Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДАВИД БАГРАТИОНИ

ИСТОРИЯ ГРУЗИИ

/87v/ Отделение III. О царях Хосроянского 175 поколения

§ 63.

Мириан 176 был первый царь Хосроянского 177 поколения. В его царствование хазары 178 и гунны делали частые нападения на Гетару (Дербент) 179, но всегда были отражаемы и претерпевали великие поражения от иверцов, имевших тогда владения свои, простиравшиеся 180 по всему Кавказу от Черного моря до Каспийского, которыми царь Мириан 181 всегда предводительствовал сам. Равным образом он укротил народы, имевшие жилища в Кавказских горах до реки Вардана и производившие грабежи на пределах /88r/ Иверии.

Освободив и оградив свои владения от набегов хищных народов, царь Мириан 182 обратился с войсками против армянского царя Трдата, который попущал своим подданным быть дерзкими 183 в отношении к иверцам. Армяне были побеждены и, претерпев великие потери, оставили возмутительные свои виды. [74]

Царь Мириан 184, устроив спокойствие своих подданных, обратил попечения к семейственным своим расположениям. Он отдал дочь свою в супружество персиянину Фирузе, своему родственнику, и поручил в управление его провинции Рани 185 и Каркар (Карабаг). /88v/ В то время скончалась супруга его, царица Абешура. Царь Мириан 186 вступил в супружество с Наною, дочерью одного понтийского вельможи.

Тогда пришла из Греции в Иверию святая проповедница Нина. Прошедши провинцию Саатабаго 187, она прибыла в Урбнис, а из Урбниса в Мцхет. Один царский садовник принял ее в дом свой, как путешественницу из отдаленных стран, а жена сего садовника Анастасия оказала ей благодеяния, какие внушает нам странноприимство.

В последующий день отправляемо было при всенародном торжестве жертвоприношение богу Ормузу 188 или Армазу 189 /89r/ на там самом месте, которое называлось Гармастис, а ныне Армазис-цкали 190. При великом стечении народа, царь и царица были действующими лицами в отправлении сего языческого обряда. Среди пространной равнины стоял истукан Ормуза или Армаза 191 (Юпитера), покрытый золотом и украшенный драгоценными каменьями; истуканы Заденского Агримана, поставленного царем Парнаджома Четвертого Гаима (Сатурна) и Гаци (Марса), слитые из серебра, окружали оный. Народ в иступлении повергался пред бесчувственными изображениями своего ослепления. Радостные /89v/ крики и громкие пения потрясали воздух.

Святая Нина, увидев заблуждения иверцов и соболезнуя о народе, поверженном в постыдную идолопоклонническую мечтательность, удалилась в одну пещеру, близ сего места бывшую, и воссылала молитвы к творцу неба и земли, благоволившему искупить род человеческий кровию единородного сына своего Иисуса Христа, [чтобы] да разрушит идолов, обоготворяемых иверцами, и да вселит православие в сердце сего народа. Молитвы святой проповедницы вознеслись [75] к престолу всевышнего. Истуканы /90r/ были ниспровержены бурею, вос[с]тавшею в тот же день пред захождением солнца. Сильный град, удары грома и блеск молнии рассеяли народ. Святая Нина осмотрела место, где поставлены были истуканы, и нашедши все разрушенным, сознала ниспровержение оных чудесным действием воли всевышнего. Но иверцы, собравшись к царю и рассуждая о сем ужасном для них происшествии, приписали разрушение их идолов злобе халдейского и персидского бога Итружана, как говорится о сем в пространной Грузинской /90v/ летописи, с которым иверские боги всегда были в непримиримой вражде. Они, как говорили тогда иверцы, “незадолго пред сим навели 192 море на Халдейскую страну и потопили 193 халдейских богов, но ныне сии обиженные внесли бурю, гром, молнию и град в Иверию и поразили наших богов”. Таким образом судили тогда иверцы и уверяли друг друга, что злоба халдейских богов, а не другое что-либо, было причиною разрушения их идолов.

Святая Нина, пребывая в Мцхети, начала сокровенным образом проповедовать христианскую /91r/ веру и, сделав крест из того древа, под которым она всегда проводила ночь в молитвах, обратила многих в православие. Силою святого креста она показала многие чудеса в исцелении жестоких болезней. Сие спасительное действие совершено было над самою царицею. Она подверглась тяжкой болезни и врачи не могли найти средств к излечению оной, но молитвами святой Нины возвращено [было] ей здравие и царица приняла христианскую веру, как упоминается в Житии святой проповедницы Нины.

Царь Мириан был огорчен поступком /91v/ супруги своей, которая, по внушениям святой Нины, презрела идолопоклонство. А окружавшие его вымышляли средства погубить странницу, отвергнувшую мнения, которые в умах иверцов сделались закоренелыми от долговременности заблуждений. Царь Мириан 194 сколько ни любил свою супругу, но наущениями своих наперсников был преклонен к тому, чтоб уничтожить возникающую новую веру в самом ее начале и предать в руки роптавших на сие виновницу непредвидимых перемен в мыслях его супруги и окружавших ее. Святая Нина приближалась к мученической смерти, но одно чудесное событие /92r/ преобратило ожесточение царя и вельмож иверских в благомыслие о поступках сей проповедницы.

В один день царь, со многими служившими при нем, [76] вышел на звериную ловлю и расположился на горе Тхотисе. близ 195 Мухрани. При успешных занятиях в своих забавах придворные, увидев царя удовлетворенным их услужливостью, открыли явным образом негодование свое на Нину и представили сколько царица раздражила богов по доверию своему к сей иностранке. Таковыми наущениями царь приведен был в исступление и решился немедленно наказать свою супругу, а Нину подвергнуть жесто/92v/ким мучениям, от чего он до сего времени удерживался кроткими своими качествами.

Но человеческие замыслы ничтожны пред промыслом всевышнего, располагающего судьбами царств и народов. В то самое время, как вымышляли казнь святой проповеднице, померкло солнце и непроницаемая мгла покрыла место, где находился царь. Пораженные внезапным ужасом иверцы, бывшие при царе, начали умолять своих богов о возвращении дневного света. Но Армаз, Заден 196, Гаим и Гаци были глухи и мрак умножился. Тогда устрашенные, с негодованием на своих богов, с обещанием раз/93r/бить их истуканы, единогласно воззвали к богу, которого проповедовала Нина. Мгновенно рассеялся мрак и солнце осветило все своими лучами.

По таковом событии царь Мириан возвратился в Мцхет, принял христианский закон и в непродолжительном времени отправил посланника к императору Константину для испрошения епископа и священников, ибо прежде сего и при самом вступлении Константина на престол Римской империи царь Мириан имел сопротивление с римлянами. Но видя свое прот[и]ву римлян бессилие, [он] преклонился под /93v/ его покровительство, препроводив к нему сына своего Бакара в залог верности и повиновения иверцев власти сего императора.

По просьбе царя, присланы были в Иверию епископ Иоанн и священники, которые принесли с собою гвоздь, изъятый из ноги Спасителя по снятии его со креста и который хранится ныне в Московском соборе, куда принесен оный грузинским царем Арчилом, прибывшим в Россию во времена императора Петра Великого.

Узнав, что иверцы начали быть обращаемы в христиан скую веру, /94r/ император Константин 197 возвратил к царю Мириану сына его Бакара. Между там, святая Нина, пришедши в Кахетию, обратила жителей сей страны в христианство и по некотором времени скончалась в Кизике, близ селения [77] Кедели. На гробе сей просветительницы тверского народа царь Мириан соорудил святую обитель и определил быть в оной епископу под именованием Бодбели 198.

По таковых событиях царь Мириан скончался и похоронен в церкви Самтаври, на расстоянии одной версты от Мцхета.

/94v/ § 64.

Преемником Мириана в обладании Ивериею был сын его Бакар. В его царствование армяне умыслили произвесть смятение между иверцами в том намерении, чтоб поставить царем над ними Трдата, сына Рева, старшего Бакарова брата, ибо Рев имел супругою своею дочь армянского царя и умер прежде своего отца Мириана.

Дабы совершить свои намерения, они вступили в Иверскую область Триалет 199. Царь Бакар, узнав о великом числе неприятелей, вторгнувшихся в пределы его владений, обратился к персиянам /95r/ и, испросив от них помощь, уничтожил замыслы армян побеждением и рассеянием их войск.

Сделавшись безопасным от домогательств Трдата, которого предприятиям армяне не хотели более содействовать после потери, для них последовавшей, царь Бакар спокойно управлял Ивериею и всевозможные употреблял средства для избежания вражды с своими соседями.

§ 65.

По смерти Бакара иверцы возвели на престол сына его Мирдата. Видев сколь счастливы были иверцы во время /95v/ кроткого правления, водворенного благомыслием отца его, царь Мирдат почитал священною обязанностью охранять владения свои твердым соблюдением мира с соседними народами. В царствование Мирдата Иверия была независима от властительства чужеземцев и наслаждалась тишиною и спокойствием. Не было поновлений в древних гражданских учреждениях, но нравы и обычаи народа улучшены были влиянием христианского вероисповедания на сердца иверцов.

/96r/ § 66.

По смерти Мирдата иверцы возвели на престол сына его Барзабакара. Тяжким бедствиям подвергалась Иверия в его царствование и обременяема была игом чужеземных владетелей. Римский император Феодосий Великий, пришедши на [78] пределы Армении, требовал от царя Барзабакара, чтоб он прислал к нему в заложники сына своего Мирваноса и отрекся бы от всяких дружеских сношений с персиянами. Царь Барзабакар не мог оказать сопротивления желаниям императора /96v/ и препроводил к нему сына своего с великими дарами. Сие самое было источником бедствий, какие тогда претерпели иверцы, ибо персидский царь Сапор III, узнав о преклонности Барзабакара к удовлетворению требований императора, прислал войска к пределам Иверии и устрашением хотел отвлечь иверцев от связи с римлянами. Царь Барзабакар, по своему малодушию, не осмелился оказать сопротивления персиянам 200 и, сокрывшись в Кавказских горах, оставил владения свои без /97r/ защиты от неприятелей. Но предусмотрев, каким утеснениям подвергнуться его подданные от его непокорности Canopy, он обратился к нему с крайне униженными просьбами и сим предотвратил 201 опустошения своих владений. Персияне воздержались от насилий и неистовств, однако не оставили иверцам средств к защите себя в предприятиях, противных персидским владетелям. По повелению Сапора построена тогда в Тифлисе крепость, в которой оставлены были персидские войска для воспящения иверцам /97v/ вступить в сношения с римлянами. К большому стеснению Иверии провинции Карабаг и Ширван присоединены в то время к персидским владениям. После таковых происшествий царь Барзабакар скоро умер.

§ 67.

Хотя по смерти Барзабакара остался преемником сын его Парсман, однако иверцы, неизвестно по каким видам, избрали царем Трдата 202, внука царя Мириана 203, родственника Парсмана, человека престарелого, но еще действовавшего в полной мере благоразумием и предусмотрительностью, которые /98r/ возвышены и укреплены были в нем долговременною опытностию.

Утеснения, каковые иверцы претерпевали от персиян, посреди Иверии находившихся, отягощали сердце царя Трдата. Но благоразумие открыло ему средства к освобождению своих подданных от ига чужеземцев. Трдат не мог изгнать их силою оружия из пределов своего царства и по сему употребил сокровенные способы к совершению своего предприятия. Он произвел раздор между начальниками персидских войск, [79] от чего в каждом из них родились негодование и злоба, под/98v/стрекаемые 204 соперничеством. Они начали доносить друг на друга Canopy и один другого бояться. Наконец, все, для избежания пагубных последствий от клеветы, вышли из Иверии. Таким образом, Трдат, удалив персиян из своих владений без пролития крови своих подданных, вступил под покровительство императора Аркадия.

В то время римский император Онорий прислал в Иверию особенного человека с поручением отыскать хитон Спасителя. Но сие благочестивое изыскание не могло увенчаться желанным успехом, /99r/ ибо на том самом месте, где евреенка, как упомянуто выше, похоронена с хитоном, не могли открыть следов к обретению искомого.

Устроив добродетелями своими благосостояние иверцев, Трдат скончался.

§ 68.

Парсман, сын царя Барзабакара, был преемником иверского престола по кончине кроткого и мудрого Трдата, родственника его. Персияне многократно приступали к пределам Иверии в течении его царствования, но всегда были отгоняемы иверцами под предводи/99v/тельством Парсмана, в котором попечительность о благе и спокойствии подданных сопряжена была с великодушием, неустрашимостью и мужеством. Управляя народом с готовностью пожертвовать жизнью для его счастья, сей царь собственным примером своим поселял в иверцах такую твердость духа, что во времена его никто из чужеземных владетелей не мог утеснить Иверию при благоустроенном внутреннем ее состоянии.

§ 69.

По кончине Парсмана вступил на престол /100r/ иверский брат его Мирдат, слабый в соблюдении обязанностей веры, но гордый и неустрашимый в воинских предприятиях. Надменная его предприимчивость навлекла ему гибель. Царь Мирдат пренебрег покровительством императора Аркадия и презрел угрозы персидского царя Варана IV/. Сей, в отмщение нанесенных ему оскорблений, послал полководца своего Убабира с многочисленными войсками для опустошения Иверии.

Царь Мирдат, по безмерному надеянию на свое мужество, поставил малые силы в сопротивление раздражен/100v/ным персиянам. В сражении с сими неприятелями он действовал с беспримерною неустрашимостью, но великим числом персиян [80] иверцы приведены были в расстройство. Убабир взял в плен царя Мирдата и увлек его в Вавилон, где он по некотором времени умер.

Таким образом, напыщенность, не укрощаемая внушениями предусмотрительности, .вовлекла в погибель сего царя и подвергла иверцов тяжким бедствиям по претерпенном ими от персиян поражении.

§ 70.

В столь плачевных обстоя/101r/тельствах Арчил, сын Мирдата, поставлен царем. Несчастия отца его послужили ему наставлением в благоразумном управлении Ивериею.

В то время Издигерт сделался обладателем Персии. Опустошив многие провинции Греческой империи, слабо защищаемые Феодосием Младшим, он послал полководца своего Нарзеса для покорения Иверии и Армении под иго своего властительства. В грузинских летописях сохранено его письмо, касающееся сего происшествия. “Иверцы и армяне, — говорит он, — я вступил в пределы Восточной империи и, устрашив /101v/ Феодосия, сделал его моим данником, но вы оставлены мною в покое. Ныне спешу покорить под власть мою северные народы и вы, должны соединиться под мои знамена, когда хотите быть счастливы 205 и не видеть опустошенными ваши страны, сожженными ваши села и города, обращенными в пепел, ибо силе мышц моих ничто противустать не может”. По сем Издигерд 206 скоро сам прибыл с войсками к сим странам.

Царь Арчил послал войска свои в стан к Издигерду, который, прошед 450 года чрез Дербент, покорил можарцов и сарматов. /102r/ По возвращении своем в Персию, он приказал, чтоб иверцы и армяне обратились в веру, существовавшую тогда между персиянами, и поставили бы жертвенники, на которых они должны закалать белых волов и козлов, торжествуя победы, одержанные им над северными народами. Притом, посланы были от Издигерда три тысячи волхвов для научения иверцов и армян покланяться солнцу.

Но сии повеления Издигерда не имели действия. Царь Арчил явным образом воспротивился его намерениям и иверцы /102v/ пребыли непоколебимы в православном исповедании христианства. Тогда иверцы и армяне под предводительством царя Арчила разрушили город, построенный Издигердом за окрестностями Дербента во время покорения сарматов. Мишкин, антропатанский правитель, послан был от Издигерда [81] для укрощения, по его мнению, возмущений, произведенных иверцами и армянами, и для наказания сих народов за непослушание к пременению веры. Сколько ни были многочисленны персидские войска под /103r/ начальством Мишкина, но 207 царь Арчил, соединясь с армянами, победил его в сражении близ места, где находится река Арпачай, и обратил персиян в бегство. В сей битве армянский полководец Вартан лишился жизни.

Издигерд, прежде утеснения иверцев и армян за нанесения ему потери истреблением его войск, обратился с великими силами против мажарцев, но был побежден от сего северного народа. В озлоблении своем, он спросил волхвов о причине претерпенного им /103v/ поражения. А как сии приписали неудачу его грехам христиан 208, то Издигерд велел побить как греческих епископов, так иверских и армянских вельмож, находившихся при нем заложниками. По сем спешил подавить иверцев и армян всеми 209 жестокостями, какие только могут быть вымыслены.

Царь Арчил пришел в отчаяние, усмотрев неизбежную погибель своего народа. Но мать его, царица Ануша, спасла устрашенных иверцев. Она прибыла к Издигерду и униженными просьбами /104r/ откланила его от жестокосердого намерения утеснить Иверию..В скором времени Издигерд умер и страны, возмущаемые алчностью его к завоеваниям, обрели спокойствие.

Царь Арчил, избавясь от столь жестокого и сильного неприятеля, управлял Ивериею без малейших препятствий во внутреннеми внешнем устройстве народного счастия. В его время был Вселенский собор в Ефесе. По кончине Арчила остался наследником сын его Мирдат.

§ [71].

После долговременных /104v/ смятений иверцы ограждены были тишиною и спокойствием в царствование Мирдата. Никакой чужеземной владетель не покушался утеснять сей народ, а кроткие качества Мирдата предотвращали 210 всякие раздоры с его соседями. Он, не желая распространять пределов своего царства, обращал всевозможные попечения к охранению своею наследия и к доставлению своим подданным всех благ, какие в добродетелях миролюбивого государя обретают народы. Быть правосудным и человеколюбивым [82] Мирдат /105r/ предпочитал всем громким титулам, изысканным для обольщений тщеславия управляющих народами, в семейственном его состоянии, как и в общественных распоряжениях всегда сопутствовало ему счастье до самой его кончины.

§ 72.

Преемником Мирдата в управлении Ивериею был сын его Вахтанг 211, наименованный Гургасланом. Как он по смерти отца своего остался малолетен, то мать его, царица Сарандухт, была правительницею Иверского царства и прилагала всевозможные старания /105v/ в утверждении христианского 212 вероисповедания в подвластном ей народе. По приказанию персидского царя Бероза или Фируза, отец ее Барзабуд, управлявший тогда Ранскою (Карабагом) провинциею, начал утеснять иверцов, дабы поселить в них насильственным образом поклонение солнцу и огню. Сарандухт, избегая кровопролитных раздоров, преклонила отца своего к тому, что он, несмотря на строгие повеления Бероза, оставил иверцев свободными относительно вероисповедания и, дабы сокрыть совещания свои с Сарандухтою 213, прислал в Иверию жреца для желающих покланяться солнцу и огню.

/106r/ В то время сарматы, перешед через Дариел, опустошили Кахетию, разорили Барду (Хилу) и разграбили Рани, а потом вышли чрез Дербент с многочисленною добычею. К сим бедствиям присовокупились другие потрясения Иверского царства. Император Маркиан 214, приступив с войсками к Иверии, овладел Егрисом и Колхидою.

Царь Вахтанг, достигнув совершенного возраста, обратился с оружием наказать черкезов, которые производили хищничества на пределах Иверии. Сколь же многочисленны были ополчения сих неприятелей, призвавших тогда на помощь к себе хазаров, но царь /106v/ Вахтанг одержал над ними победу. Вступая в единоборства 215, он поразил хазарского рыцаря Тархана, которого все страшились после того, как сей убил исполина Фарсмана Фаруха, генерала царя Вахтанга, славившегося своею силою, оказанною им в поражении льва на охоте. Тогда осетинский исполин, по имени Багитар, который вооружен был луком, имевшим в длину три аршина, со стрелами в шесть пядей, гордясь необыкновенною своею силою и мужеством, вызвал царя Вахтанга на единоборство, но [83] был поражен и повергся мертв от ударов руки сего юного иверского обладателя и героя 216. Таковыми подвигами /107r/ царя Вахтанга пресеклась война с народом, где ныне обитают черкезы, и великое пространство страны, прилежащей к Кавказским горам, присоединено было 217 к иверским владениям.

Усмирив сих народов, царь Вахтанг обратился с войсками против греков и изгнал их из Колхиды, которою они овладели во время его малолетства. Но дабы в одно время не вооружить против себя двоих сильных неприятелей, как-то греческого императора Маркиана и персидского царя Бероза, Вахтанг послал ко второму богатые дары, преклонил его в дружеские с ним связи и вступил в брак с его дочерью. /107v/ Будучи безопасен со стороны Персии и получив вспомогательные войска от тестя своего Бероза, Вахтанг с многочисленными силами вступил в пределы Восточной империи, победил греков, убил своею рукою в сражении генерала их Поликарпа и заключил весьма выгодный для Иверии мир с императором Маркианом. Но Бероз 218 почел противными для себя связи иверцев с греками и, дабы прервать оные, послал войска к пределам Иверии, дав повеление опустошить сию страну, ежели царь Вахтанг 219 не отречется от мира, заключенного с Маркианом. Однако намерения его остались тщетными, /108r/ — персияне были побеждены иверцами под предводительством царя Вахтанга 220.

Раздраженный таковым сопротивлением иверцев, Бероз сам приступил с многочисленными силами для утеснения Иверии, опустошил провинции Рани и Мовакани 221 и уловив в плен Раждена 222, прибывшего из Персии с супругою царя Вахтанга 223 и сделавшегося ревностным христианином и бывшего при Вахтанге полководцем, подверг его жесточайшим мучениям за обращение в христианское вероисповедание, как повествуется в Житиях иверских святых. Святой Ражден скончался в мучениях с непоколебимою твердостью духа, напоенного /108v/ внушениями православия. Он произошел от знаменитого рода и с христианскими доблестями совокуплял в себе качества неустрашимого воина и благоразумного полководца. Царь [84] Вахтанг 224 похоронил тело сего страдальца в селении Никозь и на гробу его построил церковь, которая доныне существует, повелев и учредив быть в оной архиерею.

Между тем Бероз, для совершения пагубных своих намерений, обольстил многих иверских князей, которые по его наущениям сделались изменниками пред своим царем. Царь Вахтанг 225 с примерною бодрственностию охранял /109r/ свои владения, сопротивляясь Берозу. Наконец, усмотрев силы свои ослабевающими от необыкновенных напряжений в отражении многочисленных неприятелей, он испросил помощь от греческого императора Леона. И Бероз, узнав о приближении греческих войск, пресек пагубные свои умыслы и возвратился в Персию.

В сии времена умерла супруга царя Вахтанга 226 именем Балендухт, дочь Бероза, и Вахтанг 227 вступил в супружество с Еленою, дочерью императора Леона. Благосостояние Иверии день от дня утверждалось. Продолжавшийся мир с окрестными народами доставил способы царю Вахтангу 228, умножить /109v/ воинские силы своего народа так, что сам Бероза, побежденный гуннами 229 и обеспокоенный возмущениями Синдии, просил царя Вахтанга о помощи для укрощения синдейцев.

Царь Вахтанг 230 не отрекся помогать |Берозу, прибыл в Персию с немалочисленными войсками, вступил в сражение с синдейцами, взял царя сам в плен и представил его персидскому владетелю. Бероз великими дарами благодарил царя Вахтанга 231 и заключил с ним дружественный союз, весьма выгодный для иверцев. Но по некотором времени Бероз сделался непримиримым врагом своему союзнику. Причиной таковой /110r/ вражды было сие происшествие. Царь Вахтанг 232 убил Варсгена 233, армянского вельможу, жившего в провинции Раня, за что сей, быв сам идолопоклонником, мучил жену свою Шушанику за принятие и непоколебимое соблюдение христианской веры. Наказав сего жестокосердного идолопоклонника, царь Вахтанг 234 перенес мощи святой Шушаники 235 в Иверию и поставил оные в Тифлисе 236, в сооруженной им церкви Метехи.

Сей благочестивый поступок раздражил Бероза и он, в идолопоклонническом своем неистовстве, послал сына своего [85] Валенса, или Вагириша, с многочисленными войсками для покорения Иверии и /110v/ для низвержения Вахтанга 237 с престола его предков. Царь Вахтанг 238, собрав войска свои в город Уджарм, а прочим подданным своим повелев укрепиться в Кавказских горах, ожидал удобного случая, дабы напасть на неприятелей. Между тем, персияне опустошили Кахетию и остановились с добычами своими на берегах реки Иори 239. Царь Вахтанг 240 со всевозможными напряжениями своего мужества и неустрашимости устремился на персиян, поразил сих грабителей и гнал оставшихся до Рустава (Карая). Сто двадцать тысяч персиян осталось на /111r/ месте сражения и двадцать восемь тысяч иверцев пожертвовали собою для спасения своего отечества под предводительством царя, который, поражая персиян как простой воин и поощряя своих воинов к поражению неприятелей как полководец, был жестоко ранен стрелою и запечатлел смертью своею любовь своих подданных, пламеневшую в его сердце.

Дела царя Вахтанга 241 пребудут незабвенными в отдаленном потомстве иверцев. Побеждая внешних неприятелей, он обращал всевозможные попечения о внутреннем благоустроении своего царства. По его прозорливости соблюдаемо было правосудие в гражданских делах; /111v/ по его примеру, непорочность нравов пребывала непоколебимою в семействах; его сердце, напоенное благочестием, утверждало и распространяло в сердцах иверцев православие.

Царь Вахтанг 242 достроил город Тифлис, где была только крепость, и, оставив Мцхету, основал в оном пребывание царей. С сего времени Тифлис сделался столицею Иверского царства.

Наименование Гургаслан 243 приписано было Вахтангу 244 потому, что на шишаке его изображены были лев и волк 245; на персидском языке “гург” означает волка, а “аслан” 246 — льва.

§ 73.

По кончине Вахтанга 247 /112r/ Гургаслана иверцы возвели на престол сына его Даче. Царь персидский Бероз, приведенный в бешенство поражением его войск, спешил мстить иверцам за нанесенные ему потери. Но обратившись прежде [86] к покорению гуннов и вступив с ними в неприятельские действия, он был побежден и убит. Сим происшествием уничтожились опасности, угрожавшие царю Даче.

Избавившись от столь жестокого неприятеля, он в продолжение своего царствования не встречал никаковых преград к мирному управлению Ивериею. Следуя отцу своему в гражданских учреждениях, он был любим своими подданными /112v/ и уважаем соседними народами за твердое соблюдение общественных прав, клонящихся ко взаимным народным выгодам.

§ 74.

Бакур был преемником иверского престола по смерти отца своего царя Даче. Во время его царствования Иверия не подвергалась никаким утеснениям от чужеземных владетелей и внутреннее ее благоустройство пребыло непоколебимым до самой его кончины. При столь благоприятных обстоятельствах Иверия процветала в спокойствии и народ под правлением миролюбивых и правосудных царей был огражден счастием.

/113r/ § 75.

По смерти Бакура иверцы возвели на престол сына его Парсмана. Полагаясь на свои силы, сей царь начал пренебрегать договоры, учиненные с персиянами, которые от времен Бероза не предпринимали ничего, клонившегося ко вреду иверцам.

Непредусмотрительность Парсмана имела пагубные следствия для его подданных. Царь персидский Валенс, раздраженный нарушением существовавших между персиянами и иверцами постановлений, приступил к пределам Иверии со многочисленными войсками в том намерении, чтоб разграбить и опустошить /113v/ сию страну. Устрашившись злобы сего жестокого неприятеля, царь Парсман повергся в отчаяние при невозможности оказать сопротивление в защиту своей предприимчивости. Он, с крайним унижением своего достоинства, просил Валенса о примирении. Сей был укрощен покорностью Парсмана и, сделав иверцев своими данниками, возвратился в Персию.

Таковое происшествие поселило в иверцах негодования на малодушные поступки царя Парсмана и он скоро умер.

§ 76.

Парсман, племянник сего Парсмана, был избран царем. В сие время /114r/ прибыли из Сирии в Иверию святые отцы: [87] Иоанн Зедазенский 248, Давид Гаре[д]жский, Стефан Хирсинский, Иосиф Алавердский, Зенон Икалтойский, Антоний Марткопский, Исе Цилканский, Тате Самебский 249, Шио Мгвимский, Исидор Самтав[|ис]ский, Абибос Некресский 250, Михаил Улумбский, Пироз Бретский и архидиакон Илия. Сии благочестивые мужи обратили в христианское вероисповедание всех тех иверцев, которые не успели просветить умов своих учением святой Нины. Царь Парсман ревностнейше содействовал спасительным их предприятиям, которые увенчаны были повсе/114v/местным истреблением идолопоклонства в иверких владениях.

§ 77.

По кончине Парсмана царствовал в Иверии сын его Бакур. Тяжкие бедствия претерпели иверцы в кратковременное его царствование. Царь персидской Кавад, в ожесточении своем против греков, предложил Бакуру, чтоб он прервал связи с восточным императорам, но его предложение оставлено было в забвении. Сим раздраженный Кавад послал малолетнего сына своего Хозроя с войсками для утеснения иверцов за пренебрежение его совещаний. В приготовлениях поставить /115r/ преграды неприятелям, угрожавшим опустошениями и неистовствами, царь Бакур умер и в сих бедственных обстоятельствах ни один из сынов его не осмелился назвать себя царем.

Хозро отделил от Иверии провинцию Рани и, устрашив иверцев, подверг их под иго властительства отца его Кавада. Большим его насилиям воспрепятсвовали мятежи, возникшие в Персии, куда он немедленно возвратился. Возмутившиеся персияне низвергли Кавада за предписание от него закона, — как упоминает Анкетиль, — по которому /115v/ женщины долженствовали быть общими и удовлетворять желания каждого мужчины без малейшего сопротивления, несмотря на время и место. Но, при содействиях жены своей, Кавад в скором времени возвратил себе власть. Война с греческим императорам Анастасием была для него успешна. Победив греков и возвращаясь в свои владения, он предписал иверцам, чтоб они построили копище и жертвенники для жертвоприношения Итруджане или Адружане, о которой так же упоминает и Михаил Чамчиян, армянский [и]сторик.

/116r/ Иверцы воспротивились идолопоклонническим побуждениям [88] сего персидского владетеля и Кавад по некотором времени послал полководца своего Бургана привесть иверцев силою оружия в идолопоклонство, существовавшее тогда в Персии под видом обоготворения солнца. Иверцы, не имея царя для поощрения их к единодушному защищению христианской веры, просили императора Юстиниана Фракиянина о помощи против персиян. Но сей, вместо того, чтоб защитить единоверцев своих от насилий язычников, писал иверцам, чтоб они повиновались Каваду 251. Тогда /116v/ Бурган подверг Иверию под тяжкое иго персидского властительства.

К сим бедствиям присовокупились другие ужасные потрясения Иверского царства. В то время (546) 252 сарматы и гунны, перешед Кавказские горы, опустошили Иверию и Армению. Сии зверские грабители предавали огню и мечу все, что встречали в пределах стран, которые подверглись тогда их насилиям и неистовствам. Бурган, полководец Кавада 253, устрашился оказать им сопротивление. Но некто Мужеш, родом ассириянин, собрав иверские и армянские войска, победил груннов и cap/117r/матов и избавил утесненные народы от неистовства сих грабителей. Кавад сделал Мужеша правителем стран, которые были избавлены им от насилия чужеземцев.

Однако Иверия не п[е]реставала быть утесняемою от персиян до смерти Кавада и после него претерпевала насилия сына его Хозроя, подобного в жестокостях Каваду. Дети царя Бакура страшась, чтоб не навлечь на себя гонений сего свирепого персидского владетеля, уклонялись от иверского престола, принадлежавшего им по правам законного наследия. /117v/ Равным образом, иверцы не смели избрать себе царя из детей Бакура, ибо Хозрой запретил им под угрозами повиноваться кому-либо из Бакурова поколения.

В сии столь смутные времена Иверия оставалась персидскою провинциею, но скоро воспоследствовали перемены. Хозрой, объявив войну грекам и прошед с войсками чрез Иверию и Армению, вступил в пределы Восточной империи, но был отражен Велисарием, полководцем Иустиниана. Претерпев поражение от греков, он открыл сношения с готами 254 и старался возмутить их против Восточной /118r/ империя. [89]

Но Иустиниан преклонил на свою сторону гуннов, сарматов, армян и иверцов для уничтожения замыслов своего неприятеля. При таковых раздорах персиян с греками иверцы почли удобным восстановить свое царство и просили императора Иустиниана о избрании для них царя по его благоволению. Гурам Багратион был прислан Иустинианом в Иверию и возведен на престол по единодушному желанию всего народа.

/118v/ Отделение IV. О царях Багратионского поколения

§ 78.

Армянские и грузинские летописатели изъясняют, что Багратионское поколение имеет свое начало от иудейских царей Давида и Соломона. По разорении города Иерусалима Титом Веспасианом, некоторые пленные евреи отведены [были] в Италию, в числе коих находились родственники той самой Клеопы, о которой упоминает в Евангелии Лука Евангелист. Они, достигнув совершенных лет, возвратились в Иерусалим. По некотором времени один из /119r/ них, именем Шамбек или Сумбат, пришел в Армению, вступил в воинскую службу, отличился усердностию, благоразумием и мужеством до того, что препоручаемо было ему полководство. Сын его Баграт имел семь сынов, из которых трое остались в Армении, а четверо других — Гурам, Саак, Асаф и Варварт — перешли тогда в Самцхе (Ахалцих).

Мирдат, самцхетский генерал-губернатор, отлично принял Гурама и отдал ему в супружество дочь свою. Но трое братьев его прибыли в Кахетию, под покровительством народа основали там свое жительство, /119v/ заслужили общую доверенность, изыскали средства к избавлению кахетинцов от притеснения чужеземцов, напали на персидского губернатора Везана и, убив его, овладели Камбечованом (Кизики).

В то самое время Гурам, внук старшего их брата, оставшегося в Самцхе, вступил в службу императора Иустиниана, который впоследствии 255 сделал его константинопольским курапалатом, а впоследствии 256, как упомянуто выше, поставил его царем в Иверии. Сему содействовало происхождение его из поколения царя Вахтанга 257 Гургаслана /120r/ со стороны его бабки. [90]

При отправлении Гурама из Константинополя император Иустиниан дал ему великое количество казны, дабы он вооружил иверцов, армян и другие 258 соседственные народы против пероиян, которыми предводительствуя Хозрой, устрашил греков.

При всех совершенствах ума и сердца царя Гурама, иверцы часто огорчали его неповиновением и упорностию в исполнении введенных им постановлении. Апхазцы, возмутившись против его, навлекли на себя гнев императора Иустиниана и Абхазия присоединена /120v/ была к Иверии. Но когда готы 259, авары и другие севериые народы начали утеснять Восточную империю, то греки, усмотрев владения свои опустошаемыми отовсюду, заключили с персиянами мир: Иверия, Армения и Лазика отданы [были] во власть персидского царя с изъяснением в договорах, чтобы иверцы не были воспящаемы в исповедании христианской веры. Но персияне нарушили сии условия. Царь Хозро, посредством полководца своего Вараздата, подверг гонению иверцов за христианскую веру. Многие из них, /121r/ утвердившиеся в православии, претерпели жесточайшие мучения с непоколебимостию духа. В сие время скончался император Иустиниан, которого имя служило охранением для иверцов. Но по смерти его Иверия и Армения сделались жертвою насилий персидского царя Хозроя. Иверцы просили помощи от императора Юстина II-го, но сей не защитил тогда угнетенных христиан от неистовства идолопоклонников.

В cтоль бедственных обстоятельствах иверцы принуждены были одними собственными силами противостать утесни/121v/телям их отечества. Отчаяние усугубило их силы, а упование на благость располагающего судьбами царств даровало им победу над опустошителями Иверии. Хозрой, раздраженный поражением его войск, послал с новыми и гораздо большими силами полководца своего Барама, человека свирепого, алчного, кровожаждущего. Устрашась сего жестокого неприятеля, иверский царь Гурам и армянский 260 вельможа Вартая прибегли к императору Юстину с испрошением покровительства и защиты. Юстин /122r/ дал им войска. Таким образом, иверцы и армяне и греки, соединившись с аланцами, пришедшими к ним на помощь под предводительством правителя своего Заре, вступили в сражение с Барамом. Персияне были побеждены и изгнаны из пределов Иверии.

Известием о сей потере Хозро приведен был в бешенство. [91]

Собрав сто тысяч пехоты и сорок тысяч конницы, он приступил к пределам Иверии. Царь Гурген и его союзники претерпели поражение от персиян. Иверия и окрестные /122v/ страны подверглись свирепости победителя, которого мстительность могла быть насыщена только человеческою кровью. Царь Гурген удалился к императору Юстину. Греки отреклись от охранения иверцев и, при заключении мира, оставили Армению и Иверию под властью Хозроя 261, который 262 требовал, чтоб царь Гурген был предан ему. Но император Юстин отверг сей умысел необузданной мстительности. Царь Гурген пребыл и Константинополе, а Хозрой по не/123r/котором времени умер, сказав окружающим его вельможам в последние минуты жизни его: “Жизнь человеческая подобна блужданиям слепого, а воинская слава царей есть мечта бесполезная для них, а для других — пагубная”. Вартан и Степан Асокег, армянские историки, пишут, будто сей Хозрой пред кончиною своею принял христианство.

Избавившись от толь жестокого неприятеля, иверский царь Гурген возвратился в свои владения. Гормиздас, овладев Персиею по смерти отца своего, утеснял, как и он, иверцев. Но скоро воспо/123v/следовала перемена, благоприятная попечениям, какие царь Гурген принимал о счастии своих подданных. Гормиздас, объявив грекам войну, послал против их войска под предводительством полководца своего Барама Чубина, у еврейских историков называемого Варанесом. Сей был побежден и, лишившись всего, едва мог спастись бегством. Гормиздас. в наказание малодушия и трусости Барама Чубина, послал ему женское платье. Но его полководец, оказавшийся слабым против неприятелей и неискусным в распоряжении войск, был довольно предприимчив и хитер /124r/ в возмущении персиян против своего царя. За женское платье он низверг Гормиздаса с престола, выколол ему глаза и поставил царем сына его Хозроя II, против которого в скором времени произвел подобные сим волнения в народе.

Иверский царь Гурген воспользовался такими смятениями в Персии и освободил своих подданных от ига персидских царей. Но Иверия недолго пребыла независимою от сих утеснителей. Хозрой II, с помощью императора Маврикия укротив мятежи, произведенные Барамом, устремился мстить /124v/ Фоке, который тирански лишил жизни Маврикия. Он с многочисленными войсками вступил в пределы Восточной империи, опустошил Каппадокию, Галатию и Пафлагонию 263, овладел [92] Халкидоном 264, Едесом и Антиохиею, покорил Месопотамию, Сирию и Палестину, разорил Иерусалим, увлек в плен иерусалимского патриарха, похитил чудотворный крест, поработил Армению и Иверию. Находясь в Иверии, Хозрой II велел снять кресты с церквей. При столь плачевном состоянии иверского народа царь Гурген 265 умер, /125r/ оставив преемником царства сына своего Стефаноза.

§ 79.

По смерти отца своего Гургена 266, Стефаноз 267, страшась Хозроя, не называл себя царем, а правителем Иверии, ибо Хозрой, овладев сею страною, утвердил в ней свое властительство сими воинскими распоряжениями: он поставил полководца своего Арванда генерал-губернатором в Тифлисе и в других иверских крепостях определил комендантами персиян. Немалое число войск находились под начальством сих чиновников 268, которые /125v/ утесняли народ хищничеством и насилиями. В сие время был мучим за Христа Ефстафий Мцхетский, — о коем пишется в Житиях иверских святых, — который прежде был персиянином, но, переселившись в Иверию, отверг идолопоклонство и принял православную веру, соблюдение которой запечатлел мученическою смертью.

Бедствия, претерпеваемые иверцами, могли прекращены быть преобращением дел Восточной империи, но правитель Стефаноз обратил благоприятный случай его видам во вред иверцам. По /126r/ низвержении Фоки, Гераклий, сделавшись, восточным императором, ополчился против персиян, поразил их всюду, изгнал из пределов своей империи, возвратил все города и страны, отторгнутые ими во время Фоки, овладел Армениею, вступил в Иверию и предложил правителю Стефанозу 269 быть подвластным Восточной империи. Стефаноз, страшась персидского царя Хозроя, оказал сопротивление воле императора. Раздраженный сим, Гераклий приступил к Тифлису. Стефаноз вышел против его с войсками, но в сражении лишился жизни и /126v/ Тифлис был взят греками.

Овладев столицею Иверского царства, император Гераклий изыскивал средства для утверждения могущества своего над сею покоренною им страною. В пределах Иверии [93] он основал город Гори, и построил при оном крепость (622) 270, в которой, по приказанию его, поставлены были все воинские потребности и казна.

В сие время явился Магомед. При возмущениях в Азии, Персия была раздираема внутренними мятежами. Шир, сын Хозроя. — Анкетилем называемый Сирой, — убив своего брата и потом отца своего /127r/ Хозроя, овладел Персиею. Он заключил с императором Гераклием мир и возвратил ему чудотворный крест, похищенный Хозроем из Иерусалима. В 14 день сентября месяца оный принесен был к Гераклию и сей день доныне ознаменовывается празднованием Воздвижения честного креста.

Прервав неприятельские действия с персами, император Гераклий вышел из пределов Иверии, а дабы иметь влияние на политические ее расположения, он поставил правителем сей страны Адранасия, правнука царя Бакура.

/127v/ § 80.

Правитель Адранасий 271 скоро был утеснен персиянами. Но возмущения, происшедшие в Персии, доставили иверцам средства к возвращению независимости от властительства персидских владетелей. Ардашир, которого европейские историки называют Ардерером, наследовал Ширу в правлении Персидским царством. Но Себараз, персидский полководец, произвел мятеж, умертвил молодого царя Ардашира и сам начал властвовать в Персии. Вельможи персидские не могли терпеть, чтоб равный им сделался повелителем над ними /128r/ и, низвергнув похитителя престола, возвели на оной Издигерда II, брата царя Шира, о чем и Анкетиль упоминает. В сие время сарацины начали опустошать персидские владения. Посреди таковых смятений, обременивших Персидское царство, Иверия сделалась независимою от персиян и в гражданском ее устройстве беспрепятственно [был] восстановлен порядок.

§ 81.

При столь благоприятных событиях для иверского народа сделался правителем оного Стефаноз III. Хотя Иверия не подлежала тогда властительству персидских владетелей, однако Стефаноз /128v/ еще страшился жестоких утеснений, каковым [94] могли подвергнуться иверцы по свирепости сих чужеземцев. Он не называл себя царем, управляя народам. В его времена Иверия наслаждалась спокойствием. Окрестные народы уважали Стефаноза за правосудное соблюдение взаимных выгод, а внутреннее устройство утверждено было любовью его подданных. Персияне, сколько ни были алчны к опустошениям Иверии, в которой они находили обильные плоды причиняемых ими насилий и неистовств, были тогда обременены внутренними возмущениями и подверглись сами утеснениям /129r/ сарацин, которые, по свирепым внушениям лжепророка Магомеда, распространяясь в близкие страны к Аравии, покоряли 272 все тиранской своей власти, одушевляемой мятежною их религиею. Таким образом, иверцы, избавившись от жестоких неприятелей, каковыми всегда были для них персияне, начали забывать претерпенные ими угнетения и день от дня умножали средства к утверждению общего благосостояния, чему Стефаноз споспешествовал ревностнейшими своими попечениями, и посреди толико полезных занятий скончался, оставив преемником по себе сына своего Мира.

/129v/ § 82.

Мир, приняв правление над народом, назвал себя царем, ибо он не усматривал никаковой от сего опасности. Между тем, как царь Мир 273 старался совершить начатое отцом его Стефанозом [дело] к утверждению благосостояния иверского народа, Мурван 274 Глухой, Магомедов родственник, приступил с войсками к пределам Иверии. Сей свирепый араб, находясь генерал-губернатором в Месопотамии, воспользовался междоусобными смятениями своих соотечественников, которые, убив калифа своего Валида, поставили на место его Эзида. /130r/ Но как сей скоро умер от моровой заразы, то брат его Ибраг[и]м объявил себя калифом и, для утверждения своего в сем достоинстве, содержал при себе детей Валидовых под твердым присмотром, Мурван 275 Глухой, дабы успеть в замышляемом домогательстве своем калифского властительства, объявил себя опекуном сих Валидовых детей. Его намерение заключалось в том, чтоб Ибрагим лишил их жизни, как своих соперников, что и случилось: Ибра[г]им предал сих несчастных сирот жестокой смерти для уничтожения причины раздоров с Мурваном 276. Но сей хитрый злоумышленник [95] не так /130v/ думал. Он вооружился на Ибра[г]има, как на убийцу законных наследников калифства, вступил в сражение с убийцею, рассеял его войска, уловил его в плен, отравил его ядом и сделался сам калифом, по истреблении хитрым образом законных оного наследников. Укротив мятежи между грабами, он овладел Армениею и угрожает порабощением Иверии, к пределам которой, как упомянуто, он приблизился 277. Царь Мир не мог оказать сопротивления сему кровожаждущему арабу и удалился в Колхиду для изыскания способов к охранению своих владений, /131r/ от совершенной гибели. Мурван 278 вступил в Иверию, опустошил города и села и предал иверцев, не успевших сокрыться, жестоким насилиям и убийствам. Не утолив лютости своей сими жертвами, он идет в места, где находился царь Мир с немалочисленными силами, собранными для спасения отечества.

По вступлении в Имеретию, передовые арабские войска были побеждены имеретинцами под предводительством имеретинских князей Давида и Константина Аргветских. Но поражая мужественно неприятелей, сии защитники /131v/ отечества были уловлены арабами в плем. Мурван 279, удивленный их неустрашимостью, предложил, чтобы Давид и Константин приняли магометанский закон и, за презрение его увещаний, предал их мученической смерти. С непоколебимою твердостью духа сии благочестивые князья претерпели жестокость тирана. Как явствует в Житии святых иверских, они запечатлели усердным пролитием крови своей одушевляющую их веру во Христа Спасителя и, всегда подкрепляясь ее внушения- ми, оказали незабвенные подвиги в /132r/ защищении своего отечества от жестоких неприятелей. Сии святые мученики 280 похоронены близ города Кутайса и грузинская церковь торжественно празднует память их во второй день октября месяца. Мурван, пришедши в Колхиду, поставил стан свой на берегах реки Тавквери. Царь Мир, или отчаянием побужденный, или обнадеженный удобным местоположением и неосторожностью неприятеля, вступил в сражение с Мурваном и рассеял арабов, но сам был тогда жестоко ранен. Мурван собрал рассеянные свои войска, но претерпел /132v/ новые потери от непредвидимого разлития реки Тавквери, потопившей его стан во время ночи. С сего времени река Тавквери получила название Цхенис-цкали 281 (Река Лошадиная), ибо при большей [96] части арабских войск погибло множество лошадей их от случившегося тогда наводнения. Сим случаем приведены были силы Мурвана в крайнее ослабление. Он немедленно возвратился в Дамаск. Жители сего города возмутились против его насилий. Тиран удалился в Египет и там [был] убит.

Историки повествуют, что сей свирепый араб, находясь в христианских /133r/ странах, вошел по любопытству в женский монастырь и, пленившись красотою одной монахини, сделал ей срамное предложение. Прекрасная и благочестивая отшельница, дабы избежать насилий дерзкого 282 тирана, изъяснилась ему, что она искусна в составлении некоторой мази, которая делает человеческое тело невредимым от ударов сабли. Мурван, укротяся в своей похоти, приказал монахине сделать опыт. Юная отшельница, пред глазами Мурвана намазав себе шею, преклоняется пред ним, чтоб он сам испытал ударом сабли /133v/ силу ее мази. Мурван с сильным размахом руки ударяет ее по шее мечом и отсекает ей голову. Таким образом, благочестивая отшельница избавила себя от посрамления своею смертью и постыдила гордого и глупого тирана.

Греческий император Константин, узнав о победах иверского царя Мира над арабами, прислал ему корону и царские регалии и в приветственном своем письме наименовал его ревностнейшим охранителем христианства. Но царь Мир скоро умер, оставив по себе преемником брата своего Арчила.

/134r/ § 83.

Видя владение свое опустошенным арабами, вторгнувшимися в Иверию под властительством Мурвана Глухого, царь Арчил прилагал всевозможные старания о восстановлении благоденствия своих подданных. Разрушенные города и сожженные села были построены вновь общими народными пожертвованиями. Земледельцы под кротким правлением Арчила поправили свое состояние беспрепятственными своими занятиями при уменьшении податей, собираемых с оной части общества. Ремесленники начали успешно и с великими /134v/ выгодами упражняться в своих работах. Занимавшиеся торговлею нашли все способы к обретению собственной своей пользы, умножая общую.

Кратко с Арчилом царствовали правосудие, благочестие, милосердие [и] благоденствие; но сии только счастливые времена для Иверии обращены были в плачевные калифом Абзлабасом. Сей калиф послал полководца своего Чумгум-Асима [97] с многочисленными войсками для опустошения Армении. Чумгум-Асим, называемый у европейских историков Мосеймом, при своей свирепости удовлетворил /135r/ алчность своего властителя и, по разорении Армении, приступил к пределам Иверского царства. С пагубными умыслами он вступил с царем Арчилом в переговоры: хитрым образом привлек его в свой стан и предложил ему принять магометанское вероисповедание. Но как царь Арчил с негодованием презрел Магомеда и закон его, то Чумгум-Асим предал его жесточайшим мучениям и смерти, опустошил Иверию и возвратился к калифу. Грузинская церковь в двадцатый день марта торжественно празднует память святого Арчила, /135v/ претерпевшего мученическую смерть за Христа Спасителя.

§ 84.

По удалении арабов от Иверии возникли другие ужасные утеснения оной страны. Хазары, туркменцы и гунны, перешед чрез ущелья Кавказских гор, овладели Ивериею и Армениею. Устрашась сих неприятелей, сыны царя Арчила Иоанн и Дшуаншер удалились в Колхиду. Ни один из них не осмелился назвать себя царем и старший принял только титло правителя.

Царь Хазарский, /136r/ хакан, для большего утверждения власти своей над иверцами, послал к Иоанну и Джуаншеру 283 полководца своего Булучана с предложениями о заключении мира и о желании его вступить в брак с их сестрою Шушаною. Они согласились быть с неприятелем в мирных сношениях, дабы облегчить сим участь своего народа, и не воспротивились тому, чтоб сестра их Шушана была его женою. Но между сими совещаниями воспоследовало жалостное приключение. Шушана, в то самое время, когда назначено было отправиться ей к хазарскому царю, прекратила жизнь свою ядом, дабы не быть /136v/ в супружестве с утеснителем ее отечества. Узнав о сем, царь хазарский пришел в бешенство, потребовал к себе Булучана, велел привязать его к конскому хвосту и умертвить, влача по каменистым местам. Дети царя Арчила, боясь чтоб поступок сестры их не вовлек их в погибель, изыскивали средств к укрощению гнева в неприятеле и младший из них Джуаншер прибыл к нему для переговоров. Царь хазарский принял Джуаншера с отличными, почестями, обещал оставить их в покое и /137r/ отпустил его с великими дарами.

В скором времени после сего воспоследовали перемены в состоянии иверского народа. Калиф Алманзор, узнав о притеснениях 284, [98] претерпеваемых иверцами и армянами от хазаров 285, пришел с многочисленными войсками и изгнал их из Иверии и Армении. Но хазары 286, убегая из сих стран, разорили Тифлис. Алманзор поправил разрушенные ими части сего столичного города и возвратился в свои владения, нимало не притеснив иверцев. Удовлетворенное славолюбие было пределом его замыслов. Но когда он /137v/ начал строить город Багдад, — как упоминает аббат Милот — тогда иверцы испытали всю жестокость сего арабского властителя: народ был обременен величайшею данью 287, увлечены сокровища из церквей и сняты с оных кресты. Смертью сего тирана не прекратились бедствия иверцов. Сын его Могади, сделавшись калифом, прислал в Тифлис одного из своих полководцев быть правителем Иверии. В сие время претерпел мученическую смерть Або Сарацин, обратившийся в христианство и имевший жительство в Иверии. Присланный от Могада /138r/ губернатор велел умертвить его в жесточайших мучениях за презрение магометанства и за непреоборимое соблюдение христианского вероисповедания. В Истории грузинских святых повествуется, что над телом сего страдальца сниз[о]шла с небес блистающая звезда. На сие чудесное явление не только иверцы, но и все сарацины 288, находившиеся тогда в Тифлисе, и сам губернатор, зверский убийца святого Або, смотрели с великим ужасом. Грузинская церковь торжественно празднует /138v/ в седьмой день января память сего страдальца за православную веру, которого гробница находится близ самого Тифлисского моста, в Авлабаре 289.

§ 85.

По некотором времени калиф Могади объявил грекам войну и вступил в пределы их империи. Между сими народными смятениями Ашот Багратион, бывший в Константинополе куратпалатом, объявил себя иверским царем, прибыл в Иверию, изгнал и[з] сей страны сарацинов, овладел половиною /139r/ Армении и наказал кахетинского дука Георгия за неповиновение его власти.

Могади, победив греков, заключил мир с императрицею Ириною и в договорах поста[но]влено было, чтоб императрица каждый год присылала калифу 70000 златниц. Возвращаясь в свои владения, он послал полководца своего Халила, Езидова сына, против царя Ашота. Халил с многочисленными войсками вступил в Иверию и все, что ни встречал, предавал [99] огню и мечу. Царь Ашот /139v/ противостал сему опустошителю Иверии, но был побежден и удалился в Артануджи 290. В сам месте окружили его арабы. Несчастный царь сокрылся в церкви святых апостол Петра и Павла, но был найден неприятелями и, по приказанию Халила, умерщвлен в самом алтаре. После таковых злодейств Халил, оставив Али-Шуаба 291 губернатором в Тифлисе, возвратился в Багдад.

Смерть царя Ашота возбудила мстительность в иверцах. Они вооружились против сарацин 292, оставленных /140r/ Халилом, и избрали правителем Самуила Данаура. Калиф Могади, узнав о волнениях в Иверии, послал того же Халила для укрощения иверцев. Сей свирепый исполнитель воли кровожаждущего тирана, обременив жесточайшими утеснениями народ, защищающий права свои, переменил начальников над войсками, находившимися в Иверии, поставил в Тифлисе губернатором Амир-Асана и возвратился к калифу.

По некотором времени иверский народ во[с]стал с большею ожесточенностью против сарацин. /140v/ Для усмирения таковых смятений Могади еще послал Халила, но сей в сражении с иверцами, происшед[ш]ем в Гардебане, был побежден и убит. Раздраженный калиф дал приказание сыну Халилову Магомеду поспешить в Иверию с многочисленными войсками, предполагая, что он в отмщение за смерть отца своего поступит с возмущающимся народом жесточе, нежели кто-либо другой. Уже Магомед вступает в пределы Иверии. Жители городов и селений, устрашенные близкими 293 бедствиями, удалились в /141r/ Кавказские горы. Но сын Ашота Баграт вышел на встречу калифскому полководцу и бестрепетно изъявил ему свою покорность, которою укрощено было жестокосердие Магомеда и он признал Баграта иверским царем.

§ 86.

Свойства Магомеда, укрощенного благоразумною предусмотрительностью царя Баграта, произвели то, что сарацины вышли из Иверии, при всей алчности своей к грабежам и опустошениям. Иверцы, освободившись от жестокого властительства сих чужеземцев, обрели в /141v/ добродетелях царя Баграта все истинные средства быть счастливыми. По восстановлении гражданского устройства, разрушенного сарацинами, царь Баграт прилагал всевозможные старания о распространении народной промышленности и в тишине, водворенной кроткими его качествами, наслаждался плодами ревностных [100] своих попечении о благоденствии своих подданных. Но спокойствие иверцов было возмущено еще сарацинами. Калиф Ал-Муса, — как повествуют армянские историки /142r/ Кирьякоз, Вартан и Самуил, — узнав о возмущении армян против жестокого его властительства, послал полководца своего Бугу с многочисленными войсками для наказания упорности армянского народа. Сей, вступив в пределы Армении, учинил неизъяснимые притеснения, опустошил села и города, разграбил церкви, покусился на истребление христианской веры и умертвил в мучениях весьма великое число людей, которые показали себя непреодолимыми блюсти/142v/телями христианского закона.

После таковых жестокостей, Буга пришел в Иверию и начал утеснения свои осадою Тифлиса. Царь Баграт, дабы предотвратить 294 бедствия своих подданных, вступил в переговоры с сарацинским полководцем и отдал в его распоряжение свой столичный город. Буга удовольствовался сим пожертвованием и удержал войска свои от грабежей и расхищений, каковых страшились иверцы. Находясь в Тифлисе, он послал гордые повеления к окрестным народам, чтоб правители /143r/ оных явились к нему с изъявлением покорности. Абхазский дукс Феодосий, собрав горские и колхидские войска, воспротивился требованиям сего надменного сарацина. Буга наказание упорного и презревшего власть его поручил царю Баграту, который, победив Феодосия, покорил Абхазию и Колхиду. Обрадованный сим, сарацинский полководец благодарил царя от имени калифа и потом, вступив в Арагви, поставил стан свой в Чартале с твердым намерением овладеть Арагвскою областью. Но мужество жителей /143v/ оной 295 и зимнее время воспрепятствовали его замыслам. Он отступил с великою потерею своих войск и решился провести зиму в Барде. В сих местах уловил он иверского князя Константина и предложил ему обратиться в магометанское вероисповедание. Истинный христианин пренебрег обольщения сарацина и, по приказанию ожесточенного тирана, послан [был] в Багдад, где несчастный, но уповающий удостоиться небесных благ, претерпел мучени/144r/ческую смерть за православную веру.

Из Барды Буга пошел за Дербент, устрашил гуннов, хазаров 296 и другие народы, заключил с ними мир и, взяв триста семей в заложничество, поселил оные в Шамкоре. Переходя с войсками из провинции в провинцию, он еще вывел три тысячи семей из Кавказских областей и основал жилища оных [101] в Дманисе 297. Калифу показались противными распоряжения Буга и на место его был прислан из Багдада генерал-губернатором в Иверию Магомед, сын Халила.

/144v/ По вступлении сарацин в Иверию под начальством Буга, царь Баграт имел во власти своей внутреннее устройство своих владений, но, по прибытии Магомеда, он был лишен всего, кроме царского титула и скоро умер.

§ 87.

По смерти Баграта сарацины не воспрепятствовали быть царем в Иверии сыну его Давиду. Почитая правилом для себя дела отца своего, царь Давид старался облегчить участь своих подданных миролюбивыми сношениями с чужезем/145r/ными властителями, от которых Иверия не могла освободиться. Но абхазский дукс Георгий признал слабостью и малодушием кроткие его качества, отрекся быть у него в зависимости и вступил с войсками в Карталию. Сие возмущение имело бы пагубные последствия, но дукс Георгий скоро умер и сим разрушились его замыслы. Жена его еще хотела действовать, но виды ее ограничены были внутренними в Абхазии смятениями. Она заключила в крепость родственника своего Баграта, дабы успеть в своих намере/145v/ниях. Но сей нашел способ возвратить себе свободу и потом удалился в Константинополь под защиту императора Никифора. В сие время сделался в Абхазии дуксом Иона, сын Георгиев.

Царь Давид, прекратив волнения абхазского народа, ни с кем не имел раздоров до самой своей кончины и иверцы, по претерпении жестоких утеснений от лютости сарацинов, находили счастье свое в его добродетелях.

§ 88.

По смерти Давида был поставлен царем в Иверии сын его Адранос. /146r/ При всех мирных свойствах, сей царь принужден был действовать оружием для укрощения мятежей, возникшим в Абхазии и потом проникших в Иверию. Князь абхазский Баграт, удалившийся в Константинополь, возвратился в Абхазию с греческими войсками, данными ему от императора Никифора, и с помощью оных победил и лишил жизни Адраноса, абхазского дукса, сына Ионы. Таким образом, усилившись в Абхазии и, вступив в союз с колхидским князем Нерсе 298, /146v/ он дерзнул неприятельски действовать против царя Адраноса, у которого надлежало ему быть в зависимости. [102] Мятежники Баграт и Нерсе, собрав Кавказские войска, овладели Имеретией, потом перешли чрез горы, отделяющие сию страну от Иверии, и на реке Куре вступили в сражение с царем Адраносом. Но потерпели поражение от иверцев и князь Нерсе был уловлен в плен и убит.

В сии времена Азия испытала могущество калифа Аорона-аль-Рашида. Сей повелитель /147r/ столь многих народов, вступив в Каппадокию, овладел городом Тианом, победил греков, утеснил осадою Ираклию и принудил греческого императора купить мир за великое количество золота.

Устроив все азийские народы, Аарон-аль-Рашид разделил владения свои детям своим. Старшему сыну своему Амину он отдал Сирию, Ирак 299, Аравию, Египет, Месопотамию и Мидию; второй — Монин или Амин — получил в управление Персию, Караманию и Хоразан; третьего — Казана он сделал /147v/ обладателем Армении, Черкезии 300 и других Кавказских областей.

Жестокие бедствия претерпели армяне и иверцы от Амира Араба, посланного от Казани генерал-губернатором к сим народам. Опустошив Армению, Амир пришел с войсками 301 в Тифлис, овладел крепостями Бочормою и У[д]жармою, построенными на реке Ире, поставил в Кахетии дуксом князя Кирьяна, обратился в Саатабаго, опустошил сию область, взял приступом крепость Квели и предал мучени/148r/ческой смерти за веру иверского князя Михаила, Гоброном называемого, и сто тридцать благородных. Грузинская церковь празднует память сих страдальцев в 17 день ноября месяца.

В таких смятениях протекло время царствования Адраноса, коего преемником был сын его Сумбат.

§ 89.

Мужество и благоразумие были свойствами царя Сумбата. Между тем, как сарацины производили войну с греческим императором Феофилом, царь Сумбат привел в устройство внутреннее /148v/ состояние Иверии. А как сарацины ослабели в местах, прилежащих к Армении, то он предпринял покорить некоторую часть сей страны. Его намерения исполнены [были] утешно и, по вступлении в Армению, он овладел городом Аною. Но во время его отсутствия дукс абхазский Георгий произвел возмущения в недрах Иверии. Усмотрев, что царь находится в отдаленности от своих владений, он умыслил поработить Карталию и Кахетию и утеснить кахетинского дукса [103] Квирика, ибо сей со возможными /149r/ своими силами не мог воспротивиться сему неприятелю, и мятежи распространились во всей Иверии.

Царь Сумбат немедленно оставил Армению и, возвратясь, прекратил возмущения в своих владениях. Он до кончины своей управлял Ивериею бодрственно и правосудно и сие самое почитал основанием народного счастия.

§ 90.

По смерти Сумбата возведен на престол сын его Баграт. Иверцы называют сего царя Глупым. Неизвестно, безрассудные ли предприятия или постыдная не/149v/деятельность доставили ему сие отличное наименование.

Царь Баграт, устрашась сарацинов, оставил притязания свои на завоевания, учиненные отцом его в Армении. Однако сим поступком он не заслуживает порицания, ибо сарацины, рассеяв тогда войска императора Феофила, усилились, как прежде, в местах близких 302 к Армении.

Может быть, Баграт не был столько мужествен и неустрашим, как отец его Сумбат, но грузинские летописцы приписывают ему особенно склонность к экономии.

/150r/ § 91.

По смерти Баграта царствовал в Иверии внук его Баграт. Хотя преемником престола быть имел законное право сын его Гурген, но сей принужден был уступить корону своему сыну. Связи родства с абхазским 303 дуксом Георгием были причиною такой перемены в наследии царства. Народы, живущие в Абхазии и Колхиде, часто производили возмущения против иверских царей и, узнав о смерти царя Баграта, объявили сыну его Гургену, что они не будут ему повиноваться, /150v/ если он примет иверский престол. И единственным средством к прекращению раздоров представили то, чтоб он уступил корону сыну своему Баграту, который был племянником абхазского дукса Георгия. Лестно было Гургену быть царем и по законным правам, но он предпочел спокойствие народов своему возвышению, — отрекся от престола, признал царем сына своего Баграта и, во время его малолетства управлял Ивериею кротко и правосудно.

По смерти отца своего /151r/ Баграт вступил сам в правление своими владениями и наказал кахетинского дукса Давида, который по безрассудному своему упорству не хотел отдать [104] царю одной крепости. Неусыпные старания царя Баграта о благе своих подданных привели Иверию в цветущее состояние. Увидев богатство и силы своего народа, он предпринял овладеть Армениею. Под его предводительством многочисленные иверские войска приступили к пределам сей страны. Но узнав, что греческий император Михаил, Феофилов сын, побежден сарацинами, /151v/ царь Баграт оставил 304 свои предприятия и возвратился в Иверию для защищения собственных своих владений, если сарацины обратятся к прежним своим насилиям, какими многократно была обременяема Иверия.

Ранский дукс Фадлон, по мечтательным своим видам, отрекся быть у него в зависимости, но за дерзость свою понес достойное наказание. Мужеством, благоразумием и прозорливостию царя Баграта столько возвысились силы иверского народа, что все страны, лежащие между Черным и Каспийским морями /152r/ во времена его присовокупились к Иверскому царству. Распространив и устроив свои владения, царь Баграт скончался, по исполнении намерений, принятых им о утверждении счастья своих подданных.

§ 92.

Посреди сего благоденствия иверцы возвели на престол Георгия, Багратова сына. Царь Георгий имел пред глазами своими пример добродетелей отца своего и, следуя оному, начал управлять Ивериею безмятежно. Но раздоры сарацинов с греками вовлекли его в возмущения, которых он не мог /152v/ избегнуть при миролюбивых своих намерениях. Между калифом Магомедом 305 и императором Василием воспламенилась война. К умножению сил своих, император обратился к царю Георгию с убеждениями, чтоб он вступил в неприятельские действия с сарацинами. Сколько ни были противны иверцам сии возмутители 306 Азии, однако царь Георгий не согласился содействовать грекам, предпочитая сомнительным выгодам от народных раздоров мирное состояние своих подданных. Император Василий, /153r/ преодолев сарацинов, изгнал их из восточных своих провинций и освободил Армению от жестокого порабощения, в какое сия страна была повержена насилиями последователей Магомеда. Потом, раздраженный отказом царя Георгия, приступил к пределам Иверии, в намерении сделать сию страну жертвою своего гнева. [105]

Дабы воспрепятствовать грекам, царь Георгий немедленно собрал войска и в первом сражении рассеял неприятелей.

Но когда сам император обратился против его со всеми /153v/ своими силами, тогда царь Георгий, усмотрев себя окруженным многочисленностью греков, принужден был отступить и претерпел поражение от императора в Триалете. После такой потери иверцы страшились жестоких утеснений от раздраженных греков. Но император преклонился к заключению мира и вышел из Иверии с войсками, взяв в заложники царского сына Баграта, которого он возвратил через два года. Во времена царя Георгия князь кахетинский /154r/ Ил[л]арион Вачна[д]зе прославился святостью дел своих и чудотворениями. Исполненный ревностнейшим благочестием, сей муж удалился из своего отечества в Иерусалим, а из сего града перешел в Афонские горы, а потом в Фессалоник, где и скончался по святом совершении поприща своей добродетельной жизни. По повелению императора Василия, как повествуется в Житии грузинских святых, тело благочестивого Ил[л]ариона перенесено в Константинополь и на том /154v/ месте, где оно поставлено, сооружен был монастырь, называемый Романом. Грузинская церковь празднует память сего святого в 19 день ноября месяца.

Мирное царствование Георгия возмущено было необузданностью некоторых Саатабегских 307 вельмож, которые, удалившись к императору Константину Багрянородному, ухищрениями своими домогались того, чтоб низвергнуть Георгия с престола. Император, по внушениям окружавших его, дал /155r/ мятежникам войска. Прибыв в Иверию, возмутители спокойствия своего отечества овладели с помощию греков Саатабегом и Триалетом и дошли до Калдекнарии, отстоящего на 80 верст от Тифлиса. В то время царь Георгий был уже обременен старостью. Однако он нимало не устрашился неприятелей, собрал войска, принял начальство над оными сам, победил греков и изгнал их из Иверии. Мятежники исчезли и бодрственностию царя восстановлены [были] тишина и спокойствие.

/155v/ Скоро после сего последовала кончина царя Георгия и сын его Баграт возведен [был] на престол Иверии.

§ 93.

Греческий император Никифор Фока, начав войну против сарацинов, призвал царя Баграта и армян в содействие к обузданию врагов христианства. С помощью сих союзников, [106] император, во многих сражениях победив калифа Мотти, стеснил сарацинов. Война окончена 308 [была] по произволению победителей и царь /156r/ Баграт с великими добычами, к которым присовокуплены были многочисленные дары от императора, возвратился в свои владения. Но во время его отсутствия дукс ган[д]зинский Падлон произвел возмущение внутри Иверии. Сколь ни были велики ухищрения сего мятежника, но царь Баграт в скором времени укротил волнения обольщенных Падлоном и, приведя все в благоустройство, управлял Ивериею кротко и правосудно.

При всей благонамерен/156v/ности, каковую усматривали в делах царя Баграта, император Роман, которого грузинские летописатели называют, Аргиропулом, показал себя против его крайне раздраженным. Дабы предотвратить 309 пагубные следствия сего гнева, царь Баграт послал в Константинополь мать свою, царицу Марию 310. Император принял ее благосклонно, по ее просьбам, вступил в мирные сношения с царем Багратом и отдал ему в супружество племянницу /157r/ свою Елену, как повествуют Греческие хронографы.

Чрез два года скончалась царица Елена и царь Баграт вступил в брак с Бореною, осетинскою княжною, от которой родившийся сын Георгий был преемникам Иверского царства по смерти Баграта.

§ 94.

Жесточайшие бедствия претерпела Иверия в царствование Георгия. В сии времена Тургул-бей, турецкий предводитель, овладев Персиею, приступил к пределам Восточной империи. Император /157v/ Михаил Пафлагонянин послал войска против возмутителя народов и просил иверского царя и армян о помощи к отражению общего неприятеля. Без отлагательств времени, вооруженные иверцы и армяне достигли Карна (Азрума) и там, соединившись с греками, противостали Тургул-бею. Турки с свирепостью устремлялись на иверцев, стоявших в близком 311 расстоянии от их стана, но во всех сражениях были рассеваемы и обращаемы в бегство. Такие /158r/ успехи иверцев в поражении неприятелей произвели в греках зависть, что слава побед относилась к одним их союзникам. Они, отделясь от иверцев, отступили во внутренние свои провинции.

Тургул-бей, узнав о таких раздорах, обратился со всеми силами своими на иверцов, оставленных греками, одержал над ними победу и взял в плен полководца их Липарита Орбелиана. [107] Ускоряя свои движения, он опустошил Армению, вступил в иверские земли, овладел городами Ахалцихом, Ахалкалаком и Самш/158v/вильдою 312 и четырнадцать тысяч иверцев остались в рабстве у турков. Будучи в юных летах, царь Георгий не мог оказать сопротивления столь сильному неприятелю и, к предотвращению 313 совершенного разорения своих владений, просил Тургул-бея о мире. Султан, насыщенный жертвами своей лютости, заключил мир и взял в жену себе двоюродную сестру царя Георгия.

По удалении турков от пределов Иверии, царь Георгий употребил всевозможные свои старания /159r/ о поправлении разоренного неприятелями. Но между тем, как иверцы, приходя день от дня в лучшее состояние, начали забывать претерпенные ими утеснения от Тургул-бея, готовились для них новые бедствия. После сего султана принял власть над турками племянник его Алп-Фарслан. Предприимчивость, мужество, предусмотрительность доставили ему знаменитую победу над греками и в столь ужасном сражении сам император Роман IV /159v/, называемый Диогеном, был взят / в плен. Когда представили его Алп-Фарслаяу, то султан 314 спросил пленника: “Как поступил бы ты со мною, если бы меня уловил в плен?” “Я бы подверг тебя жесточайшей смерти”, — отвечал император. “Но я, — возразил султан, — не поступлю с тобою столь свирепо и дарую тебе свободу, соображаясь с законом вашего Иисуса Христа”.

Император возвратился в Констан[т]инополь, а Алп-Фарслан, опустошив Армению, вступил в пределы Иверии. Царь Георгий, устрашась сего завоевателя, сокрылся в Кавказских горах. /160r/ Султан, не находя нималого сопротивления от иверцов, послал полководца своего Джакуса для порабощения Карталии и Имеретии. Жители сих областей с покорностью преклонились под иго чужеземцев. Но свирепость турков не могла быть сим укрощена. Опустошения и хищничества обременили Карталию и Имеретию. Но дукс кахетинский Агсартан, приняв магометанский закон, вступил с султаном в благоприятные сношения и сим избавил Кахетию от предстоящих бедствий. По таковом опусто/160v/шении Иверского царства Алп-Фарслан возвратился в Персию и скоро умер. Царь Георгий, избавившись от лютости турков, видел свои владения поверженными в ужаснейшие бедствия, которых началом было действие природы. В течение целого года продолжалось тогда повсеместное в Иверии землетрясение с [108] столь сильными напряжениями, что не только огромные здания, церкви, и крепости разрушились, но во многих местах горы и скалы разверзлись. Грузинские летописцы упоминают, что два и три раза в месяц /161r/ возрождались 315 такие сотрясения земли в пределах иверских владений. В скором времени по прекращении сих бедственных происшествий царь Георгий умер и на престол иверский возведен был сын его Давыд.

§ 95.

В имеретинском монастыре, называемом Гелате, возложена [была] корона на царя Давыда, ибо иверских царей иногда короновали в Мцхете, а иногда в Гелате. Иверия, разоренная Тургул-беем, опустошенная Алп-Фарсланом и разрушен/161v/ная землетрясением, не могла приведена быть скоро в устроенное состояние и царь Давид, будучи в самых юных летах, еще не мог употребить в действие способностей, которыми одарила его природа. Но иверцы, видя раскрывающимися изящные качества юного их царя, исполнены были надеждою, что все претерпенные ими бедствия сокроются в забвении, когда царь достигнет совершенных лет. События показали сколь основательна была надежда народа. Но прежде совершения оной иверцы обременены были ужасней/162r/шими 316 свирепостями турков.

Мелик-шах, сделавшись обладателем по смерти Алп-Фарслана, вступил 317 в Иверию с многочисленными войсками и истребил все, что ни встречала его лютость. Овладев крепостью Самшвильде и столичным городом Тифлисом, сей свирепый турок, для продовольствия многочисленной толпы подвластных ему хищников и грабителей, преобратил в пустыню владения иверских царей. По истреблении всего, что оставалось от насильственных расхищений Тургул-бея и Алп-Фарслана, /162v/ Мелик-шах вышел из Иверии, оставив часть войск своих в Самшвильде и Тифлисе.

Между тем, как иверцы страдали в толь жестоком порабощении, царь Давид достиг совершенных лет и, скрываясь в безопасных местах от свирепых неприятелей, нашел в достохвальных своих качествах способы к облегчению бедственной участи своих подданных. Благоразумие, проницательность, мужество и щедрость, изящные его свойства ободрили иверцев, поверженных в отчаяние. Он, собрав войска из рассеян/163r/ного своего народа и предводительствуя оными благоразумно и неустрашимо, изгнал турков из пределов Иверии. [109]

Мелик-шах, узнав о потерях, претерпенных турками, оставленными в иверских владениях, послал полководца своего Саранга с двумястами тысяч войск для истребления иверского народа. С неизъяснимым остервенением и зверскою мстительностью турки под начальством Саранга приступили к пределам Иверии, но царь Давид бестрепетно противостал сим /163v/ многочисленным неприятелям. В сражении, в котором любовь к отечеству употребила все усилия свои для преодоления алчности к завоеваниям, турки претерпели величайшую потерю и, быв рассеяны, обратились в бегство. Таким образом, царь Давид спас Иверию от конечной гибели. Но Мелик-шах, раздраженный неудачею Саранга и сопротивлением иверцев, вознамерился идти немедленно сам на подкрепление побежденным. Смерть пресекла его умыслы, а завещание его /164r/ — быть по нем младшему сыну его Магомеду наследником турецких владений — произвело междуусобные волнения в народах, им покоренных. Ни один из старших 318 сынов сего султана не хотел повиноваться младшему своему брату.

Во время таких возмущений великое число турков, прибегших в Иверию с своими семействами, поселились по берегам рек Куры 319, Иоры и Алазани. Сии пришельцы начали хищничеством и разбоями беспокоить иверцев. Но царь Давид, при всем истощении сил /164v/ своего народа, претерпевшего ужасные бедствия и умалившегося от столь частых смятений, еще в бодрственности своей нашел способы к охранение своих владений, истребил большую часть чужеземцев, поселившихся в Иверии, и оставшихся изгнал устрашением.

Царь Давид, увидев себя в безопасности от иностранных владетелей, он употребил всевозможные старания о размножении своего народа и благонамеренность сего добродетельного царя была увенчана счастливейшим успехом. В продолжение /165r/ жизни его возобновлены разоренные города, на месте сожженных селений построены новые, земледелие, ремесла и торговля приведены в цветущее состояние по удивительном размножении граждан и поселян во всех частях Иверского царства. К равной пользе иверцев и соседних народов он овладел городами Карсом, Ереваном и Аною и был наименован иверским и армянским царем. После таковых его подвигов Черное и Каспийское моря соделались пределами его владений. Иверия ни одному из царей /165v/ своих не почитает себя обязанною, сколько сему Давиду.

Восстановив, распространив и укрепив Иверию, царь Давид скончался и погребен в монастыре Гелате. Грузинская [110] церковь 320, признав его святым за неутомимую попечительность о благе отечества, сопрягаемую с христианскими доблестями, торжественно празднует память его в 26 день января месяца. Народы, населяющие Иверию, именуя его Давидом Возобновителем, чтут благословенными его подвиги, /166r/ которые, проистекая от совокупных действий веры и разума, украшали престол Иверского царства и которые ясно показывают, что бодрственность царей, преоборующая 321 влечение случая, есть твердая ограда обществ и непоколебимое основание народного благоденствия.

§ 96.

По кончине Давида Возобновителя вступил на престол сын его Дмитрий. Попечительность о благе подданных, благоразумие в гражданском устройстве и неутоми/166v/мая бодрственность в охранении общественного спокойствия поселены были в душе его ревностным воспитанием и примерами добродетелей отца его, который и по смерти своей хотел содействовать благоденствию иверцев. Царь Дмитрий, соблюдая мир с своими соседями, увеличил силы своих владений до такой степени, что все окрестные народы страшились раздражать его нападениями на самые покровительствуемые им области. Он управлял Ивериею, как европейские народы, подвигнутые ревно/167r/стию к религии, приступили к Антиохии.

По видению одного священника, — как повествует аббат Милот, — обретено тогда в земле копье, которым прободены ребра Иисуса Христа, и сие событие послужило ободрением для утомленных воинов, пришедших в Азию из отдаленных стран Европы. Иверцы, утвержденные в православии, почти и доныне почитают несомнительным обретение сего копия в то самое время, как упоминают о сем европейские историки. Но армяне, в /167v/ опровержение сего события, представляют, будто сие копье до крестовых походов хранилось и доныне хранится в их монастыре Эчмиадзине 322, близ горы Араратской. Находившиеся в Иверии миссионеры Андрей, Филипп, Николай и Антоний утверждали, что они сами видели сие копье в Римской церкви святых апостолов Петра и Павла. И, если верить им, то сим ясно открыта несправедливость армян, ибо копье, обагренное кровью Спасителя, по биб/168r/лейской истории должно быть одно и храниться или в Риме или в Армении. Но время показало сомнительность мнения, принятого армянами. В 1799-м году 323 открылась смертоносная язва в городах [111] Тифлисе, Карсе и Баязете 324. Армяне, живущие в сих местах, послали особенных людей в Эчмиадзин 325 для испрошения священного копья, имеющего, по уверению их, такую силу, что надлежит только показать оное народу и смертоносная язва прекращается. В одно время посланы были /168v/ из Эчмиадзина 326 три копия в Тифлис, Карс и Баязет. По сему армяне имеют не одно, а три копия и, неизвестно, прекращается ли смертоносная язва показанием оных народу.

Волнения азийских народов, произведенные вступлением крестовых воинов, нимало не коснулись иверских владений. И царь Дмитрий, по долговременном, благотворном и кротком правлении скончался, оставив преемником своим Давида, старшего своего сына.

/169r/ § 97.

Царствование Давида продолжалось только шесть месяцев. По смерти его, сообразно правам наследия, надлежало вступить на престол сыну его Дмитрию. Но иверцы, по причине малолетства его, поставили царем Георгия, брата царя Давида.

Благоразумие, мужество, кротость и правосудие 327 украшали престол Иверии в царствование Георгия. Он владел всеми странами, лежащими между Черным и Каспийским морями. Города Ани 328 и Ериван 329 /169v/ были в его власти; армяне составляли часть его подданных. Мир, сохраняемый им с соседними владетелями, был основанием благоденствия иверцев и всех народов, которыми управлял царь Георгий.

Шариер, султан, владевший Персиею, обратил виды жадности своей на иверские владения. Алгус, полководец его, вступил в Армению с многочисленными войсками и овладел городом Аною. Царь Георгий ополчился для охранения своих подданных, победил Алгуса /170r/ и освободил город Ану от насилия кровожаждущих неприятелей. Во время Шариера персияне не вступали более в неприятельские действия с иверцами. Но Аслан, султан, которого армянские историки называют Кривошеим, а Анкитиль — Кили-Арсланом 330, окончив 331 успешно войну с греками, пришел к пределам Иверии с восьмьюдесятью тысячами войска для покорения сей страны под свое тиранское властительство. Царь Георгий, в твердом /170v/ намерении противостать неприятелю и уничтожить его пагубные [112] умыслы, немедленно собрал войска, бестрепетно обратился на персиян и рассеял их в сражении, которое описано армянским историком Михаилом Чамчианом. Кили-Арслан, претерпев поражение, возвратился в Персию с остатком рассеянных своих войск.

Преодолев внешних неприятелей, царь Георгий обратил все попечениясвои на устроение благоденствия иверцев внутри своих вла/171r/дений и на восстановление прочной тишины и спокойствия своих подданных. Но благонамеренность его встретила преграды. Племянник его Дмитрий, сын царя Давида, произвел возмущение в народе домогательствами престола, на который вступить по смерти отца его воспрепятствовало ему малолетство. Царь Георгий употребил все кроткие меры для примирения с своим племянником и, не имея детей мужского пола, объявил его своим преемником. Пагубные /171v/ злоумышления некоторых карталинских князей отклонили Дмитрия от приятия благодетельных и справедливых увещаний его дяди. Упорствуя в своих домогательствах, он вооружил немалое число людей в Карталии, Ахалцихе и Лезгинских областях и явным образом открыл свои умысли о низвержении с престола царя Георгия. Но возмутительные виды его уничтожены: он был побежден в сражении с царем Георгием, /172r/ удалился в крепость Лори и, при всевозможной обороне своей, был взят как возмутитель народного спокойствия и, за пагубные умыслы, лишен глаз. Грузинские летописатели повествуют; что царь Георгий с сердечным прискорбием произнес приговор казни, какой подвергся Дмитрий, и к столь жестокому поступку преклонен был единственно всеобщим негодованием иверцев против его племянника.

По укрощении внутренних мятежей, царь Георгий управлял Ивериею /172v/ в тишине и спокойствии и при кончине своей объявил преемницею престола дочь свою Тамару.

§ 98.

Тамара, вступив на престол и приняв корону в Мцхетском храме, оказала в правлении Ивериею бодрственность, свойственную государям героям 332. Мудрость, правосудие и кротость бли[с]тали в ее неутомимых стараниях о внутреннем благоустройстве иверских владений. Предусмотрительность, обширные соображения, непоко/173r/лебимость и правота были 333 основанием в предпринятом ею распространении Иверского царства. Весь Адребежан и Гилянь до реки Оксуса и до Тавриза, половину Армении с северной стороны и все Кавказские [113] области до реки Вардана она присоединила к своим владениям. И покоренные народы были счастливейшими под ее державою, увидев выгоды, каковых они 334 прежде не имели. Таковое распространение Иверского царства раздражило кичливость персидского султана /173v/ Нукардина, у европейских историков называемого Норадином. Полководец его Отабак-Сергис приступил с многочисленными войсками к пределам Иверии, дабы исполнить волю своего гордого властителя порабощением сей страны под его жестокое иго. Но, быв побежден полководцами царицы Тамары, убег в Персию с малыми остатками своих аил.

В непродолжительном времени сам Норадин прибыл к иверским владениям, имея двести /174r/ тысяч войска, под предлогом освобождения армян от власти царицы Тамары и о чем, как упоминают летописцы, просили его сами армяне. Сколько ни были многочисленны войска Норадина, но царица Тамара в обширных своих владениях удобно могла собрать силы, которыми персияне были обращены в бегство, и уничтожены намерения Норадина, претерпевшего великие потери от иверских полководцев, бестрепетно и благоразумно исполнивших повеления своей царицы.

/174v/ После таких успехов в поражении неприятелей, царица Тамара спокойно 335 управляла Ивериею. Под кротким и мудрым ее правлении соделавшись счастливыми более, нежели когда-либо прежде, иверцы. просили царицу вступить в брак с достойным ее человекам, дабы престол иверский не оставался без преемника. Когда царица объявила на сие согласие, то один из тифлис[с]ких купцов, по имени Абул-Асан, донес ей о российском князе Георгие 336, находив/175r/шемся тогда в Кипчаге. По извещениям Абул-Асана, князь Георгий 337, происходивший от поколения Всеволода, князя российского, с достодолжными почестями приглашен был в Иверию, и царица Тамара избрала его своим супругом. Но различие в свойствах произвели между ними несогласие и царица Тамара, оставив сего супруга, вступила в брак с осетинским дуксом Давидом из Багратионского поколения. Раздраженный сим /175v/ князь Георгий 338, пришел к греческому Двору и, получив [114] помощь, вступил в иверские владения со стороны Имеретии. Но его усилия были безуспешны. Как скоро оставили его греки, то он удалился к Норадину и с войсками сего персидского владетеля приступил к Иверии. Но персияне, претерпев урон, оставили князя Георгия 339 во власть царицы Тамары, которая, по кротким своим качествам, поступила с ним человеколюбиво и дала ему свободу удалиться /176r/ из Иверии беспрепятственно.

По двадцатисемилетнем царствовании Тамара скончалась, оставив от второго своего брака сына Георгия, называемого Лаша 340, и дочь Русудану. Добродетели царицы Тамары пребудут незабвенными в Иверии и в позднейшем потомстве иверские народы чтут священною ее память по преданиям, возвещающим ее милосердие, кротость и человеколюбие.

§ 99.

По смерти царицы Тамары принял иверский /176v/ престол сын ее Георгий-Лаша 341 и управлял Ивериею благоразумно и счастливо. Он был страшен для соседей, но не менее того и горд. Провинции Гандза 342 и Рани возмутились против постановленных от него правителей. Но сии народные мятежи скоро были укрощены неусыпною бдительностью царя о соблюдении порядка во внутреннем устройстве иверских владений.

По восстановлении спокойствия в возмутившихся провинциях, царь /177r/ Георгий-Лаша 343 немало не страшился нападения от соседних владетелей и взирал на них с гордостию, свойственною царям, обладающим многими народами и имеющим превосходные силы. Но его высокомерие умалилось в скором времени. Тогда явился Чингиз-хан, именем Темуджин, — как пишут армянские историки Погос и Михаил Чамчиа[н], — сын Эсука, вельможи монгольских 344 калмыков. Сделавшись зятем Унхана, калмыцкого владельца, он покорил Туркмению, Хорасан и Персию.

По /177v/ овладении сими странами, Чингиз-хан послал многочисленное войско для порабощения Иверии. Царь Георгий противостал неприятелям, привлеченным алчностью к пределам его владений. Но был побежден и скоро умер от жестокой болезни, в которую повергло его соболезнование о бедственной участи своих подданных. Войско Чингиз-хана беспрепятственно дошло до Самшвильда и возвратилось еще [115] при жизни царя. Скорого отступления неприятелей причиною /178r/ был мир, заключенный царем Георгием с хлатским 345 султаном Медиком, который требовал, чтоб царь Георгий прислал к нему сестру свою Русудану быть в числе жен сего султана, начальствовавшего тогда над Чингиз-хановыми войсками, вторгнувшимися в Иверию. Царь, вместо Русуданы, отдал ему сестру атабагского князя Ивана и сим были укрощены насилия жестокого неприятеля, угрожавшего Иверии порабощением.

Комментарии

175 Косреянского.

176 Мириян.

177 Косроянского.

178 Хозары.

179 *** Дербент *** Гетару: (Дербент).

180 простиравшиеся] простиравшимися.

181 Мириян.

182 Мириян.

183 дерскими.

184 Мириян.

185 Раны.

186 Мириян.

187 Саатабег.

188 Ормусу.

189 *** или Армасу.

190 *** называлось Гармастис, а ныне называют - ***.Армаз *** Армазис - ***.

191 или Армаза ***.

192 навела.

193 потопила.

194 Мириян.

195 близь.

196 за день *** Заденский Агриман (89r).

197 Констанстантин.

198 Бобдели.

199 Триалеть.

200 Персианам.

201 предотвратил.

202 Тридата.

203 Мирияна.

204 под-/подстрекаемые.

205 счасгливи.

206 Издагерд.

207 но] на,

208 християн.

209 всеми] свельми.

210 предотвращали.

211 Вагтанг.

212 християнскаго.

213 Санрадухтою.

214 Маркиян.

215 в единоборства] в единобратства.

216 героя] Ироя.

217 присоединена была.

218 Бероза.

219 Вагтанг.

220 Вагтанга.

221 Мовикини.

222 Раждени.

223 Вагтанга.

224 Вагтанг.

225 Вагтанг.

226 Вагтанга.

227 Вагтанг.

228 Вагтангу.

229 гуннями.

230 Вагтанг.

231 Вагтанга.

232 Вагтанг.

233 Ватена.

234 Вагтанг.

235 Шушиники.

236 В Тифлизе.

237 Вагтанга.

238 Вагтанг.

239 Иоре.

240 Вагтанг.

241 Вагтанга.

242 Вагтанг.

243 Гургаслин.

244 Вагтангу.

245 волк] воин.

246 Аслин.

247 Вагтанга.

248 Зедасенский.

249 Мамебский.

250 Некрежский.

251 Кавиду.

252 *** "546" *** "516" ***.

253 Кавида.

254 с готами] с Гофтами.

255 в последствии.

256 в последствии.

257 Вагтанга.

258 других.

259 готы] Готфы.

260 Армейский.

261 Хозроа.

262 которой.

263 Пафлихонию.

264 Халхидоном.

265 Гурген] Гурам.

266 Гургена] Гурама.

267 Стефанос.

268 чиновником.

269 Стефанову.

270 ***

271 Адранасий] Адранский.

272 покаряли.

273 Мира.

274 Мирван.

275 Мирван.

276 с Мирваном.

277 приближился.

278 Мирван.

279 Мирван.

280 мучиники.

281 Цхение-Цхили.

282 дерскаго.

283 Джуиншеру.

284 О притеснениах.

285 Хозаров.

286 Хозары.

287 данью.

288 Сарацыны

289 в Авлаваре

290 в Вартануджи.

291 Алишуаба.

292 Сарацын.

293 блискими.

294 предотвратить.

295 оные.

296 Хозаров.

297 в Дменисе.

298 Нарсе.

299 Ираки.

300 Черказии.

301 с войскомъми.

302 блиских.

303 с Абяизским.

304 оставив.

305 Мотамедом.

306 возмутителям.

307 Саатабекских.

308 окончана.

309 предъотвратить.

310 Марью.

311 блиском

312 Шамшвильдою.

313 к предъотвращению.

314 султан] Сулнин.

315 возраждались.

316 ужай/сней/шими.

317 вступив.

318 старших] старшин.

319 Кура.

320 церковь.

321 преоборающая.

322 Эчмиацине

323 годе

324 Баизете.

325 в Эчмиацин

326 из Эчмиацина.

327 провосудие

328 Ана.

329 Еривань (sic).

330 Кили-Арсланом] Кахи Арсланом.

331 окончав.

332 Ироям.

333 была.

334 она.

335 спокойна.

336 Георгие] Андрее. *** Андрей ***. Георгий (Юрий) Андреевич Боголюбский; *** Андрей - ***.

337 Георгий] Андрей.

338 Георгий] Андрей.

339 Георгия] Андрея.

340 Ласа.

341 Георгий-Ласа.

342 Гамза.

343 Георгий-Ласа.

344 мунгольских

345 с Халадским.

Текст воспроизведен по изданию: Давид Багратиони. История Грузии. Тб. Мецниереба. 1971

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.