.

Во времена посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — тамошними арабами управлял от имени персов ал-Мунзир ибн Сава, один из сыновей Абдаллаха ибн Зайда ибн Абдаллаха ибн Дарима ибн Малика ал-Ханзала. Абдаллах ибн Зайд — это ал-Асбази, его нисба происходит от деревни в Хаджаре, которую называли ал-Асбаз. [26]

Говорят также, что его нисба происходила от асбаз, а это — племя, которое поклонялось лошадям, в ал-Бахрайне.

В 8 году (1 мая 629—19 апреля 630г.) посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — послал ал-Ала ибн Абдаллаха ибн Имад ал-Хадрами, союзника балу абд аш-шамс, в ал-Бахрайн с целью призыва его населения к исламу или джизье. Он написал с ним письмо ал-Мунзиру ибн Сава и Сибухту, марзбану Хаджара, призывая их к исламу или джизье. Они приняли ислам, а вместе с ними — и все арабы-кочевники и часть персов.

Что до земледельческого населения: магов, иудеев, христиан, то они заключили с ал-Ала договор и была написана грамота. Копия ее: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Это — то, относительно чего ал-Ала ибн ал-Хадрами заключил договор с жителями ал-Бахрайна.

Он заключил с ними договор относительно того, что они избавляют нас, (мусульман), от земледельческого труда и делят с нами финики. Кто не выполнит этого, тому проклятие Аллаха, его ангелов и всего народа.

Что до джизьи с головы, то он взимал ее с каждого взрослого по динару.

Мне сообщил Аббас ибн Хишам со слов своего отца со слов ал-Калби со слов Абу Салиха со слов Ибн Аббаса о том, что этот последний говорил: Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — писал жителям ал-Бахрайна: А после. Если вы будете выстаивать молитву, платить закат, сохранять верность Аллаху и его посланнику, приносить ушр с финиковых пальм и пол-ушра с зерна, не обращать ваших подростков в магов, то вам принадлежит то, ради сохранения чего вы приняли ислам, не считая храма огня, принадлежавшего Аллаху и его посланнику, но если вы откажетесь, то на вас джизья.

Маги и иудеи отвергли принять ислам и предпочли платить джизью. По этому поводу лицемеры из арабов сказали: Мухаммед утверждал, что джизью платят только люди (священного) писания, а он принял ее с магов Хаджара, в то время как они — не люди (священного) писания. И Аллахом было ниспослано по этому поводу: “О те, которые уверовали! На вас — забота только о ваших душах. Не повредит вам тот, кто заблудился, если вы идете прямо” (Коран, V, 104).

Говорят также, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — послал ал-Ала тогда, когда в 6 году (23 мая 627—10 мая 628г.) он послал своих посланников к царям.

Ал-Балазури, стр. 78—79.


Когда посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — в начале 7 (Начало 7 года — 11 мая 628г.), а говорят также 6 года (Начало 6 года — 23 мая 627г.), написал королям мира, призывая их к принятию ислама, он написал также Хауза ибн Али ал-Ханафи и жителям Йамамы. Письмо с этим призывом он отправил через Салита ибн Кайса ибн Амра ал-Ансари, впоследствии — ал-Хазраджи. И жители Йамамы отправили к посланнику Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — свою делегацию. В делегации был Муджжа'а ибн Мурара. Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да -приветствует — пожаловал ему мертвую землю, которую тот просил.

Ал-Балазури, стр. 86—87.


Нам сообщил ал-Касим ибн ас-Саллам со слов ал-Хариса ибн Мурра ал-Ханафи со слов Исмаила о том, что Муджжа'а ал-Йамами пришел к посланнику Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — и посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — пожаловал ему землю и написал грамоту: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Эта грамота написана Мухаммадом, посланником Аллаха, Муджжа'а ибн Мурара ибн Сулами. Я тебе пожаловал ал-Гура, Гураба и ал-Хубал. Если кто будет оспаривать, его (пошли) ко мне. Ал-Гура — это деревня в ал-Гурабате, недалеко от Карат.

Сказал: После кончины пророка — да благословит его Аллах да приветствует — Муджжа'а ибн Мурара пришел к Абу Бакру, и он ему пожаловал ал-Хидрима. Потом он пришел к Умару, и он [155] ему пожаловал ар-Раийа, потом он пришел к Усману, и он ему пожаловал земельный участок, названия которого, сказал ал-Харис, я не помню.

Ал-Балазури, стр. 93.


Когда муслимы покончили в сражении с теми, кто собрался против них в Мардже, они постояли тут 15 суток. А потом они за 14 дней до конца месяца мухаррама 14 года (С 25 февраля по 26 марта 635г.) вернулись к городу Дамаску. Они взяли с бою ал-Гута и ее церкви. Жители Дамаска закрыли городские ворота и заперлись в крепости.

Халид ибн ал-Валид, расположился у ал-Баб аш-Шарки во главе 5 тыс. человек, вверенных ему (главнокомандующим) Абу Убайда. Люди говорят, что Халид был эмиром, а во время осады Дамаска его сместили.

Монастырь, возле которого Халид расположился, был назван Дайр Халид. Амр ибн ал-Аси расположился у Баб Тума, Шурахбил — у Баб ал-Фарадис, Абу Убайда — у Баб ал-Джабийа, Йазид ибн Абу Суфйан — у Баб ас-Сагир по направлению ворот, известных как Баб Кайсан. Абу ад-Дарди назначил Уваимира ибн Амира ал-Хазраджи начальником укрепленного пункта в Барза.

Епископ, который доставлял Халиду продукты питания в начале осады, часто стоял на городской стене. Халид звал его, и когда тот приходил, Халид приветствовал его и начинал вести с ,ним беседу. Однажды епископ сказал: Абу Сулайман, дело ваше благополучно, ты выполни свое обещание и заключи со мной договор об этом городе. Халид потребовал письменный прибор, пергамент и написал:

Во имя Аллаха милостивого, милосердного.

Это — то, что Халид ибн ал-Валид дает жителям Дамаска, если он вступит в город. Он им дает гарантию неприкосновенности их жизни, их имущества, их церквей и городских стен. Ни одно из их жилищ не будет разрушено или заселено (муслимами). В этом им — завет Аллаха, покровительство его посланника, да благословит его Аллах да приветствует, халифов и верующих. Пока жители Дамаска будут платить джизью, с ними, кроме добра, ничего не будет сделано.

Ал-Балазури, стр. 121.


Мне сообщил Абу Убайда со слов Хишама ибн Аммара со слов ал-Валида ибн Муслима со слов ал-Авза'и о том, что сначала джизья в Сирии состояла из одного джариба и одного динара с головы (букв.: с каждого черепа).

Потом Умар ибн ал-Хаттаб наложил джизью на тех, кто имел золото, в четыре динара; на тех, кто имел серебро, — сорок дирхемов, разбив их на разряды, согласно богатству богатого, бедности бедного, среднему достатку середняка.

Хишам сказал: Я слышал, наши шейхи говорили, что иудеи были зиммьями христиан, в пользу которых они платили харадж. Они поэтому включены вместе с христианами в условия договора.

Согласно некоторым сообщениям, одно из условий, предусмотренных договором Халида ибн ал-Валида с жителями Дамаска, было то, что каждый из них платил в качестве джизьи один динар, один джариб пшеницы, уксус и масло как паек муслимов.

Нам сообщил Амр ан-Накид со слов Абдаллаха ибн Вахба ал-Мисри со слов Умара ибн Мухаммада со слов Нафи'а со слов [31] Аслама, мавла Умара ибн ал-Хаттаба о том, что Умар написал эмирам (сирийских) джундов, приказывая им, чтобы они наложили на каждого, кто достиг зрелого возраста, джизью и чтобы они взимали ее по 40 дирхемов с каждого, кто владел серебром, 4 динара с каждого, кто владел золотом. Кроме того, на них лежало обязательство снабжения муслимов пайком: два мудда пшеницы и три киста масла ежемесячно для каждого муслима в Сирии и Месопотамии. Он обложил их также жиром и медом, но по какой норме — я не знаю. Каждого человека в Египте он обложил ежемесячно одним ирдаббом пшеницы, одеждой и обязательством трехдневного угощения.

Ал-Балазури, стр. 124—125.


Во время наместничества (в Сирии) Абу Убайда Йазид ибн Абу Суфйан отправился в поход и завоевал Арандал на основе договора, покорил землю аш-Шарат и ее горы. Сказал: Са'ид ибн Абд ал-Азиз со слов ал-Вадина рассказал, что после завоевания города Дамаска Йазид, (назначив) во главе своего авангарда брата Му'авию, пришел в Сайда, Ирка, Джубайл и Байрут — а это города на морском побережье — и завоевал их легко, выселив из них множество их населения. Ирка Му'авийа взял лично во время наместничества Йазида. В конце правления халифа Умара ибн ал-Хаттаба или в начале правления халифа Усмана ибн Аффана румы завоевали часть этого побережья. [107]

Му'авийа направился (против них, и он завоевал (снова) эти города, а затем он исправил и наполнил их воинами, которым он раздал ката'и.

Ал-Балазури, стр. 126—127.


Мне сообщили ал-Хусайн ибн Амр и Ахмад ибн Муслих ал-Азди со слов шейхов из населения Азербайджана о том, что они рассказали: Ал-Валид ибн Укба прибыл в Азербайджан, вместе с ним был ал-Аш'ас ибн Кайс.

Ал-Валид ибн Укба, удаляясь из Азербайджана, назначил его наместником ал-Аш'аса.

Когда Азербайджан восстал, ал-Аш'ас написал об этом ал-Валиду ибн Укба, прося его о помощи. Он оказал ему помощь многочисленным войском из населения Куфы, и ал-Аш'ас ибн Кайс прошел от хана до хана — ал-хан — это сад на языке населения Азербайджана — и завоевал его на условиях, подобных условиям договора Хузайфа и Утба ибн Фаркада (с жителями Азербайджана)

Ал-Аш'ас поселил там арабов, зачисленных в списки ата и диван, и приказал им призывать народ к принятию ислама. Потом Азербайджаном управлял Са'ид ибн ал-Аси.

Ал-Балазури, стр. 128.


Мне сообщил Абу Хафс со слов Са'ида ибн Абд ал-Азйза, который говорил: Я застал в живых людей, которые рассказывали о том, что Му'авийа после смерти своего брата Йазида написал Умару ибн ал-Хаттабу, описывая ему, в каком положении были города морского побережья. Умар написал ему, приказывая исправить их крепости, разместить в них воинов, в наблюдательных вышках поставить стражу и на этих вышках поставить средства для зажигания огня, (предупреждающего о появлении врагов). Му'авийа не получил разрешения от халифа Умара предпринимать морские походы, но он не отставал от Усмана, пока халиф не разрешил предпринимать эти походы. Халиф Усман приказал, чтобы Му'авийа кроме этих гарнизонов держал наготове войска в этих приморских городах, когда он сам лично или по его [157] поручению другой возглавит морской поход. Он приказал ему пожаловать эти гарнизоны землями, дать им дома, покинутые их владельцами, построить новую мечеть и увеличить мечеть, построенную до его прихода к власти.

Ал-Балазури, стр. 128.


Нам сообщил Аббас ибн Хишам со слов своего отца со слов своего деда о том, что Тамим ибн Аус, один из членов бану ад-дар ибн хани ибн хабиба из (племени) лахм, имевший кунью Абу Рукаййа, со своим братом Ну'маном ибн Аусом прибыл к пророку — да благословит его Аллах да приветствует — послом. Пророк — да благословит его Аллах да приветствует — пожаловал им Хибра, Байт Айнун, Масджид Ибрахим и написал им об этом грамоту.

Когда Сирия была завоевана, эти (земли) были переданы им. Сулайман ибн Абд ал-Малик, когда проходил мимо этого участка, [154] не сворачивал туда и говорил: Я боюсь, что меня поразит проклятие пророка — да благословит его Аллах да приветствует.

Ал-Балазури, стр. 129.


Амр ибн ал-Аси завоевал во время правления халифа Абу Бакра — да будет доволен им Аллах — Газза, затем он завоевал [93] Сабастийа и Набулус на условии гарантии с его стороны жителям этих городов неприкосновенности их жизни, имущества и жилища и на условии уплаты джизьи с их шеи и хараджа с их земли (в пользу муслимов). Потом он завоевал город Лудда и его землю, затем — Йубна, Амавас и Байт Джибрин, где он взял (для себя) имение, называемое Аджланом, по имени одного из его мавла. Он завоевал также Йафа, но говорят, что ее завоевал Му'авийа. Амр завоевал, кроме того, (город) Рафах на таких же условиях.

В 16 году (2 февраля 637 — 22 января 638г.), когда Амр предпринимал осаду Илийа, а это город Иерусалим, к нему прибыл Абу Убайда после завоевания им Киннасрина и его окрестностей.

Говорят также, что Абу Убайда послал Амра из-под Илийа в Антиохию, жители которой нарушили (договор с муслимами), и он завоевал ее, а потом вернулся, и спустя два или три дня (после его возвращения) жители Илийа попросили Абу Убайда гарантию неприкосновенности и мирный договор на том же условии уплаты джизьи и хараджа, на каком заключили договор жители сирийских городов, и на условии, что с жителями Илийа муслимы поступят таким же образом, как поступают с (жителями) равных (ему городов), и что договор с ними заключит сам Умар ибн ал-Хаттаб лично.

Абу Убайда написал об этом Умару, и тот прибыл и остановился в ал-Джабийа, земле Дамаска, а потом отправился в Илийа, заключил мирный договор с ее жителями и написал им по этому делу грамоту. Илийа завоевали (муслимы) в 17 году (23 января 638 — 11 января 639г.).

Но о завоевании Илийа рассказывают и по-другому. Мне сообщил ал-Касим ибн Саллам со слов Абдаллаха ибн Салиха со слов ал-Лайса ибн Са'да со слов Йазида ибн Абу Хабиба о том, что Умар ибн ал-Хаттаб во время своего пребывания в ал-Джабийа послал Халида ибн Сабита ал-Фахми с войсками в Иерусалим, Он сразился с жителями Иерусалима, а они потом дали ему за все, что было в пределах крепости, фиксированную сумму, которую они платили, а мусульманам принадлежало то, что было вне крепости. Приехал Умар, подтвердил эти условия, а потом вернулся в Мадину.

Ал-Балазури, стр. 138—139.


Говорят: Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — написал Му’авие, приказывая ему продолжать завоевание того, что осталось в Палестине незавоеванным. И он завоевал Аскалан на основе договора в результате какой-то военной хитрости.

Говорят также, что первый раз его завоевал Амр ибн ал-Ас. Потом жители города нарушили договор, и они были поддержаны румами. Му’авийа завоевал его опять и поселил туда военный гарнизон, поручив ему защиту Аскалана.

Ал-Балазури, стр.142-143.


Мне сообщил Бакр ибн ал-Хайсам: Я встретил человека из арабов в Аскалане, который сообщил, что его дед был одним из [159] (арабов), поселенных в Аскалане Абд ал-Маликом. Он пожаловал eмy, в Аскалане кати'а вместе с теми из конного гарнизона (города) которых он пожаловал землями.

Сказал: Он мне показал землю и сказал: Это — одна из ката'и', пожалованных Усманом ибн Аффаном.

Бакр говорил: Я слышал, в Аскалане Мухаммад ибн Йусуф ал-Фараби говорил: Тут, в Аскалане, ката'и', пожалованные по приказу Умара и Усмана. Я не нахожу никакого зла, если кто-либо вступит во владение ими.

Ал-Балазури, стр. 144.


Когда Маслама ибн Абд ал-Малик ибн Марван, предприняв поход против Византии со стороны Сугур Месопотамии, со своими войсками расположился лагерем в Балисе, к нему пришли жители Балиса совместно с жителями верхнего края, а также жители Бу- ваилиса, Касирина, Абидина и Сиффина — это были приписанные к Балису деревни.

Они все просили Маслама ибн Абд ал-Малика, чтобы тот прорыл им канал из Евфрата, который орошал бы их земли, на том условии, что они ему назначат одну треть своего урожая сверх взимаемого с них султанского ушра.

Он прорыл им канал, известный как Канал Маслама. Жители выполнили взятые ими условия, а Маслама ибн Абд ал-Малик исправил и укрепил городскую стену. [162]

Утверждают также, что Маслама сам первый выказал заинтересованность в этом деле и предложил им эту сделку.

Когда Маслама умер, Балис с его деревнями стал принадлежать его наследникам, и они оставались в их владении до прихода к власти благословенной династии (Аббасидов).

Абдаллах ибн Али конфисковал имущество Омейядов, включая Балис с его деревнями. Повелитель верующих Абу-л-Аббас пожаловал ими Сулаймана ибн Али ибн Абдаллаха ибн ал-Аббаса, и впоследствии они стали принадлежать его сыну Мухаммаду ибн Сулайману.

Джа'фар ибн Сулайман, его брат, донес на него повелителю верующих ар-Рашиду — да помилует его Аллах — и уведомил его о том, что его брат расходовал большую часть дохода со своего имущества и имения в честолюбивых целях и на рабов, которых он приобретал, и что его имущество по закону могло быть забрано в пользу повелителя верующих.

Ар-Рашид повелел сохранить его письмо, и, когда скончался Мухаммад ибн Сулайман, это письмо было извлечено и использовано в качестве показания против Джа'фара ибн Сулаймана, а у Мухаммада не было, кроме него, брата по отцу и матери. Джа'фар признал, что это было его письмо, а поэтому имущество Мухаммада ибн Сулаймана перешло к ар-Рашиду. Он пожаловал Балис с его деревнями ал-Ма'муну — да помилует его Аллах. После смерти ал-Ма'муна они стали принадлежать его сыновьям.

Ал-Балазури, стр. 151.


Ал-Вакиди и другие сказали: Первый морской поход против Кипра предпринял Му'авийа ибн Абу Суфйан. До этого муслимы [116] не плавали ни разу по Морю рум. Му'авийа просил Умара разрешения предпринять морской поход, но он ему не разрешил.

Когда халифом стал Усман ибн Аффан, Му'авийа написал ему письмо, прося его о разрешении предпринять поход против Кипра и уведомляя его о близости и легкости его завоевания. Усман ибн Аффан ему ответил: Я видел ответ Умара, да помилует его Аллах, когда ты его просил о том, чтобы он тебе разрешил предпринять морской поход.

Когда наступил 27 год (7 октября 647 — 24 сентября 648г.), Му'авийа (снова) написал Усману, убеждая его в той легкости, с какой можно было переплыть море к Кипру. В ответ Усман писал: Если ты переплывешь море с женой, я разрешаю, но не иначе.

Му'авийа отплыл из Акка с большим флотом, везя с собой свою жену Фазитат бинт Караза ибн Абд Амр ибн Науфал ибн Абд Манаф ибн Кусай. Убада ибн ас-Самит тоже взял с собой свою жену Умм Харам бинт Милхан ал-Ансарийа.

Случилось это в 28 году (25 сентября 648— 13 сентября 649г.) после окончания зимы, но говорят также — в 29 году (14 сентября 649 — 3 сентября 650г.).

Когда муслимы достигли Кипра — это остров в море с площадью, как говорят, 80X80 фарсахов — и высадились на берег, его архонт послал к ним гонца и просил заключить ( мирный ) договор, который жители Кипра считали неизбежным. Му'авийа заключил договор с ними на условии уплаты ежегодно 7 тыс. 200 динаров. Румы также заключили договор с жителями Кипра на таких же условиях. Таким образом, жители Кипра платили два хараджа и обусловили, что муслимы им не помешают платить предусмотренную договором сумму румам. Муслимы им поставили условия, что они не будут сражаться с теми, кто после них захочет завоевания Кипра, а жители Кипра уведомят муслимов о передвижениях врагов муслимов — румов. Когда муслимы предпринимали морские походы, они не чинили жителям Кипра никаких препятствий, но жители Кипра не помогали ни муслимам, ни их врагам.

В 32 году (12 августа 652— 1 августа 653г.), однако, жители Кипра дали румам корабли, оказывая помощь им в морском походе. В 33 году (2 августа 653 — 21 июля 654г.) Му'авийа на 500 кораблях предпринял поход против них и завоевал Кипр посредством оружия, убивая и пленяя их, а потом утвердил их на условиях (прежнего) договора. Он послал на остров 12 тыс. человек, все они были занесены в диван, построил там мечети, переселил из Ба'лабакка часть населения и построил на его территории город, жители которого получали ата до самой кончины Му'авии. После Му'авии халифом стал его сын Йазид, который отозвал обратно гарнизон, а (построенный его отцом) город приказал срыть. [117]

Согласно другим сообщениям, Му'авийа предпринял второй поход против Кипра в 35 году (11 июля 655 — 29 июня 656г.).

Мне сообщил Мухаммад ибн Мусаффи ал-Химси со слов ал-Вакиди о том, что Йазид ибн Му'авийа получил (от киприотов) как взятку большую, значительную сумму с тем, чтобы он отозвал войска (муслимов) с Кипра, а когда они были отозваны, жители Кипра разрушили их город и мечети.

Мне сообщил Мухаммад ибн Са'д со слов ал-Вакиди со слов Абд ас-Салама ибн Муса со слов своего отца: Когда был предпринят первый морской поход против Кипра, Умм Харам бинт Милхан отплыла туда со своим мужем Убада ибн ас-Самитом. Когда они доплыли до Кипра, она сошла на берег и тут же подали для езды верховое животное, но она во время езды, упав со споткнувшегося животного, умерла. Она была похоронена на Кипре, и могила ее названа могилой благочестивой женщины.

Говорят: Среди тех, кто участвовал в походе Му'авии, были: Абу Аийуб Халид ибн Зайд ибн Кулайб ал-Ансари, Абу ад-Дарда Абу Зарр ал-Гифари, Убада ибн ас-Самит, Фадала ибн Убайд ал-Ансари, Барсила ибн ал-Аска ал-Кинани, Абдаллах ибн Бишр ал-Мазини, Шаддад ибн Аус ибн Сабит, племянник Хасана ибн Сабита, ал-Микдад, Ка'б ал-Хабр ибн Мати, Джубайр ибн Нуфайр ал-Хадрами.

Мне сообщил Хишам ибн Аммар ад-Димашки со слов ал-Валида ибн Муслима со слов Саффана ибн Амра о том, что Му'авийа ибн Абу Суфйан предпринял поход против Кипра лично в сопровождении жены. Аллах одержал над ним большую победу и доставил муслимам хорошую добычу. Муслимы предпринимали походы против Кипра и потом, пока Му'авийа, став халифом, не заключил с жителями вечный (мирный) договор при условии, что они должны были платить в пользу муслимов 7 тыс. динаров, давать советы им и предостерегать их относительно их врагов — румов. На таких или подобных им условиях (мир был заключен). Говорят: ал-Валид ибн Йазид ибн Абд ал-Малик изгнал множество населения Кипра в Сирию из-за какого-то дела, в котором они были заподозрены. Когда народ стал осуждать этот поступок, Йазид ибн ал-Валид ибн Абд ал-Малик вернул их в их страну. Во время правления халифа ар-Рашида на них напал Хумайд ибн Ма'йуф ал-Хамдани из-за поднятого ими восстания и взял в плен множество из них. После этого они соблюдали верность к муслимам, ар-Рашид приказал поэтому вернуть пленных по домам, и они были возвращены.

Мне сообщил Мухаммад ибн Са'д со слов ал-Вакиди, приводя его обычный иснад, о том, что жители Кипра оставались на условиях договора Му'авии до того, как халифом стал Абд ал-Малик ибн Марван. Абд ал-Малик увеличил им харадж на 1 тыс. динаров. Так продолжалось до того, пока халифом не стал Умар ибн [118] Абд ал-Азиз, который снял с них эту надбавку. Когда халифом стал Хишам ибн Абд ал-Малик, он восстановил эту надбавку, и это продолжалось, пока халифом не стал Абу Джа'фар ал-Мансур. Он заявил: “Мы будем относиться к ним справедливее других и не будем увеличивать свое богатство благодаря чинимым им несправедливостям”, и вернул их на условия договора Му'авии.

Часть сирийских ученых и Абу Убайда ал-Касим ибн Саллам мне сообщили: Во время наместничества ас-Сугуре Абд ал-Малика ибн Салиха ибн Али ибн Абдаллаха ибн Аббаса жители Кипра восстали. По этой причине он хотел расторгнуть договор с ними, а факихов в это время было много. Он написал по этому делу ал-Лайсу ибн Са'ду, Малику ибн Анасу, Суфйану ибн Уйайна, Муса ибн А'йану, Исмаилу ибн Аийашу, Йахйе ибн Хамза, Абу Исхаку ал-Фазари и Махладу ибн ал-Хусайну, они дали ему ответ.

В ответе ал-Лайса ибн Са'да было сказано: Жители Кипра — народ, постоянно подозреваемый в обмане муслимов и в дружественном расположении к врагам Аллаха — румам. Аллах всевышний сказал: “А если ты боишься от людей измены, то отбрось договор с ними согласно со справедливостью” (Коран, VIII, 60). Ведь он не говорит: не отбрось (договор с ними), пока ты не убедишься в их вероломстве. Я думаю, чтобы ты отбросил (договор с ними), но дав им отсрочку на один год для размышления.

(За это время) те из них, кто пожелает переселиться в земли муслимов и стать зиммьем, платящим харадж, так и поступит, те, кто пожелает переселиться в страну румов, так и поступит, а те, кто пожелает остаться на Кипре в состоянии войны (с муслимами), может остаться, они будут врагами, с которыми (муслимы) будут сражаться и на которых будут нападать. Отсрочка на один год будет достаточна для того, чтобы доказать им их виновность и нашу верность к их договору.

В ответе Малика ибн Анаса было сказано: Мир наш с жителями Кипра — древний и тщательно соблюдаемый их правителями, ибо в том, что эти правители взимали с них джизью и при удобных случаях нападали на их врагов, они видели, что жители Кипра были утверждены в их положении унижения и источника силы муслимов. Я не могу найти ни одного правителя, который нарушил бы их договор и изгнал бы их из их страны. Я считаю, что ты не должен спешить в нарушении договора и отказе от него, пока доказательство (их неверности) не будет аргументировано, ибо Аллах сказал: “Завершите же договор с ними до их срока” (Коран, IX, 4).

Если после этого они не будут вести себя должным образом, будут продолжать обман, ты увидишь, что их измена и вероломство очевидны, тогда ты напади на них, это после предупреждения будет справедливо и увенчается победой. Они, с соизволения Аллаха всевышнего, будут унижены и опозорены. [119]

Суфйан ибн Уйайна писал: Мы не знаем народа, с которым пророк — да благословит его Аллах да приветствует — заключил бы договор и при его нарушении не было бы законно предать его смерти, разве только население Мекки. Он оказал милость ее жителям, нарушившим договор тем, что они оказали помощь своим союзникам против (племени) хуза'а, союзника посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует. Одно из условий договора с жителями Наджрана запрещало им заниматься ростовщичеством. Умар — да помилует его Аллах — решил их изгнать, когда они возобновили ростовщичество. По всеобщему согласию, тому, кто нарушает договор, (муслимы) не оказывают покровительства — зимма.

Муса ибн А'йан писал: Подобно этому случаю бывало и в прошлом, но при этом правители давали отсрочку. Я не знаю ни одного из них в прошлом, который нарушил бы договор с жителями Кипра и других стран. Возможно, простой народ из Кипра не поддерживает дело знати, а поэтому считаю, что мы должны остаться верными и выполнить условия договора несмотря на то, что они сделали. О людях, заключающих договор с муслимами, а потом уведомляющих неверных о слабых местах у мусульман и указывающих на них, ал-Авза'и, как мне довелось слышать, говорил: Если они будут зиммьями, то тем самым нарушают договор, а поэтому они лишаются покровительства — зимма, при желании правителя их подвергают избиению и распятию. Но если они будут (не зиммьями), а людьми, завоеванными на основе договора, не вступившими в зимма муслимов, тогда наместник упразднит их договор, так как “Аллах не любит козни изменников” (Коран, XII, 52).

Исмаил ибн Аийаш писал: Жители Кипра унижены, подчинены и с их женщинами покорены румами. Поэтому мы имеем право защищать их и оказывать им покровительство. Хабиб ибн Маслама жителям Тифлиса в договоре написал: Если муслимов отвлечет что-либо от вас и вы будете покорены вашим врагом, то это не будет нарушением вами вашего договора, пока вы сохраняете верность муслимам.

Я считаю, чтобы за ними следовало сохранить договор и зимма. Ал-Валид ибн Йазид их выселил в Сирию, а это разгневало муслимов, и законоведы этого не одобрили. Когда халифом стал Йазид ибн ал-Валид ибн Абд ал-Малик, он их вернул на Кипр, а муслимы одобрили его действия и считали его справедливым.

Йахйа ибн Хамза писал: Дело Кипра сходно с делом Арбассуса, и в этом прекрасный пример и сунна, которому надо следовать. Дело Арбассуса то, что Умайр ибн Са'д, когда он прибыл к Умару ибн ал-Хаттабу, сказал: Между нами и румами — город, который называется Арбассус, и жители этого города сообщили нашему врагу о наших незащищенных местах, а нам они не сообщили о незащищенных местах нашего врага. Умар сказал: Когда [120] ты приедешь туда, предложи им, что ты им дашь вместо одной овцы двух овец, вместо одной коровы — двух коров и вместо одной вещи — две вещи, если они будут довольны этим, то ты выполни им это, высели их из их города, а этот последний снеси. Если они откажутся, то расторгни их договор и предоставь им отсрочку на год, а потом разрушь город. Умайр предложил им это, но они отказались, тогда он дал им отсрочку на год, а потом разрушил город. У них был договор, подобный договору населения Кипра. Более целесообразно, чтобы жителям Кипра оставить их договор, использовать то, что они платят для дел муслимов.

Все люди договора, в защиту которых муслимы не обязаны сражаться и на территории которых не действуют законы муслимов, (принадлежат) не к зиммьям, а к людям выкупа, им не будет отказа, пока они сами не отказывают, будет соблюдаться их договор, пока они сами его соблюдают и довольны этим договором, им оказывают милость, пока они платят (джизью).

От Му'аза ибн Джабала рассказывают, что он считал нежелательным, чтобы кто-либо заключал договор на условии уплаты определенной, фиксированной суммы, ибо никто не мог разгадать, мог бы такой договор быть выгодным и прочным для муслимов, но шли на это только в тех случаях, когда муслимы были вынуждены заключить такой договор.

Абу Исхак ал-Фазари и Махлад ибн ал-Хусайн писали: Мы считаем, больше всего на дело Кипра походит дело Арбассуса и решение по этому делу Умара ибн ал-Хаттаба. Он предложил жителям Арбассуса в два раза больше имущества, (чем они располагали), при условии оставления ими своего города или отсрочку на год после нарушения ими договора. После отказа их от первого условия им была дана отсрочка на год, после чего город их разрушили. Ал-Авза'и передает хадис, согласно которому, когда Кипр был завоеван, его оставили в первоначальном положении, а с жителями заключили договор при условии, что они будут платить 14 тыс. динаров: 7 тыс. в пользу муслимов, а 7 тыс. в пользу румов, что они не откроют румам дела муслимов. Он часто говорил, что жители Кипра никогда не соблюдали верность нам, но мы считаем, что они люди договора и договор их, заключенный на условии уплаты фиксированной суммы, содержит их права и их обязанности. Нарушение его нами законно, если только совершённый ими поступок квалифицирован как измена и предательство.

Ал-Балазури, стр. 152—158.


Мне сообщил Хишам ибн Аммар со слов ал-Валида ибн Муслима со слов Савфана ибн Амра о том, что Абу Убайда ибн ал-Джаррах заключил с самаритянами, живущими в Палестине и Урдунне и бывшими шпионами и проводниками муслймов (во время завоевания этих стран муслимами), договор на условии уплаты (в пользу муслймов) джизьи с их головы, но они освободили их земли (от обложения). Когда Йазид ибн Му'авийа стал халифом, он наложил на их земли харадж. [150]

Мне сообщили знатоки в делах джунда Палестины и Урдунна о том, что Йазид ибн Му'авийа наложил харадж на земли самаритян в Урдунне и, (кроме того), взимал с головы каждого мужчины по пять динаров.

Самаритяне относятся к иудеям и они разделяются на две группы: одна называется ад-дустан, другая — ал-кушан.

Говорят: В начале правления повелителя верующих ар-Рашида — да помилует его Аллах — в Палестине вспыхнула повальная чума, которая часто истребляла целые семейства, земли которых приходили в упадок и пустовали. Султан назначил своего уполномоченного на этих землях, который должен был обработать их и привлечь к ним аккаров и издольщиков. Эти земли стали (частными) имениями халифа и в них жили самаритяне.

Когда наступил 246 год (28 марта 860 — 16 марта 861г.), самаритяне, жители одной из деревень этих имений, называемой Байт-Мама и расположенной в курра Набулус, подали жалобу, в которой они жаловались на свою слабость и неспособность уплачивать харадж по пяти динаров с человека. Ал-Мутаваккил приказал снизить им налог до трех динаров с человека.

Ал-Балазури, стр. 158.


Авангард Ийада дошел до ар-Ракка и с целью взятия добычи совершил набег на кочевников, живущих в ее окрестностях, а также на феллахов.

Те, кто из них уцелел, бежали и вступили в город ар-Ракка, а Ийад со своими войсками двинулся вперед, пока не расположился в боевом порядке у Баб ар-Руха, одних из ворот ар-Ракка. В течение часа муслимов обстреливали (из города) и часть из них была ранена. Потом в силу того, что стрелы и камни долетали до самого Ийада, он отступил и, объехав на коне вокруг города, поставил у ворот конные отряды. Потом он вернулся в лагерь и выслал ночной отряд, который доставил пленных из деревень и много пищи, а был в то время сезон жатвы.

По прошествии пяти или шести суток, во время которых жители ар-Ракка были осаждены, патрикий города послал к Ийаду человека, прося его о гарантии безопасности. Ийад заключил с ним договор на условиях предоставления гарантии безопасности всем жителям города, неприкосновенности их жизни, жизни их подростков, их имущества, их города.

Ийад сказал: А земля принадлежит нам, так как мы ее топтали (нашими конями) и овладели ею. Но он сохранил ее в их владении при условии уплаты хараджа, а часть этой земли, которая не была возвращена зиммьям и от которой они отказались, Ийад передал муслимам при условии уплаты ушра.

Кроме того, Ийад наложил на их шею джизью и обязал каждого из них, не считая женщин и подростков, платить ежегодно по одному динару. Кроме одного динара он вменил им в обязанность платить кафизы пшеницы и определенную меру масла, уксуса и меда.

Когда к власти пришел Му'авийа, он взимал с них эти продукты в качестве джизьи.

Потом жители ар-Ракка открыли городские ворота и основали для муслимов рынок у Баб ар-Руха.

Ийад им написал: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Это — то, что Ийад ибн Ганам дал жителям ар-Ракка в день его вступления в город. Он им дал гарантию неприкосновенности их жизни, их имущества, церкви их не будут разрушены и заселены, если они дадут наложенную на них джизью и не будут устраивать козни, не будут строить новой церкви или храма, не будут публично бить в трещотки, открыто праздновать второй день Пасхи и показывать кресты.

Засвидетельствовал Аллах, а свидетельство его достаточно. Скрепил печатью Ийад.

Говорят также, что Ийад обложил каждого взрослого из населения ар-Ракка четырьмя динарами. Но факт, что Умар после этого написал Умайру ибн Са'ду, своему наместнику, приказывая обложить каждого взрослого из населения ар-Ракка четырьмя динарами, как были облагаемы люди с золотом.

Ал-Балазури, стр. 173—174.


Ийад потом направился к Харрану и расположился у Баджудда, откуда он послал свой авангард. Жители Харрана закрыли ворота города перед авангардом.

За авангардом последовал Ийад, и, когда он расположился у города, ал-харнанийа из его населения послали к нему человека, сообщая о том, что в их руках была часть города, и просили, чтобы тот (сперва) отправился к ар-Руха, а потом они сдадутся на тех условиях, на которых с ним договорятся жители ар-Руха. Они соглашались на то, чтобы христианская часть населения Харрана сама послала человека к нему для переговоров.

Когда весть об этом дошла до христиан (Харрана), они послали к Ийаду человека, соглашаясь с тем, что предлагали и к чему стремились ал-харнанийа.

Ийад прибыл в ар-Руха. Ее жители собрались против него и стреляли по муслимам целый час, потом сделали вылазку из города их воины, но муслимы их победили и вынудили отступить в город. После этого они не замедлили просить мир и гарантию неприкосновенности. Ийад согласился с ними и написал им грамоту.

Копия ее: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Эта грамота Ийада ибн Ганама епископу ар-Руха. Если вы мне откроете ворота города и будете мне платить по одному динару с каждого человека и два мудда пшеницы, то я даю гарантию неприкосновенности жизни и имущества вам и тому, кто от вас зависит. Вы [29] обязаны указать дорогу заблудившимся (муслимам), исправлять мосты и дороги, дать совет муслимам.

Засвидетельствовал Аллах и свидетельство его достаточно.

Мне сообщил Дауд ибн Абд ал-Хамид со слов своего отца со слов своего деда о том, что грамота Ийада жителям ар-Руха гласила: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Это — грамота Ийада ибн Ганама и бывших с ним муслимов жителям ар-Руха. Я даю гарантию неприкосновенности их жизни, их имущества, их женщин и подростков, их города, их мельниц, если они будут выполнять лежащее на них обязательство. Мы имеем право требовать от них ремонта наших мостов и показывать нашим заблудившимся дороги.

Засвидетельствовали: Аллах, его ангелы и муслимы.

Сказал: Потом Ийад пришел в Харран, а Савфана ибн ал-Му'аттала и Хабиба ибн Маслама послал к Сумайсату.

Ийад заключил с жителями Харрана такой же договор, какой он заключил с жителями ар-Руха. Они открыли ему ворота, и он назначил в городе своего наместника. Потом он направился к Сyмайсату и нашел Савфана ибн ал-Му'аттала и Хабиба ибн Маслама осаждающими город после завоевания ими деревень и замков из деревень и замков Сумайсата. Жители города заключили с ним договор, подобный договору, заключенному с жителями ар-Руха.

Ийад предпринимал походы из ар-Руха, а потом возвращался туда.

Ал-Балазури, стр. 174—175.


Мне сообщил Мухаммед, от ал-Вакиди от Савра ибн Йазида от Рашида ибн Са'да о том, что Ийад завоевал ад-Джазира и ее города на основе договора, а ее земли — посредством оружия.

Ал-Балазури, стр. 175.


Мне сообщил Абу Аййуб ар-Ракки ал-Му'аддаб со слов ал-Хаджжаджа ибн Aбy Мани'а ар-Русафи со слов своего отца со слов своего деда о том, что Ийад завоевал ар-Ракка, потом ар-Руха, потом Харран, потом Сумайсат на одних и тех же условиях.

Потом он пришел в Сарудж, Раскифа и ал-Ард ал-Баида, завоевал их земли, а с теми, кто жил в замках, заключил договор, подобный договору с жителями ар-Руха.

Потом жители Сумайсата нарушили договор, а когда это дошло до Ийада, он вернулся и осаждал их, пока он не взял город.

До него дошла весть о нарушении договора жителями ар-Руха, но когда он осадил их, они открыли ворота своего города. Он вступил в город и оставил там своего наместника с отрядом войск.

Потом он прибыл в деревни Евфрата, в Джиср Манбидж и зависимые от него земли и завоевал их на подобных же условиях.

Потом он прибыл в Айн ал-Варда, а это — Ра'с ал-Айн, но ее Жители дали ему отпор, и он, оставив их, прибыл в Талл Мавзин и завоевал его на основе договора, подобного договору с жителями ар-Руха. Это произошло в 19 году (2 января — 20 декабря 640 г.).

Ийад отправил Хабиба ибн Маслама в Каркисийа, и тот [30] завоевал ее на основе договора, подобного договору с жителями ар-Ракка.

Ийад завоевал Амид без сражения на условиях, подобных условиям договора с жителями ар-Руха, он завоевал Маййафарикин на таких же условиях, он завоевал Хисн Кафартуса и завоевал Насибин в результате сражения на условиях, подобных условиям договора с жителями ар-Руха, он завоевал Тур Абдин, Хисн Маридин и Дара на подобных же условиях. Он завоевал Карда и Базабда на условиях, подобных условиям договора с жителями Насибина.

К Ийаду пришел патрикий аз-Завазан и заключил с ним договор относительно его земли на условиях уплаты совокупного налога. Все это произошло в 19 году и в дни месяца мухаррама 20 года (Мухаррам 20 года начался с 21 декабря 640г.).

Ийад потом направился к Арзан, завоевал его на условиях, подобных условиям договора с жителями Насибина, и вступил в ад-Дарба и достиг Бадлиса. Последний он оставил за Хилатом, патрикий которого с ним заключил договор. Он достиг ал-Айн ал-Хамида в Армении, но не пригрозил ему, а когда вернулся назад, сделал ответственным сахиба Бадлиса за харадж Хилата, его черепов и за то, что платил его патрикий. Потом Ийад удалился в ар-Ракка, оттуда ушел в Химс, наместником которого его назначил Умар. Умер он в 20 году (21 декабря 640 — 9 декабря 641г.).

Умар назначил наместником после него Са'ида ибн Амира ибн Хизайма, но он умер спустя некоторое время. После него Умар назначил наместником Умайра ибн Са'да ал-Ансари, который завоевал Айн ал-Варда после ожесточенного сражения.

Ал-Балазури, стр. 175—176.


Мне сообщил Амр ибн Мухаммед со слов ал-Хаджжаджа ибн Абу Мани'а со слов своего отца, со слов своего деда о том, что этот последний говорил: Ра'с ал-Айн дал отпор Ийаду ибн Ганаму, завоевал его Умайр ибн Са'д, наместник Умара в ал-Джазира, после ожесточенного сражения, данного его жителями муслимам. Они вступили в город с бою, а после этого они заключили договор с его жителями на условиях, что муслимы передают им земли и налагают джизью на их головы — на каждую голову по четыре динара. Дети и женщины их не были взяты в плен.

Ал-Хаджжадж рассказывал: Я слышал, шейхи из населения Ра'с ал-Айна говорили, что когда Умайр вступил в город (со своими войсками), он им кричал: Не бойтесь, не бойтесь, ко мне, ко мне. Это означало гарантию безопасности для населения Ра'с ал-Айна.

Ал-Хайсам ибн Ади утверждает, что Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — послал к Айн ал-Варда Абу Муса ал-Аш'ари. Он предпринял поход против нее с войсками ал-Джазира после смерти Ийада.

Но факт то, что Умайр завоевал его посредством оружия. Но жители его не были взяты в плен, а наложил он на них харадж и джизью, а то, что ал-Хайсам утверждает, никто кроме него не утверждает.

Ал-Хаджжадж ибн Абу Мани сказал: Часть населения Ра'с ял-Айна покинула город. Муслимы обрабатывали и засевали их земли путем раздачи их в икта.

Ал-Балазури, стр. 176—177.


Мне сообщил Амр ан-Накид со слов ал-Хаджжаджа ибн Абу Мани'а со слов своего отца со слов своего деда со слов Маймуна ибн Михрана о том, что в одно время в ал-Джазира взимали в [129] пользу муслимов масло, уксус и продукты питания. Впоследствии Умар интересах народа уменьшил налог и ограничился 48, 24 и 12 дирхемами.

На каждом человеке кроме его джизьи лежало обязательство поставки одного мудда пшеницы, двух киста масла и двух киста уксуса.

Ал-Балазури, стр. 178.


Говорят: Греческий язык оставался до прихода к власти халифа Абд ал-Малика ибн Марвана языком дивана в Сирии. Когда наступил 81 год (26 февраля 700 — 14 февраля 701 г.), он приказал перевести его (на арабский). Причиной этого стало то (обстоятельство), что одному из греческих чиновников нужно было что-то написать, он не нашел воды и в чернильницу налил мочу. Об этом дошло до Абд ал-Малика, он наказал этого чиновника и приказал Сулайману ибн Са'ду перевести диван [76] (на арабский язык). Сулайман попросил халифа дать ему в виде субсидии харадж Урдунна за один год. Абд ал-Малик удовлетворил его просьбу и назначил его наместником Урдунна. Не прошел и год, как Сулайман закончил перевод дивана (реестров) и принес его Абд ал-Малику. Халиф позвал своего катиба Сарджуна и представил переведенный диван ему, а тот от этого огорчился и вышел он от халифа унылым. С ним встретились несколько чиновников-греков, и он сказал: Ищите средства жизни в других профессиях, но не в профессии чиновника, ибо эту профессию бог отнял у вас.

Налог Урдунна, который был дан Сулайману как субсидия, достигал 180 тыс. динаров, налог Палестины — 350 тыс. динаров, Дамаска — 400 тыс., Химса с Киннасрином и округами (курра), называемыми сегодня ал-Авасимом, — 800 тыс., а рассказывают также — 700 тыс. динаров.

Ал-Балазури, стр. 193.


Усман ибн Аффан, став халифом, написал Му'авии, своему наместнику в Сирии, Месопотамии и их пограничных городах, приказывая ему о том, чтобы тот отправил Хабиба ибн Маслама ал-Фихри в Армению.

Хабиб оставил хорошее впечатление во время завоевания Сирии и походов румов. Об этом знал Умар, а потом Усман — да будет доволен ими Аллах — и кто правил после Усмана.

Говорят также, что Усман написал самому Хабибу, приказывая ему отправиться в поход против Армении. Но первое сообщение более достоверно.

Хабиб поднялся против Армении во главе шеститысячного — говорят также восьмитысячного — войска из Сирии и Месопотамии, дошел до Каликала и разбил там лагерь.

Жители города выступили против него, он сразился с ними, а потом заставил их отступить в город, и они попросили гарантию безопасности на условиях выселения или уплаты джизьи. Многие из них покинули город и ушли в страну румов. Хабиб с войском стоял в городе несколько месяцев, а потом до него дошла весть о том, что патрикий Арманийакус собрал множество войск против муслимов, и с целью оказания помощи к нему присоединились войска алланов, афхазов и самандр из хазаров. Он написал Усману, прося о помощи. Усман написал Му'авии и просил его, чтобы тот послал к Хабибу из Сирии и Месопотамии тех, кто стремился к джихаду и добыче.

Му'авийа послал к нему 2 тыс. человек, которых Хабиб поселил в Каликала, назначив их в конносторожевом гарнизоне и пожаловав им ката'и'.

Усман, получив письмо Хабиба, написал Са'иду ибн ал-Аси ибн Са'иду ибн ал-Аси ибн Умаийа, своему наместнику в Куфе, приказывая ему, чтобы тот послал на помощь Хабибу войско под начальством Салмана ибн Раби'а ал-Бахили, прозванного Салман ал-Хайл, человека достойного, щедрого и воинственного. Салман [105] ал-Хайл направился к нему во главе 6 тыс. человек из населения Куфы.

Между тем румы и кто был с ними пришли и расположились на берегу Евфрата, а посланные на помощь Хабибу войска запаздывали. Муслимы, предприняв ночную вылазку, уничтожили их и убили их военачальника. Жена Хабиба Умм Абдаллах бинт Йазида из племени халб в тот вечер спросила своего мужа: Где ты мне назначишь место встречи? Хабиб ответил: В палатках тирана или в раю. Когда Хабиб дошел до палаток, он нашел ее уже там.

Говорят, потом, после того как муслимы покончили с врагом, прибыл и Салман. Жители Куфы потребовали от войск Хабиба участия вместе с ними в разделе добычи, но те отказались, так что Салман и Хабиб вступили в спор. Некоторые муслимы пригрозили Салману убийством. Сказал поэт:

Убьете вы Салмана, убьем мы вашего Хабиба,
А если вы отправитесь к Ибн Аффану, отправимся и мы.

Об этом было написано Усману, и тот ответил: Добыча принадлежит войскам Сирии. Он написал Салману, приказывая ему выступить в поход против Аррана.

Ал-Балазури, стр. 197—198.


Потом Хабиб прибыл в Тафлис и заключил с его жителями договор.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Это — грамота oт Хабиба ибн Маслама жителям Тафлиса из Манджалиса из Джурзан ал-Кирмиза, гарантирующая им неприкосновенность их жизни, церквей, монастырей, молитвы, веры, утверждающая их унижение и джизью на каждый двор по динару.

Вы не имеете права объединять дворы с целью уменьшения джизьи так же, как мы не имеем права разделять их с целью ее увеличения. Мы имеем право требовать вашего совета, оказания нам помощи по мере ваших сил против врагов Аллаха и его посланника — да благословит его Аллах да приветствует — и гостеприимства в течение одной ночи муслиму, терпящему нужду, угощения его из дозволенной нам пищи народа (священного) писания. Если кто-либо из муслимов отобьется от своих, вы должны: вести его к ближайшему отряду верующих, если только при этом не будет каких-либо препятствий на пути к отряду.

Если вы обратитесь в ислам и будете соблюдать молитву, вы будете братьями нашими по вере, а если нет, на вас — джизья.

Если случится так, что муслимов отвлечет что-либо от вас и вы будете покорены вашим врагом, то в этом вы не будете повинны и это не будет нарушением вами вашего договора.

Это — ваши права и это — ваши обязанности. Свидетельствуют Аллах и его ангелы, и достаточно свидетельство Аллаха.

Ал-Балазури, стр. 201—202

Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории Халифата. М. МГУ. 1968..

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.