Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АРАБСКИЙ АНОНИМ XI ВЕКА

НАЧАЛО КНИГИ ИСТОРИИ ХАШИМИТСКОЙ АББАСИДСКОЙ ДИНАСТИИ

И вот, дошло до Абу Муслима известие, что жители области [Мерва] из простонародья, законоведов и добродетельных пришли к решению сражаться заодно с Насром. Это тяжело на него подействовало, и он опечалился. Он устроил тайное совещание с рассудительными людьми [107] среди своей партии, однако ни один из них не сказал ничего, чем он смог бы воспользоваться. И сказал [тогда] Аслам ибн Саддам 426: «У меня на этот счет есть один план, который в моих глазах портит только то, что я с ним одинок, а между тем в нем — сила и избавление от заботы, которую принес нам этот нечестивец». Абу /267а/ Муслим сказал: «Давай, ведь много вещей ты облегчал своим советом!» Тогда Аслам сказал: «Я советую, чтобы ты отправился завтра рано утром и собрал людей твоего лагеря, затем сообщил им, что тебе приказано призывать всех людей следовать Книге Аллаха и сунне его Пророка и повиноваться благоугодному всем из рода Мухаммада, поступать сообразно со справедливостью и правом и защищать слабого от сильного. А кто отвергнет это, против того ты будешь бороться на пути Аллаха самой правой его священной войной. Затем начни с самого себя и присягни в этом. [Потом] призови виднейших из твоих собратьев и возьми с них такую же клятву. Затем призови всех людей и принимай от них клятву до тех пор, пока не останется ни одного из них, людей лагеря, который бы не присягнул». Все собравшиеся одобрили его совет, и после полудня глашатай объявил: «Завтра рано утром пр ходите все, и пусть никто не уклонится [от этого]!» Эта весть дошла до Насра, и он сказал 'Акилу ибн Ма'килу 427: «Посмотри, что принесет нам завтра этот колдун!» 428 И он послал несколько своих лазутчиков, чтобы они проникли в лагерь Абу Муслима. А поутру проснулись люди лагеря и собрались перед дверями Абу Муслима. Он вышел к ним и сказал: «О мусульмане! Дошло до нас, что Наср ибн Саййар собрал людей и сообщил им, что вы не исповедуете веру ислама, что вы считаете дозволенным запретное 429 и не поступаете сообразно Книге Аллаха и сунне его Пророка, желая этим погасить свет ваш и натравить на вас людей. А между тем имам повелел нам, — и непрерывно шли к нам его послания, — чтобы мы призывали людей следовать Книге Аллаха, сунне его Пророка, — мир над ним! — действовать сообразно с этим, доставлять торжество справедливости и порицать чинящих насилие за несправедливость, и чтобы я присягнул в этом людям. И вот — я первый присягаю! Прими же мою присягу, Абу Мухаммад!» — сказал он, обращаясь к Сулайману ибн Касиру. И тот сказал ему: «Держись завета /267б/ Аллаха и обязательства ему. Будь верен тому, что ты обещал по собственному побуждению!» Он сказал: «Да будет так!» И присягнули люди сообразно с их положением, так что не осталось ни одного, [кто бы не присягнул]. И пошли об этом слухи, и понесла это молва, и заговорил об этом простой народ. И растерялся Наср, а те, кто верил словам Насра, [теперь] удержались от [войны] с Абу Муслимом, сказав: «Эти более достойны нашей поддержки, чем Наср». И стало слабым то, чем Наср их обманывал [прежде]. [108]

А послание Абу Муслима к 'Али гласило: «Ты по своей воле обещал мне то, что тебе известно 430. Нам приказано начать священную войну, а ты и твое племя — пособники истины: вы приютили Посланника божия и помогли ему. Мне повелел мой господин, чтобы я прибег к вашей помощи и вручил его дело в ваши руки, тогда как Наср проявил вражду ко мне. И если ты ответишь мне согласием и заключишь со мной договор о поддержке права Посланника божия, — да благословит его Аллах! — я сделаю тебя повелителем над собой и над теми, кто примкнул ко мне, и подчинюсь твоему приказу и буду биться с твоими врагами. И станет твоими блеск этого дела и его честь». 'Али, отправив назад посланца, сказал: «Я ответил тебе согласием, когда ты изложил мне свое дело. Вот моя рука за себя и за мое племя. Я посылаю к тебе моего брата и виднейших из моих сторонников и ясно заявляю тебе о своем решении». Вернулся посланец к Абу Муслиму, и тот очень обрадовался этому ответу.

А Наср написал Абу Муслиму: «Мне жаль тебя, ибо настигла тебя зима, а твои сторонники малочисленны и бедствуют. Приди к нам со своей покорностью — мы поможем тебе и сжалимся над тобой! Войска повелителя верующих уже выступили к нам, между тем как собравшиеся к тебе уже готовы разбежаться, а те, кто обещал тебе свою помощь, [готовы] бросить тебя на произвол судьбы. И мир». Абу Муслим написал ему: «Твое письмо дошло до меня, и я понял его. /268a/ Ты не друг и не доброжелатель, и мы не испрашивали у тебя совета и не жаловались тебе на нашу бедность. Впрочем, что касается того, что ты сказал о нашей малочисленности и бедственном положении, то ты прав, но это-то и побуждает нас бороться с тобой за то, чем ты владеешь. И мир». Когда Наср прочел [этот ответ], он был очень удручен, чело его омрачилось, и он изменился в лице. Он снова прочел это послание, затем сказал: «Это — ответ, за которым, я считаю, последует что-нибудь еще сильнее!»

И начал Наср взывать о помощи к Марванидам и направлять к ним послания и гонцов. Однако Йазид [ибн 'Умар] ибн Хубайра из-за своей зависти к Насру 431 чинил ему препятствия, [мешая] проходу гонцов и утаивая от Марванидов его послания. А когда дело этих людей приняло серьезный оборот и все стало против Насра, он написал Марвану, жалуясь на Ибн Хубайру и сообщая о грубости обращения с его стороны. И написал он ему 432:

«Вижу я среди пепла блеск горящих углей, и вот-вот они запылают:
Ведь огонь зажигается с помощью кремня и огнива, а начало войны — слова.
Говорю я в удивлении: "О, если бы мне знать — бодрствуют ли Омейяды или же спят?" 433
И если они спят, то позови их и возгласи: "Эй, просыпайтесь — ведь настало время вставать!" [109]
И если они проснутся, то это — сохранение царства; а если они будут спать, то меня не за что винить.
И если они не удушат его [пламя], пожнем мы войну, которая будет возжена, топливо ее — замки и головы 434.
Утешься же в утрате твоих жилищ, затем скажи 435: "Прощай и ислам и арабы!"» 436

И написал ему Марван: «Присутствующий видит то, чего не видит отсутствующий. Действуй /268б/ сам!» 437 И говорят 438, что когда Марван прочел его слова: «Бодрствуют ли Омейяды или же спят?», — сказал: «Да, мы спим, так как поставили правителем тебя». И сказал Наср, когда пришло к нему это послание: «Ваш господин сообщил вам, что не будет от него никакой помощи». Говорят также, что послание Насра пришло к Марвану, когда прошло несколько месяцев 30-го года 439. Марван написал ему 440: «Положение твоей области озаботило повелителя верующих, и я послал 'Амира ибн Дубару 441 и Нубату ибн Ханзалу 442; укажи им у себя на тех смутьянов, кои особенно низки в пороке, чтобы те вырвали их с корнем и уничтожили. Я написал также Ибн Хубайре, чтобы он поторопил их вступить со стороны ат-Табасайна 443 и со стороны Сеистана 444 и присоединиться к тебе. Считай, что ты — с конницей повелителя верующих, которая пришла к тебе прекрасно снаряженная и столь же многочисленная! Положись на Аллаха и жди подкреплений и поддержки и считай, что они уже пришли к тебе!» И Наср пребывал в ожидании подкреплений, между тем жители Хорасана, за исключением тех, кто был с ним, особенно мударитов, возмутились против него.

А к Абу Муслиму пришел посланец Абу Саламы по имени Ибрахим с письмом имама Ибрахима. В нем имам уведомлял Абу Муслима о том, что ему стало известно относительно розни между ал-Кирмани [и Насром] 445... и чтобы Абу Муслим предложил Насру [примкнуть] к его делу. И если он согласится, [то хорошо], а если нет, [то, чтобы] 'Абу Муслим начал с Насром войну. И говорят, что [имам] написал ему в конце своего послания: 446

«Перед тобой — дело, приметы которого очевидны... и перья стрел, одежда которых мягка 447...

Да, это — дорога, путь которой ясен: не осталось [иного], как взяться за меч и обнажить его».

/269а/ Это послание пришло в то время, когда к Абу Муслиму явились виднейшие из мударитов, рабиитов и йеменитов — те, кто был в лагере Насра, — и примкнули к нему 448.

Послание Ибн ал-Кирмани гласило: «Я и ты теперь — одна рука в этом деле и в этом призыве. А когда мы открыто будем встречаться, [110] оказывать взаимную помощь и открыто посещать друг друга, — это сокрушит рога дьяволов. К тебе пришли мой брат 449 и мои сторонники, и были они в твоем лагере, часто навещая тебя по утрам и вечерам, чтобы приветствовать тебя и оказать почести твоему делу. А что же мешает тебе посетить меня и побывать в моем лагере? Ведь молва об этом разнесется, и благодаря этому станет сильным друг твой и ослабеет твой враг». Абу Муслим ответил ему: «Вот это — совет, и я не пренебрегу им!» И на другой день он поехал к нему в сопровождении группы своих сторонников, конных и пеших. 'Али узнал об этом и послал навстречу ему к ар-Разику 450 своего брата с виднейшими из йеменитов и рабиитов. Когда Абу Муслим приблизился, встретил его 'Усман 451 с йеменитами и рабиитами. И они пустились в путь, и вошли в палатку 'Али. Посидел Абу Муслим некоторое время, затем 'Али велел принести для него кушанье. Но он сказал: «Я решил поститься и не ем сегодня ничего». Затем он поднялся и удалился. Вышел Абу Муслим, вошел под навес вокруг палатки 'Али и посидел с ним некоторое время. Он показал, [что] считает 'Али начальником над собой, и посадил его на буланую лошадь 432. Дошло до нас, что он сказал 'Али: «Ты дал слово поддерживать пропаганду [в пользу] рода Мухаммада, за что, я надеюсь, Аллах наградит [тебя] благами обоих миров, и тебе принадлежит право начальствовать /269б/ над нами, а на нас лежит обязанность повиноваться тебе!» 453

Затем в месяце раби' II 30 года 454 Шайбан, из-за соглашения Ибн ал-Кирмани и Абу Муслима, направился к Серахсу 455. И прибавилось из-за этого у Абу Муслима силы и бодрости, а у Насра — слабости и немощи.

Поставил Абу Муслим Шибла ибн Тахмана правителем Мерва 456 и велел мутакаллимам из своих сторонников войти в Мера и распространять вести об их деле и описывать то, чего они придерживаются в отношении следования сунне и действий сообразно с правом. Они начали посещать Мерв, и это стало известно Насру, между тем как власть его ослабла и к нему и к его правителю в Мерве 457 стали относиться с пренебрежением. Он написал Марвану: «Я пишу повелителю верующих в то время, когда у меня не осталось ничего, что я мог бы использовать против врагов повелителя верующих: ни моего положения, ни денег, ни моих хитростей, ни людей моих. А если бы ты помог мне тысячью человек из жителей Сирии, то мне бы хватило их, и я бы истребил до последнего человека этих злодеев 458, ведь в то время, когда я пишу повелителю верующих, я лишен всей моей власти и стою у ворот своего дома. Если не прибудет ко мне подмога повелителя верующих и я буду вверен попечению Ибн Хубайры 459, я буду прогнан от ворот моего дома. А потом возврата к ним не будет уж до [111] встречи [в день] воскресения мертвых! Да не уподобится повелитель верующих и Ибн Хубайра тому, как сказал старый [поэт] 460:

А если бы я повиновался тебе в делах, которые ты тайно мне подсказываешь, я бы тогда скрежетал зубами [от раскаяния]» 461.

Затем Наср собрал виднейших и наиболее рассудительных из своих сторонников, и они обменивались мнениями, но как только один из них приводил какое-нибудь мнение, его опровергал другой. И написал Наср к /270а/ Марвану, взывая о помощи, длинное послание, говоря в нем: «Да не станут уподоблять повелителя верующих, говоря словами старого [поэта]:

Да не узнаю я после смерти, [как] ты оплакиваешь меня, в то время как при моей жизни ты не снабжал меня [нужным мне] припасом!»

[И еще написал он:] «Плохи дела! 462 Мочи нет!» 463

Говорят, когда Марван прочел это послание, он долго сидел, опустив голову и не произнося ни слова. Затем швырнул это послание 'Абд ал-Хамиду, своему секретарю 464, а тот сказал ему: «О повелитель верующих, обрати внимание на глупость этого человека и на его дурное правление! Ведь всякий раз, когда он писал повелителю верующих, взывая о помощи, как в этом [письме], то наиболее частым и позорным [в его письмах] было [упоминание] о том, что ему причинила чернь. Да! Он возбудил Хорасан против себя своею глупостью, неумением и дурным образом правления! И я советую тебе, о повелитель верующих, — а в твоем решении благословение! — поскорее послать в Хорасан мужа, сирийца по образу мыслей, беспристрастного, дружелюбного, испытанного». Марван спросил его: «А кого ты считаешь таким?» Тот ответил: «Одного из двух мужей — 'Амира ибн Дубару или Нубату ибн Ханзалу». И Марван написал Ибн Хубайре о том, чтобы он назначил Нубату правителем Хорасана и отправил его туда по кумисской дороге 465, а 'Амира ибн Дубару послал туда по сеистанской дороге 466.

Затем Абу Муслим овладел Мервом, а Наср ибн Саййар бежал. А дело было так: одна половина Мерва находилась в руках Насра, а другая — в руках 'Али [ибн] ал-Кирмани. Обе партии ходили в эти части города для мелкого торга. И вот однажды, когда проходили /270б/ молодцы из мударитов вооруженными по базару, преградил им путь некий удалец из [племени] бакр ибн-ва'ил. Ему помогли несколько его приятелей. И те начали биться с ними. Наср оказал помощь мударитам» а [Ибн] ал-Кирмани помог бакритам. Шибл ибн Тахман, сподвижник Абу Муслима, вышел [из города] и сообщил ему об этом. Абу Муслим приготовился и на другой день, в воскресенье 7-го раби' I 130 года 467, выстроил свою конницу и отправился к Мерву. Когда он дошел до селения [112] Тусан 468, его повстречал гонец Ибн ал-Кирмани, сообщая ему: «Произошла битва, поспеши!» Абу Муслим пошел, и когда он был на расстоянии фарсаха от города, его встретила депутация мударитов с [изъявлением] их повиновения. Абу Муслим направился к мечети, для него расстелили ковер, он сел на него, и они присягнули ему и сообщили, что Наср ибн Саййар [желает] того же. И вошел Абу Муслим в Мерв через ворота Канушир 469 и прочел: «И вошел он в город в минуту небрежения обитателей его...» до конца стиха 470. Недалеко от дома правления 471 его встретил 'Али ибн ал-Кирмани и сказал ему: «Покорна тебе власть, войди же в дом правления!» И Абу Муслим пошел вместе с 'Али к дому правления. Затем оба они призвали народ к присяге, и ни один из жителей Мерва не уклонился от нее. Затем послали они к Насру, призывая и его к присяге. А он принялся отговариваться под разными предлогами, то говоря: «Я пойду к нему только в сопровождении сильно вооруженного отряда», то говоря: «Я не пойду по проулкам 472, — пусть Абу Муслим перейдет в мой замок, что стоит на Машане!» 473 Тогда Абу Муслим послал Лахиза ибн Курайза, сказав: «Приведи его, иначе не являйся!» Лахиз сказал [Насру]: «Подчинись Абу Муслиму!» /271а/ Тот ответил: «Хорошо!» — и послал к Абу Муслиму людей, которые бы обеспечили гарантии безопасности. Возгласили призыв к вечерней молитве, и Наср сказал: «Я не совершил омовения; я войду [в дом], совершу омовение, помолюсь и выйду». А еще раньше по его приказу в задней стене его дома был пробит проход. Он вошел [в дом] и вышел через тот проход. И это было 10 джумада I 30 года 474. И он увез казну, которая была с ним.

Между тем Лахиз ожидал его выхода, и когда увидел, что тот медлит, он возымел подозрения и сказал одному из своих спутников: «Посмотри!» Тот вошел и увидел, что в доме и духа его нет. Они сообщили [об этом] Абу Муслиму, и тот поехал в погоню вместе с Ибн ал-Кирмани, но Наср ускользнул от них. Абу Муслим распорядился охранять его лагерь, чтобы его не разграбили 475, и послал Абу Саламе и имаму Ибрахиму описание того, что произошло, и сообщение о захвате Мерва, об искреннем отношении 'Али ибн ал-Кирмани и о силе хашимитов. И говорят, "что когда послание Абу Муслима с рассказом о происшедшем прибыло к Ибрахиму ибн Мухаммаду, он восхвалил Аллаха и восславил его. Затем он привел в сравнение слова Хидаша ибн Зухайра о «Дне ал-'Ука?» 476:

И бакриты не переставали тесниться, выкликая свои имена, и задние настигали первых,
С раннего утра до тех пор, пока не пришла ночь и не рассеялась слепота дня, зло которого разлетается [повсюду] 477. [113]
И так продолжалось до тех пор, пока не покинули друг друга в битве [люди] хавазина, а [племена] сулайм и 'амир не разбежались в разные стороны.
А [боевой] пыл курайшитов был таков, что мог расколоть скалу, когда превратности удачи истощали силы людей.

Вернемся к порядку рассказа. Наср прошел к Нишапуру, и к нему присоединились беглецы и все кайситы 478. И они по своей воле вручили ему руководство их делом, а он произнес:

/271б/ И я подставил себя под копья, как мишень, — ведь вождь [всегда] поступает так.

И написал он Ибн Хубайре, сообщая ему, что он находится близ Нишапура и что он лишился власти в Мерве. Он также написал ему 479:

«Меня бы услышали, если бы я взывал к живому, но нет жизни в том, к кому я взываю».

Затем Абу Муслим приказал собрать народ в своей резиденции и сказал: «Имам написал мне: "Поручи Кахтабе ибн Шабибу вести войска в Ирак", — потому что он надеется на его умение и знает, что Аллах сокрушит его рукою один из рогов шайтана 480. Так кто хочет внять его призыву, пусть сделает это!» И воскликнули люди: «Велик Аллах!», и была велика их радость этому. Они призывали благословение божие на Кахтабу и радовались.

Кахтаба выступил и простоял [лагерем] в Абиверде, пока не прошла зима, между тем Абу Муслим отправлял к нему войска и посылал оружие 481. Когда же наступила половина месяца ша'бана 482, он приказал ему идти походом на Серахс 483 вместе с Хазимом ибн Хузаймой 484. Когда они остановились у ворот Серахса, выступил против них Шайбан во главе примерно трех тысяч человек, и они сразились жестоким сражением. Сторонники Шайбана были истреблены целиком 485; сам он укрылся в мечети, но был схвачен и убит, а его голову послали к Абу Муслиму.

Абу Муслим написал Кахтабе, чтобы он пошел в Тус горами, а ал-Касиму ибн Муджаши' — долиной 486. А [правителем] Туса был тогда ан-Наби' ибн Сувайд ал-'Иджлй. Когда /272а/ ему стало известно об этих двух отрядах, он послал [гонца] к Насру ибн Саййару, и тот отправил к нему своего сына Тамима во главе конного отряда мударитов 487. Когда два враждебных ряда начали вызывать друг друга на бой, Кахтаба послал к мударитам призвать их следовать Книге Аллаха и сунне его Пророка и повиноваться благоугодному всем из рода Мухаммада, но они бранились и поносили его неумеренно, говоря: «О поклоняющиеся [114] головам, о маги!» 488 А Кахтаба сказал своим воинам: «Не вступайте с ними в перебранку, ибо Аллах доставит вам победу над ними!» Затем он крикнул им: «О пособники истины, нападайте на нечестивцев!» — и привел врагов в замешательство. Воины Кахтабы напали на них, обратили в бегство Тамима и ан-Наби' и перебили великое множество их воинов. Тамим был убит в схватке. Одна группа бежала к Насру, а другая группа во главе с ан-Наби' отступила к селению и укрылась за его стеной 489. Кахтаба объявил: «Кто выйдет, тот будет пощажен, за исключением ан-Наби'!» Но ни один из них не вышел. Они подрезали сухожилия своим лошадям перед воротами, чтобы этим помешать людям Кахтабы войти, и сделали [в стене] пролом, который должен был вывести их в овраг, глубоко внизу. Они вылезали через пролом один за другим так, что последний не знал, что случалось с первым. И каждый, кто вылезал, падал вниз в этот овраг. Говорят, что в этой пропасти погибло из них около двух тысяч человек, не будучи поражены оружием. А воины Кахтабы ворвались в селение, сделав пролом [в стене] 490. Они захватили голову ан-Наби', и Кахтаба отправил его голову и голову Тамима Абу Муслиму. И овладел он Тусом. /272б/ Весть [о том, что сделали] воины Кахтабы, пришла к Насру в то время, как он был перед Нишапуром 491, и он написал Марвану ибн Му-хаммаду про случившееся с его сыном и ан-Наби' 492.

А Нубата ибн Ханзала уже вошел в Рей, направляясь в Хорасан. И Наср выступил в Кумис. Тем временем к Нубате ибн Ханзале одно за другим следовали послания Ибн Хубайры, в которых он торопил его присоединиться к Насру и обещал ему подкрепления из Ирака.

Затем Кахтаба двинулся к Нишапуру, оставив правителем Туса Абд ал-Джаббара ибн 'Абд ар-Рахмана 493. И подошел Кахтаба к Нишапуру в последний день ша'бана 30 года 494. Он даровал пощаду всем людям, и никого не сместил ни с какой [должности]. И объявил его глашатай о помиловании всех, за исключением тех, кто участвовал в убийстве Йахйи ибн Зайда. Потом он призвал их к присяге, и они повиновались. Он принял от них присягу и отрядил ал-Касима ибн Муджаши' к Абу Муслиму с донесением о своем вступлении в Нишапур и о той милости, которую даровал ему Аллах. Он оставался [там] два месяца — рамадан и шаввал 495, пока не принял присягу жителей города и сельских окрестностей. И послал он авангард и сторожевой отряд в Байхак 496.

А Нубата пошел из Рея в Джурджан и велел вызвать Насра ибн Саййара. А 'Асим 497 сказал: «Вычеркните его имя [из списка]!» И были вычеркнуты также [имена] тех из хорасанского войска, кто был заодно с ним. Нубата устроил смотр своему войску и вырыл ров вокруг мадины. Джурджана 498. Наср узнал о том, что Нубата вычеркнул (из списка] его имя и имена тех, кто был с ним, и сказал: «Это — по совету [115] Ибн Хубайры! Если сын лысой 499 думает, что я стану сражаться вместо него и подчиняться Нубате, то он напрасно [так] думает!» И он остался в Кумисе 500.

/273а/ Абу Муслим написал Кахтабе, чтобы он пошел против Насра, но тот отказался сделать это и написал ему: «Я не пойду против разгромленного Насра, чтобы не оставить у себя в тылу Нубату с сирийскими всадниками. Но я пойду на Джурджан, и если Аллах дарует победу над Нубатой, то как легко [будет] разделаться с Насром!» Абу Муслим написал ему: «Ты правильно решаешь. Иди же на него!» Кахтаба послал своего сына ал-Хасана 501 в Джурджан и придал ему большое войско. Ал-Хасан ибн Кахтаба напал на один из сторожевых отрядов Нубаты 502, перебил людей и захватил их коней 503. Он написал об этом своему отцу 504, отец его выступил вслед за ним, и они соединились у ворот Джурджана 505. И вышло к ним множество людей, надевших черные одежды в [надежде] на помилование. И выступил против него Нубата во главе бывших с ним сирийцев; к нему также присоединились ушедшие из Хорасана 506. Кахтаба сказал: «Сначала мы изложим им доводы и призовем их». И он послал ас-Сари ал-Джу'фи 507, сказав: «Выйди к этому злодею и призови его к тому, к чему мы призываем людей!» И пошел ас-Сари и обратился к ним: «В безопасности ли я, пока я буду говорить с вами?» Они ответили: «В безопасности. Говори, что ты хочешь!» Он сказал: «Вот эмир Кахтаба призывает вас следовать Книге Аллаха и сунне его Пророка и повиноваться благоугодному всем из рода Посланника божия — да благословит его Аллах! — на том условии, что он (Кахтаба) не станет искать привилегий в сравнении с вами: и у вас, и у него будут одни и те же права и обязанности». Нубата ответил: «Порази тебя погибель! Неужели ты пришел к нам ради этого?» А один из его сподвижников сказал: «А мы вот /273б/ призываем вас к Аллаху, халифу Марвану, месячному и годовому довольствию 508. Вот, эмир Нубата, победитель в «День ал-Ахваза» 509 и выигравший великие сражения с раскольниками [общины], дарует вам пощаду!» Вернулся ас-Сари и сообщил об этом Кахтабе. Воины приготовились к атаке, как вдруг с правого крыла направился к Кахтабе всадник. Он подъехал к нему и сказал: «Твой глашатай объявляет сейчас о твоих условиях 510. Пошли ты его с этим к воротам [сказать]: "Кто из жителей Джурджана войдет в свой дом, тот помилован". Я надеюсь, что многие из тех, кого ты сейчас видишь [в лагере Нубаты], воздержатся от [сражения с] тобой!» Кахтаба ответил: «Да осчастливит тебя Аллах и благословит! Ты прав и хорошо придумал!» И объявили [так]. Когда те люди услышали [это], множество народу из них незаметно ушло, а Нубата между тем стоял, не двигаясь с места. Вышел из города какой-то человек, приблизился к Нубате и [стал] говорить [116] ему что-то. А тот наклонил к нему свою голову, вникая в его слова. Затем он выпрямился на лошади, велел человеку следовать за ним и повернул свою лошадь, возвращаясь к городу. И сказал 'Амир ибн Исма'ил — это он дал совет Кахтабе объявить о том [джурджанцам]: «Клянусь владыкою Ка'бы, эти люди обратились в бегство!» Тогда Кахтаба крикнул: «Нападайте!» И они напали. И обратились люди Нубаты в бегство; сирийцы же вошли в мадину' и заперли ворота. Ал-Хасан ибн Кахтаба также вошел в мадину 511. И упорно сопротивлялся им Салим ибн Равийа ат-Тамими и долго сражался с ними; затем он был убит 512. И Кахтаба еще не успел занять позицию, как ему открыли ворота, которые защищал Нубата, /274а/ и войско вошло. И убили они Нубату, его сына 513, ал-Хаттаба ибн ал-Бахтари 514 и Дирара ибн ал-Мухаллаба 515. И овладел Кахтаба городом в субботу 3 зу-л-хиджжа 30 года 516. Он приказал прекратить сражение и не причинил [зла] никому из тех, кто запер [перед ним] свои двери. Людям было объявлено о помиловании; их собрали и привели к присяге. Абу Муслиму написали о победе, отослали ему голову Нубаты и головы его соратников, сообщили о стойкости джурджанцев и описали усердие тех, кто был с Кахтабой. Кахтаба объявил людям: «Кто хочет [получать] довольствие [за службу] 517 и [участвовать] в священной войне за дело рода Мухаммада, тот пусть заявит о согласии!» И тут же на это откликнулось около пяти тысяч джурджанцев. Весть об этом дошла до Насра, и он вышел из Кумиса в Хувар 518. А Кахтаба послал в Кумис своего сына ал-Хасана 519. Тот пришел, расположился в Бистаме и выслал вперед к Симнану 520 Абу Камила 521. Между ним и Насром было десять с лишним фарсахов 522. Когда Абу Камил приблизился к лагерю Насра, он отправил к Насру посланца сообщить, что он пришел с теми хашимитами, которые были с ним; он также просил послать против него изрядное войско, которому он бы дал одолеть себя. И Наср послал 'Асима ибн 'Умайра ас-Самарканди. Они внезапно напали на хашимитов и обступили их со всех сторон. Абу Камил повернул верхом вниз свое знамя и присоединился к ним с ближайшими сподвижниками, которые помогали ему в этом деле. Остальные пришли в замешательство. Им сказали: «Кто бросит свое оружие, тот будет помилован!» И они бросили свое оружие. У них забрали коней, отняли /274б/ оружие, погнали их и поместили в небольшом укреплении. Они пробыли там весь день, а когда наступила ночь, один из них 523 увидел пролом [в стене], через который он мог вылезти. Он предложил [сделать] то же и своим товарищам, и они начали протискиваться через этот пролом, пока не вышли все. Остались только те, кто не мог выйти из-за немощи и увечья, и их отвели к Насру; он послал их к Ибн Хубайре, а тот — к Марвану 524. [117]

Когда весть о том, что сделал Абу Камил, дошла до ал-Хасана ибн Кахтабы, он послал Хазима ибн Хузайму в том же направлении во главе своего авангарда и приказал ему не покидать Симнана 525. Он сообщил об этом своему отцу, и тот уведомил его, что идет к нему. Кахтаба пробыл [в Джурджане] остаток зу-л-ка'да, зу-л-хиджжа и му-харрам 526, пока не собрал сколько-то хараджа с Джурджана и не разделил его 527. Он послал Халида ибн Бармака 528 в Табаристан к исбахбазу 529 призвать его к повиновению. Тот ответил на это согласием и обязался уплачивать контрибуцию 530. И это было первое, с чего началось дело Халида.

Правителем Джурджана Кахтаба оставил Асида 531: это было его обычаем — посылать вперед в каждый город, где он хотел расположиться, ал-Хасана, а когда уходил из него, — передавать власть Асиду, пока Абу Муслим не присылал правителя, принимавшего у Асида власть, а Асид догонял Кахтабу. Затем Кахтаба приказал ал-Хасану идти на Рей, а сам отправился вслед за ним и догнал его прежде, чем тот вступил в Рей 532. Они вступили в него вместе в сафаре 31 года 533 мирно, без боя 534.

Наср, больной, ушел, направляясь в Хамадан. /275а/ И когда он добрался до Сава 535, умер в нем в месяце раби' I 31 года 536. А когда он умер, его сторонники рассеялись в разные стороны: одна часть прибыла в Басру, другая — к Ибн Лубаре, а прочие остались с Саййаром ибн Насром 537.

Кахтаба пробыл в Рее около пяти месяцев, и никто не входил в Рей и не выходил из него иначе, как с его дозволения и разрешения 538. Он послал Абу 'Ауна с джурджанцами в Абхар 539, так как к нему пришло известие, что там собрались хариджиты и голытьба. Когда Абу 'Аун прибыл к ним, он призвал их следовать Книге Аллаха, но они не вняли ему. Тогда он вступил с ними в бой и одних перебил, а других помиловал. А часть из них укрылась в крепости, [и была там], пока он не помиловал и их. Абу 'Аун обошелся с этими людьми дружелюбно, принял от них присягу и написал об этом Кахтабе 540. Кахтаба послал своего сына ал-Хасана по большой дороге на Хамадан 541 во главе мерверрудцев, среди которых был Хазим 542 и другие военачальники. Ал-Хасан двинулся. А от Ибн Хубайры выступил Малик ибн Адхам, [тоже] направляясь в Хамадан. Когда они подошли к Хамадану, к ним пришло известие, что в Хамадане расположился ал-Хасан со своими людьми. Тогда Малик отошел к Нихавенду и вошел в его мадину, надеясь, что к ним придет Ибн Лубара 543. Известие о нем дошло до ал-Хасана, и он написал об этом своему отцу. Тот написал, приказывая ему отправиться против них и осадить их. Он дал ему в подкрепление две тысячи человек 544, и ал-Хасан выступил, остановился [118] у Нихавенда и осадил в нем тех людей. Одни из них советовали сделать вылазку, а другие отказывались выходить, /275б/ пока к ним не подойдет Ибн Дубара 545.

Абу Салама ал-Халлал узнал, что замысел Ибн Хубайры состоит в том, чтобы 'Амир ибн Дубара вместе с Да'удом ибн Йазидом [ибн 'Умаром] ибн Хубайрой 546 вошел в Хорасан со стороны сеистанской дороги, а Нубата ибн Ханзала — со стороны кумисской дороги; сам Ибн Хубайра войдет со стороны табасской дороги 547, чтобы им окружить хашимитов со всех сторон и вырвать их с корнем. Абу Салама написал Абу Муслиму, уведомляя его об этом, и приказал ему послать Кахтабе войска, так как конница Омейядов почти окружила Кахтабу справа и слева, со стороны Фарса и Шахразура 548. Абу Салама написал и Кахтабе, приказывая ему помедлить, пока не упрочится его положение. Кахтаба хотел двинуться вперед, но, когда он прочел послание Абу Саламы, он остался в Рее, пока не прибыли к нему войска, один военачальник вслед за другим, так что пришло одиннадцать военачальников приблизительно с десятью тысячами человек.

Абу Муслим хотел поддержать Кахтабу теми, кто был с ним, и удалить 'Али ибн ал-Кирмани из Мерва и области его племени, потому что он задумал убить его и перебить его сторонников. И он отправился в Нишапур во главе сорока тысяч человек, а вместе с ним 'Али ибн ал-Кирмани; Абу Муслим совершал молитву позади него, а также не решал никакого дела без его согласия и одобрения. Абу Муслим прибыл в Нишапур в 131 году 549. Он узнал, что Ибн Дубара и Да'уд 550 свернули со своими сирийцами с дороги, по которой, как он опасался, они войдут в Хорасан со стороны Сеистана и ат-Табасайна, так как [до этого] они собирались пройти /276а/ из Кирмана через Сеистан с тем, чтобы войти в Хорасан; Марван с сирийскими войсками должен был вступить по шахразурской дороге 551, а Ибн Хубайра — направиться к ним по хузистанской дороге 552. Ибн Дубара и Да'уд свернули к Исфахану, и Абу Муслим обрадовался этому. Он написал Абу Да'уду аз-Зухли, правившему Тохаристаном, приказывая ему убить 'Усмана ибн ал-Кирмани, брата 'Али. Абу Да'уд действовал хитро и искусно, так что заполучил его и убил 553. А Абу Муслим схватил 'Али в Нишапуре и также убил его. И это было в шаввале 31 года 554.

Обычно Абу Муслим приветствовал 'Али, титулуя его эмиром, и совершал молитву позади него. Когда же он убил его, люди стали приветствовать, титулуя эмиром, Абу Муслима 555, и он предстоял на молитве в Нишапуре. Он снарядил из Нишапура войска Кахтабе, и собралось у того 70 тысяч человек в подтверждение хадиса, который передают со слов 'Али ибн 'Абдаллаха ибн 'Аббаса, сказавшего: «Выйдет из земли Востока семьдесят тысяч мечей на помощь семье этого дома» 556. [119]

Кахтаба, узнав о приближении Ибн 'убары, послал в Кум 557 четыре тысячи человек во главе с ал-'Акки 558. Он перезимовал там. Затем Кахтаба послал ему военачальников 559 и конные отряды и приказал нападать на конницу Ибн Дубары по краям и писать ему об этом. А если он неожиданно столкнется с делом, которое ему будет не под силу, пусть он вернется к нему. 'Умар ал-'Акки 560 двинулся в путь и остановился в одном из рустаков Исфахана, который называют Анарбаз 561. А между тем Ибн Дубара подошел к Исфахану. Он узнал местонахождение 'Умара около Исфахана и послал против него военачальника с /276б/ тремя тысячами всадников. Они напали на 'Умара ночью и истребили большое число его сторонников. 'Умар бежал и укрепился в одном из селений Исфахана, которое называют Нумйвар 562.

Кахтаба узнал о том, что претерпел 'Умар; он приказал 'Амиру ибн Исма'илу выдвинуться к Исфахану и написал ал-'Акки, приказывая ему послать к 'Амиру человека с пятьюстами [воинов]. То же самое он написал и Абу 'Ауну, и эти отряды сошлись у 'Амира ибн Исма'ила. Затем Кахтаба написал Абу 'Ауну, находившемуся в Абхаре, чтобы тот ушел оттуда и расположился в Абе, [селении] Исфахана 563. Он написал ал-'Акки и 'Амиру, чтобы они, если встретятся с каким-нибудь неожиданным действием со стороны врага, с которым им будет не под силу справиться, присоединились к Абу 'Ауну и повиновались ему.

Кахтаба узнал о выступлении Ибн Дубары и распорядился устроить смотр войску: численность его достигла тридцати тысяч человек. Кахтаба приказал выдать им жалованье и приготовился двинуться на Исфахан. Тем временем конница Ибн Дубары вместе с человеком из бану-мурра во главе семи тысяч [воинов] выступила и направилась против 'Амира ибн Исма'ила, так как он был ближе всех к нему из войска хашимитов. Пришел к 'Амиру какой-то человек из жителей того селения испуганный, и сказал: «Я видел за этим холмом конницу сирийцев». 'Амир велел приготовиться, сёл на коня, выстроил своих сторонников и расположил правый и левый фланг и засаду. Когда между обоими войсками расстояние стало примерно в один полет стрелы, [сирийцы] остановились. Вышел вперед какой-то человек из них, и, когда можно было услышать его речь, он сказал: «О мусульмане! Побойтесь Аллаха и вернитесь к вашей общине и вы будете помилованы, несмотря на то, что вы учинили в этой смуте!» 'Амир сказал своему секретарю Кутайбе 564: «Поговори с ним и призови его следовать Книге Аллаха и повиноваться благоугодному всем /277а/ из рода Мухаммада!» Он сделал это, но его не послушали. Рассказывают: «Напали на нас те люди, как один. Дрогнули мы, но не побежали. 'Амир крикнул нам, а он зычно кричал в бою: "О верующие! Вы — первые из верующих, встретившие неверных, сражайтесь же с ними стойко, и Аллах обратит их в бегство!"» [120]

Рассказывают: «Мы бросились на них, а предводитель сидевших в засаде издал боевой клич. И когда они увидели засаду, а мы произвели дружный натиск на них, бросились они бежать и, имея превосходных лошадей, спаслись. Мы убили из них семьсот человек и завладели их скарбом. И написали мы об этом Кахтабе. Когда пришло к нему это письмо, он прочел его и сказал: "Велик Аллах!" И люди стали восклицать "Велик Аллах!", так что лагерь содрогался от этого. Затем он завершил молитву и склонился в долгом земном поклоне. И он написал об этом Абу Муслиму».

Кахтаба узнал о приходе Ибн Дубары и, оставив Асида правителем Рея, в раджабе 31 года 565 двинулся к Исфахану. Он направился по трудной дороге, сокращая путь, пересек пустыню Карие 566, спеша опередить Ибн Дубару, и перевалил через горный проход, [что был] между ним и Исфаханом. Он послал за Абу 'Ауном, и тот прибыл к нему вместе с 'Амиром ибн Исма'илом. Когда Ибн Дубара узнал о приближении Кахтабы, он выступил с Да'удом, направляясь к Кахтабе. Когда [расстояние между ними] было в один фарсах, навстречу им обоим двинулся Кахтаба, имея ничтожное количество конных войск 567 и множество пеших. Начальником над своей пехотой он поставил Абу Шарахила 568 во главе азатов 569. Он сказал ему: «Выстрой своих людей и, когда мы повернем назад /277б/ и расстояние между нами и тобой будет в два полета стрелы, наступай со своими людьми и будь за нашими спинами, чтобы стать нам подмогой!» Затем Кахтаба выстроил своих сторонников. Ибн Дубара приблизился. И когда он увидел Кахтабу, остановился, сложил свой скарб и выстроил своих сторонников. И каждый из них вызывал другого и приглашал к тому, что упоминалось раньше 570, но и тот и другой отвечал отказом своему противнику. [Наконец] Кахтаба крикнул: «О мусульмане! В атаку, подобную вашим славным атакам!» Дошло до нас, что ал-'Акки, находившийся на правом крыле, был первым, кто напал на их левое крыло, на котором был Да'уд ибн Хубайра. Он обратил их в бегство и ворвался в лагерь. Кахтаба, находившийся в центре, бросился в атаку и, оттеснив тех, кто стоял против него, [тоже] ворвался в лагерь. А Ибн Дубара сидел в своем шатре, перед ним были положены кошели с дирхемами, и он возглашал: «Кто принесет голову, тому тысяча дирхемов!» Ибн Дубара был убит. Затем Салим, знаменосец 'Амира, напал на одного человека из них по имени 'Аджара 571, который командовал авангардом Ибн Дубары... 572. Когда центр войска обратился в бегство, он 573 напал на Му-хаммада ибн Нубату 574, который был лучшим витязем племени, и поразил его копьем в бедро. Тот побежал, и знамя, которое оя держал, упало, а они подняли его, перевернув концом древка кверху. Рассказывают: «В это время кто-то вдруг закричал, а это произошло уже тогда, когда знамя 'Аджара было поднято перевернутым: "Убит Ибн Дубара!" И разбежались [121] люди Ибн Дубары и остановились невдалеке. [Опять] закричал кто-то: "Сбросьте шатер!" 575 А когда он был сброшен, бегство стало всеобщим. Люди Ибн Дубары бросились бежать: кого можно было ограбить, был ограблен; деньги, которые были у /278а/ Ибн Дубары для войска, были захвачены, и их расхватали. Голову Ибн Дубары принесли Кахтабе, и ал-'Акки сказал, увидев эту голову: "Как удивительны твои деяния! Что за разжигатель войны, благороднейший в племени! Ты не то, что Наср ибн Саййар, переходивший из одной норы в другую, пока Аллах не поразил его скорбью!"» 576 Эта битва была у Джапалака 577, близ Исфахана, в субботу 23 раджаба 131 года 578. Кахтаба захватил то, что было в лагере Ибн Дубары. Дошло до нас, что [когда] сосчитали захваченных в лагере женщин, то [их оказалось] десять с лишним тысяч благородных женщин, похищенных сирийцами и их войсками из городов и селений, через которые они проходили. Кахтаба отпустил их и отправил в родные места. Он написал о победе Абу Муслиму и послал ему письмо вместе с головой Ибн Дубары 579.

А между тем Абу Муслим и главари хашимитов пребывали в беспокойстве и с тревогою ожидали, что за весть придет к ним о Кахтабе и Ибн Дубаре, ибо она решала исход борьбы между ними и сирийцами. Иракцы тоже внимательно наблюдали за происходящим и пребывали в ожидании того, что придет к ним относительно тех двоих. И начали говорить: «Если победит Ибн Дубара, царство останется за Омейядами, а если победит Кахтаба, дело свершится в пользу Хашимитов». Говорят, когда Абу Муслим прочитал письмо о победе, он произнес:

Мы повиновались господу нашему, а люди ослушались его ... и мы вкусили последствия повиновения ему, вкусили и они...

Поэты много раз прославляли эту победу, и в числе их стихов есть, например, такие 580:

/278б/ Вышел 'Амир ал-Мурри 581 в день Джапалака 582 при наступлении войска Марванидов, ища мести,
К тем, которые ради рода Мухаммада жертвовали собой в день войны и невзгоды.
Там превосходный Кахтаб 583 выстроил свое войско и обнажил среди них правый меч, не торопясь.
И произвел на них истребительный натиск, от которого рассеялось их скопище, страшась истребления.
И был у него лучшим помощником ал-'Акки, охватывавший центр с фланга конницей и пехотой.
А сколько они оставили в сирийском лагере юношей и взрослых, проявивших безрассудство, глупцов!
Его сопровождают хромые гиены, а иногда слетаются к нему неотступные птицы, торопливо подпрыгивая. [122]
Да напоит Аллах людей из Хорасана, которые добились своей мести преступным, повинным в тяжких увечьях!
И утешились души, когда сказали: «Отряды сирийцев отдали [власть, вернув ее] первоначальному обладателю!» 584

Между тем ал-Хасан ибн Кахтаба осаждал Нихавенд. А когда Аллах доставил его отцу победу, тот присоединился к ал-Хасану 585. Он вызвал Асида из Рея и поставил его правителем Исфахана после того, как привел его жителей к присяге. Затем он заключил мир с Маликом ибн Адхамом ал-Бахили на том [условии], что тот выйдет из Нихавенда и отправится, куда захочет, и сдаст город. И слово, данное им Малику об этом, Кахтаба исполнил только в отношении сирийцев, а находившихся в их [войске] хорасанцев он велел задержать и передать своим военачальникам 586. А когда наступило утро, глашатай Кахтабы объявил: «У кого есть пленник — пусть несет его голову!» И их всех перебили. И говорят, что число их достигало трех тысяч человек 587, а среди них — Абу Камил, симнанский изменник 588: он не сдался и сражался до тех пор, пока его не убили. Среди них был и /279а/ сын Насра ибн Саййара 589; его [тоже] убили. Победа [над] Нихавендом была в понедельник 5 зу-л-ка'да 31 года 590. Кахтаба написал Абу Муслиму о завоевании Нихавенда и послал ему головы 591. Тогда только Абу Муслим и отважился [напасть] на обоих сыновей ал-Кирмани и убил их 592. А когда узнал об этом Кахтаба, он привел в пример такие стихи:

Нам — день и куропатке — день; попав в беду, она улетает, а мы не улетаем..

Еще раньше Ибн Хубайра послал 'Убайдаллаха ибн ал-'Аббаса ал-Кинди 593 во главе двадцати тысяч сирийцев и иракцев 594 в качестве своего авангарда. Он двинулся в путь и остановился в Хулване 595. Затем Ибн Хубайра написал ему, приказывая отправиться со своим войском к Нихавенду, дабы помочь находящимся в нем. Но когда он дошел до Тазара 596, к нему пришла весть о том, что Ибн Дубара убит, а Кахтаба расположился у Нихавенда. Он остановился и написал Ибн Хубайре, уведомляя его об этом. Тот написал ему, приказывая вернуться в Хулван. И он возвратился туда и оставался там, пока не узнал о взятии Нихавенда. Тогда Ибн Хубайра написал ему, чтобы он удалился в Ханикйн 597. Ибн Хубайра выступил из Куфы, намереваясь сразиться с Кахтабой. Он остановился в ал-Мада'ине, и сюда к нему собрались остатки разбитых сирийцев 598.

Когда Абу Салама ал-Халлал увидел, что дела у Ибн Хубайры пришли в беспорядок, он отправил своих посланцев и проповедников к бедуинам, кочевавшим поблизости от Куфы и Басры; послал он также и в Мосул 599. Они тайно проникли к ним и призвали их к восстанию. [123]

И нашли они в них готовность тотчас же выступить, ибо те жаждали грабежа и добычи. И появились с нечистыми намерениями знамена в Хулване, /279б/ в области Мосула и в сельских окрестностях Куфы и Басры, Они все писали Кахтабе, ища сблизиться с ним и говоря, что в руках Ибн Хубайры остались лишь областные города. Когда эти письма прибыли к Кахтабе, он обрадовался им и воскликнул: «Велик Аллах!» — и написал на них ответы сообразно с их содержанием.

Когда Кахтаба покончил с Нихавендом, он отправился к Кармисину 600, а правителем Нихавенда оставил Мухаммада ибн Сула 601. Он написал ал-Хасану, приказывая ему продвигаться к Хулвану, выслав свой авангард к Ханикину. А 'Убайдаллах ибн ал-'Аббас ал-Кинди был в Бараз ар-Рузин 602. На него шел Муса ибн ас-Сари 603, будучи авангардом Кахтабы. 'Убайдаллах послал против него военачальника из сирийцев во главе двух тысяч всадников. Они встретили Мусу, убили его и перебили всех, кто был с ним. Они написали об этом Ибн Хубайре, и это усилило его; он послал гонцов с радостной вестью об этом к Марвану 604.

Кахтаба остановился в Хулване в зу-л-хиджжа 31 года 605. Марван же тем временем послал против него по шахразурской дороге 606 'Усмана ибн Суфйана 607 с отборной частью своей конницы. Пришло к Кахтабе сообщение о занятии Шахразура. Он послал Абу 'Ауна 608, и тот остановился в Кал'ат ан-Нусайр 609. Кахтаба приказал ему оставаться там, пока к нему не присоединится 'Амир ибн Исма'ил 610. Он присоединился к нему с тремя тысячами всадников, и Абу 'Аун пошел на Шахразур очень плохой дорогой 611. Кахтаба узнал, что Марван собрал [войска] против тех, кто отправился в этом направлении, и он написал Абу 'Ауну, чтобы тот вернулся к нему. Это письмо прибыло к Абу 'Ауну в то время, когда 'Усман ибн Суфйан уже подошел к нему. Абу 'Аун собрал совет своих сподвижников /280а/, и они посоветовали ему возвратиться. К 'Амиру ибн Исма'илу пришел человек из бану-л-харис по имени 'Аффак ибн Са'ид 612 во главе приблизительна ста человек своего племени и сказал: «Я не считаю правильным то, что думает ваш господин относительно возвращения. Клянусь Аллахом, если вы сделаете это, то вас убьет даже муравей, не говоря о людях! Я лучше вас знаю этих людей: это — беглецы, полные страха перед вами!» 'Амир сообщил о словах этого человека Абу 'Ауну. Абу 'Аун пришел к 'Амиру, встретил того человека и послушался его. Рассказывают: «И напали мы утром на 'Усмана ибн Суфйана с четырьмя тысячами 613, в то время как мы насчитывали у них около десяти тысяч 614. Пришли к Абу 'Ауну его лазутчики и соообщили о приближении 'Усмана. Он выступил, а 'Амир остался из-за своей болезни — у него была сильная лихорадка». Рассказывают: «И двинулись мы на них, а между нами — небольшая гора. [124]

Абу 'Аун выстроил свое войско. И когда мы сближались с ними, вдруг позади нас — голоса и восклицания: "Велик Аллах!" Посмотрели мы — это, оказывается, приближался 'Амир. И он присоединился к нам. И первыми тогда пошли в атаку мосульцы, бывшие с 'Амиром. А вместе с ними бросились в атаку на врага и [остальные] люди. Те продержались совсем немного, потом обратились в бегство, но были перебиты до последнего человека» 615. Рассказывают: «'Аффак ибн Са'ид посоветовал Абу 'Ауну продвигаться к Мосулу, ибо Марван нанес смертельную обиду его жителям и поступал с ними дурно; и как только они услышат весть о призыве — [сразу же] оденутся в черное и примкнут к нему 616. Он согласился с его словами и пошел к Мосулу 617. И люди присоединились к нему и присягнули ему. К нему собралось десять с лишним тысяч человек 618. Он остался в Мосуле и проведал о том, что Марван продвигается к нему 619». /280б/ Затем Ибн Хубайра направился к Джалула' 620, расположился в ней, окружил себя неприступным рвом и собрал фураж и военное снаряжение, предполагая, что эта война затянется. А один из его племянников сказал ему: «Этот окоп навлек несчастье на персов, которые окопались в нем в дни 'Умара, а Аллах даровал победу над ними мусульманам» 621.

Пришло тогда к Кахтабе послание от Абу Саламы: «Марван заключил в темницу имама Ибрахима, а я приготовил двух человек, чтобы послать их с деньгами, которые бы они употребили на его освобождение». Он также написал ему: «Ибн Хубайра с огромным войском расположился в Джалула', но я уверен, что Аллах завершит успехом дело нашей державы и нашего призыва. Я полагаю, что тебе следует обойти армию Ибн Хубайры и поспешить к Куфе, потому что жители Куфы все с тобой и разделяют твои мысли, ибо они единодушны в гневе на Омейядов. Пересеки же эти каналы, что между тобой и Куфой, и постарайся раньше Ибн Хубайры [войти] в нее, ибо, если она перейдет в наши руки, мы сможем одолеть Ибн Хубайру, и умножится число тех, кто станет сражаться вместе с нами». Когда он прочел это послание, то сказал: «Клянусь Аллахом, он дает верный совет! И я поступлю так, как он приказывает». Он очень сильно печалился заточению имама Ибрахима, так что это было заметно в нем, и приводил этим в волнение тех,. кто его видел. И они говорили: «К нему пришло неприятное известие».

Кахтаба двинулся из Хулвана; впереди себя он послал военачальников, а позади себя поместил охрану и обошел построенное войско. Он приказал им, чтобы никто не отделялся от отряда своего предводителя, а сам во главе центра двинулся на Каср Ширин 622, оттуда же он отправился в Ханикин. Он собрал свое войско /281а/ и приготовился так, как приготовляется тот, кто хочет сразиться. Он распустил в своем лагере слух, что хочет окопаться напротив Ибн Хубайры, и послал Абу Ганима 623 [125] во главе конного отряда производить нападения на фланги сторожевых отрядов Ибн Хубайры. Ибн Хубайра выслал против него начальника шурты Зийада ибн Сувайда ал-Мурри 624. Кахтаба догнал Абу Ганима, приблизился к Зийаду, и глашатай Кахтабы объявил: «Мы призываем вас следовать Книге Аллаха и сунне его Пророка, Мухаммада, и повиноваться благоугодному всем из рода Мухаммада!» Зийад ответил: «Вы оставили эту Книгу и эту сунну и откололись от общины!» Кахтаба воскликнул: «Велик Аллах!» и сказал: «Свидание между нами и вами будет на этом поле завтра или послезавтра». И он удалился, говоря: «Завтра вы узнаете, кто обманщик, надменный!» 625 Он отправился к своему лагерю. Ибн Хубайра не сомневался в полученном им известии о Кахтабе, что он встретит его на своем месте у Джалула'. А между тем Кахтаба уже послал к Тамарра 626 узнать о броде и получил весть об этом. Когда наступила первая часть ночи, он вышел из Ханикина к Тамарра и сделал вид, что хочет идти на ал-Мада'ин. Он переправил [через реку] большую часть войска 627, а [сам] остался с лучшей частью своей конницы. Когда наступило утро, к Ибн Хубайре пришли его лазутчики и рассказали ему, что Кахтаба ушел, переправился через Тамарра, направляясь в ал-Мада'ин. [Ибн Хубайра тотчас же покинул свой лагерь в Джалула'] 628 и не останавливался нигде, пока не прибыл в ад-Даскару 629. Это сообщили Кахтабе. Он вернулся [с отобранным им конным] отрядом, подошел к Джалула' и захватил оставленное Ибн Хубайрой оружие, фураж и снаряжение, и увез то, что было не тяжело для него. И ... 630 и он послал против войска Ибн Хубайры свою конницу, ища ... 631 /281б/ [надеясь улучить] оплошность или [захватить] отдельных [людей]. Он обнаружил, что те люди укрылись в укреплении, и вернулся к своему войску 632. Он расположился около холма 'Укбара' 633 и стоял [там], делая вид, что хочет идти на ал-Мада'ин, пока не переправились все его люди. Затем он выступил, направляясь к Тигру. А еще до этого он выслал людей собрать ему средства переправы и суда и переправился к Авана 634. Это сообщили Ибн Хубайре, и он поспешил к мосту ал-Мада'ина и переправился по нему. А Кахтаба поспешно двинулся в направлении ал-Анбара 635, послав Хазима 636 в столицу ал-Анбара. Тот захватил [тамошнего] правителя Ибн Хубайры и убил его вместе с группой его товарищей, сплавил обнаруженные им суда к Кахтабе, и тот переправился на них на западный берег Евфрата 5 мухарамма 32 года 637. И написал Кахтаба Абу Саламе, извещая его о своей переправе через Евфрат. Когда его письмо пришло к Абу Саламе, тот послал гонца к Мухаммаду ибн Халиду ибн 'Абдаллаху ал-Касри 638 сказать ему: «Ты давно желал этого дня, и вот дождался его! Надень же открыто черную одежду и выступи со своими мавла, родичами и теми, того выдвинул 639 твой отец!» Он ответил ему согласием и собрал тысячу [126] человек из них. Абу Салама подстрекал и других людей последовать за Мухаммадом ибн Халидом, и они сделали [это]. Начались разговоры и жители Куфы пришли в волнение. Весть [об этом] дошла до Зийада ибн Салиха, начальника шурты Ибн Хубайры 640, и он бежал из замка. Мухаммад ибн Халид пошел к этому замку, но в нем не оказалось [никого. Тогда он направился] 641 к соборной мечети, поднялся на минбар и объявил о низложении Марвана... 642 Это произошло 6 мухаррама 643. И выступил Кахтаба... 644 и шел вровень с ним: этот — вдоль восточного [берега] Евфрата, а тот — вдоль /282а/ западного 645. Смотрел Кахтаба на сирийцев и говорил: «Если бы нам удалось переправиться к ним, то я бы надеялся, что Аллах лишит их помощи этим же вечером!» И едучи так, он повстречал бедуина, который погонял своего осла. Кахтаба спросил его: «Чей ты?» Он ответил: «Из таитов». Кахтаба сказал: «Добро пожаловать, ты — сын моего дяди! 646 Не знаешь ли ты поблизости брода, через который бы нам перейти к этим неверным?» Тот ответил: «Да. Этот брод перед тобой, и воды мало». И указал этот бедуин брод 647. Кахтаба велел остановиться, и они остановились близ замка и смотрели на воинов Ибн Хубайры, которые двигались вразброд, а Ибн Хубайра опередил их, чтобы найти место для лагеря. И переправился к ним 'Абдаллах ат-Та'й 648 и группа военачальников Кахтабы со своими людьми. И напали они на тех, кто был поблизости, и перебили некоторое количество. Люди бросились бежать, а между тем подошел с большим отрядом Мухаммад ибн Нубата, стоявший во главе арьергарда Ибн Хубайры. Люди собрались к нему, сложили свой скарб и поставили шатер Ибн Хубайры. Кахтаба послал своих людей, чтобы они оказали поддержку переправившимся ранее. Однако Мухаммад ибн Нубата превосходил их числом, одолел их и осадил в укреплении, где они укрылись. Вечером люди Кахтабы обратились к нему за помощью. Кахтаба переправился [к ним] с всадниками. Он приказал, чтобы каждый всадник перевез пешего. И когда Кахтаба переправился, он произвел сильную атаку и обратил их (т. е. войска Нубаты) в бегство. Но они обошли его с флангов и оттеснили к берегу, говоря: /282б/ «О боже, доверши!...» Затем Кахтаба напал на них [снова] и обратил их в полное бегство 649. Возвратились хорасанцы и обнаружили исчезновение Кахтабы. Одни из них говорили: «Когда его конница произвела этот натиск, — а он стоял на подмытом снизу берегу, — этот берег обвалился вместе с ним в Евфрат, и он утонул». А другие говорили, — и это как раз то, с чем согласны все: «Переправляясь через [реку] вместе с остатками людей, он ошибся бродом и утонул 650». Они заночевали на том месте, а когда настало утро, они пришли в лагерь Ибн Нубаты и захватили имевшийся в нем скарб и оружие. Когда они не нашли своего господина, тяжка стала их печаль, и они испугались, что их ряды дрогнут. [127] Тогда военачальники собрались и согласились на избрание Хумайда ибн Кахтабы, присягнули ему и передали ему командование 651. Гибель Кахтабы была 8 мухаррама 652.

Когда разгром Ибн Хубайры стал полным, сам он со своим знаменем оказался у разожженного огня [на расстоянии] одного фарсаха от места битвы. Сирийцы толпами проходили мимо него, а он кричал: «Я — Ибн Хубайра! Ко мне, ко мне!» Но ни один не повернул к нему; и они ушли, не зная о гибели Кахтабы. Множество сторонников Ибн Хубайры ушло от него незаметно: одни из них присоединились к Мухаммаду ибн Халиду, а другие отступили к Фам ан-Нил 653. Он написал Марвану, что он храбро сражался и разбил врага, и что «пропал Кахтаба, их главарь, но люди разбежались у меня, и я отошел к Васиту 654 с оставшимися со мной верными людьми, пока не соберутся люди и не станут снова /283а/ повиноваться. [А кроме того], находясь в Басите, я отвращаю угрозу их (т. е. хорасанцев) повелителю верующих». Когда Марван прочел его послание, он сказал: «Горе мне от сына лысой! Кахтабу убивает и вместе с тем бежит и дает разбежаться сирийцам!»

Затем Абу Салама известил Хумайда о том, чтобы он вступил в Куфу, [сохраняя] наилучший внешний вид, в полном вооружении и с развернутыми знаменами 655. Он так и сделал: построил свое войско, отправил их отдельными конными отрядами, и они дошли до канала бану-сулайм 656. Абу Салама тоже выступил открыто и объявил о своем деле. Хумайд послал к нему ал-'Акки 657 с тысячью человек, Хазима 658 с тысячью и Бассама 659 с тысячью 660. Абу Саламе, а он был в своем доме, привели буланого коня с черным хвостом и гривой 661, стоившего двенадцать тысяч дирхемов, оседланного и взнузданного, и он сел на него, а ал-'Акки, Хазим и Бассам спешились и поцеловали его руку. Подошли к нему знатнейшие [из тех], кто был с ними, чтобы поцеловать его руку и призвать на него благословение божие. Он двинулся к лагерю, а [там] один встречал другого и спрашивал: «Ты видел Бу Саламу?» 662 И когда он говорил: «Да», тот обнимал его и целовал из почтения к Абу Саламе. Это было в пятницу 10 мухаррама 663. Люди подчинились ему, слушались его и повиновались его приказу. Он провел эту ночь, а вокруг его палатки ходили [дозором] хорасанцы. Когда настало утро, он собрал военачальников и виднейших людей войска, взошел на минбар и воздал хвалу Аллаху и восславил его. Затем сказал: «Воистину, Аллах почтил вас этим благословенным делом, к которому постоянно благоговейно готовились сердца! Аллах отличил им вас и сделал вас его приверженцами. Да! Поистине, другие будут обладать /283б/ в нем лишь тем, что останется после вас, а почет кому-либо в нем будет только после вас, и подле имамов ваших место их будет не иначе, как ниже вашего. Да! Это — ваша держава! Примите [128] же ее и убедитесь в помощи Аллаха вам, как это было его обычаем в тех испытаниях, которым он вас подвергал. И то, что прошло, пусть будет вам назиданием в том, что придет!» [Он сказал это] в пространной речи, смысл которой таков 664. Люди заговорили и подтвердили свое повиновение и крепость своего убеждения. Снова и снова возглашали они: «Велик Аллах!», и лагерь содрогался от этого. А когда они утихли, Абу Салама сказал: «Семья проклятого дома 665 обычно назначала своему войску в год 300 дирхемов, а я устанавливаю содержание каждого из вас 80 дирхемов в месяц и буду отличать ваших военачальников и наиболее усердных из вас высоким жалованьем, которое я буду назначать каждому из них по мере его заслуг. Так радуйтесь же и будьте довольны, воздайте хвалу Аллаху за его милость к вам! И считайте, что имам ваш — среди вас и дарует гораздо большее, нежели то, на что вы надеялись!» 666. И воскликнули они: «Велик Аллах!» — да так, что лагерь задрожал от этих восклицаний. Затем он перешел и расположился лагерем у Хаммам А'йан 667. Он оделил войско и положил содержание человека в месяц 80 дирхемов и назначил приближенным, военачальникам, накибам и «людям добычи» 668 от одной тысячи до двух тысяч, а тем, что ниже их, — от двухсот до одной тысячи. Затем он назначил Абу-л-Джахма 669 ведать диваном войска, Абу Ганима 670 — ведать шуртой, Убайдаллаха ибн Бассама 671 — ведать личной стражей (уарас), Мугиру ибн ар-Раййана 672 — ведать ха-раджем, а 'Амрувайха аз-Заййата назначил своим уаджибом. Управ ление государственными землями (савафи), наделами (катал'и') /284а/ и сокровищницами взял на себя 'Абд ас-Салам ибн Ну'айм ал-Гамиди 673. Затем Абу Салама послал в казну и выдал из нее всему войску согласно тому, что он каждому назначил. И это было первое, что получили из дивана Аббасидов. Он отправил правителей в прочие области и послал войска вслед Абу 'Ауну 674, так как тот написал ему, что сразился с одним из конных отрядов Марвана, переправился через Малый Заб и двинулся к Большому Забу 675. Он выслал к нему военачальников и написал Абу Муслиму, прося у него подкрепления войском, чтобы бороться с Марваном. Абу Муслим обычно писал ему: «Эмиру Хафсу ибн Сулайману — везиру рода Мухаммада», а тот писал ему: «Эмиру 'Абд ар-Рахману ибн Муслиму — доверенному рода Мухаммада» 676.

А теперь мы расскажем о заточении Ибрахима ибн Мухаммада и его убийстве. Об этом рассказывают разное 677: мы изложим это, сохраняя противоречие версий. Говорят, что Марван узнал о делах Ибрахима, за которые заточил его, так. В 129 году 678 Ибрахим совершал хаджж и вместе с ним совершал хаджж 'ахтаба. В Мекке Ибрахима встретил 'Абдаллах ибн Хасан ибн Хасан ибн 'Али ибн Абу Талиб 679 и попросил у него денег в долг, узнав, что Кахтаба доставил ему деньги [129] из Хорасана. Ибрахим спросил: «Сколько ты хочешь?» Тот ответил: «Я хочу четыре тысячи динаров». Ибрахим ответил: «Клянусь Аллахом, у меня их нет, но вот — тысяча динаров, — возьми их себе как подарок!» И он приказал 'Урве, своему масла 680, отнести их 'Абд-аллаху. И они удалились, возвращаясь из хаджжа. А когда они пришли в Медину, /284б/ 'Абдаллах ибн Хасан устроил угощение, позвал к себе в свою семью и пригласил Ибрахима. Когда они поели, 'Абдаллах сказал Ибрахиму — а он [до этого] заходил к нему и уверился в его деле: «Дошло до нас, что жители Хорасана начали действовать в пользу нашего дела. Вот, если бы нам обсудить это и избрать из нас человека, который бы стал во главе этого дела!» Ибрахим ответил: «Мы соберем наших шейхов и подумаем об этом, и это дело никак не уйдет». С этим они и разошлись. И увеличилась у 'Абдаллаха уверенность в том, о чем ему донесли. Ибрахим удалился в свое жилище в аш-Шарат и продолжал вести дело призыва. И узнал Марван, что люди открыто призывают к благоугодному всем из рода Мухаммада. Марван сказал: «Шейх этого дома и старейший из них годами — 'Абдаллах ибн ал-Хасан, как ему подходит быть главою этого дела!» Он послал к нему и велел ему прийти, а сам он был в Харране. И сообщил ему Марван о том, что ему стало известно о призыве, и о том, что он подозревает его в этом. 'Абдаллах ответил ему: «Не я виновник этого дела, виновник — Ибрахим ибн Мухаммад ибн 'Али, он-то и есть смутьян. А до него подобного же образа мысли придерживался его отец. Так что имей дело с ним!» Марван заставил его поклясться в непричастности к тому, в чем его подозревали, и тот поклялся ему. Марван принял его клятву, щедро одарил его и отпустил 681.

Говорят также, что один человек из бану-Тамим по имени Курайз ибн Маджжадж пролил кровь в своем племени в Басре, устрашился и бежал в Хорасан. Он изменил свое имя, назвался 'Абд ал-Каримом и принял кунью Абу-л-'Ауджа'. /285а/ Он неотлучно сопровождал Лахиза ибн Курайза и ал-Касима ибн Муджаши' и целиком предался им на положении товарища. Они посвятили его в свое дело и призвали его примкнуть к их пропаганде. Он примкнул и усердно действовал с ними, так что стал известен верностью и силой убеждения. Абу Муслим отправил его с Абу Хумайдом 682 к Ибрахиму с тем, что он обычно отправлял. Когда они были в Тадморе 683, 'Абд ал-Карим заболел или притворился больным. Он остался там и сказал Абу Хумайду: «Иди! А я, если почувствую себя лучше, догоню тебя». Когда Абу Хумайд ушел, 'Абд ал-Карим отправился в Харран, встретил кого-то из приближенных Марвана и сказал ему: «Я свой человек! Я осведомлен об обстоятельствах пропаганды, которая открылась на востоке, и знаю ее главу». Тот доставил его к Марвану, и он сообщил ему историю [130] своего вступления в дело призыва и ухода своего из него, о своей непричастности к его приверженцам, о посылке его Абу Муслимом с тем, кого он послал, и прибытии его к Ибрахиму. И он отдал Марвану послание Ибрахима к Абу Муслиму. Когда Марван прочитал его, он позвал 'Абд ал-Хамида ибн Йахйу, своего секретаря, и сказал ему: «Послушай слова этого человека!» И тот повторил ему свой рассказ. 'Абд ал-Хамид сказал: «Дальше уже идти некуда!» Марван наградил 'Абд ал-Карима, назначил ему высокое жалованье и сказал ему: «Уходи' присоединись к Абу Муслиму, следи за ним и пиши мне о его делах!» 'Абд ал-Карим вернулся к Абу Муслиму и всегда был с ним до тех пор, пока Абу Джа'фар 684 не овладел ал-Джазирой, а 'Абд ал-Карим был в его войске. И он назначил его правителем /285б/ Дара 685. [Вести о нем] дошли до Абу-л-'Аббаса после его победы, и он написал о нем Абу Джа'фару. Тот послал в Дара, вызвал его и отсек руки и ноги, а затем отрубил ему голову 686.

И еще говорят, что имам Ибрахим велел Абу Муслиму и двенадцати накибам скрывать его имя, опасаясь Марвана. А Марван сказал: «Как бы мне узнать имя того, чья партия в Хорасане?» И один человек, стоявший позади него, сказал: «Я разведаю тебе, о повелитель верующих!» Он отправился и пришел в лагерь Кахтабы в то время когда тот разбил Нубату ибн Ханзалу и вступил в Джурджан. Пришел этот человек и приветствовал его, титулуя эмиром. Затем сказал «Я пришел, чтобы присягнуть тебе». Кахтаба сказал ему: «Присягай!» Этот человек сказал: «Кому мне присягать?» Кахтаба ответил: «Благоугодному всем из рода Мухаммада». Тот человек сказал: «Это — безличная присяга, ее обязательство не будет действительным». Кахтаба спросил: «Почему?» Тот ответил: «А как ты думаешь, если жители каждой области возьмут человека из рода Мухаммада, назовут его благоугодным всем и скажут: "Благоугодный всем с нами и среди нас", — кому же из них будет тогда принадлежать моя присяга?» Кахтаба прикрикнул на него, сказав: «Присягай!» Но тот человек ответил: «Я присягну лишь тому, чье имя я узнаю». Между тем войско внимательно следило за этим разговором, и Кахтаба испугался за себя и того, что тот посеет раздор в войсках, и сказал: «Присягай Ибрахиму ибн Мухаммаду ибн 'Али ибн 'Абдаллаху ибн ал-'Аббасу ибн 'Абд ал-Мутталибу!» А Ибрахим был в то время в аш-Шарате. И вернулся этот человек в Харран и сообщил Марваву 687.

Как бы там ни было, Марван узнал о том деле и написал Му'авии... /286а/ ибн ал-Валиду ибн 'Абд ал-Малику 688, который был его наместником в Дамаске: «Напиши правителю ал-Балка 689, чтобы он отправился в Карар и ал-Хумайму 690, схватил Ибрахима ибн Мухаммада, наложил на него оковы и послал его тебе, а ты отправишь его к повелителю [131] верующих». Пришел правитель ал-Балка' к Ибрахиму в то время, как он сидел в мечети этого селения 691. Его схватили, доставили в Харран и ввели к Марвану. Тот упрекал его и бранил, а Ибрахим ответил ему резкими словами 692. Затем он сказал: «О повелитель верующих, я думаю, [что] то, что рассказывают люди про тебя о твоей ненависти к потомкам Хашима, сущая правда. И что у меня общего с тем, что ты [мне] приписываешь?» Марван сказал: «Да воздаст тебе Аллах по твоим гнусным деяниям! Аллах — велик он и славен! — не наказывает за первый грех! 693 Уведите его в темницу!» 694 Рассказывают: «И продержали они его в заточении некоторое время. Затем он послал людей, они вошли ночью в темницу и удушили Ибрахима и 'Абдаллаха ибн 'Умара ибн 'Абд ал-'Азиза. А когда наступило утро, оба они были найдены мертвыми». А говорят, что его голову сунули в мешок с известью 695.

И рассказывают, что Му'авийа ибн ал-Валид послал Ибрахима к Марвану. И когда Ибрахим прибыл в Халаб 696, он написал Абу Муслиму послание с одним из мавла 'Абдаллаха ибн 'Аббаса, по имени 'Абдаллах ибн Хилал 697, который проживал в Халабе. В нем было написано: «Во имя Аллаха милостивого, милосердного, нет божества, кроме него! Он непременно соберет вас ко дню воскресения — нет сомнения в том. Кто правдивее Аллаха в рассказе?" 698 А затем, — если вы увидите меня убитым или умершим, то да не отвратит [это] вас от защиты правды, ибо, клянусь тем, в кого веруют верующие, Аллах завершит успехом ваше дело и возвеличит ваш призыв, непременно сделает явным ваше право и вашим мечом истребит тиранов из сынов Умайи. Один из моих братьев непременно /286б/ станет халифом, которому будут повиноваться, и имамом, за которым будут следовать, а это — Абдаллах Младший, сын хариситки. И [Аллах] непременно принесет ему, в дар голову Марвана ал-Джа'ди! 699 И да не закрадется ни в кого из вас, если вы лишитесь меня, ни сомнение, ни колебание! И Аллах да будет вашим заступником!» И это было последнее его послание своей партии. Он написал такое же письмо Абу Саламе с ал-Мухалхилем ибн Сафваном 700, а также Кахтабе 701.

Говорят, что Марван при заточении Ибрахима в темницу сказал: «В этой темнице — трое из сыновей твоего дяди, они для тебя пример». Они заточили его в доме, в котором были заключены ал-'Аббас ибн ал-Валид ибн 'Абд ал-Малик 702, 'Абдаллах ибн 'Умар ибн 'Абд ал-'Азиз 703 и Мухаммад ибн Му'авийа ибн 'Абдаллах ибн Джа'фар 704. И говорят, что [один] день Ибрахим навещал 'Абдаллаха ибн 'Умара ибн 'Абд ал-'Азиза 705, а [другой] день 'Абдаллах навещал его. Принес ему однажды посланец 'Абдаллаха савик 706 и молоко и сказал: «Твой брат говорит тебе: "Я отведал этого молока и савика и нашел их приятными и хочу, чтобы и ты отведал их"». Взял его Ибрахим, выпил и тотчас же занемог [132] и почуствовал себя совершенно разбитым. А это был день, в который он обычно ходил к 'Абдаллаху ибн 'Умару. 'Абдаллах ждал его с нетерпением 707, а Ибрахим послал к нему сказать: «Когда я выпил то молоко, которое ты прислал, я тотчас занемог». Испуганный 'Абдаллах пришел к нему и сказал: «Нет, клянусь тем, кроме которого нет божества, не пил я сегодня молока и не посылал его тебе! "Поистине, мы /287а/ принадлежим Аллаху и к нему возвратимся! 708 Клянусь Аллахом, против тебя употребили хитрость!» В темнице вместе с ним был гулам по имени Сабик, которого ему подарил кто-то из хорасанской партии 709. Когда Ибрахим почувствовал яд, которым он был напоен, он написал письмо, отдал его Сабику, тайно сообщил ему что-то и отослал его той же ночью. А утром он был мертв. Спросили Сабика, и он ответил: «Он приказал мне передать Абу-л-'Аббасу привет и уведомить его о том, что он умер и что Абу-л-'Аббас — тот, кому он завещает исполнить приказанное ему имамом Мухаммадом ибн 'Али». В письме было написано следующее: «Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Да хранит тебя Аллах, о брат мой, той охраной, которую дает вера, и наделит тебя добром и даром творить благодеяния! Послание мое к тебе из Харрана, написанное в момент, когда я нахожусь на пороге того, что неизбежно. А когда это случится, то ты — имам, который утвердит наше дело и будет блюсти святыню наших ближайших пособников и наших проповедников, и с помощью которого Аллах завершит успехом то, корни чего посадили мы и те, кто был прежде нас. Бойся Аллаха и повинуйся ему, о брат мой, в твоих словах и деяниях и будь праведен в твоих намерениях, чтобы дела твои были успешны. И прими заповедь [мою] быть добрым к последователям нашего призыва и к нашим приверженцам, сохрани 'Абд ар-Рахмана 710 доверенным и радетелем о делах наших и возвести людям Хорасана о той покорности нам, которую по его примеру им надлежит возлюбить. Да не будет ни у тебя, ни у твоей семьи иной мысли, как уйти из ал-Хумаймы к нашим пособникам и помощникам среди жителей Куфы, которые скроют вас и охранят от тех, чьего вероломства и доноса вы опасаетесь. А я вверяю охране Аллаха тебя /287б/ особенно, а также и всех тех, кто с тобой из нашей семьи. И да будет над тобой мир и милосердие и благословение Аллаха!» 711

И говорят, что партия в Хорасане узнала о деле Абу-л-'Аббаса от Йактина ибн Мусы ал-Куфи 712 — одного из сильных суждением проповедников. Дело в том, что когда Ибрахим был заточен, Йактин сказал приверженцам, для которых было неясно дело с преемником Ибрахима: «Я узнаю для вас [об этом]». Он направился в Харран, стал на пути Марвана ибн Мухаммада и сказал: «Аллах! Аллах! О повелитель верующих, я — торговый человек, принес в ал-Хумайму кое-какие свои товары, [133] и меня привели к одному человеку, благообразному и почтенного вида. Он купил у меня товар, а уплату мне за него все откладывал и откладывал, пока не пришли твои посланцы и не схватили его, и он теперь в твоей темнице. И если тебе заблагорассудится взыскать с него то, что мне следует, то сделай [это]!» Марван сказал одному из слуг: «Когда я пойду на молитву, ты отведи этого человека к Ибрахиму и скажи ему, пусть он выдаст этому человеку то, что ему следует!» Слуга отвел Йактина к Ибрахиму. Когда Йактин увидел его, он сказал ему: «О враг Аллаха! Кому поручаешь ты меня и кому велел ты отдать то, что мне следует?» Ибрахим узнал его и сказал: «Да сохранит тебя Аллах! — сыну хариситки». И вернулся Иактин к партии и сообщил им, что Абу-л-'Аббас — преемник Ибрахима. И из-за этого эти люди были очень преданы ему. Да! 713

Вернемся к порядку рассказа. Ибрахим умер и был погребен в предместье Харрана, в некоем месте, которое ныне называют «могилы курайшитов» 714. Он скончался в 132 году 715. Рассказывают также, что /288а/ когда дело Ибрахима стало для Марвана серьезным, он собрал своих помощников, доверенных людей, своих детей и людей, сведущих в государственных делах, и держал с ними совет. Но никто из них не привел ничего, что удовлетворило бы его. Среди них был 'Абд ал-Хамид ибн Йахйа, секретарь, но он молчал, не высказывая ничего. Когда же те, кто был у Марвана, поднялись, Марван задержал 'Абд ал-Хамида и сказал ему: «Я видел, что ты молчал, когда говорили те, кого ты [здесь] видел. Так, каково же твое мнение? Ведь это не то дело, о котором можно молчать такому, как ты, по твоему положению при мне и по степени моего доверия к тебе!» Он ответил: «О повелитель верующих, у меня есть мнение об этом, но я колеблюсь, открыть ли его тебе или умолчать, и мною овладевает нерешимость, как быть. Искреннее желание добра тебе и себе вместе с тобой [побуждает меня] открыть его; если же умолчать о нем, то [это] из боязни перед тобой и нежелания противоречить тебе». Марван сказал: «Когда это ты скрывал от меня что-нибудь из своих мнений и добрых советов, хотя бы они расходились с тем, что мне нравилось?» А он ответил: «О повелитель верующих, это дело не похоже на что-нибудь, что бывало. Это — такое дело, в котором есть некая грубость. Я боюсь стать тебе из-за этого в тягость и вызвать твои подозрения». Марван сказал: «Ты же хорошо знаешь, что никто не пользуется у меня большим доверием, чем ты; так говори же сообразно с этим!» Он спросил: «А ты примешь благосклонно, не станешь подозревать [меня]?» Он ответил: «Да». Он сказал: «О повелитель верующих, этот человек праведен заслугами и хорошо известен своим происхождением и своим родством с пророком, — да благословит его Аллах! — между тем та опасность с его стороны, [134] которой мы страшимся, стала серьезной. Я всегда думал, что тебе следует целиком привлечь его на свою сторону и устранить вред, причиненный людьми, которые призывают /288б/ к нему, расположив его к себе и вступив в свойство с ним; и что тебе следует послать к нему, прежде чем откроется его дело, и настоять на его присяге тебе, выдать за него замуж одну из своих дочерей, которыми полон этот дворец, и дать ему в управление ал-Джазиру; а раз ты одаришь его, почтишь родством с собой и дашь вкусить сладость твоей власти — он будет в твоем войске. И тем более тогда ему надлежит благодарить тебя и опасаться дурных превратностей судьбы, если он проявит неблагодарность тебе. А если Аллах судит, чтобы его приверженцы рассеялись вследствие того, что ты устроишь в его деле, то справедливо, чтобы это было так, — раз ты вступил с ним в родство, покровительствовал ему, оказал милость и хорошо обошелся с ним. Вот если бы ты предупредил его [действия] тем, что я описал, не пытаясь опутать его какой-нибудь хитростью, то это не причинило бы тебе ущерба и не спутало бы твоих планов!» И опустил Марван голову, долго не отвечая ничего. Когда Абд ал-Хамид увидел это, то, не находя никаких доводов, чтобы предотвратить его гнев и неодобрение своим словам, сказал: «О повелитель верующих, неужели ты станешь мстить этому человеку с такой религиозностью, с таким достоинством и [при] его родстве с тобою?» Тот ответил: «Нет, но если бы ты сказал все это до того, как его дело приняло серьезный оборот и из-за него пролилось много крови, то твой совет было бы невозможно отвергнуть. Однако уже случилось то, что ты видишь, и в Хорасане и иных местах из-за него убито много народу из наших приверженцев, и это делает негодным то, что ты теперь сказал. Притом же он и сам знает, что это [было бы] из-за нашего страха перед ним, если бы я выполнил сказанное тобою, [теперь], когда он почти отнял то, чем мы владеем. И как мы изгоним их войска из Ирака в то время, как они перебили тех, кто /289а/ защищал его от них, и почти завоевали его?!» 'Абд ал-Хамид сказал: «О повелитель верующих, перед тобой два исхода, одного из которых тебе не избежать: или [дело обернется] в твою пользу, — тогда, клянусь Аллахом, тебе не повредит и не опорочит тебя родство с этим человеком и то, что ты оказываешь ему почтение из-за его родства с тобой; напротив, Аллах прибавит тебе добра и наградит тебя за это, и об этом пойдет хорошая молва; или же [дело обернется] против тебя, — тогда, что бы ни произошло, милость твоя этому человеку [станет] явной и известной, а также и благодеяние твое, то, что ты выдал за него замуж свою дочь и дал ему свою защиту, [будет] хорошо известно и неопровержимо». Марван ответил: «Я не отвергаю того, что ты сказал, но только момент сейчас трудный, и это — несвоевременно. Если бы я поступил с ним так, то его положение [135] только бы укрепилось, а сирийцам это не прибавило бы ничего, кроме почтения к его делу и стремления искать близости к нему и отдалиться от нас и последовать за ним, из страха перед его войсками и желания поддержать его, поскольку мы открыто признали величие его достоинства». И он не согласился с 'Абд ал-Хамидом. И рассказывают 716, что он сказал ему: «Чтобы такой, как я, стал выставлять женщин против превратностей судьбы?! Клянусь Аллахом, я никогда не сделаю этого!» А этот 'Абд ал-Хамид был умным секретарем, который вошел в пословицу своим искусством составлять письма и своим красноречием, и ему приписывают всякие достоинства.

Рассказывают также 717, что Марван ибн Мухаммад сказал ему однажды: «Мы бывало читали в книгах, что власть перейдет к этим людям и уйдет от нас и что мы будем вынуждены подчиниться им, — он разумел потомков ал-'Аббаса, — так ты пойди к ним, ибо я надеюсь, что ты займешь у них высокое положение и принесешь мне пользу в том, что я оставлю после себя, и во многих моих делах!» 'Абд ал-Хамид ответил ему: /289б/ «А как же мне сделать, чтобы все люди узнали, что это — по твоему совету, когда им станет известно, что я изменил тебе и перешел к твоему врагу?» И продекламировал:

Втайне я верен, потом делаю вид, что предал, а кто же даст людям возможность оправдать меня по видимости дела?

И опять:

Вина моя явна, не сомневается в ней порицающая [меня], между тем как то, что может меня оправдать, скрыто.

Затем он сказал: «То, что ты мне приказываешь, — самое полезное для тебя [и состоит] в видимом положении дела, в то время как для меня оно всего неприятнее. Я твердо буду с тобой, пока Аллах не дарует тебе победу или же я не буду убит подле тебя». И он стойко держался вместе с ним до тех пор, пока его дело не кончилось тем, о чем он говорил. И мы укажем на это, когда дойдем до конца повествования о Марване 718.

Вернемся к порядку рассказа 719. Когда Абу-л-'Аббас, находившийся в ал-Хумайме, получил письмо Ибрахима через Сабика, он отправился вместе с бывшими с ним членами его семьи и прибыл в Куфу в сафаре 32 года 720. Абу Салама ал-Халлал тайно поселил их в [квартале] бану-ауд, в доме ал-Валида ибн Са'да, мавла Хашимитов 721.

А когда они вышли из ал-Хумаймы, с ними был 'Иса ибн Муса, и говорят, что он [при этом] сказал: «Вот отряд всадников в четырнадцать человек, которые покинули свои жилища и семьи свои, ища того же, что ищем мы, — огромны их замыслы, велики души их и сильны их сердца!» 722. [136]

И рассказывают 723, что Да'уд ибн 'Али и его сын 724 были в Ираке и вышли, направляясь в Сирию. В Думат ал-Джандал 725 их встретил Абу-л-'Аббас вместе со своим братом Абу Джа'фаром, некоторыми из своих дядей и родичей и несколькими из их мавла. Да'уд спросил их: «Куда вы направляетесь?» И рассказал /290а/ ему Абу-л-'Аббас о случившемся с ними и [сказал], что они направляются в Куфу, чтобы выступить в ней открыто и сделать явным свое дело, потому что пособники их и их проповедники открыто выступили там и овладели городом. Да'уд сказал: «Ты идешь в Куфу, между тем как шейх Омейядов, — он разумел Марвана, — в Харране во главе сирийцев и джазирцев, угрожая Ираку, а шейх арабов, — он разумел Йазида ибн Хубайру, — в Ираке во главе именитейших арабов?» Абу-л-'Аббас ответил: «О мой дядя! Кто дорожит своей жизнью, тот пребывает в унижении» 726. И привел в пример стихи ал-А'ша 727:

Смерть, если я умру не слабым, не позор, когда душу погубил демон ее...

Тогда Да'уд, обращаясь к своему сыну, сказал: «Клянусь Аллахом, сын твоего дяди говорит правду! Вернемся с ним! Поживем удостоенными славой или умрем благородными!» И они вернулись с ними.

И со слов многих почтенных лиц рассказывают 728, что сам Абу-л-'Аббас ас-Саффах и его семья тайно прибыли в Куфу к Абу Саламе. А он скрыл их прибытие и вознамерился решить дело советом 729 между потомками 'Али и ал-'Аббаса, — да будет благоволение Аллаха над ними обоими! — чтобы они избрали из своей среды того, кого они захотят. Потом он сказал: «Я боюсь, что они не сговорятся». И он решил передать власть потомкам ал-Хасана или ал-Хусайна — да будет мир над ними обоими! И написал он троим из них, а именно: Джа'фару ибн Мухаммаду ибн 'Али ибн ал-Хусайну, Умару ибн 'Али ибн ал-Хусайну ибн 'Али и 'Абдаллаху ибн ал-Хасану ибн ал-Хасану ибн 'Али 730. Он послал /290б/ свои письма с одним из их мавла, куфийцем 731, на своем быстроходном верблюде, предлагая им принять власть или присутствовать [при выборе халифа], чтобы это было решено советом при их участии. Посланец пришел вначале к Джа'фару 732, встретил его ночью и сообщил ему, что он послан Абу Саламой и что у него есть письмо к нему. Тот сказал: «А какое мне дело до Абу Саламы — он же не мой приверженец?» Но посланец сказал: «Прочти это письмо и ответь, как тебе заблагорассудится!» Тогда Джа'фар сказал своему слуге: «Пододвинь светильник!» Тот пододвинул его, а он поднес к нему письмо, сжег его и сказал посланцу: «Ты видел ответ». Потом посланец пошел к 'Абдаллаху ибн ал-Хасану, и тот прочел его письмо. На другой день 'Абдаллах поехал к Джа'фару. Джа'фар спросил его: «Что привело тебя' о Абу Мухаммад? Скажи мне — я помогу тебе!» Тот сказал: «Это такое [137] дело, что не поддается описанию!» Джа'фар спросил: «В чем дело?» Он сказал: «Вот послание Абу Саламы — он предлагает мне принять власть и полагает, что я более всех людей имею на это право». И сказал также: «К нему уже пришли из Хорасана наши приверженцы». Джа'фар спросил его: «А когда это они стали твоими приверженцами? Разве ты отправил Абу Муслима и повелел ему надеть черную одежду? Знаешь ли ты Сулаймана ибн Касира и Кахтабу ибн Шабиба или кого-нибудь из них по имени и нисбе? Как это они твои приверженцы, когда ты не знаешь их, а они не знают тебя?» 'Абдаллах ибн ал-Хасан потряс рукавом и сказал: «Ты на что-то /291а/ намекаешь?» Джа'фар ответил: «Аллах знает, что я не таю доброго совета ни от кого из общины Мухаммада, — да благословит его Аллах! — так как же я скрою его от тебя, о мой дядя?! И не обольщай себя этими ложными [мыслями], ибо эта держава достанется им и она не будет принадлежать никому из потомков Абу Талиба! Я получил то же, что и ты, но я ответил только тем, о чем ты еще узнаешь». И тот ушел от него недовольный.

Что же касается 'Умара ибн 'Али ибн ал-Хусайна, то он отсутствовал, и замешкался посланец Абу Саламы.

И говорят, что Абу Салама скрывал их (т. е. Абу-л-'Аббаса и его семьи) приезд в Куфу сорок ночей. Потом стало им тягостно, и возымели они дурные предположения 733. А между тем воины из Хорасана каждое утро собирались на окраинах, в ал-Кунасе куфийской, беседовали, пока их не прогоняло солнце. И случилось 734, что однажды Абу Хумайд и Абу-л-Джахм 735 наткнулись случайно в ал-Кунасе на Сабика, того самого, которого Ибрахим послал со своим завещанием к Абу-л-Аббасу. Он был рабом-хорезмийцем, которого Абу Хумайд ал-Марвази подарил имаму Ибрахиму. И спросили те двое у него про имама, и он сообщил, что Ибрахим убит, что он сделал завещание в пользу своего брата Абу-л-'Аббаса и что тот вместе со своей семьей прибыл [в Куфу] несколько дней назад. Они сказали ему: «Веди нас — мы пойдем приветствовать их». Но он ответил: «[Ждите], пока я не испрошу позволения, а завтра вернусь сюда». А когда /291б/ наступил следующий день, вернулся Сабик и повел их к [кварталу] бану-ауд. Вошли те двое к ним, и Абу Хумайд спросил: «Кто из вас 'Абдаллах ибн Мухаммад?» Абу Джа'фар ответил ему: «Мы оба 'Абдаллахи — сыновья Мухаммада» 736. Тогда он спросил: «А кто из вас сын хариситки?» Они ответили: «Вот!» — и указали на Абу-л-'Аббаса. Абу Хумайд взял подушку, бросил ее на почетное место и сказал Абу-л-'Аббасу: «Садись на нее!» А они сказали Абу Хумайду: «Сядь, и мы сначала поговорим с тобой!» Но Абу Хумайд ответил: «Да будет жена того, кто станет говорить с вами, прежде чем присягнет этому, окончательно разведена!» И усадили они Абу-л-'Аббаса на почетное место, а Абу Хумайд взял его руку [138] и присягнул ему. Затем ему присягнул Абу-л-Джахм. Потом эти люди пожаловались им на то, что они просили у Абу Саламы сто динаров для найма верблюдов, а он им не дал. И те двое покинули их, а на другой день принесли им двести динаров и привели Хумайда ибн Кахтабу, Мухаммада ибн Сула и группу предводителей войска, и они присягнули Абу-л-'Аббасу.

И дошла до Абу Саламы весть о том, что войско проведало о местонахождении тех людей и начало стекаться к ним во множестве и присягать. Тогда Абу Салама поехал к ним, а Абу-л-Джахм сообщил Абу Хумайду: «Абу Салама поехал к вам, так пусть он войдет к имаму непременно один!» И когда Абу Салама приехал, они так подстроили, что никто [из его людей] не вошел вместе с ним. Он вошел один и приветствовал Абу-л-'Аббаса, титулуя его халифом. И, когда он произносил приветствие, Абу Хумайд сказал ему: «Против своей воли, гадина ты этакая» 737. Но /292а/ Абу-л'Аббас сказал Абу Хумайду: «Молчи! А ты, о Абу Салама, ты — кожица моего лица, а не как сказал 'Абдаллах ибн 'Умар ибн ал-Хаттаб о своем сыне Салиме:... 738 "Ведь Салим — кожица между глазом и носом!"» 739

Затем они посадили Абу-л-'Аббаса на черного с белым коня 740 и повезли его в соборную мечеть в ночь на пятницу 13 раби' II 132 года 741. И принимали присягу по категориям людей до тех пор, пока не наступил вечер. Затем он вернулся в соборную мечеть в пятницу, предстоял на молитве людей и сказал им известную проповедь 742. И взошел вместе с ним Да'уд ибн 'Али, дядя его, и стоял ниже его на лестнице. И сам Абу-л-'Аббас стоял на верхней ее части. Он сказал: «Хвала Аллаху, который избрал себе ислам, почтил его и возвысил, избрал его для нас и укрепил его, сделал нас его исповедниками, убежищем его и его крепостью, пекущимися о нем, его защитниками и его пособниками; сделал для нас неотлучным слово благочестия, а нас сделал больше всех имеющими право на него и достойными его 743; отличил нас родственными узами с Посланником божиим — да благословит его Аллах! — и произвел нас от его предков, и вырастил нас из его древа, и сделал нас ответвлениями его благородного племени; и из нашей же среды воздвиг он его, для которого тяжки беды, переносимые нами, ревнующего о нас, к верующим — сострадательного, милостивого 744. В исламе и по отношению к исповедующим [ислам] он поместил нас на высоком месте. И с этим ниспослал он Книгу, кою должно читать, и сказал, благословенный и всевышний: "Аллах хочет удалить скверну от вас, семьи [его] дома, и очистить вас истинным очищением" 745. Он сказал: "Я не прошу у вас за это награды, а только любви /292б/ к [моим] родным" 746. И еще сказал Он: "И увещевай твою ближайшую родню!"» 747 [139]

Затем упомянул он о неправедности Омейядов и обещал людям от себя благодеяния и сказал в конце своей речи: «Я прибавил к вашему жалованью сто дирхемов, но будьте готовы [сражаться], ибо я — обильно проливающий кровь, отдающий на разграбление и губящий мститель!» 748

А он страдал лихорадкой, и вот его лихорадка усилилась, и он сел на минбар 749; и поднялся Да'уд ибн 'Али, встал ниже его и сказал: «Хвала Аллаху! Благодарность, благодарность тому, кто погубил наших врагов и доставил нам наследство наше от нашего пророка Мухаммада 750 — да благословит его Аллах! — О люди, рассеялись теперь темные ночи в этом мире, открылся покров его и засияла его земля и его небо, и поднялось солнце с места своего восхода, и взял лук создатель его, и вернулась стрела на свою тетиву! И право вернулось к корню своему — к его (т. е. Мухаммада) семье, к семье дома благосклонности и милосердия! О люди, клянусь Аллахом, мы выступили не за тем, чтобы рыть у вас каналы или строить у вас дворцы, — выступить нас заставило одно лишь негодование на захват ими нашего права и [желание] вступиться за потомков нашего дяди. Не наши дела заботят нас, а ваши». Потом он пообещал людям блага. Затем он сказал: «Повелителю верующих — да поможет ему Аллах великою помощью! — одно лишь страдание от лихорадки не дало закончить речь... так испросите же у Аллаха здоровья повелителю верующих!» И грянул народ молитвой. «О люди! На этот ваш минбар не всходил халифом после Посланника божия — /293а/ да благословит его Аллах! — никто, кроме повелителя верующих 'Али ибн Абу Талиба 751 и этого повелителя верующих! — и он указал своей рукой на Абу-л-'Аббаса, — и знайте, что эта власть принадлежит нам, она не уйдет от нас до той поры, пока мы не вручим ее 'Исе, сыну Мариам, — да благословит его Аллах!»

Потом они сошли [с минбара] и вошли во дворец. И посадил Абу-л-'Аббас Абу Джа'фара, своего брата, принимать присягу от людей, пока не наступил вечер. А когда они покончили с принятием присяги от жителей Куфы и войск жителей Хорасана, они принялись за прочие дела.

А дело в том, что Марван ибн Мухаммад находился в Харране, в своей резиденции, а с ним было множество его войск и сокровища казны мусульман 752. Йазид ибн 'Умар ибн Хубайра, один из клыков его державы, находился в Васите с храбрейшими из сирийцев. И принялись они устраивать... 753 Марван... 754 деспот среди Марванидов... 755 Действительно, он был самым сильным из потомков Марвана 756 духом, отличался среди них наиболее здравым рассудком и собрал более их всех войска и богатства. С тех пор как он вступил в правление, он рубил мечом обеими руками и ни одного дня не отдыхал от битв и забот [140] сердца, смывая грязь грязью и врачуя болезнь болезнью, до тех пор, пока Аллах не погубил их царство его рукою, чтобы знали, что энергия, умение и твердость вовсе не избавляют от расплаты, ибо державы — в руках Аллаха: он дает их, кому пожелает 757. А если бы это было не так, то почему же их царство держалось при дурном правлении Йазида ибн 'Абд ал-Малика 758, который сводил утреннюю хмельную чашу с вечерней и говаривал во время своего опьянения: «Лечу, лечу!» 759, — и в дни его убивали таких, как Йазид ибн ал-Мухаллаб 760; таков же был и его сын /293б/ ал-Валид 761, который всю свою жизнь не пробуждался [от опьянения]; но оно прекратилось в дни Марвана, несмотря на хороший образ его правления, силу его мужества, обилие его войска и усердие во всех предпринимаемых им делах?!

И говорят, что, когда Марван стал халифом, 'Абдаллах ибн 'Умар ибн 'Абд ал-'Азиз 762, — а он приходился ему двоюродным братом, — был в Ираке, 'Абдаллах пренебрег им и не присягнул ему. В свое время он слышал, что тот, у кого свое имя, имя отца и имя деда начинается на букву 'айн, убьет того, у кого свое имя, имя отца и имя деда начинается на букву мим 763. И он приписал самому себе, что именно он убьет Марвана ибн Мухаммада ибн Марвана, так как он — 'Абдаллах ибн 'Умар ибн 'Абд ал-'Азиз, не зная, что в предведении Аллаха всевышнего 764 было то, что его убьет тот, у кого свое имя, имя отца, имя деда, имя прадеда, имя прапрадеда и имя прапрапрадеда начинается на букву 'айн, а это — 'Абдаллах ибн 'Али ибн 'Абдаллах ибн 'Аббас ибн 'Абд ал-Мутталиб ибн Хашим, а его имя — 'Амр 765. И восстал 'Абдаллах против Марвана, позвал себе на помощь Мансура ибн Джумхура и отказался повиноваться Марвану 766.

Затем случилось так, что 'Абдаллах ибн Му'авийа ибн 'Абдаллах ибн Джа'фар ибн Абу Талиб 767 пришел в Куфу, направляясь к 'Абдаллаху ибн 'Умару ибн 'Абд ал-'Азизу искать его подарков и домогаться его милостей. Но когда жители Куфы увидели его, а между Марваном и 'Абдаллахом тем временем возникла распря из-за пристрастия [их к разным] племенам 768, они сказали ему: «Объяви себя [халифом], ведь потомки Хашима более достойны власти, чем потомки Марвана, в особенности, когда они вступили в распрю между собой!» Тогда он объявил себя халифом в Куфе, и часть ее жителей присоединилась к нему 769.

Ибн 'Умар был в это время в ал-Хире 770, и они сошлись между ал-Хирой и Куфой 771. Большинство сторонников Ибн Му'авии обратилось в бегство; бежал и он вместе с оставшимися, прошел у Ибн 'Умара под носом, овладел Хулваном, Хамаданом, Реем, Исфаханом, /294а/ Фарсом и Хузистаном и поднял там знамя восстания 772.

Комментарии

426 Абу Саллам Аслам ибн Саддам ат-Тамими, сын Саддама ал-Куфи, ведавшего перепиской куфийских приверженцев “партии” с дскими имамами (см.: Ки-таб ал-агани, VI, 13). Согласно одной версии, приводимой у ат-Табари (II, 1988, 9-10; МИТТ, 137), Аслам ибн Саллам был в числе 12 накибов; см. также: Ибн ал-Асир, V, 290.

427 'Акил ибн Ма'кил ибн Хассан ал-Лайси — один из вождей племени мудар, видный военачальник и политический деятель того времени, неизменный сторонник Насра. Он оказал поддержку Насру в борьбе с ал-Харисом ибн Сурайджем (ат-Табари, II, 1920—1923); после бегства Насра из Мерва он был арестован и убит по приказу Абу Муслима (ат-Табари, II, 1989, 7-10; МИТТ, 137). У ал-Бал'амт, D 223, л. 378а, 12 снизу, указано, что он был родственником (по отцу) Насра ибн Саййара. См. также ат-Табари, II, 1662, 1770—1771.

428 Имеется в виду Абу Муслим; у ат-Табари (версия ал-Мада'ини, II, 1992,2; МИТТ, 138) есть такая фраза: “Когда бежал Наср, Абу Муслим сказал: „Наср утверждает, что я — колдун. Клянусь Аллахом, это он — колдун!"”

429 Ср. прим. 413.

430 Речь идет об обещании 'Али бороться вместе с Абу Муслимом против Насра. См. перевод, стр. 106.

431 См. Гардизи, 90. О неприязненных отношениях Ибн Хубайры к Насру хорошо известно и по другим источникам. Ибн Хубайра, не говоря уже о племенных антипатиях, не мог простить Насру, что тот был назначен наместником Хорасана лично халифом и тем самым поставлен в независимое от Ибн Хубайры положение. При всяком удобном случае Ибн Хубайра делал все, чтобы поставить Насра в затруднительное положение, очернить его в глазах халифа и добиться его отставки. В борьбе Насра против дского движения Ибн Хубайра фактически оказал огромную помощь Абу Муслиму, лишив Насра поддержки в критический момент. Об этом см.: 'Икд, III, 3S3; ал-Йа'куби, II, 408; ад-Динавари, 358—359; ат-Табари, II, 1973—1974; 2017.

432 Приводимые ниже стихи принадлежат Абу Марйам 'Абдаллаху ибн Исма'илу ал-Баджалй ал-Куфи, поэту, стороннику Насра (Ибн Халликан, № 382, стр. 73); с большим количеством вариантов они приводятся почти во всех других источниках (см.: ат-Табари, II, 1973, 5-7, прим. с и след.; Weil, Geschichte, I, 694, Anm. 2). По мнению Вельхаузена (по ат-Табари), эти стихи были посланы в период борьбы Насра с Джудай'ом ал-Кирмани в первой половине 129/конце 746 — начале 747 г., когда Наср, выйдя из Нишапура, пытался вытеснить ал-Кирмани из Мерва (см.: Wellhausen, Reich. 304, Anm. 3; Well, Geschichte, I, 694; ср. ал-Йа'куби, II, 408). Согласно ал-'Айни (л. 464б, 17), рассказ, содержащий эти стихи, восходит к сообщению ал-Хайсама ибн 'Ади.

433 Перевод этих стихов по тексту другой редакции приведен у Вейля (см. Well, Geschichte, I, 694). Последующие стихи в большинстве сочинений отсутствуют. Ср. также Коран, 18, 17.

434 Ср. Коран, 2,22: *** — “Если же вы этого не сделаете, а вы никогда этого не сделаете, то побойтесь огня, топливом для которого — люди и камни”. Ср. также Коран, 3,8; 66,6; Lane, VIII, 2959; Ибн Хишам, 521, 6; Rahatullah, Einfluss, 39.

435 Обращение к женщине.

436 Ср. Ибн Халдун, III, 120. Оба эти полустишия цитирует А. Ламменс [Н. Lammens. La Sgrie (Precis historique)], vol. I, Beyrouth, 1921, p. 125.

437 Ср.: ал-Мас'уди, VI, 61-63; 'Икд, II, 228.

438 Последующие слова приводятся у Ибн Халликана, № 382, стр. 74.

439 Ал-Мас'уди приурочивает получение этого письма Марваном к тому времени когда он был занят борьбой с ад-Даххаком ибн Кайсом и ал-Хайбари (середина 127 — конец 128/весна 745 — сентябрь 746 г., см. перевод, стр. 96 и прим. 325).

440 Ср. рассказ ал-Йа'куби, II, 408.

441 'Амир ибн Дубара ал-Мурри — видный омейядский военачальник; 6 января 740 г. командовал отрядом, подавившим восстание Зайда ибн'Али (см. Аноним, л. 208б—209а); в конце 129/август 747 г. Ибн Хубайра послал его на помощь халифу Марвану, осаждавшему в Мосуле хариджита Шайбана ал-Йашкури (см. прим. 326). Преследуя отступавшего Шайбана, Ибн Дубара вместе с сыном Ибн Хубайры, Да'удом, дошел до Фарса и здесь в середине 130/июне-июле 748 г. в сражениях близ Истахра, а затем у Джируфта разгромил объединенные силы 'Абдаллаха ибн Му'авия и Шайбана. В Джируфте во время приготовлений к преследованию Ибн Му'авии, бежавшего по сеистанской дороге в Хорасан, Ибн Дубара получил предписание возглавить отряды, выделенные Ибн Хубайрой для помощи Насру. Первоначально предполагалось, что Ибн Дубара с главными силами двинется в Хорасан по сеистанской дороге вслед за Ибн Му'авией. Однако вскоре пришло известие о разгроме Нубаты ибн Ханзалы в Джурджане; одновременно с этим к Ибн Дубаре прибыл приказ Ибн Хубайры выступить против двигавшегося к Исфахану Кахтабы. В сражении в округе Джапалак во вторник 23 раджаба 131/18 марта 749 г. войско Ибн Дубары было разбито, а Ибн Дубара был убит. О нем. см.: ат-Табари, индекс; Ибн Кутайба, 213; ад-Динавари, 362; ал-Йа'куби, II, 405, 408—409, 410; Китаб ал-спани, XI, 70; ал-Джахшийари, л. 89— 90,174,п; Китаб ал-уйун, 160—161, 163, 166; Wellhausen, Reich, 246; 336—337; К. V. Zettersteen, Kahtaba, El, II; Nasr b. Saiyar, El, III; Ibn Hubaira, El, II.

442 Нубата ибн Ханзала ибн Раби'а ал-Килаби, омейядский военачальник; в середине 129/начале 747 г. Ибн Хубайра назначил Нубату правителем Ахваза и во главе отряда сирийской конницы послал его для борьбы с прежним правителем Ахваза, восставшим против Марвана, Сулайманом ибн Хабибом ал-Азди (см. прим. 329). В решающем сражении на берегу Каруна Нубата разбил войско Сулаймана, овладел всем Ахвазом и двинулся в Фарс к 'Амиру ибн Дубаре, боровшемуся с отрядами 'Абдаллаха ибн Му'авии. Здесь он получил приказ Ибн Хубайры идти на помошь Насру. По исфаханской дороге Нубата прибыл в Рей. Однако он не пошел на соединение с Насром и укрепился в Джурджане, видимо, рассчитывая своими силами разбить Кахтабу, а затем заменить Насра на посту наместника Хорасана. В сражении 1 зу-л-хиджжа 130/1 августа 748 г. под Джурджаном армия Нубаты была полностью разгромлена, а сам Нубата убит. О нем см.: ат-Табари, индекс; Ибн Кутайба, 213; ал-Йа'куби, II, 408—409; 'Икд, II, 354; Ибн Хазм, 266, 20-21; Well, Geschichte, I, 698; Wellhausen, Reich, 246, 336; Zetteisteen, Kahtaba, El, II; Nasr b. Saiyar, El, III.

443 Ат-Табасайн — город на южной границе Хорасана, в юго-западной части области Кухистан. Собственно, это два небольших смежных городка — Табас ал-'Ун-наб и Табас ат-Тамр, отсюда и двойственное число — Табасайн ('два Табаса'). Через Табасайн, который называли "ворота Хорасана", проходила дорога, соединявшая Фарс и Кирман с Хорасаном: Йезд — Табас — Туршиз — Нишапур — Мерв. См.: Cl. Huart, Tabas, El, IV; Le Strange, 10, 359 — 363, 431. Предполагалось, что по этому маршруту пойдут отряды Нубаты ибн Ханзалы.

444 Видимо, имеется в виду большая караванная дорога из Хорасана в Сеистан, а отсюда — дорога паломников в Кирман и Фарс: Сирджан — Нармсир — Зарандж — Герат — Багшур — Мерв; см.: Schwarz, III, 281; Le Strange, 10—11, 313. Предполагалось, что по этому маршруту в Хорасан пойдут отряды 'Амира ибн Дубары.

445 В тексте пропуск.

446 Следующие далее стихи, без второго полустишия, приводятся у ал-Мас'уди VI, 72, и ал-'Айни, л. 4646, 25-26 (со ссылкой на ал-Мас'уди), причем указывается, что они были в том ответном письме Ибрахима к Абу Муслиму, которое было перехвачено Марваном (см. прим. 636). Целиком эти стихи приводятся в Китаб ал-'уйун, 231 (по Китаб ансаб ал-ашраф ал-Балазури, т. I, л. 607; см. de Goeje, Ansab, 393), но по другому поводу.

447 В Китаб ал-'уйун иначе: "И опушены перьями задние концы его стрел".

448 См. Spuler, Iran, 41—42: упоминание здесь мударитов несомненно ошибочно, ср. ат-Табари, II, 1985—1986; МИТТ, 135-136.

449 Т. е. 'Усман ибн Джудай' ал-Кирмани.

450 Ар-Разик — канал в Мерве; о нем см. Бартольд, Орошение, 49—54; Жуковский, Развалины старого Мерва, индекс.

451 В тексте несомненно описка — 'Али вместо 'Усман; выше указано, что встречать Абу Муслима 'Али ибн ал-Кирмани послал своего брата 'Усмана во главе с вождями йеменитов и рабиитов; так же и у ат-Табари, II, 1967, 13; 1992, 20—21.

452 В тексте *** — обычно непородистая (неарабской породы) ломовая лошадь (или мул), чаще малоазиатского происхождения, которую использовали на тяжелых работах и в далеких путешествиях (см.: Lane, I, 186; Dozy, I, 69). В данном случае имеется в виду неарабская лошадь буланой масти. На такую лошадь обычно сажали при церемонии оказания высших почестей, например, халифа, эмира или военачальника. В частности, как рассказывается в Анониме ниже (стр. 127), хорасанские военачальники из армии Кахтабы, прибыв в Куфу, явились спешенные к Абу Саламе, главному дай куфийских приверженцев “партии”, и посадили его на такую лошадь, светложелтого цвета с сероватым оттенком, имевшую черный хвост и гриву (***) и стоившую 12 тысяч дирхемов. В другом месте (стр. 138) указано, что Абу-л-'Аббаса для принятия присяги повезли в соборную мечеть Куфы, посадив на белую лошадь с черными отметинами (***). Ср. Бируни, Хронология, 211,6.

453 Приведенный здесь рассказ о визите Абу Муслима к Ибн ал-Кирмани по содержанию совпадает с двумя версиями ат-Табари, но совершенно независим от них. Ср.: ат-Табари, версия ал-Мада'ини, II, 1967, 12—17; анонимно, II, 1992, 17 — 1993, 8; МИТТ, 131, прим. 2; Wellhausen, Reich, 328, 330.

454 Т. е. раби' II 130/декабрь 747 г. Этой даты в других источниках нет; ат-Табари указывает лишь год (II, 1995, 16; ср. Ибн ал-Асир, V, 292). Источники единогласно отмечают, что Шайбан ушел из Мерва в Серахс после захвата Мерва Абу Муслимом и бегства Насра (см.: ат-Табари, II, 1996; МИТТ, 139; Wellhausen, Reich, 335; van Vloten, Opkomst, 123—124); поэтому следующая ниже фраза о том, что уход Шайбана усилил Абу Муслима и ослабил Насра, не имеет основания. Впрочем, сама дата — раби' II 130 — может быть верной, если принять версию ал-Мада'ини (ат-Табари, II, 1990, 6—7; ср. 1993, 10), а также нашего автора о том, что Абу Муслим овладел Мервом 7 (или 9) раби' II 130 г. х. (см. прим. 467). Тогда хронологическая последовательность событий правильна: 7 (или 9) раби' II Абу Муслим взял Мера; сразу же после этого Наср бежал из Мерва, а через некоторое время, в том же раби' II, Шайбан ушел в Серахс. Но даже и в этом случае упоминание здесь об уходе Шайбана явно не на месте.

455 Обстоятельства ухода Шайбана из Мерва в Серахс подробно изложены у ат-Табари (II, 1995, 18—1996, ll; МИТТ, 139). В ходе межплеменной борьбы Шайбан был в союзе с 'Али против Насра, относясь недоброжелательно и к Абу Муслиму. Когда 'Али вступил в соглашение с Абу Муслимом и помог ему занять Мерв, Шайбан неодобрительно отнесся к этим действиям 'Али и предложил ему порвать отношения с Абу Муслимом. Тот отказался. Вскоре после бегства Насра из Мерва Шайбан, оказавшись изолированным и не располагая достаточными силами для борьбы с Абу Муслимом и 'Али, был вынужден уйти из города. Он отправился в Серахс, где и укрепился, опираясь на поддержку племени бакр ибн-ва'ил. См.: van Vloten, Opkomst, 123—124; Wellhausen, Reich, 335; Veccia Vaglieri, Le Vicende del Harigismo, 31, n 4; 32, n 3.

456 У ат-Табари указано лишь, что Абу Муслим послал Шибла ибн Тахмана с отрядом на помощь 'Али ибн ал-Кирмани, начавшему сражение с Насром за Мерв. Возможно, что Абу Муслим послал Шибла именно потому, что наметил его правителем Мерва (II, 1987, 5-7; 1992, 15-17; МИТТ, 136).

457 Согласно указанию ат-Тартуси в романе об Абу Муслиме правителем Мерва в этот момент был некий Наср ибн Зурара; см.: Жуковский, Развалины старого Мерва, 162, прим. 1.

458 Ср. Коран, 6, 45.

459 См. прим. 431.

460 Приведенный стих взят из касиды ан-Набиги; см.: Ahlwardt, Divans, 31, v. 23.

461 Ср.: Лисан ал-'араб, т. 10, стр. 136; Тадт ал-'ардс, т. 5, стр. 461; наш перевод поддерживается также первоначальным вариантом этого полустишия, как он приведен в издании Альвардта (***), см. также: В. Гиргас, Словарь к Арабской хрестоматии и Корану, Казань, 1881, стр. 652.

462 Букв.: “подпруга дошла до сосков”; см.: ал-Камил, 12, 6 и след.; ср. Proverbia, II, 293, № 50; Lane, V, 1830: *** — the girth passed beyond the *** (or two teats, or two pairs of teats); meaning: the affair, or case, became distressing, and formidable; см. также: ат-Табари, I, 2975, l; 3071, 17; II, 475, 5; 487, 10.

463 Букв.: "сердца подступили к гортаням"; ср. Коран, 33, 10; 40, 18.

464 Абу Мухаджир (или Абу Галиб) 'Абд ал-Хамид ибн Йахйа ибн Са'д, мавла ал-'Ала' ибн Вахба ал-'Амири из бану-'амир ибн-лувай ибн-галиб, знаменитый секретарь халифа Марвана, прославившийся своим красноречием и совершенством эпистолярного стиля. Как указывает Иба Халликан (№ 416, стр, 119), 'Абд ал-Хамид происходил из г. ал-Анбара и жил в Ракке. Его учителем в искусстве секретаря был секретарь халифа Хишама Абу-л-'Ала' Салим. Он сопровождал Марвана во время его бегства в Египет. После гибели Марвана 'Амир ибн Исма'ил (см. прим. 160) доставил 'Абд ал-Хамида Абу-л-'Аббасу ас-Саффаху; ас-Саффах в свою очередь передал его начальнику шурты 'Абд ал-Джаббару ибн 'Абд ар-Рахману, который предал 'Абд ал-Хамида мучительной казни. О нем см.: Фихрист, I, 117, 21—24; ат-Табари, II, 839, 9—10,13 и след.; ал-Джахшийари, лл. 68, 70, 78—83; Ибн Халликан, № 416, стр. 118— 120; Caetani, Chronographia, 1708 (под 132/749-50 г.).

465 Имеется в виду дорога в Хорасан, шедшая с юго-запада из Исфахана (где после разгрома армии 'Абдаллаха ибн Му'авии находились отряды Нубаты ибн Ханзалы) через Кум — Рей и города области Кумис: Симнан — Дамган (он же Кумис) — Бистам (или через Базаш), затем Нишапур — Серахс в Мерв; см.: ат-Табари, II, 2004, 1—3; об этой дороге см.: Le Strange, 10, 364 a. f; Schwarz, VI, 809 u. f; Бартольд, Иран, 77, 79.

466 Об этой дороге см. прим. 444.

467 По ат-Табари (версия ал-Мада'ини), Абу Муслим вступил в Мерв 7 (или 9) раби' II 130 года (II, 1990, 6—7; МИТТ, 137). Еще Вельхаузен, указав, что колебания между цифрами 7 и 9 обычны вследствие сходного написания, склонялся признать более правильной датой 9 раби' II 130 г. х. (Wellhausen, Reich, 306). Указываемый в нашем сочинении день — воскресенье — лишний раз подтверждает эту дату, так как воскресенье в месяце раби' I 130 г. х. было 4-го, 11-го и т. д., а в раби' II 130 г. х. — 2-го, 9-го и т. д. О том, что это произошло в месяце раби' II, может говорить и приводимое в Анониме (см. стр. 110) сообщение об уходе Шайбана из Мерва в Серахс в раби' II 130 г. х.: Шайбан, как известно, ушел в Серахс почти сразу после вступления в Мерв Абу Муслима; см. также: Абу-л-Фида', История, I, 476. Все это дает основание считать воскресенье 9 раби' II 130/17 декабря 747 г. наиболее вероятной датой вступления в Мерв Абу Муслима и его войск.

Между прочим, в рассказе о бегстве Насра из Мерва на другой день после прихода туда Абу Муслима (ат-Табари, II, 1990, 20; МИТТ, 138) дается характерная деталь: в это время дни были очень короткими, что опять-таки указывает на вторую половину декабря. Другая дата, приводимая у ат-Табари (II, 1987, 14—15; МИТТ, 136; версия Абу-л-Хаттаба) и принятая Вейлем (Weil, Geschichte, I, 697), — четверг 9 джумада I 130/15 января 748 г., менее вероятна (кстати сказать, 9 джумада I 130 г. х. был понедельник, а не четверг). По-видимому, из этой последней даты исходил и Б. Шпулер; однако он внес в нее несколько неожиданные коррективы: среда 9 джумада II 130/15 февраля 748 г. Эту дату он и принял, как наиболее вероятную (Spuler, Iran, 42, Anm. 8). Дата Хамзы ал-Исфахани — *** “и остановился он (имеется в виду Абу Муслим. — П. Г.) в доме правления в Мерве в понедельник в половине раби' I 130 года” (Хамза ал-Исфахани, I, 218—219; Берлинское издание, стр. 139) — также вызывает сомнения (15 раби' I 130/23 ноября 747 г. был не понедельник, а четверг). Здесь следует отметить определенный произвол и неточности, допущенные Готвальдом, издателем и переводчиком труда Хамзы ал-Исфахани, а вслед за ним и Б. Шпулером в передаче этого указания историка. В частности, Готвальд без каких либо оговорок переводит цитированную выше фразу: “Mervae in palatio principali consedit die Lunae, decimo quinto mensis Rebi posterioris a. CXXX (a. C. 747 Dec. 25)” (см.: Хамза ал-Исфахани, II, 170), хотя 15 раби' II 130 г. х. соответствует субботе 23 декабря 747 г.; недоумение вызывает и немотивированное изменение названия месяца. Б. Шпулер, ссылаясь на это же указание Хамзы ал-Исфахани, пишет (Spuler, Iran, 42, Аnm. 8), что вступление в Мерв имело место “nach Hamza Isf., 138 (имеется в виду берлинское переиздание 1922 г.) schon am Montag, dem 25. Dez. 747 (17. Rabi' II 130 Н.)”. И здесь совершенно произвольно изменены название месяца и число. Об этой дате см. также: van Vloten, Opkomst, 120, п. 2; Wellhausen, Reich, 306, 328; К. V. Zettersteen, Nasr b. Saiyar, El, III; Moscati, Abu Muslim, El, NE, I.

468 Тусан — селение в двух фарсахах на запад от Мерва. См. о нем: ac-Сам'ани, 3726; МИТТ, 338; Жуковский, Развалины старого Мерва, 12, 46, 136.

469 В других источниках упоминаний о воротах Мерва с таким названием найти не удалось. Поскольку Абу Муслим двигался к Мерву с западной стороны (см.: Бартольд, К истории Мерва, 128—138), то там же, очевидно, находились и ворота Канушир. В романе об Абу Муслиме ат-Тартуси, между прочим, указывается, что Абу Муслим проник в город через ворота Фирузи (см. Бартольд, Указ. соч., 136), которые также находились в западной части мервской стены (см. Бартольд, Указ. соч., стр. 131, 138). Возможно, что в обоих случаях речь идет об одних и тех же воротах. Другие источники, как об этом писал Бартольд, “не говорят, через какие ворота Абу Муслим вступил в город” (см. Бартольд, Указ. соч., 128).

470 Коран, 28, 14: “И вошел он в город в минуту небрежения обитателей его и нашел там двух людей, которые бились; этот из его партии, а этот из врагов. И взывал к нему о помощи тот, что из его партии, против того, что из врагов” — (другие источники цитируют этот стих лишь до этого места, см., напр.: ат-Табари, II, 1990,6—9).

471 *** или *** (ср.: ат-Табари, II, 1987,13-14; 1991,21-1992,1; 1993,14; Хамза ал-Исфахани, 218) букв.: 'дом (или 'замок') правления' (в Мерве). Имеется в виду помещение, где находились административные учреждения, различные канцелярии наместника Хорасана (см.: ат-Табари, II, 1987, 13, 14). В описываемый момент “дом правления” находился в юго-западной части Мерва, на канале Разик, близ “городских ворот”. Здесь же находилась соборная мечеть Мерва, дворец Бухар-худатов, главный базар и т. п. После захвата Мерва Абу Муслим перенес центр административной и торговой жизни на канал Маджан. Там, кроме “дома правления”, он построил и новую соборную мечеть. Об этом см.: Жуковский, Развалины старого Мерва, 18—19, 23, 81, 115, 117; Бартольд, К истории Мерва, 119—120, 122—123; Herzfeld, Khorasan, 172.

472 Согласно рассказу в романе об Абу Муслиме, после вступления Абу Мусляма в Мерв Наср расположился в восточном пригороде Мерва (Бартольд, К истории Мерва, 135).

473 Машан (Маджан) — канал, протекавший в середине Мерва с юга на север; замок Насра стоял на берегу южного конца канала Маджан. См.: ат-Табари, II, 1921, 1; Бартольд: К истории Мерва, 125; Орошение, 50; Булгаков, Сведения арабских географов, 133—134.

474 10 джумада I 130/пятница 16 января 748 г. Эта дата совпадает с датой, приводимой у ат-Табари (версия Абу-л-Хаттаба; II, 1987, 15—16; МИТТ, 136). Воз. можно, что она заимствована из его труда. Характерно, что она не согласуется с приводимой выше (перевод, стр. 111, прим. 467) датой вступления Абу Муслима в Мерв (7 раби' I 130). По ат-Табари, Наср бежал из Мерва на другой же день после вступления в город Абу Муслима. В самом деле, вряд ли они могли ужиться в одном городе почти 3 месяца.

475 Рассказ Анонима об обстоятельствах бегства Насра ибн Саййара из Мерва при всем сходстве отдельных деталей независим от версии ат-Табари (ср. II 1987,15-17; 1990,9-1992,2; 1993,15-1995, 15; МИТТ, 136-139). В частности, здесь отсутствует существенный момент версий ат-Табари — предостережение Лахиза ибн Курайза Насру о том, что Абу Муслим намерен убить его.

476 Приводимые ниже стихи представляют вторую половину касиды поэта конца VI — начала VII в. Хидаша ибн Зухайра из племени 'амир-ибн-ca'ca'a. Касйда посвящена описанию четвертого сражения так называемой “войны беззакония” междуплеменем хавазин и племенем кинана, поддержанным племенем курайш. Это сражение известно в традиции как “День ал-'Указа”. Об этом поэте, о событиях, описываемых в касиде, и издание текста касиды см.: Mufaddaligat, vol. I, 716—717; vol. II, 302—305; Китаб ал-агани, XIX, 80.

477 В издании это полустишие имеет несколько иной вид: “Облако дня, зло которого показалось явно” (***) см.: Mufaddaliyat, vol. I, 716, v. 7; ср. перевод издателя: “when the cloud cleared away of a day whose evil was manifold, layer upon layer”, см.: Mufaddaliyat, vol. II, 305, v. 7. Ср.: Коран, 76, м. 7: *** “Они исполняют обеты и боятся дня, зло которого разлетается [повсюду]”, ср. Muhammad Ali, Qur-Sn, 1143, 7; "…and fear a day the evil of which shall be spreading far and wide”.

478 Ср. рассказ у ат-Табари, II, 1990,18—1991,21; МИТТ, 138 (версия ал-Мада'ини): Наср бежал из Мерва с маленькой свитой. По дороге к нему присоединялись его сторонники. К вечеру второго дня в окрестностях Серахса с ним было уже около 1500 человек. Здесь он простоял два дня, и за это время его отряд вырос до трех тысяч человек. Отсюда он пошел в Туе и, пробыв там 15 дней, направился в Нишапур.

479 Этот стих (с глаголом во 2-м лице ед. ч.) имеется в диване известного шиитского поэта эпохи Омейядов, Кусаййира 'Аззы (ум. 105/723 г.), см.: Кусаййир, Диван, II, 165, ст. 23; в Китаб ал-агани (XIII, 146) он, однако, приписан 'Абд ар-Рахману Ибн ал-Хакаму; приводится у Абу-л-'Ала' ал-Ма'арри (The Letters of Abu'l-'Ala', 61, is; Tr., p. 68; см. также: Абу-л-'Ала ал-Ма'арри, Рисалат, стр. 32 прим. 3). Первое полустишие представляет известную арабскую пословицу: *** (ал-Майдани, II, 35; Proverbia, II, 266, № 62). Ср.: ат-Табари, II, 930, 13-14.

480 По-видимому, имеется в виду халиф Марван; ср. Ибн ал-Асир, V, 288, последняя строка.

481 Это указание, очевидно, верно. У ат-Табари сведения о передвижениях хорасанского ополчения после падения Мерва изложены неопределенно и сбивчиво. Однако у него имеется определенное указание на то, что Кахтаба выступил в поход из Абиверда (II, 2002, 3); отсюда же были посланы и другие отряды — против Шайбана (II, 1996, 15; МИТТ, 139) и против Тамима ибн Насра (II, 2000, 18; МИТТ, 140). Таким образом, мы можем считать, что после занятия Мерва основная часть войска во главе с Кахтабой перешла в Абиверд и, комплектуя отряды и пополняя вооружение, оставалась там до конца зимы. Отсюда около середины ша'бана 130/апрель 748 г. разными дорогами хорасанское ополчение двинулось на Серахс. Ат-Табари (II, 2001, 18 и след.) сообщает, что большой отряд под начальством ал-Касима ибн Муджаши'а шел непосредственно из Мерив по "дороге паломников" Мерв — Серахс — Нукан — Нишапур. См. прим. 486.

482 15 ша'бана/ 20 апреля 748 г.; этой даты другие источники не приводят.

483 У ат-Табари (II, 1995, 16—1997, 3; МИТТ, 139; см. также Китаб ал-'уйун, 166) поход против Шайбана представлен как рейд отряда, посланного из Абиверда. По одной версии, во главе отряда стоял Бассам ибн Ибрахим, мавла бану-лайс, а по другой — Хузайма ибн Хазим, сын Хазима ибн Хузаймы, и Бассам ибн Ибрахим.

484 Абу Хузайма Хазим ибн Хузайма ат-Тамими ан-Нахшали, араб из рода сахр-ибн-нахшал племени Тамим; родом, по-видимому, из Мерверруда. Первое упоминание о Хазиме у ат-Табари относится ко времени начала восстания в Хорасане, когда в первых числах месяца зу-л-ка'да 129/конце июля 747 г. он склонил часть своих соплеменников в Мерверруде к восстанию, убил тамошнего наместника от Насра ибн Саййара и завладел Мерверрудом (II, 1959, 10 и след.). В период походов Кахтабы он выдвинулся как способный военачальник и, находясь в авангарде войска Кахтабы, принимал участие во всех важнейших сражениях против войск халифа Марвана. Позже он пользовался особым доверием и милостью первых дских халифов, которые поручали ему руководство военными действиями против мятежников. В частности, он руководил подавлением антидских мятежей ал-Мулаббада, 'Абд ал-Джаббара ибн 'Абд ар-Рахмана, Устад Сиса и др. Умер он в Багдаде между 770 и 775 г. О нем см.: ат-Табари, индекс; Ибн Кутайба, 213; Китаб ал-'уйун, индекс; Zambaur, 48; Moscati, "Il tradimento", 179-183; Vasmer, Eroberung, 86—97.

485 Ат-Табари (II, 2000, 13-14; МИТТ, 140; ср. также: Ибн ал-Асир, V, 295 и Китаб ал-'уйун, 166), однако, сообщает, что некоторая часть отряда Шайбана избежала истребления и ушла к Насру в Нишапур.

486 Тус — название области на северо-востоке Ирана, в долине р. Кешеф-руд, а также одного из двух больших городов области — чаще г. Табарана, а иногда — Нукана. Выражения *** и *** означают, что один отряд должен был идти главной дорогой (“дорога паломников”) через Туркмено-Хорасанский хребет по перевалу у селения Маздуран, а другой — по более легкой дороге, в обход главного хребта, вдоль долины р. Кешеф-руд. См. Ибн Хурдазбих, 24; Кудама ибн Джа'фар, 201; ал-Йа'куби, Китаб ал-булдан, 279; Бартольд, Иран, 69—70; П. Г. Булгаков, Маршрут Нишапур — Серахс в сочинениях ранних средневековых авторов. Изв. АН Туркм. ССР, № 2, 1955, стр. 13—15. Согласно ат-Табари (II, 2001, 18-19; Ибн ал-Асир, V, 295), Абу Муслим направил ал-Касима ибн Муджаши'а в Туе “дорогой паломников”.

487 Согласно ат-Табари (версия ал-Мада'ини; II, 2000,15), Hacp послал на помощь ан-Наби' своего сына Тамима во главе двухтысячного отряда.

488 В этой связи можно указать на замечание Ибн ал-Асира (V, 274), повторенное затем Ибн Халдуном (III, 118). Оно сделано им по поводу рассказа о том, как мавла Насра ибн Саййара, попавший в плен к Абу Муслиму, а затем отпущенный им, сообщил своему патрону, что приверженцы Абу Муслима такие же мусульмане, как и сам Hacp: “Дело в том, что среди них (имеются в виду сторонники Насра. — П. Г.) ходили слухи, будто они (имеются в виду приверженцы Абу Муслима. — П. Г.) поклоняются идолам (***) и объявляют дозволенным пролитие [невинной] крови, захват [чужого] имущества и обладание [чужими] женами”. Упоминание о головах (“идолы”) может иметь тот смысл, что в Средней Азии, как известно, существовали не только общины огнепоклонников, но и идолопоклонников, у которых были особые святилища идолов (обозначаемые термином бехар, или бухар), где они поклонялись своим божествам. Об этом см.: А. М. Беленицкий, О домусульманских культах Средней Азии, КС ИИМК, XXVIII, 1949, стр. 83 и след.; W. Barthold, Abu Muslim. El, I; Fray, The Role of Abu Muslim, p. 29—31; Moscati, Sfudi su Abu Muslim, II, 483; В. Lewis, 'Abbasids, El, NE, I; ср.: перевод, стр. 104 и прим. 413.

489 Возможно, что здесь имеется в виду крепость селения Сузакан в области Туе, близ которого происходило это сражение, см.: ат-Табари, II, 2002, 9—10; Китаб ал-'уйун, 191; Ибн ал-Асир, V, 295; Ибн Халдун, III, 125.

490 Ср.: у ат-Табари (II, 2003,6-8; МИТТ, 141): “Ан-Наби' счастью [воинов] укрепился во внутренней части селения. Войска [Кахтабы] окружили их, пробили брешь в стене, вошли во внутреннюю часть селения и убили ан-Наби'а и тех, кто был с ним”; см. также Ибн ал-Асир, V, 296.

491 Согласно ат-Табари (II, 2003,8—10; МИТТ, 141), это известие принесли Насру Асим ибн 'Умайр ас-Самарканди и Салим ибн Равийа ac-Са'яди, участвовавшие в сражении под Сузаканом.

492 Сравнение рассказа Анонима о сражении под Сузаканом с сообщением об этом у ат-Табари (II, 2003—2003; МИТТ, 140—141) не оставляет места для сомнений в том, что оба они восходят к одному и тому же тексту, каковым, очевидно, был подробный рассказ пространной редакции анналов ат-Табари; хотя оба рассказа имеют идентичное содержание, но рассказ Анонима подробнее сообщения ат-Табари. В частности, у ат-Табари совершенно опущен эпизод с гибелью двух тысяч осажденных, упавших в пропасть.

493 'Абд ал-Джаббар ибн 'Абд ар-Рахман ал-Азди — военачальник Кахтабы. До присоединения к Абу Муслиму он был чиновником-писцом. С армией Кахтабы 'Абд ал-Джаббар проделал весь поход. О том, что он был правителем Туса, другие источники не упоминают. Позже 'Абд ал-Джаббар был начальником шурты у ас-Саф-фаха и ал-Мансура; в раби' I 140/июле — августе 757 г. ал-Мансур назначил его наместником Хорасана вместо убитого в пятницу 7 раби' I 140/29 июля 757 г. Абу Да'уда Халида ибн Ибрахима (см. прим. 242). Однако в следующем году 'Абд ал-Джаббар восстал, истребил множество сторонников Аббасидов, но 6 раби' I 142/8 июня 759г. он был разбит, взят в плен и распят по приказу ал-Мансура. См. об этом: Гардизи, 95—97; van Vloten, Zur Abbasidengeschichte, 216—217. О нем см.: ат-Табари, индекс; Китаб ал-'удун, 208, 228—229; Йакут, IV, 116, 8-10; Евтихий, II, 397; Хамза ал-Исфахани, 220; ал-Йа'куби, II, 433, 445—446, 469; К. V. Zettersteen, 'Abd al-Dabbar, El, I; Бартольд, Туркестан, ч. II, 202—204, 208; Zambaur, 48; Vasmer, Eroberang, 86—94.

494 30 ша'бана 130 г. х./З мая 748 г.; другие источники этой даты не приводят.

495 То же у ат-Табари (версия ал-Мада'ини; II, 2016, 16—17) и ал-Йа'куби, II, 410. Вельхаузен, ссылаясь на указанное место ат-Табари, приводит неверную дату ухода Насра из Нишапура: “raumte er Naisabur Ende Schauval 130 d. i. Ende Juni 748” (Wellhausen, Reich, 335).

496 Байхак — название небольшого округа в западной части области Нишапур, вдоль хорасанской дороги (см.: Cl. Huart, Baihak, El, I; Йакут, I, 804); в источниках, особенно ранних, это название прилагалось также и к главному городу округа Хусрауджирду, а затем Сабзивару (современный Сабзевар), см.: Ибн Хурдазбих, 24,2; ат-Табари, II, 1581,6; 1720, 15; 1765,12; Le Strange, 391. В данном случае имеется в виду город Байхак.

497 Личность идентифицировать не удалось.

498 Имеется в виду ров вокруг внутренней части (мадина) Джурджана, главного города одноименной области. Сообщая о прорытии рва, ат-Табари указывает, что он имел протяжение около 1 фарсаха (около 9 км), см. II, 2004, 5—6.

499 Имеется в виду Ибн Хубайра.

500 Кумис — название области в северо-восточной части Ирана с городами Симнан, Дамган и Бистам, лежащими на главной хорасанской дороге (см.: Schwarz, IV, 826; Бартольд, Иран, 77, 78); это название иногда прилагали также и к главному городу области, Дамгану; см., напр.: Ибн Хурдазбих, 23,2; 41,9; Кудама ибн Джа'фар, 201, 5; ат-Табари, II, 1327, 5; 1951, 8; 2003, 14. В данном случае имеется в виду Дамган.

501 Ал-Хасан сыграл выдающуюся роль в период военных походов против войск халифа Марвана, командуя авангардом хорасанского ополчения. После прихода к власти Аббасидов ал-Хасан занимал ряд видных постов; в частности, дважды (в 136/753-54 и в 154—158/770 — апреле-мае 775 г.) он был наместником Армении (см: Фасмер, Хронология, 382—386, 391—392; Zambaur, 178). О нем см.: ат-Табари, индекс; Moscati, Il "tradimenfo", 177 е seg.

502 в рукописи — “Ибн Нубаты”; ср.: ат-Табари (II, 2004, 14—15): “ал-Хасан послал 'Усмана ибн Руфай'а, Нафи'а ал-Марвази, Абу Халида ал-Марваррузи и Мас'аду ат-Та'й против сторожевого отряда Нубаты, которым командовал человек по имени Зу'айб”; по-видимому, в рукописи ошибка.

503 Подробнее об этом см.: ат-Табари, II, 2004,13-16; МИТТ, 142.

504 В рукописи — “своему сыну” (***), однако контекст совершенно определенно указывает на то, что речь идет об отце ал-Хасана, Кахтабе; графически эта ошибка вполне объяснима: *** вместо ***.

505 Согласно ат-Табари (II, 2004, 7), Кахтаба подошел к Джурджану во второй половине эу-л-ра'да 130/июле 748 г.; ср.: Wellhausen, Reich, 336.

506 Имеются в виду бежавшие из Хорасана вместе с Насром отряды арабских войск, главным образом кайситов. После ухода Насра из Нишапура большая часть этих отрядов покинула Насра и присоединилась к войску Нубаты в Джурджане; см.: ат-Табари, II, 2003,13-15; 2004,4-5; МИТТ, 139—140; Гардизи, 91.

507 Личность идентифицировать не удалось.

508 *** — "месячное довольствие воина", иногда также "суточное довольствие"; *** — "годовое довольствие воина", выплачивавшееся казной за несение военной службы раз или два раза в год. См. об этом: Lane, III, 1076—1077; V, 2085; II, 416; van Vloten, Recherches, 3, 14.

509 Имеется в виду, очевидно, победа Нубаты ибн Ханзалы над войском восставшего против Марвана правителя Ахваза и Фарса Сулаймана ибн Хабиба ал-Азди (см. прим. 329). Нубата по приказу Ибн Хубайры выступил из Ирака и в сражении на берегу р. Карун в Ахвазе нанес решительное поражение главным силам Сулаймана. Это сражение, вероятно, и названо здесь “Днем ал-Ахваза”; об этом см.: ат-Табари, II, 1946, 15—1947, 4; ал-Йа'куби, II, 408.

510 в таком значении слово *** для XI в. словарями не засвидетельствовано. Употребление его здесь в значении, близком скорее к значению слова ***, объясняет современное употребление этого слова в значении "платформа" (политическая), "позиция" и т. п.; см.: X. К. Баранов, Арабско-русский словарь, М., 1957; Н. Wehr, Arabisches Worterbuch fiir die Schriftsprache der Gegenwart, Bd. II, Leipzig, 1952.

511 *** — имеется в виду внутренняя часть города Джурджана, которую Нубата, как указывалось выше, обнес рвом.

512 Салим ибн Равийа ат-Тамими ac-Са'йди. Ат-Табари (II, 2003,9; 2006,2—4) сообщает, что он бежал из Мерва вместе с Насром ибн Саййаром; участвовал в сражении под Суэаканом, а затем ушел от Насра к Нубате в Джурджан, где и был убит. Подробное описание обстоятельств смерти Салима см. у ат-Табари (II, 2006, 2—10).

513 Имеется в виду Хаййа ибн Нубата. Об этом см. также: Ибн Кутайба, 213; ат-Табари, II, 2005,20—2006,1.

514 Быть может, это — сын секретаря и советника Насра, ал-Бахтари ибн Муджахида, убитого в Мерве по приказу Абу Муслима сразу же после бегства Насра (см. прим. 416).

515 Личность идентифицировать не удалось.

516 Суббота 3 зу-л-хиджжа 130/суббота 3 августа 748 г. Согласно ат-Табари (версия ал-Мада'ини; II, 2004,7; 2005,12; МИТТ, 142), Кахтаба подошел к Джурджану в зу-л-ка'да 130/июле 748 г.; сражение началось в пятницу 1 зу-л-хиджжа 130/1 августа 748 г. (ср.: ал-Бал'ами, D 82, л. 4346,8 снизу). Таким образом, даты Анонима и ат-Табари совпадают в числе, месяце и годе и расходятся в дне недели. И в Анониме и у ат-Табари день недели указан неверно, так как 1 зу-л-хиджжа 130 г. х. был четверг; ср.: Wellhausen, Reich, 336; Spuler, Iran, 43.

517 *** в данном случае употреблено в значении, аналогичном значению термина “Ike 'годовое довольствие воина', выплачиваемое ему казной халифа (здесь — казной хорасанской армии) за несение военной службы; см. об этом: Lane, VI, 237.

518 Хувар — город и станция на хорасанской дороге, на западной окраине области Кумис, приблизительно в трех днях пути от Рея (см.: Йакут, II, 479; Schwarz, VI, 783—784; Le Strange, 367). “...он вышел из Кумиса, — имеется в виду, очевидно, г. Дамган (см. прим. 500). Впрочем, здесь может быть и неточность выражения, ср., напр., у ат-Табари, II, 2016, 9—10: “Когда Наср иби Саййар узнал об убиении Кахтабой Нубаты и тех джурджанцев, которые были убиты, а он в это время был в Кумисе, он двинулся в путь и остановился в Хуваре Рейском”. Это предположение представляется тем более вероятным, что, как указывает ат-Табари (II, 2016, 11), бежав из Нишапура, “Наср остановился в одном из селений Кумиса, которое называют Базаш”, и далее (III, 1, 4—5): “Говорят: „Когда убили Нубату, выступил Наср ибн Саййар из Базаша и пришел в Хувар"”. Таким образом, согласно ат-Табари, оставив Нишапур, Наср прибыл в область Кумис и остановился в селении Базаш, станции хорасанской дороги, приблизительно в 10 км на юг от г. Бистама (см.: Schwarz, IV, 826; Бартольд, Иран, 78). Здесь он пробыл до получения известия о разгроме Нубаты, после чего двинулся дальше по хорасанской дороге, пока не достиг Хувара.

519 Ат-Табари указывает, что Кахтаба послал ал-Хасана в Кумис в мухарраме 131/ сентябре 748 г. (III, 1, б). То же и у ал-Йа'куби, II, 410: начало мухаррама 131/ начало сентября 748 г.

520 Вистам и Симнан — города в области Кумис на главной хорасанской дороге, в 5 днях пути друг от друга; о них см.: Schwarz, VI, 819—822; Le Strange, 365—366; Бартольд, Иран, 78—79, 82.

521 Абу Камил ал-Хурасани — военачальник в хорасанской армии. Под Симнаном он с группой своих сподвижников перешел к Насру. После смерти Насра Абу Камил ушел в Нихавенд. Когда город был взят ал-Хасаном, Абу Камил был убит (см. перевод, стр. 122); о нем см. ат-Табари, III, I, 5; 7, 6.

522 Между Симнаном и Хуваром, где находился Наср, 3 дня пути, т. е. около 20 фарсахов; см. Schwarz, VI, 783, Anm. 17.

523 Согласно ат-Табари (III, 1, 10—11), это был Джамил ибн Михран.

524 Рассказ Анонима об измене Абу Камила под Симнаиом весьма близок к аналогичному сообщению у ат-Табари (III, 1,5—2, 9; ср. Ибн ал-Асир, V, 302); в то же время в каждом из них имеются подробности, отсутствующие в другом. Сравнение обоих рассказов приводит к заключению, что в основе сообщения об этом эпизоде лежит общий источник — по-видимому, подробный рассказ в пространной редакции анналов ат-Табари.

525 Ср.: ат-Табари, III, 2, 17—18; 3, 4—5.

526 Т. е. зу-л-ка'да и зу-л-хиджжа 130 и мухаррам 131 /июль — сентябрь 748 г.

527 Ср.: 'Икд, III, 354; ал-Бал'ам? (D 223, л. 380а, 16) рассказывает, что в Джурджане Кахтаба собрал с населения харадж и одну часть разделил между своими воинами, а другую отправил Абу Муслиму; так же он поступил и в Дамгане и в Рее.

528 Халид ибн Бармак (ум. в 165/781-82 г.) — военачальник первых дских халифов; около 764-65 г. он руководил завоеванием области Дунбаванд (на север от Рея), а в последующие годы был (до 155/772) наместником Табаристана, см.: Vasmer, Eroberung, 97—100; Walker, A Catalogue, LXXVI, 133—134; Unvala, Namismatique, 22, 32—33.

529 Исбахбаз — арабизированная форма ср.-персидского spah-pat — 'военачальник'. в данном случае титул правителей Табаристана. В момент описываемых событий испахбедом Табаристана был Хуршйд (123—144/740—761 гг.); см.: Захир ад-Дин ал-Мар'аши, Тарих-и-Табаристан, 46—50, 273, 319, 325; Ибн Исфандийар, 109—110, 113 и след.; Хамза ал-Исфахани, 239; Cl. Huart, Ispehbed, El, I; Zambaur, 187; Caetani, Chronographia, 1680; Walker, A Catalogue, LXX, LXXII, 131.

530 У ат-Табари рассказ о посылке Халида ибн Бармака к испахбеду Табаристана отсутствует; он имеется у Ибн ал-Асира (V, 304). По содержанию этот рассказ одинаков с приводимым в Анониме; в нем, однако, не сказано, кто был послан; кроме того, указывается, что инициатива посылки к испахбеду исходила от Абу Муслима, а не от Кахтабы. У Ибн ал-Асира добавляется к этому еще рассказ о походе Мусы ибн Ка'ба ат-Тамими из Рея против правителя Дунбаванда,отказавшегося последовать примеру испахбеда Табаристана. Ср. также: Хафиз-и Абру, Зубдат ат-таварих, стр. 441; см.: Spuler, Iran, 44; Walker, A Catalogue, LXXII; Unvala, Namismatique, 32, 37.

531 Абу Малик Асид ибн 'Абдаллах ал-Хуза'й — один из старейших сподвижников Абу Муслима; жил в селении Андуман близ Нисы; был главой приверженцев “партии;) в Нисе и ее окрестностях (ат-Табари, ??, 1963, 3 и след.); вместе с Мукатилем ибн ХАкимом ал-'Акки руководил подготовкой восстания в Нисе (ат-Табари, II, 1972, 16 и след); командовал авангардом при вступлении Абу Муслима в Мерв (II, 1987, 8—9). Проделал весь поход с войском Кахтабы, командуя то авангардом, то левым крылом войска. Позже участвовал в подавлении восстания 'Абд ал-Джаббара ибн 'Абд ар-Рахмана (см. прим. 493). Умер в зу-л-хиджжа 150 /январе 768 г. См.: ал-Йа'куби, II, 446; 'Икд, II, 676; ат-Табари, II, 2002, 10 и след.; 2004, 10-11; ал-Мас'уди, VI, 60; Хамза ал-Исфахани, 221; Гардизи, 97—98; van Vloten, Opkomst, 86 et seq.

532 По ат-Табари ал-Хасан вступил в Рей еще до прихода Кахтабы (III, 3, 7) и там ожидал его; см. также: Иби ал-Асир, V, 303.

533 Т. е. в октябре 748 г.; так же и у Ибя ал-Асира, V, 303; ат-Табари дату вступления в Рей не приводит; см. Spuler, Iran, 44.

534 В Рее в это время правителем был Хабиб ибн Будайл ав-Нахшали; узнав о приближении отряда ал-Хасана, он вместе с сирийским гарнизоном спешно покинул Рей; город был занят армией Кахтабы без боя; см.: ат-Табари, III, 2, 5—6; 3, 6—7.

535 Сава — город на полпути между Реем и Хамаданом на хорасанской дороге, приблизительно в 5 днях пути от Рея; см.: Minorsky, Sava El IV; Le Stranoe 211—212.

536 Т. е. в раби' I 131 /ноябре 748 г. Согласно ат-Табари (версия ал-Мада'ини; III, 2, 10-13), Наср заболел в Рее и умер в Сава 12 раби' I 131 /9 ноября 748 г. в возрасте 85 лет; см. также: Ибн Халликан, № 382, стр. 74- ал-'Айни л. 4б9б 4 снизу; Wellhausen, Reich, 336; К. V. Zettersteen, Nasr b. Saiyar, El, III, ср.: Spuler, Iran, 44, Anm. 1.

537 Упоминаний о сыне Насра, носившем такое имя, в других источниках найти не удалось (о других сыновьях Насра см., напр.: Ибн Хазм, 174, 2—з); ал-Каз-вйнй в связи со смертью, Наера называет его сына, Дирхама, который был военачальником (***) в войске своего отца (ал-Казвини, 286). Другие источники, говоря о сыне Насра, возглавившем после смерти отца часть его отрядов, его имени не приводят. Об этом сыне Насра известно, что с остатками войск Насра он отправился в Нихавенд к Малику ибн Адхаму и был убит после падения города-см.: ат-Табари, III, 7, 7; Ибн ал-Асир, V, 306; Китаб ал-'уйун, 194; см. также прим. 590.

538 Ибн ал-Асир (V, 303—304), рассказывая о пребывании Кахтабы в Рее, между прочим, указывает, что “Кахтаба, когда вошел в Рей и расположился в нем, действовал благоразумно и осторожно; он охранял и держал [под контролем] дороги, так что бывало никто не проходил по ним без его позволения”.

539 Абхар — город западнее Казвйна на большой дороге Зинджан — Абхар — Рей. О нем см.: Schwarz, VI, 726—728; Le Strange, 221—222; Бартольд, Иран, 140. У Ибн ал-Асира (V, 304) вместо Абхара названа Дастаба; это — довольно обширная местность к юго-западу от Казвйна, в том же районе, где расположен Абхар; об этом см.: Schwarz, V, 554 u. f.; VI, 724, 801; Le Strange, 220.

540 Аналогичный рассказ о рейде Абу 'Ауна против хариджитов приводит и Ибн ал-Асир (V, 304), указывая, между прочим, что этот рейд был совершен по приказу Абу Муслима; у ат-Табари этот рассказ отсутствует. См. также: Veccia Vaglieri, Le Vicende del Harigismo, 32, n. 3 (со ссылкой на Ибн ал-Асира).

541 У ат-Табари, III, 3, 13—14 (Ибн ал-Асир, V, 304), также указано: “через 3 дня после вступления в Рей Кахтаба послал своего сына ал-Хасана на Хамадан”

542 Хазим ибн Хузайма, о нем см. прим. 484.

543 Согласно ат-Табари (III, 2, 7; ср.: Ибн ал-Асир, V, 303—304), Малик ибн Адхам ибн Мухриз ал-Бахили стоял в Хамадане гарнизоном еще до прихода ал-Хасана. Узнав о приближении отряда ал-Хасана, он с отрядами сирийцев и бежавших к нему остатков войска Нубаты и Насра двинулся к Нихавенду.

544 у ат-Табари (III, 3, 20—4, I; ср.: Ибн ал-Асир, V, 304) сказано, что Кахтаба послал в подкрепление ал-Хасану своего военачальника Абу-л-Джахма ибн 'Атийу во главе 703 человек (о нем см. прим. 669).

545 Подробнее об этом у ат-Табари (III, б, 15—20; ср.: Ибн ал-Асир, V, 306). Речь идет о том, что сирийцы, главным образом всадники, предлагали оставить город, но хорасанцы, в основной массе пешие, отказывались, ссылаясь на то, что им не удастся уйти от преследования конных отрядов Кахтабы и его сына, ал-Хасана.

546 Да'уд ибн Йазид ибн 'Умар ибн Хубайра ал-Фазари — сын Ибн Хубайры. Несмотря на его молодость, Ибн Хубайра назначил его командующим армией, посылаемой на помощь Насру; однако, встретив возражения халифа, он заменил его Амиром ибн.Дубарой. Да'уд находился вместе с 'Амиром в его походах против 'Абд-аллаха ибн Му'авии; в решающем сражении у Джапалак (см. перевод, стр. 120—121) Да'уд в критический момент бежал с поля боя и с остатками войска 'Амира ушел в Ирак, к отцу. После сдачи Васина он был убит вместе со своим отцом, Ибн Хубайрой, по приказу ас-Саффаха (в июле или осенью 750 г.); о нем см.: ат-Табари, II, 1978, 15; III, 6, 1-2; 10, 8-9; 62, 14; 69, 10; ад-Динавари, 372, 3; ал-Йа'куби, II, 408—409; 424; Абу-л-Махасин, I, 340, 359; Ибн Халликан, № 828, стр. 130—131.

547 Об этих дорогах см. прим. 443, 444.

548 Шахразур — город и область в западном Курдистане; см.: V. Minorsky, Shehrizur, El, IV; И. Ю. Крачковский, Шахразур в географическом, словаре Йакута и в записке Абу Дулафа (Акад. И. Ю. Крачковский, Избранные сочинения, I), стр. 293—298.

549 Так же у ат-Табари (III, 3, 9—13; см. у Ибн ал-Асира, V, 304).

550 Да'уд ибн Йазид ибн 'Умар ибн Хубайра.

551 Имеется в виду дорога в Шахразур из Месопотамии через Мосул и Ирбил; о ней см. Schwarz, VI, 696; VII, 942.

552 По этой дороге Ибн Хубайра не пошел.

553 Обстоятельства убийства 'Усмана ибн ал-Кирмани и его брата 'Али подробно изложены у ат-Табари (II, 1997, 4—2000, 3; МИТТ, 139—140).

554 Шаввал 131/24 мая — 21 июня 749 г. Так же и у Гардизи, 91. Ниже (см. перевод, стр. 122) указывается, что убийство 'Али и 'Усмана произошло после взятия Нихавенда (5 зу-л-ка'да 131 — четверг 26 июня 749 г.). Согласно ат-Табари это произошло после перехода Абу Муслима в Нишапур. Однако рассказ об убийстве 'Али и 'Усмана изложен у него под 130/747-48 г. (II, 1997, 4 и след.; МИТТ, 139—140), а о переходе в Нишапур рассказано под 131/748-49 г., причем указано, что он отправился в Нишапур тогда, когда получил письмо Кахтабы о взятии Рея (Рей был взят в сафаре 131/октябре 748 г.; см. ат-Табари, III, 3, 9—13; ср.: Ибн ал-Асир, V, 304; Китаб ал-'уйун, 193). Таким образом, все эти сообщения сходятся на том, что убийство сыновей ал-Кирмани имело место в 131 г. х.; рассказ ат-Табари не противоречит и указанию Анонима и Гардизи, что это произошло в месяце шаввале/мае — июне 749 г. Впрочем, Ибн Халликан приводит другую дату: вторник 28 мухаррама 132/7 сентября 749 г. (см. № 382, стр. 74), принятую и ван Флотеном (см. van Vloten, Miinzen aus der letzten Omeijadenzeit, 442). Абу-л-Махасин относит убийство 'Али в Нишапуре к моменту вступления хорасанских войск в Куфу (I, 354). См. также: Wellhausen, Reich, 335—336; Caetani, Chronographia, 1674; Spuler, Iran, 43.

555 До этого момента Абу Муслима называли персидским титулом салар 'начальник', 'предводитель', см. van Vloten, M'dmen aus der letzten Omeijadenzeit, 442.

556 Ср.: Ибн ал-Факих, л. 157а; Гардизи, 91. Ниже, однако, сказано, что армия Кахтабы насчитывала всего 30 тыс. человек (перевод, стр. 119).

557 Кум — город в центральной части Ирана, на расстоянии приблизительно четырех дней пути от Рея по дороге на Исфахан; о нем см. Cl. Huart, Кчшш, EI, II. О посылке ал-'Аккй в Кум с авангардными силами армии Кахтабы упоминают и другие источники (ат-Табари, III, 4, 14 и след.; ал-Йа'куби, II, 410; Ибн ал-Асир, V, 305), однако, судя по их сообщениям, ал-'Акки пробыл там очень недолго.

558 Мукатил ибн Хаким ибн 'Абд ар-Рахман ал-'Акки, араб по происхождению, родом, по-видимому, из Нисы; один из 70 предводителей приверженцев “партии”, избранных Абу 'Икримой или же Букайром. Участвовал в организации восстания в Нисе. Во время походов Кахтабы он выдвинулся как способный и храбрый военачальник, командуя большими отрядами в составе главных сил ополчения. После разгрома войск Марвана ал-Мавсур оставил ал-'Аккй правителем Верхней Месопотамии с резиденцией в Харране. Здесь ал-'Акки был осажден отрядами 'Абдаллаха ибн 'Али, дяди ас-Саффаха и ал-Мансура, выступившего в качестве претендента на халифат. После безуспешной сорокадневной осады Харрана, 'Абдаллаху ибн 'Али удалось ложными обещаниями о помиловании склонить ал-'Акки к сдаче, после чего 'Абдаллах предательски убил его (октябрь 754 г.). Его потомки занимали в Багдаде небольшой квартал и жили еще во времена Йакута (XIII в.). О нем см.: ат-Табари, индекс; ад-Динавари, 359, 362—363 (указанная здесь кунья ал-'Акки — Абу 'Аун приведена, видимо, по смешению с другим военачальником Кахтабы Абу 'Ауном 'Абд ал-Маликом ибн Йазидом); ал-Йа'куби, II, 410; 'Икд, II, 78; Китаб ал-'уйун, 217; Агапий, 534; Йакут, III, 489, 5-10; IV, 142, 22—143, 3; Фасмер, Хронология, 382.

559 Ат-Табари (III, 4, 14—18) приводит их перечень, ср. Ибн ал-Асир, V, 305.

560 По-видимому, в тексте ошибка, так как все другие источники единогласно называют его Мукатил, см. выше, прим. 558.

561 См.: Хамза ал-Исфахани, I, 37, 12; Йакут, I, 294, 11; Sehwarz, V, 645—646.

562 В рукописи ***. В “Истории” Хамзы ал-Исфахани (стр. 37, 12; перевод, стр. 26) приводится рассказ о том, как Кай Гуштасп построил в селении Мамнавар (***) в рустаке Анарбаз, в области Исфахан храм огня. Возможно, что именно этот храм имел в виду Ибн ал-Факих (Ахбар ал-булдан, 267, 3-5), говоря о “великолепных” сооружениях в Нимиваре (***), селении Исфахана, украшенных “изображениями” и назидательными надписями. Ср. Herzfeld, Khorasan, 150 (он читает: Nimiwar). Поскольку столкновение ал-'Акки с отрядом Ибн Дубары также произошло в рустаке Анарбаз, то весьма вероятно, Нумивар Анонима, Мамнавар Хамзы ал-Исфахани и Нимивар Ибн ал-Факиха — одно и то же селение; вероятно, его упоминает и Ибн Руста, 158, 8 (***, вариант ***). Ср. также Sctiwarz, V, 645 (он читает Mamnur). О рейде ал-'Акки в рустак Анарбаз другие источники не упоминают; ср. ат-Табари, III, 4,20—5,3.

563 Об этом селении см.: Йакут, I, 57, 12 и след.; Абу-л-Фида', География, 418— 419; перевод, II, ч. 2, стр. 167; Juynboll, Lexicon, I, 4.

564 Сведений о нем найти не удалось.

565 Феврале-марте 749 г.; ср. Spuler, Iran, 44.

566 Имеется в виду участок дороги между Реем и Кумом, представлявший большие трудности для путника, так как дорога шла по безводной солончаковой пустыне. Это название встречается лишь у географов конца IX в. (см. Sehwarz, V, 566 u. f.; VII, 931—934); географы X в., ездившие по этим местам, дают описание другой дороги в Исфахан, проходившей через Кум и Катан, тогда как прежняя дорога, описание которой по старым подорожникам сохранил Ибн Хурдазбих (стр. 58—59), шла через пустыню Карие восточное Кума и через горы западнее Кашана. Сводку данных об этих дорогах см. Sehwarz, VII, 931—935.

567 Ат-Табари указывает, что “Ибн Дубара [стоял] во главе конницы — с ним не было пеших, а Кахтаба имел конницу (хайл) и пехоту (роджжйла)”, III, 5,17—18.

568 Ат-Табари впервые упоминает Абу Шарахила в числе четырех военачальников, которым Абу Муслим поручил охрану двух ворот своего лагеря в Махуване в начале зу-л-ка'да 129/вторая половина июля 747 г. (II, 1968, 6—7). Его же, очевидно, имеет в виду ат-Табари, говоря о посылке Шарахила и ал-Мухаллаби во главе отряда в 400 человек для захвата 'Айн ат-Тамра, небольшого городка близ г. Анбар в Ираке (III, 21, 5—6). Здесь и в рассказе о тайной присяге Абу-л-'Аббасу хорасанских военачальников, в числе которых был и Абу Шарахил, он ошибочно назван Шарахил вместо Абу Шарахил (см.: ат-Табари, III, 28, 7; 36, 6; ал-Йа'куби, II, 419).

569 *** — собир. от перс. *** (ср.-перс. azat) 'свободнорожденный', 'благородный', 'родовитый', 'знатный' (см.: J. A. Vullers, Lexicon Persico-Latinum Etymologicum, t. II, Bonnae, 1864; F. Wolf, Glossar zu Firdosis Schahname, Berlin, 193S, S. 11, 766, № 4). В домусулыианском Иране и Средней Азии азаты составляли сословие местной землевладельческой знати. Здесь, очевидно, имеются в виду отряды (обычно из немусульманского населения), формировавшиеся местными владетелями и использовавшиеся в арабском войске для принятия первого удара или для прикрытия. См. Л. Е. Куббель, О некоторых чертах военной системы халифата Омейядов (661—750) (“Палестинский сборник”, вып. 4, М.—Л., 1959), стр. 119—120.

570 См., напр.: перевод, стр. 115, 119.

571 Салим, 'Аджар — личности идентифицировать не удалось.

572 Далее в тексте пропуск.

573 Из текста неясно, кто напал на Мухаммада ибн Нубату.

574 Мухаммад ибн Нубата ал-Килаби, сын известного военачальника Нубаты ибн Ханзалы (см. прим. 442). При халифе ал-Валиде ибн Йазиде он был комендантом Васита, но после прихода к власти Йазида его сместили и посадили в темницу (в раджабе 126/марте 744 г.). При халифе Марване и Ибн Хубайре он снова вошел в милость и участвовал в походах 'Амира ибн Дубары против 'Абдаллаха ибн Му'авии; однако об участии его в описываемом сражении источники не упоминают. Аноним и ат-Табари (III, 15—17) сообщают, что он командовал главными силами Ибн Хубайры в сражении на берегу Евфрата 5—8 мухаррама 132/24—27 августа 749 г. (см. перевод, стр. 126); с остатками войска он вместе с Ибн Хубайрой бежал в Васит. Как сообщает ат-Табари (III, 68, 1—69, 6; см. также: Ибн Халликан, № 828, стр. 129—130), после сдачи Васита Мухаммад ибн Нубата был убит вместе с группой других военачальников Ибн Хубайры. Ибн Кутайба, однако, приводит другую версию смерти Ибн Нубаты (Ибн Кутайба, 213). О нем см.: ат-Табари, индекс; Абу-л-Махасин, I, 341.

575 Имеется в виду шатер главнокомандующего, т. е. Ибн Дубары. Пока стоит шатер и поднято знамя, войско, как известно, не считалось разбитым.

576 Ср.: ал-Мас'уди, VI, 68.

577 Сельский округ в области Исфахана, по дороге Кум — Исфахан. В арабской географической и исторической литературе, а также в исследованиях название этого округа обычно передают в виде Джабалк (см.: Ибн Хурдазбих, 21,3; ал-Йа'куби, Китаб ал-булдан, 273; ат-Табари, III, б, 12; Йакут, I, 294; 10; II, 2,21; 3,8-13; Wellhausen, Reich, 337); однако чтение Анонима, по-видимому, более правильно; ср. современное произношение названия этого округа — Йапелак (Japelak); см.: Schwarz, V, 579; 629, Anm. 10; 646.

578 Эту же дату — суббота 23 раджаба 131 г. х. — приводят ат-Табари (III, 6, 12) и Йакут (II, 3, 12). Другие источники называют лишь месяц и год (см., напр.: Ибн Кутайба, 188; Ибн ал-Асир, V, 305; Абу-л-Махасин, I, 347). Однако 23 раджаба 131/18 марта 749 г. был вторник, а не суббота; см.: Wellhausen, Reich, 337; К. V. Zettersteen, Kahtaba. El, II. У Шварца допущена ошибка — среда 19 марта 749 г. (749 г. н. э. не был високосным годом); см. Schwarz, V, 579, Anm. 8. Рассказ ат-Табари об этом сражении (III, 4—6) сходен с сообщением Анонима лишь в общих чертах, а детали рассказа и приводимые эпизоды различны.

579 Судя по рассказу у ал-Джахшийари (л. 89, 9—13), Абу Муслиму была послана чья-то другая голова, так как труп Ибн Дубары был опознан уже после отправки сообщения о победе.

580 Автора приводимых ниже стихов установить не удалось.

581 Т. е. 'Амир ибн Дубара ал-Мурри, см. прим. 441.

582 В рукописи *** вместо *** или *** (см. прим. 577).

583 Поэтическая вольность, вместо — Кахтаба.

584 Букв.: “отряды сирийцев стремительно вручили [власть] основе”. Слово *** употреблено здесь, по-видимому, в значении 'первоначальное, естественное положение, состояние' и т. п. (см.: Lane, I, 65), и все полустишие имеет смысл: сирийцы, потерпев поражение, тем самым потеряли власть в халифате, и она вернулась к тем, кому она первоначально принадлежала, т. е. к роду Мухаммада.

585 Согласно ат-Табари (III, 7, l), Кахтаба выступил к Нихавенду через 20 дней после захвата Исфахана, т. е. около 13 ша'бана 131/7 апреля 749 г. Ср. Ибн ал-Асир, V, 306.

586 В Нихавенде собралось довольно значительное войско, которое состояло, с одной стороны, из сирийской конницы во главе с Маликом ибн Адхамом, омейядских гарнизонов городов, занятых войсками Кахтабы, а с другой стороны, из остатков хорасанского войска Насра ибн Саййара, отступавшего под натиском отрядов Кахтабы (см.: ат-Табари, 14, 2, 7—8; 3, 18—19; 8, 7; Китаб ал-'уйун, 193—194; Ибн Кутайба, 188). После трехмесячной осады, когда Кахтаба пустил в ход стенобитные машины (манджаники), сирийцы, тайно от хорасанцев, вступили в сговор с Кахтабой и, получив от него обещание отпустить их на все четыре стороны, открыли ворота города и впустили войска Кахтабы. Окруженные в мадине Нихавенда хорасанцы сдались Кахтабе и были почти все перебиты. См.: Ибн Кутайба, 188; ал-Йа'куби, II, 411; ат-Табари, III, 7, 8; Китаб ал-'уйун, 194; Ибн ал-Асир, V, 305—306; Абу-л-Махасян, I, 347. Ср. Spuler, Iran, 44.

587 Количество убитых другие источники не приводят.

588 О нем см. прим. 521.

589 Какой сын Насра имеется в виду, установить не удалось (см. прим. 537). У ат-Табари приводятся имена и других убитых хорасанцев (III, 6—9; ср.: Китаб ал-'уйун, 194; Ибн ал-Асир, V, 306).

590 День недели указан неверно, так как 5 зу-л-ка'да 131/26 июня 749 г. был четверг. Другие источники точной даты падения Нихавенда не приводят. Согласно ат-Табари (III, 7,17—18) и ал-Йа'куби (II, 411) осада Нихавенда длилась 3 месяца — ша'бан, рамадан и шаввал. После этого начались переговоры Кахтабы с Маликом ибн Адхамом, и город был взят. Вельхаузен на основании этих данных ат-Табари также считает, что Нихавенд был взят в зу-л-ка'да 131 г. х. (Wellhausen, Reich, 337). Таким образом, данные ат-Табари не противоречат приводимой здесь дате. Ибн Кутайба (стр. 188) сообщает, однако, что осада длилась два месяца и город был взят в начале зу-л-хиджжа 131/конце июля 749 г. По-видимому, месяц здесь указан ошибочно (вместо зу-л-ка'да), тогда как продолжительность осады Нихавенда указана точнее чем у ат-Табари, что подтверждается и данными того же ат-Табари: Исфахан был взят 23 раджаба 131/18 марта 749 г. (см. прим. 578); к Нихавенду Кахтаба выступил через 20 дней после вступления в Исфахан, т. е. около 13 ша'бана; расстояние от Исфахана ло Нихавенда по дороге Исфахан — Джарабазакан — Карадж — Буруджирд — Нихавенд, согласно данным арабских географов (см.: Ибн Хурдазбих, 199—200; Ибн Хаукал, 258; ал-Мукаддаси, 201—202), исчисляется приблизительно в 12 с лишним дней пути; следовательно, Кахтаба подошел к Нихавенду в самом конце ша'бана; осада длилась, согласно Ибн Кутайбе, два месяца, т. е. рамадан и шаввал; началом следующего месяца, когда был взят Нихавенд, было начало зу-л-ка'да. Таким образом, все эти данные подтверждают дату, приводимую в Анониме. Время падения Нихавенда, так же как и продолжительность осады, указываемые Абу-л-Махасином (I, 347), — шаввал, 4 месяца — объясняются, видимо, неверным пониманием текста ат-Табари, которого он цитирует в этом рассказе. Ср. Spuler, Iran, 44, Anm. 4.

591 Рассказ ат-Табари об осаде и взятии Нихавенда подробнее рассказа, приводимого в Анониме (ср. III, 6, 14 — 9, 5). Возможно, что рассказ Анонима был составлен на основе рассказа ат-Табари, хотя в нем имеются детали, отсутствующие у ат-Табари (и у других авторов): число убитых хорасанцев; упоминание о сопротивлении Абу Камила; дата падения Нихавенда.

592 Об этом см. прим. 554.

593 у ат-Табари (III, 9, 1—2) и у авторов, следующих за ним, — Ибн ал-Асира (V, 306), автора Китаб ал-'уйун, 194, ал-Бал'ами, D 223, л. 435а, 8, — вместо 'Убайдаллаха ибн ал-'Аббаса назван 'Абдаллах ибн ал-'Ала' ал-Кинди. Имеющиеся сведения об этих двух военачальниках не дают возможности установить, кто же на самом деле стоял во главе этого отряда, стоявшего в Хулване. Что касается Убайдаллаха ибн 'Аббаса ал-Кинди, то известно, что он командовал отрядом сирийцев в личной гвардии наместника Ирака в 122/739-40 г. и принимал активное участие в подавлении восстания Зайда ибн 'Али (ат-Табари, II, 1699, 7 и след.; 1705, 18—1706, 2). В 126/744 г. наместник Ирака от Йазида ибн ал-Валида, Мансур ибн Джумхур, поставил 'Убайдаллаха комендантом Куфы; в этой должности он был утвержден и 'Абдаллахом ибн 'Умаром, сменившим Мансура ибн Джумхура; во главе отряда куфийских сирийцев он участвовал в борьбе с ад-Даххаком ибн Кайсом (II, 1850, 4—6; 1855, 4 и след.; 1899—1902). При вступлении на халифат Ибрахима он был смещен с поста коменданта Куфы (II, 1902, 5 и след.); командуя отрядом у 'Абдаллаха ибн 'Умара, он вместе с ним перешел к ал-Даххаку ибн Кайсу (II, 1904, 1 и след.). 'Убайдаллах, как сообщает Ибн Хазм (стр. 401, б), после разгрома Марвана перешел на службу к Аббасидам и был правителем Киннасрйна при ас-Саффахе; позднее он был назначен правителем Армении (у Фасмера и Цамбаура не упомянут) и умер там в правление ал-Мансура. Об 'Абдаллахе см. 'Икд, I, 317; Китаб ал-агани, XX, 114—115; XXI, 16.

594 Другие источники численности войска ал-Кинди не указывают.

595 Хулван — округ и город, расположенный на берегу р. Хулван-чай, на границе старой провинции Джибал и Ирака.

596 Тазар — город на границе провинции Джибал и Ирака на расстоянии около одного дня пути на юг от хорасанской дороги. См. Schwarz, IV, 490—91; VII, 906.

597 Ханикин — город на р. Хулван-чай, станция на главной хорасанской дороге на пути из Хулвана в Ирак, в 7 фарсахах (ок. 42 км) от Джалула' и в 6 фарсахах (ок. 36 км) от Каср-и-Ширин.

598 Ср.: ат-Табари, III, 10, 8 и след. К Ибн Хубайре присоединился и его сын, Да'уд, а также Мухаммад ибн Нубата с остатками войска Ибн Дубары, разбитого под Исфаханом (ср. также III, 13,7—8). Согласно рассказу ал-Бал'ами, D 223, л. 435а, 9, к сыну Ибн Хубайры присоединился упомянутый выше ал-Кинди со своим отрядом.

599 Мосул — название области и города, расположенного на западном берегу р. Тигр в Верхней Месопотамии.

600 Кармисин (ныне Кирманшах) — большой город в горной долине на хорасанской дороге; от Нихавенда до Кармисина, по маршруту у Кудамы ибн Джа'фара (198, 15), более трех дней пути.

601 Абу 'Умара Мухаммад ибн Сул, тюрк по происхождению, сын Суда, владетеля Дехистана (на побережьи Каспия), дед известного поэта Ибрахима ибн ал-'Аббаса. Во время похода в Гурган Йазида ибн ал-Мухаллаба Сул сдался Йазиду (в 716 г.), принял ислам и был верным спутником Йазида во всех его злоключениях. Его сын, Мухаммад, принимал участие в походах Кахтабы. Ряд источников (см., напр., ал-Джахшийари, л. 88,10; Китаб ал-'уйун, 197) называет Мухам-мада ибн Суда в числе хорасанских военачальников, принесших тайную присягу Абу-л-'Аббасу в Куфе; он участвовал в битве при Большом Забе (2—11 джумада II 132/16—25 января 750 г.) и в том же 132/750 г. был поставлен наместником Месопотамии с резиденцией в г. Мосуле (до назначения ал-Мансура). В 132/750 г. Мухаммад ибн Сул командовал отрядами, разгромившими войско омейядского наместника в Армении, и правил Арменией до перехода ее в управление ал-Мансура. В 134— 135/751-52—752-53 г. он был наместником Азербайджана, находясь под началом ал-Мансура. Согласно рассказу Абу-л-Фараджа ал-Исфахани (Китаб ал-сиани, IX, 20), Мухаммад ибн Сул был убит по приказу мятежного “дяди халифов”, 'Абдаллаха ибн 'Али, в 137/754-55 г., после сдачи Харрана Мукатилем ал-'Акки. См. о нем: ат-Табари, III, 39,21; 47,16; 81,3-4,13-14; 84,11; ал-Йа'куби, II, 429; Китаб ал-сивни, IX, 20; см. также: ал-Балазури, Футах, 335—336; ат-Табари, II, 1320, 1322—1325, 1327; 'Икд, II, 232; Китаб ал-'уйун, 203; Фасмер, Хронология, 382—383, 391; Zambaur, 36, 177, 178; Spuler, Iran, 34, 240, Anm. 6.

602 Бараз ар-Рузин (в других источниках Бараз ар-Руз) — небольшой город и округ к юго-востоку от Ханикйна. См.: Ибн Хурдазбих, 6,11; Йакут, I, 534,22 и след.; ал-Йа'куби, I, 202; ат-Табари, II, 906, 1б.

603 Личность идентифицировать не удалось. Может быть, это брат Кайса ибн ас-Сари, присягнувшего Букайру ибн Махану (см. перевод, стр. 86 и прим. 197).

604 О действиях ал-Кинди у ат-Табари говорится, что он стоял в Хулване, но, узнав о приближения отрядов ал-Хасана, поспешно оставил город (III, 9, 1—2). Другие источники либо вообще не упоминают о нем, либо повторяют эту строку из ат-Табари. См.: Ибн ал-Асир, V, 306; Китаб ал-'уйун, 194.

605 Зу-л-хиджжа 131/июль-август 749 г. Согласно ат-Табари (III, 9, 12—13; 10, 4), последующие события происходили в середине зу-л-хиджжа 131/начале августа 749 г.

606 См. прим. 551. Находясь в Шахразуре, 'Усман ибн Суфиан мог в любой момент выйти у Каср-и-Ширин на главную дорогу, преградить Кахтабе путь в Ирак и одновременно отрезать отряды ал-Хасана, ушедшего к Ханикину.

607 'Усман ибн Суфиан, военачальник халифа Марвана; командовал авангардом армии сына Марвана, 'Абдаллаха ибн Марвана, посланного навстречу хорасанской армии. В этой связи и приводятся упоминания об 'Усмане; см.: ат-Табари, III, 9. 4-17; 38, 6-8; Ибн ал-Асир, V, 307, 319; Абу-л-Махасин, I, 350.

608 Из рассказа ат-Табари и рассказа Анонима неясно — шли ли Абу 'Аун и Амир ибн Исма'ил вместе с Кахтабой и Кахтаба выслал их вперед, или же Кахтаба шел впереди их, пришел в Хулван, узнал о вступлении 'Усмана в Шахразур и послал Абу 'Ауну, находившемуся где-то на пути из Нихавенда, приказ идти по первой попавшейся дороге на Шахразур. Ср.: ат-Табари, III, 38, 5—6; ад-Динавари, 363; ал-Йа'куби, II, 411.

609 Кал'ат ан-Нусайр — старая крепость в селении Мазиран (или Мазаран), лежавшем на дороге Нихавенд — Кармисин, между Каср ал-Лусус и Дукканом, к югу от хорасанской дороги. См. Schwarz, IV, 478—479; VII, 903, 905—907, 922. Сам Кахтаба в этот момент был либо еще в Нихавенде, либо на пути к Кармисину.

610 По другим источникам, вместе с Абу 'Ауном пошел Малик ибн Таррафа (или Тариф) ал-Хурасани. Об 'Амире ибн Исма'иле в этой связи источники не упоминают. См.: ат-Табари, III, 9, 9; Ибн ал-Асир, V, 907; Китаб ал-'уйун, 194; Абу-л-Махасин, I, 350 (все эти три источника следуют здесь ат-Табари); К. V. Zettersteen, Abu 'Awn, El, NE, I.

611 Это значит, что Абу 'Аун шел не по главной дороге на Шахразур, через Каср-и-Ширин, а по одной из второстепенных. Известны такие дороги на Шахразур из Динавара, Хулвана и других мест (о них см.: Schwarz, V, 915—916); ад-Динавари (363, 10) указывает, что Абу 'Аун пошел на Шахразур из Хулвана. Ср.: ал-Йа'куби, II, 411.

612 В других источниках упоминаний о нем найти не удалось.

613 Ат-Табари (III, 9, 10) также приводит эту цифру. Ср.: Ибн ал-Асир, V, 307; Абу-л-Махасин, I, 350 (по ат-Табари). Согласно другой версии ат-Табари (III, 9, 17—18), у Абу 'Ауна было 30 тыс. человек; см. также: 'Икд, III, 354.

614 У ал-Бал'ами, D 82, 435а, 11 — 5 тыс.; другие источники численность войска 'Усмана не указывают.

615 У ат-Табари рассказ о сражении под Шахразуром значительно короче и содержит другие детали: Кахтаба послал Абу 'Ауна и Малика ибн Тарифа ал-Хурасани во главе четырех тысяч человек к Шахразуру, где находился 'Усман ибн Суфиан, возглавлявший авангард войска 'Абдаллаха ибн Марвана. Абу 'Аун и Малик остановились в двух фарсахах от Шахразура и простояли сутки, а 20 зу-л-хиджжа 131/воскресенье 10 августа 749 г. Абу 'Аун и Малик пошли в атаку и убили 'Усмана (по другой версии, 'Усман бежал к 'Абдаллаху ибн Марвану, а Абу 'Аун разграбил его лагерь и убил великое множество его воинов). См. ат-Табари, III, 9, 8—17; ср.: Ибн ал-Асир, V, 307; Китаб ал-уйун, 194; Абу-л-Махасин, I, 350; Spuler, Iran, 44.

616 Район Мосула по обоим берегам Тигра занимало племя шайбан из объединения бакр ибн-ва'ил, входившего в группировку раби'а, старого соперника группировки мудар. В межплеменной борьбе, разгоревшейся при вступлении на халифат Марвана, рабииты, в том числе и шайбаниты, были против Марвана, опиравшегося на мударитов (см. Wellhausen, Reich, 242). Предположение 'Аффака оказалось правильным: жители Мосула вместе с гарнизоном не пустили в город отступавшего после разгрома при Большом Забе Марвана; когда же приблизились отряды дской армии во главе с 'Абдаллахом ибн 'Али, мосульцы надели черные одежды и открыли ворота; см. ат-Табари, III, 48, 6—17.

617 Согласно ат-Табари (III, 10, 4—5), Абу 'Аун пробыл в Шахразуре остаток зу-л-хиджжа 131 и весь мухаррам 132/июль—сентябрь 749 г.; см. также: Ибн ал-Асир, V, 307.

618 Согласно ат-Табари (III, 10, 5), Абу 'Аун набрал в Мосуле 5 тыс. человек; ср.: Ибн ал-Асир, V, 307.

619 Во время описываемых событий халиф Марван с главными силами находился в своей резиденции в Харране; узнав о разгроме 'Усмана под Шахразуром, он выступил к Мосулу; см. ат-Табари, III, 9, 18—10, 4; 38, 7—10.

620 Джалула' — город в северо-восточной части Ирака, на хорасанской дороге, приблизительно в 39 км от Ханикина.

621 Ср.: ат-Табари, III, 10, 12-13; Ибн Мискавайх, III, л. 123а. Здесь имеется в виду впизод из истории завоевания Ирана в правление халифа 'Умара: после разгрома в 637 г. у Кадисии остатки армии персов во главе с Михраном бежали к ал-Мада'ину, а оттуда по хорасанской дороге в Джалула'. Здесь был создан большой лагерь, который персы окружили рвом, имевшим еще и особое заграждение в виде изгороди из колючек против верблюдов и коней. Однако персы, несмотря на огромное численное превосходство, были разбиты. По преданию, в этом сражении в зу-л-ка'да 16/ ноябре-декабре 637 г. было убито около 100 тыс. персов, а захваченная в лагере добыча могла сравниться разве что с добычей, взятой в Ктесифоне. Об атом см.: ал-Балазури, Фатуу, 264 и след.; Ибн Кутайба, 91, 230; Ибн Мискавайх, I, 396—399; Абу-л-Махасин, I, 340; Spuler, Iran, 11.

622 Каср Ширин (Каср-и-Ширин) — город в юго-западной части персидского Курдистана и станция на хорасанской дороге, на полпути между Хулваном и Ханикином.

623 Имеется в виду Абу Ганим 'Абд ал-Хамйд ибн Риб'и ат-Та'й из племени набхан, один из виднейших военачальников Кахтабы. Он командовал левым крылом в сражении против 'Амира ибн Дубары (ат-Табари, III, 5, ); был начальником личной гвардия (шурты) у Кахтабы и участвовал в сражении у Евфрата 8 мухаррама 132/ 27 августа 749 г. (см. ат-Табари, III, 15, 4—5). Вместе с группой хорасанских военачальников он тайно присягнул Абу-л-'Аббасу (ат-Табари, III, 28, 5; 36, 5; ал-Йа'куби, II, 419; Абу-л-Махасин, I, 355); во главе двухтысячного отряда он был послан Абу-л-'Аббасом к Абу 'Ауну и участвовал в сражении при Забе (ат-Табари, III, 38, 14). С армией 'Абдаллаха ибн 'Али принял участие в преследовании Марвана и был оставлен Абдаллахом ибн 'Али начальником четырехтысячного гарнизона в Дамаске (ат-Табари, III, 53, 2 и след.); когда 'Абдаллах ибн 'Али после смерти Абу-л-'Аббаса поднял восстание против ал-Мансура, Абу Ганим один из первых присягнул ему, как законному преемнику Абу-л-'Аббаса (ат-Табари, III, 93, 3—5; Китаб ал-'уйун, 217). О нем см. также: Ибн ал-Асир, V, 314, 319, 332; 'Икд, II, 229.

624 Зийад ибн Сувайд ал-Мурри упомянут у ат-Табари (III, 68, 11) в числе военачальников Ибн Хубайры, убитых по приказу Абу-л-'Аббаса в июле (или осенью) 750 г.

625 Ср. Коран, 54, 26: “Узнают они завтра, кто обманщик, надменный!”

626 Тамарра (Дийала) — река, вытекающая из гор в провинции Ардилан, протекает западнее Ханикйна (именно здесь она называется Тамарра) и впадает в Тигр на полпути от Багдада в ал-Мада'ин (здесь она называется Дийала).

627 Подробнее о переправе через р. Тамарра см. у ат-Табари, III, 12, 3—13.

628 В тексте, по-видимому, пропуск; слова, приведенные в квадратных скобках, добавлены нами; ср.: ат-Табари, III, 10, 15; 12, 3—7.

629 Даскара — город на р. Дийала (Тамарра) в нескольких километрах на юго-запад по главной дороге от Джалула'.

630 Текст испорчен.

631 Текст испорчен.

632 Об этом рейде Кахтабы источники не упоминают; ал-Йа'куби (II, 411) глухо говорит о том, что Кахтаба пришел в какой-то лагерь Ибн Хубайры и ограбил его.

633 Талл 'Укбара' — возвышенность близ города 'Укбара', расположенного на восточном берегу Тигра, выше Багдада. См.: Le Strange, 50—51; Йакут, III, 705.

634 Авана — небольшой город на Тигре недалеко от 'Укбара', на полпути из Самарры в Багдад. По описанию Ле Стренджа (Le Strange, 50), Авана, как и 'Укбара', лежала на восточном берегу Тигра. По-видимому, это неточно; судя по указанию нашего сочинения, а также аналогичному рассказу ат-Табари (версия ал-Мада'ини, III, 12, 7—13), 'Укбара' в VIII в. была расположена на восточном, а Авана — на западном берегу Тигра, недалеко друг от друга. Впрочем, Тигр часто менял свое русло, так что могло быть время, когда оба эти города находились на восточном берегу. В настоящее время их развалины находятся на западном берегу в значительном удалении от реки. См.: Le Strange, 50; Йлкут, I, 395—396.

635 Ал-Анбар — город и область на Евфрате в северо-западной части Ирака. Город ал-Анбар находился на восточном берегу Евфрата.

636 Имеется в виду Хазим ибн Хузайма.

637 5 мухаррама 132/воскресенье 24 августа 749 г. Другие источники этой даты не приводят. Ат-Табари (III, 13, 4) указывает лишь месяц: “мухаррам 132 г.”. Более подробно о переправе через Евфрат см. ат-Табари, III, 12—13; ср.: ал-Йа'куби, II, 411—412; ал-Динавари, 366—367; Wellhausen, Reich, 337.

638 Мухаммад ал-Касри, сын известного наместника Ирака Халида ибн 'Абдаллаха ал-Касри (см. прим. 337). После прихода к власти Марвана Мухаммад ал-Касри бежал из Дамаска, где он был в свите халифа Ибрахима ибн ал-Валида, в Куфу и там скрывался у одного из близких ему соплеменников. С Омейядами у Мухаммада ал-Касри были давние счеты, связанные с тем, что халиф Хишам в свое время по ложному доносу приказал посадить его в темницу вместе с другими членами семьи и со всеми мавла Халида, а ал-Валид II за большую сумму выдал отца Мухаммада, Халида, Йусуфу ибн 'Умару ас-Сакафи, тогдашнему наместнику Ирака и злейшему врагу Халида. Йусуф предал Халида мучительной смерти. На это, по-видимому, и намекал Абу Салама в приводимом ниже обращении к Мухаммаду, призывая его восстать против Омейядов. См. ат-Табари, индекс; ад-Динавари, 350.

639 Ср.: Van Vloten, Recherches, 11.

640 Зийад ибн Салих ал-Хариси, один из ближайших и доверенных людей Ибн Хубайры. В момент восстания Мухаммада ал-Касри Зийад ал-Хариси был правителем Кусры; бежав из Куфы, он присоединился к Ибн Хубайре, однако во время осады Васита вместе с группой военачальников Ибн Хубайры поддался на обещания Абу-л-'Аббаса и перешел на сторону Аббасидов; о нем см.: ат-Табари, III, 18, 19—19, 2; 65, 12; 66, 15 и след. (в индексе к изданию его спутали с Зийчдом ибн Стихом ал-Хуза'й, военачальником Кахтабы, см. стр. 211); ад-Динавари, 350, 368—370; Абу' л-Махасин, I, 353.

641 Текст испорчен.

642 Текст испорчен.

643 6 мухаррама 132/понедельник 25 августа 749 г.; ад-Динавари, 365 и ат-Табари (III, 18, 19; 19, 2—3) приводят согласно версии Абу Михнафа другую дату: “пятница 10 мухаррама 132” (29 августа 749 г.), “через два дня после гибели Кахтабы” (см. прим. 650). Подробные обстоятельства восстания Мухаммада ал-Касри изложены у ат-Табари, III, 18—20. Приводимая у него версия Абу Михнафа с некоторыми вариантами и сокращениями излагается и ад-Динавари, 365—366; ал-Йа'куби, II, 412—413; Китйб ал-'уйун, 195—196. Наша версия, по-видимому, независима от версии Абу Михнафа; см. также: Caetani, Chronographia, 1694.

644 Текст испорчен.

645 Кахтаба шел вдоль западного, а Ибн Хубайра — вдоль восточного берега; ср.: ат-Табари, III, 13, 11-18. См. Wellhausen, Reich, 337.

646 Выражение “сын моего дяди” могло быть обращением также и к соплеменнику вообще; в этом смысле и употребил его здесь Кахтаба, обращаясь к бедуину — таиту, как и Кахтаба, принадлежавшему к бану-набхан, одной из ветвей племени тайй; ср.: ат-Табари, III, 13, 18—19; 14, 2—5.

647 Ср.: аналогичный рассказ с большими подробностями у ат-Табари (III, 13, 18—14, 5). Согласно этому рассказу, бедуин сам не знал, где брод, но указал на человека, который и показал Кахтабе место переправы.

648 'Абдаллах ат-Та'й — военачальник в армии Кахтабы; его называют в числе хорасавских военачальников, принесших тайную присягу Абу-л-'Аббасу; он участвовал в сражении при Большом Забе, а также в штурме Дамаска в составе войска 'Абдаллаха ибн 'Али; о нем см. ат-Табари, III, 28, 6; 36, 6; 38, 13; 48, 14.

649 Сходный рассказ, полнее, но с другими подробностями, приводится у ат-Табари (III, 16, 15—17, 16). Сравнение показывает, что здесь мы имеем дело не с обработкой атого рассказа ат-Табари, а с версией, восходящей к более полному общему источнику.

650 Обстоятельства гибели Кахтабы остаются неясными. На это указывают даже самые ранние мусульманские историки. Сводка различных версий о гибели Кахтабы дается у ат-Табари (III, 15, 18—16, 3; 18, 2—13), а еще полнее — у ал-'Айни (л. 471б). Все они сходятся на том, что он утонул 8 мухаррама 132/27 августа 749 г. в Евфрате. Прочие обстоятельства варьируются самыми разнообразными способами. Однако версии Анонима у ат-Табари не приводятся. Ср. также: ал-Йа'куби, II, 412; ад-Динавари, 367, 11—12; Китаб ал-'уйун, 195; Абу-л-Махасин, I, 340—341.

651 В источниках нет единодушия о том, кто стал преемником Кахтабы. Ал-Йа'куби (II, 412), а также один из источников ал-Мадл'ини (ат-Табари, III, 15, 7—8) указывают, как и автор Анонима, что после гибели Кахтабы командование армией принял его сын, Хумайд. Однако подавляющее большинство других источников, в том числе и такой авторитетный источник ат-Табари, как Абу Михнаф, называют таковым ал-Хасана. Это с большим основанием можно считать достоверным, имея в виду ту выдающуюся роль, которую ал-Хасан играл в боях против омейядских войск, командуя авангардом армии Кахтабы (об этом см. Ибн Кутайба, 188; ад-Динавари, 367, 12—13; ат-Табари, III, 14, 20; 15, 10 и след.; 17, 17-18; 20, 5; Китаб ал-'уйун, 195; Абу-л-Махасин, I, 341; ал-'Айни, л. 4716, 7—11; Caetani, Chronographia, 1694; см. прим. 501). В то же время о Хумайде ибн Кахтабе источники впервые упоминают лишь в связи с гибелью Кахтабы. Путаница возникла, по-видимому, из-за того, что, когда было получено известие о гибели Кахтабы, ал-Хасан с авангардом находился на западном берегу Евфрата, а присягу армии в пользу своего брата ал-Хасана принимал Хумайд. Последнее обстоятельство было неверно понято некоторыми историками, представившими дело так, будто армия присягала Хумайду. Впоследствии Хумайд занимал ряд видных постов: в 137/755 г. он был наместником Месопотамии с резиденцией в Мосуле (под началом ал-Мансура); с рамадана 143 по зу-л-ка'да 144/декабря 760 по февраль 762 г. он управлял Египтом. Здесь в трудный для Аббасидов момент мятежа Мухаммада ибн 'Абдаллаха Хумайд обнаружил свои симпатии к Алидам и даже присягнул или только собирался присягнуть мятежнику (ал-Кинди, 110, 4—111, 8; Китаб ал-'уйун, 242—243; см. также: van Vloten, Zur Abbasidengeschichte, 215). Об этом было сообщено ал-Мансуру, и он сместил Хумайда. Заслуги его отца и брата, вероятно, помогли Хумайду получить прощение халифа; во всяком случае в ша'бане 151/августе 768 г. он был назначен наместником Хорасана с резиденцией в Нишапуре и оставался в этой должности до своей смерти в ша'бане 159/май 776 г. См.: Хамза ал-Исфахани, I, 221; ат-Табари, индекс; Абу-л-Махасин, I, 427; Фасмер, Хронология, 383—384; Zambaur, 26, 36, 48.

652 Эгу же дату приводит и ат-Табари в версии Абу Михнафа (III, 14, 15—16): “в ночь на среду 8 мухаррама 132”/ночь на среду 27 августа 749 г., см.: Ибн ал-Асир, V, 308; Абу-л-Махасин, I, 340; ал-'Айни, 4716, 7. Ср.: ал-Йа'куби, II, 412; Wellhausen, Reich, 337.

65З То же у ат-Табари (III, 14, 18).

654 Васит — город и крепость в центре Ирака, административный центр омейядских наместников в Ираке.

655 Об этом извещении Абу Саламы другие источники не упоминают. Ат-Табари сообщает о том, что Мухаммад ибн Халид ал-Касри, захватив Куфу, написал Кахтабе, извещая его о своей победе и приглашая его в Куфу. Письмо это пришло уже после гибели Кахтабы, его прочел ал-Хасан и тотчас же двинулся в Куфу (III, 19,17—20, l). По другой версии (ал-Мада'ини; III, 16, 13—14), Кахтаба перед смертью наказывал людям идти на Куфу и передать руководство всеми делами Абу Саламе. Другие версии вообще ничего не говорят о том, почему хорасанцы пошли на Куфу, причем одни из них указывают, что с войском шел Хумайд (ат-Табари, III, 15, 9—10), другие — ал-Хасан (ат-Табари, III, 17, 21 и след.). Ср.: ад-Динавари, 365, 367; ал-Йа'куби, II, 412; Китаб ал-'уйун, 195—196.

656 Один из каналов Евфрата выше Куфы; см.: ал-Балазури, Футух, 254; ат-Табари, I, 2190, 14 — 2191, 2; Ибн Мискавайх, 1,342,3—4. Маршрут движения хорасанских войск в Куфу приводит ат-Табари (III, 15, 9—10; 17, 21—18, l), однако канал бану-сулайм у него не упоминается.

657 Мукатил ибн ал-Хаким ал-'Акки; о нем см. прим. 558.

658 Имеется в виду Хазим ибн Хузайма.

659 Среди участников дского движения источники упоминают лишь одного Бассама — это Бассам ибн Ибрахим ибн Бассам, мавла бану-лайс, один из старейших военачальников Абу Муслима. О нем известно, что Абу Муслим послал его на помощь Хазиму ибн Хузайме для завоевания Мерверруда (ат-Табари, II, 1959, 19 и след.); согласно одной версии ат-Табари (II, 1996, 19 и след.), он по приказу Абу Муслима выступил в Серахс и разгромил Шайбана ибн Саламу (см. прим. 483). Командуя авангардом войска Кахтабы, Бассам проделал весь поход от Мерва до Куфы (ат-Табари, III, 18, 6). Из Куфы он был послан для покорения Ахваза (ат-Табари, III, 21, 6 и след.; 37, 18), а затем, командуя большим отрядом в войске 'Абдаллаха ибн 'Али, участвовал в преследовании Марвана (ат-Табари, III, 47,6 и след.); позднее, в 133/750-51 г., он восстал против халифа ас-Саффаха и с отрядом своих приверженцев ушел в Хорасан, где с ним вел длительную борьбу Абу Муслим (ат-Табари, III, 75, 17 и след.). О конце Бассама сведений нет. Надо полагать, что здесь имеется в виду этот Бассам. См. также: Ибн Кутайба, 188; Китаб ал-'уйун, 166, 196.

660 Ал-Бал'ами указывает также, что ал-Хасан вступил в Куфу во главе более трех тысяч человек (D 223, л. 435б, 7). Другие источники численности войска ал-Хасана — Хумайда не приводят.

661 См. прим. 452; у ат-Табари (III, 20, 12): “одного из коней Кахтабы”.

662 В тексте эта фраза по-персидски.

663 В пятницу 10 мухаррама 132/29 августа 749 г. Согласно ат-Табари, хорасанские войска вступили в Куфу в понедельник 13 мухаррама 132/2 сентября 749 г. (III, 20, l); у ал-Йа'куби (II, 412) — через четыре дня после гибели Кахтабы, т. е. 12 мухаррама. Ср. также: ат-Табари, III, 19,2; ад-Динавари, 365. У Вельхаузена (Wellhausen, Reich. 338): "во вторник 14 мухаррама (2 сентября 749)", однако этой даты источники не приводят.

664 Другие источники об этой речи Абу Саламы не упоминают.

665 Т. е. Омейяды, см. прим. 264.

666 Ср. Коран, 8, 71.

667 Хаммам А'йан — пригород Куфы, приблизительно в трех фарсахах (ок. 18 км) от самого города; см.: Йакут, II, 329,9—10; ат-Табари, III, 21,11—12; 20, 2—3.

668 Это выражение неясно. Скорее всего это значит — “люди, заведующие сбором и распределением добычи”; назначение им такого же высокого жалованья, как и накибам и военачальникам, имело целью, вероятно, обеспечить их преданность и честность.

669 Абу-л-Джахм ибн 'Атййа ал-Бахили, мавла племени бахила (у Ибн ал-Джау'зи его имя несколько иначе — Абу-л-Джахм 'Атййа ибн Хабиб, см. Н. F. Amedroz-Ап Unidentified MS. by Ibn al-Jauzi in the Library of the British Museum, Add. 7, 320. JRAS, 1907, p. 20); доверенное лицо Абу Муслима; происходил из селения ал-Ма-хуван близ Мерва. В конце рамадана 129/июне 747 г. Абу Муслим послал его в Хорезм поднять восстание в пользу “рода Мухаммада”. Он участвовал в походах Кахтабы, к которому Абу Муслим приставил его в качестве войскового писаря (ат-Табари, II, 2001,15); был одним из организаторов тайной присяги хорасанских военачальников Абу-л-'Аббасу (см. перевод, стр. 137—138). Став халифом, Абу-л-'Аббас, видимо учитывая особое доверие, которое оказывал Абу-л-Джахму Абу Муслим, а быть может, и по совету последнего, назначил его своим везиром. Впрочем, автор Китаб ал-'уйун замечает, что Абу-л-'Аббас не дал ему титула везира; первым этот титул получил Абу Салама ал-Халлал, сменивший вскоре Абу-л-Джахма (см. Китаб ал-'уйун, 208). Очевидно, в связи с этим источники обычно называют первым везиром Абу-л-'Аббаса Абу Саламу (см. об этом: Amedroz, An Unidentified MS, 20). Некоторые источники указывают, что после смерти Абу Саламы Абу-л-Джахм вновь был назначен везиром и оставался в этой должности до смерти Абу-л-'Аббаса (9 июля 754 г.). Более интересно для характеристики личности Абу-л-Джахма другое обстоятельство: как сообщает ат-Табари (III, 67,3—4) и автор Китаб ал-'уйун (см.: Китаб ал-'уйун, 209), Абу Муслим поручил Абу-л-Джахму следить за Абу-л-'Аббасом и тайно доносить ему обо всех намерениях и действиях халифа. Эта сторона деятельности Абу-л-Джахма, по-видимому, не осталась скрытой. Во всяком случае при ал-Мансуре он уже не пользовался прежним доверием и влиянием, а вскоре после убийства Абу Муслима ал-Мансур приказал отравить и его верного слугу. О нем см.: ат-Табари, индекс; ал-Мас'уди, VI, 165; ал-Йа'куби, II, 418; 430—431; 433; ал-Джахшийари, л. 97, 2 и след.; 122, 2 и след.; 156, 1 и след.; Абу-л-Махасин, I, 355.

670 Имеется в виду Абу Ганим 'Абд ал-Хамйд ибн Риб'й ат-Та'й, см. прим. 623.

671 О нем см. прим. 262.

672 Ал-Мугира, 'Амрувайх — личности идентифицировать не удалось.

673 Очевидно, имеется в виду 'Абд ас-Салам ибн 'Ард ар-Рахман ибн Ну'айм ал-Тамиди, сын 'Абд ар-Рахмана ибн Ну'айма ал-Гамиди ал-Азди, наместника Хорасана при халифе 'Умаре II с рамадана 100 по 102/марта 719 по апрель 720 г. См. ат-Табари, II, 1480, 15—16. Об этом распределении должностей другие источники не упоминают.

674 Подробнее см. ат-Табари, III, 38 и след.

675 Большой и Малый Заб — два левых притока р. Тигр; берут свое начало в юго-западной части Иранского Азербайджана и впадают в Тигр, пересекая дорогу из Шахразура в Моеул. Здесь 2—11 джумада II 132/16—25 января 750 г. произошло сражение между войсками халифа Марвана и хорасанским ополчением, возглавляемым 'Абдаллахом ибн 'Али и Абу 'Ауном, решившее судьбу династии Омейядов; см. Wellhausen, Reich, 341—342; Spuler, Iran, 45, Anm. 3.

676 Ср.: ат-Табари, 111,60,19; ал-Йа'куби, II, 422—423; ал-Мас'уди, VI, 136; Китаб ал-'уйун, 191.

677 Об этом см.: Бартольд, Христианское происхождение, 25—26; К. V. Zettersteen, Ibrahim b. Muhammed, El, II.

678 129 г. х. — 22 сентября 746 —10 сентября 747 г.

679 О нем см. прим. 269.

680 о нем см. перевод, стр. 83 и прим. 167.

681 Эта версия в других источниках отсутствует.

682 По-видимому, это Абу Хумайд Мухаммад ибн Ибрахим ал-Химйари, см. прим. 277.

683 Тадмор (Пальмира) — город в Сирии, к северо-востоку от Дамаска, на караванной дороге от Евфрата к Дамаску.

684 Абу Джа'фар ал-Мансур, будущий халиф.

685 Дара — город в Месопотамии, приблизительно в 30 км северо-западнее Ниси-бина. О нем см.: Le Strange, 96—97; Йакут, II, 516—517; ал-Мукаддаси, 140, 5 и след. 149, 2—3; Ибн Хурдазбих, 95; ср. Кудама ибн Джа'фар, 215, 3.

686 В таком виде рассказ нигде больше не встречается. Параллелью этому рассказу является следующее сообщение ат-Табари, приведенное им анонимно под 129/746-47 г. (II, 1974, 5—1975,5; см. также: III, 25, 3-7; Ср.: Ибн Мискавайх, III, 109а—139б; Ибн ал-Асир, V, 278—279; Китаб ал-'уйун, 189): Наср написал Марвану, сообщая ему об Абу Муслиме, о его выступлении, о его силе и о том, что он призывает в пользу Ибрахима ибн Мухаммада. Марван получил это письмо, а между тем к нему пришел гонец от Абу Муслима к Ибрахиму, который возвращался от Ибрахима. С ним было послание Ибрахима к Абу Муслиму в ответ на его письмо; в нем он порицал Абу Муслима и бранил его за то, что он не воспользовался распрей между Насром и ал-Кирмани, когда они были бессильны против него, и приказывал ему не оставлять в Хорасане в живых никого говорящего по-арабски. Гонец отдал это послание Марвану. Марван написал ал-Валиду ибн Му'авии ибн 'Абд ал-Малику, правителю Дамаска, приказывая ему написать правителю ал-Балка', чтобы тот отправился в Карар ал-Хумайма и схватил Ибрахима ибн Мухаммада, наложил на него оковы и послал его к нему в сопровождении конного отряда. Ал-Валид послал к правителю ал-Балка', и тот пришел к Ибрахиму, находившемуся в тот момент в мечети селения, схватил его, связал и доставил к Марвану, а Марван заточил его в темницу. Добавив к рассказу об 'Абд ал-Кариме, гонце-предателе, приводимое в нашем сочинении (см. перевод, стр. 129—130) окончание рассказа об обстоятельствах ареста и заточения Ибрахима и сравнив это с только что приведенным рассказом ат-Табари, можно прийти к выводу, что мы имеем дело с двумя редакциями одной и той же версии — полной (в нашем сочинении) и краткой (у ат-Табари). Единственная деталь, отличающая эти редакции друг от друга, — изложение содержания письма Ибрахима — по своему характеру не может быть доводом против тождества этих рассказов. Абу-л-Махасин, I, 355, 5, приводя эту же версию в ее краткой редакции (по-видимому, по ат-Табари, ср. I, 354), ее источником называет труд ал-Мада'ини. Таким образом, мы можем сделать следующие выводы: 1) приведенный в Анониме рассказ об 'Абд ал-Кариме, гонце-предателе, об аресте и заточении имама Ибрахима и аналогичный рассказ у ат-Табари (II, 1974, 5 — 1975, 5) представляют две редакции одной и той же версии; 2) источником этой версии послужил труд ал-Мада'ини. Очевидно, эта же самая версия легла в основу варианта, приводимого ал-Мас'уди (VI, 69—70): перехватив гонца Абу Муслима с письмом к Ибрахиму, Марван предложил ему 10 тыс. дирхемов с тем, чтобы он принес ему ответ Ибрахима на это письмо; гонец согласился и принес ответ Ибрахима; прочитав собственноручное письмо Ибрахима, Марван убедился в правильности своих подозрений относительно Ибрахима; он велел арестовать его, а заодно и гонца-предателя. Ср. Moscati, Studi su Abu Muslim, III, 8—13.

687 Этот рассказ в других источниках не встречается.

688 Так же и у ад-Динавари, 357. У ат-Табари (II, 1974, 12), в 'Икд, II, 353, у ал-Мас'уди, VI, 70, Ибн Мискавайха, III, 1096, 3 снизу, ал-'Айни, л. 4б4б, 9: ал-Валид ибн Му'авийа ибн 'Абд ал-Малик. Однако у ал-Йа'куби, II, 414, 427, у ал-Мас'уди (Танбих, 338, 17—18), в Китаб ал-'уйун, 203, и у ас-Сафади, л. ЗЗа, 5 и след. назван ал-Валид ибн Му'авийа ибн Марван ибн ал-Хакам. Это, по-видимому, правильнее (ср. ат-Табари, II, 1974, прим. т), поскольку, как известно, Му'авийа ибн 'Абд ал-Малик умер бездетным (см. ат-Табари, II, 1174, 5; III, 45, 19).

689 См. прим. 157. Правителем ал-Балка' в это время был Сулайман ибн Йазид ибн 'Абд ал-Малик; см.: ал-Йа'куби, II, 377; ал-Мас'уди, VI, 76.

690 Речь идет о двух селениях Карар и ал-Хумайма, расположенных так близко друг от друга, что по существу они составляли одно селение, которое в источниках часто называется по имени более значительного из них, принадлежавшего Аббасидам, — ал-Хумайма; иногда (это — более старая традиция) его называли, как в Анониме, Карар и ал-Хумайма (ср.: ат-Табари, II, 1975, 1; ал-Мас'уди, Танбих, 338; см.ал-Мас'уди, VI, 70; Китаб ал-'уйун, 189; Ибн Мискавайх, III, 1096, 2 снизу; другие источники Карар не упоминают; “иногда его называли ал-Хумайматан — 'Две Хумаймы', 'Икд, 352). См. также: van Vloten, Opkomst, 17, п. 1.

691 Т. е. ал-Хумаймы.

692 Ср. ад-Динавари, 357, 9—10.

693 Ср.: Коран, 3,9: “И схватил их Аллах за их грехи, а Аллах силен в наказании”; ср. также: 8,54.

694 Ср.: этот эпизод у ад-Динавари, 355, 7—10 ; ал-Мас'уди, VI, 70—71.

695 Обстоятельства смерти имама Ибрахима, по-видимому, не были точно известны и современникам. Уже тогда о его смерти было создано множество догадок и предположений, которые со временем превратились в пространные и часто весьма правдоподобные легенды; см., напр.: ал-Йа'куби, II, 409; ад-Динавари, 357; ат-Табари, III, 42—44 (см.: Медников, Палестина, II (1), 226—228); Китаб ал-'уйун, 189—190; ал-Мас'уди, VI, 71—72; Ибн Халликан, № 382, стр. 72; ас-Сафади, л. 34а; ал-'Айни, л. 472а, сверху; ал-Макризи, 5. См. об этом также Бартольд, Христианское происхождение, 25—26.

696 Халаб (Алеппо) — большой город в Северной Сирии. Через него проходила дорога из Дамаска в Харран.

697 В других источниках упоминаний о нем найти не удалось.

698 Коран, 4, 89.

699 Имеется в виду последний омейядский халиф Марван ибн Мухаммад. О его прозвищах — ал-Химар и ал-Джа'ди см.: Аноним, л. 235а; Н. v. Mzik, Einiges uber Merwans II. Beinamen: al-Himar und al-Gа'd, WZKM, XX, 1906, S. 310—313.

700 Ал-Мухалхил ибн Сафван — 'мавла Ибрахима ибн Мухаммада. Он прислуживал Ибрахиму, когда тот находился в тюрьме в Харране, и исполнял обязанности его секретаря. После смерти Ибрахима он перешел служить к ал-Мансуру; был военачальником в его войске; в 162 и 163/778 и 780 г. был правителем Джурджана. О нем см.: ат-Табари, III, 43, 21 и след.; 120, 10; 494, 7, ал-Джахшийари, л. 85, 4—6; Ибн ал-Асир, VI, 41; Медников, Палестина, II (3), 1610.

701 Об этих письмах другие источники не упоминают.

702 Ал-'Аббас ибн ал-Валид ибн 'Абд ал-Малик — сын халифа ал-Валида, военачальник, соратник знаменитого полководца Масламы ибн 'Абд ал-Малика, прославившийся в войнах с Византией. Последние годы своей жизни он жил в Химсе. Во время династийной распри ал-'Аббас — по-видимому, не всегда по своей воле — находился в лагере противников ал-Валида II и Марвана II. Вельхаузен считал ал-'Аббаса главным виновником восстания в Химсе во второй половине 127 июне — июле 745 г., подавленного Марваном в начале июля 745 г.; участие ал-'Аббаса в этом восстании Вельхаузен считал причиной его заточения в темницу и гибели (см. Wellhausen, Reich, 236, Anm. 4; см. также: К. V. Zettersteen, al-'Abbas b. Yazid, El, I; K. V. Zettersteen — F. Gabrieli, al-'Abbas b. al-Walid, El, NE. I). Однако, как указывал Бартольд, в источниках нет никаких указаний на этот счет. По мнению Бартольда, ал-'Аббас был заточен в харранскую тюрьму в ноябре 744 г. за причастность к убийству ал-Валида II и убит вместе с имамом Ибрахимом в 132/750 г. Однако и эту версию Бартольд не считал вполне доказанной, имея в виду наличие других, противоречащих этому, рассказов; см. Бартольд, Христианское происхождение, 25—26.

703 О нем см. прим. 762.

704 Мухаммад ибн Му'авийа, брат 'Абдаллаха ибн Му'авии (см. перевод, прим. 767). Другие источники не упоминают его среди заключенных в харранскую темницу.

705 у ат-Табари и следующих ему источников вместо него назван Шарахил ибн Маслама (или ибн Му'авийа ибн Хишам) ибн 'Абд ал-Малик; см. ат-Табари, III, 44, 2.

706 Савик — кушанье, приготовляемое из поджаренных злаков (обычно ячменя или пшеницы), истолченных и размешанных в воде с финиками или сахаром. Если в нем много воды, его можно и пить; см.: Lane, V, 1472; Dozy, I, 706,

707 У ат-Табари иначе: “Так как он долго не являлся к нему, то Шарахил послал сказать ему: „Да буду я твоим выкупом! Ты запоздал, что тебя задержало?"” (III, 44, 6-7).

708 См. Коран, 2, 151: “Тех, которые, когда их постигнет событие, говорят: „Мы принадлежим Аллаху и к нему мы возвращаемся"”.

709 Сабика подарил Ибрахиму Абу Хумайд Мухаммад ал-Химйари, см. перевод, стр. 137.

710 Т. е. Абу Муслима (его имя — 'Абд ар-Рахман ибн Муслим).

711 Рассказ о смерти Ибрахима от яда в молоке с некоторыми текстуальными вариантами приведен у ат-Табари. Сравнение текстов показывает, что рассказы идентичны; рассказ Анонима, при текстуальном сходстве в первой части, вдвое больше рассказа ат-Табари, у которого отсутствует часть, где говорится о Сабике и завещании Ибрахима. Источником этого рассказа для ат-Табари послужило сочинение Абу Зайда 'Умара ибн Шаббы; его иснад: “Рассказал мне ал-Муфаддал ибн Джа'фар ибн Сулайман, который рассказал это со слов очевидца события, слуги и секретаря Ибрахима, ал-Мухалхила ибн Сафвана” (III, 43, 19—44, и; ср. 27, 13 и след.; 34, 10 и след.; о нем см. прим. 700). По ат-Табари (также без второй части) этот рассказ приводится у Ибн Мискавайха, III, 1296, 7—15; Ибн ал-Асира, V, 323; ал-'Айни, 472а, 2 и след.; см. также Медников, Палестина, II (1), 227—228.

712 Йактин ибн Муса ал-Куфи — один из приближенных Абу Муслима, затем ас-Саффаха и ал-Мансура. Умер в 185 или 186/801 или 802 г. О нем см.: ат-Табари, индекс; ал-Мас'уди, VI, 177—178; ал-Джахшийари, 196; 20Э, 8 и след.; Ибн Бадрун, 214; Абу-л-Махасин, I, 441, 445, 521, 523; 'Ауфи, стр. 190, № 1151; Moscati, Studi su Abu Muslim, III, 8, 11.

713 Рассказ о Йактине ибн Мусе со значительным числом текстуальных вариантов приведен в комментарии Ибн Бадруна (стр. 214) со ссылкой на ал-Хайсама ибн 'Ади, а также у 'Ауфи, 190, № 1151. В Китае ал-'уйун то же самое рассказано о Кахтабе ибн Шабибе (см. 190—191), который, переодевшись купцом, пришел в Харран и, заявив, что желает получить долг с Ибрахима, проник к нему в тюрьму и узнал, что своим преемником Ибрахим назначает Абу-л-'Аббаса.

714 Ср.: Ибн Халликан, № 382, стр. 72; ал-'Айни, л. 472а.

715 Эту дату приводят все источники. Согласно Ибн Халликану (№ 382, 72), это произошло в сафаре 132/сентябре-октябреи, л. 34а. См. также: Бартольд, Христианское происхождение, 25—26.

716 Ср.: ат-Табари, III, 29. 16 и след.; ал-Джахшийари, л. 68, 6—15.

717 Этот диалог между Марваном и 'Абд ал-Хамидом со значительными текстуальными расхождениями приводят ал-Мас'уди (VI, 81—82), ал-Джахшийари (л. 78,6, — 79, 1) и Ибн Халликан (по ал-Мас'уди; № 416, стр. 119). Источник не указан.

718 Этот рассказ в рукописи не сохранился.

719 Последующее изложение построено на версиях, заимствованных, по-видимому, из пространной редакции анналов ат-Табари. Приводимые рассказы по содержанию довольно близки рассказам, приводимым у ат-Табари, III, 24 и след., ал-Мас'уди, VI, 89—90 и др. и во всех остальных исторических трудах. Однако, за исключением одного-двух рассказов, материал нашего сочинения независим от других источников.

720 Сафар 132/сентябрь-октябрь 749 г. Так же у ат-Табари, III, 27, 9; ал-Мас'уди, VI, 93; ал-Йа'куби, II, 413: мухаррам/август-сентябрь.

721 Ср. аналогичный рассказ, с большими подробностями у ат-Табари, III, 27,1-10; ал-Мас'уди, VI, 89—93; ср.: ал-Йа'куби II, 413; ал-Джахшийари, л. 85—86; ал-'Айни, л. 472а, внизу; см. также; van Vloten, Zur Abbasidengeschichte, 224—225 (извлечения из ал-Макризи).

722 Этот рассказ с незначительными текстуальными расхождениями приведен у ат-Табари, III, 34, 4—7.

723 Этот рассказ с некоторыми текстуальными расхождениями приведен у ат-Табари, III, 33; ал-Мас'уди, VI, 91—92.

724 Имеется в виду Муса ибн Да'уд; см. ат-Табари, III, 33, 12.

725 Душат ал-Джандал — город в оазисе Вади Сирхан в северной части Наджда, на дороге из Сирии в Ирак.

726 Это изречение произнес Зайд ибн 'Али, решаясь начать свое восстание; см.; ат-Табари, III, 2498, 12—13.

727 Этот стих взят из касиды Абу Басира Маймуна ибн Кайса ал-A'ina (ум. ок. 629 г.). См. ал-А'ша, 125, ст. 28; см. также: ат-Табари, III, 34, 2; Ибн ал-Асир, V, 319.

728 Последующий рассказ, как и предыдущие, восходит, по-видимому, к полному тексту труда ат-Табари. Указания на наличие там такого рассказа сохранились и в существующем издании ат-Табари (III, 27, 11—13, 34, 19—20). С небольшими вариантами он приводится в III томе Ибн Мискавайха, следовавшего тексту ат-Табари (л. 1256—12ба), а также в Китаб ал-'уйун, 196—197; полнее он приводится у ал-Мас'уди, VI, 93—96; ал-Джахшийари, л. 87—88; см. также: ал-Йа'куби, II, 418; 'Ауфи, л. 115а, 2—4; van Vloten, Zur Abbasidengeschichte, 225 (извлечение из ал-Макризи).

729 Т. е. поступить согласно Корану (42, 36) и сунне ближайших сподвижников Мухаммеда, созвавших шури-совещание для выборов законного преемника Мухаммада и халифа после смерти 'Умара ибн ал-Хаттаба. См. об этом: Р. Casanova, Mohammed et la fin du monds, Etude critique sur l'Islam primitif, Paris, 1911—1924, p. 151; Lane, V, 1617; Dozy, I, 799.

730 У ал-Мас'уди (VI, 93—96) фигурируют лишь двое: Джа'фар и 'Абдаллах; ср.: 'Ауфи, л. 115а, 4.

731 О нем см. у ал-Мас'уди, VI, 93.

732 Джа'фар в ато время был в Медине; см. ал-Мас'уди, VI, 94—96.

733 Подробнее об этом рассказано у ал-Макризи; см. van Vloten, Zur Abbasidengeschichte, 225.

734 Последующий рассказ близок к версиям ат-Табари; ср. III, 27, 13—28, 16; 34 и след.; см.: ал-Мас'уди, VI, 96—98; ал-Джахшийари, л. 88—89; ал-Йа'куби, II, 418.

735 О нем см. прим. 669. В других источниках фигурирует лишь один Абу Хумайд. О нем см. прим. 277.

736 и Абу-л-'Аббас и Абу Джа'фар носили имя 'Абдаллах.

737 В тексте — непечатная брань.

738 Пропущено полустишие: “Они бранят меня за Салима, а я браню их”.

739 Здесь — игра слов. Есть рассказ о том, что однажды 'Абдаллаха ибн 'Умара стали бранить за его чрезмерную любовь к сыну своему, Салиму, а он ответил стихом:

 

Они бранят меня за Салима, а я браню их:

Ведь Салим — кожица между глазом и носом!

 

Выражение “кожица между глазом и носом” означает нечто вроде нашего “свет моих очей”. Абу-л-'Аббас говорит: ты, Абу Салама, не то, что кожица между глазом и носом, как Салим, а кожица всего моего лица, т. е. ты мне дороже, чем Салим 'Абдаллаху ибн 'Умару. О переводе и толкованиях этого стиха см.: Observations sur la traduction de quelques vers arabes, par le Scheikh Mouhammed Tantawy, “Melanges Asiatiques”, t. I (1849—1852), St.-Petersbourg, 1852, p. 475—476; I. Gold-ziher, Zwischen. den Augen (“Der Islam”, Bd. XI, 1921), S. 180; ср. ал-Мас'уди, V, 277—278.

740 См. прим. 452; объяснение выражения *** см. ал-Камил, 405, 11—12. Об этом эпизоде см. ат-Табари, III, 28; 37; ал-Мас'уди, VI, 87; ал-Йа'куби, II, 418; Kumaб ал-'уйун, 199; Абу-л-Махасин, I, 356; ал-'Аййи, л. 4726; см. также: van Vloten, Zur Abbasidengeschichte, 225.

741 Так же у ал-Мас'уди, VI, 87, в 'Иуд, 1.111, 52 и у Ибн Халликана, № 382, 74; ср.: ал-Йа'куби, II, 418; Китаб ал-'уйун, 199; Евтихий, II, 394. Согласно ат-Табари (III, 37, з); присяга состоялась в пятницу 12 раби' II 132/пятницу 28 ноября 749 г. См. об этом: Wellhausen, Reich, 339; Caetani, Chronographia, 1695; Moscati, Abu-l-'Abbas, 103. Ср. Spuler, Iran, 45.

742 Приведенный ниже рассказ о проповеди Абу-л-'Аббаса, а также сама проповедь представляет несколько сокращенный вариант рассказа ат-Табари, III, 29—33. В том же сокращенном варианте атот рассказ приводится и в других источниках. См., напр.: ал-Йа'куби, II, 419—420; Ибн Мискавайх, III, 124а и след.; Китаб ал-'уйун, 199—200; Абу-л-Махасин, I, 356 и др.; ср.: Dietrich, Testament, 98 u. f

743 Ср. Коран, 48, 26.

744 Ср. Коран, 9,129: “К вам пришел посланник из вас самих. Тяжело для него, что вы грешите; он ревнив к вам; к верующим кроток, милостив”.

745 Коран, 33, 33. Между прочим, в касиде Судайфа ибн Маймуна, мавла и придворного поэта Абу-л-'Аббаса, Абу-л-'Аббас назван: “повелитель, очищающий от скверны”. См.: ал-Камил, 707; Китаб ал-агани, IV, 93; ал-Йа'куби, II, 431; ср. Gesetz im Koran, Kultus und Ritus von J. Rivlin, Jerusalem, 1934, S. 66, Anm. 2.

746 Коран, 42, 22; см. перевод, стр. 73 и прим. 80.

747 Коран, 26, 214, см.: Noldeke-Schwally, Geschichte des Qorans, I, 126.

748 Ср. прозвище Абу-л-'Аббаса — ас-Саффах; см. ал-'Айни, л. 4736, 17 и след., а также Н. F. Amedroz, On the Meaning of the Laqab al-Saffah as applied to the first Abbasid Caliph, JRAS, 1907, p. 660—663.

749 Абу-л-'Аббас произносил свою первую проповедь стоя, тогда как Омейяды произносили проповедь сидя. Абу-л-'Аббас подчеркивал этим, что он следует не традиции “нечестивых” Омейядов, а традиции пророка и “праведных” халифов, которые обычно произносили проповедь стоя. См. ат-Табари, II, 1955, 15—16; ал-Мас'уди особо обратил на это внимание (VI, 88); Евтихий, II, 394; Китаб ал-'уйун, 187; ал-'Айни, л. 473а, 9 снизу. Ср. С. Н. Becker, Die Kanzel im Kultus des alien Islam (“Islam-studien”, I, Leipzig, 1924), S. 451 u. f.

750 Ср.: ал-Мас'уди, VI, 205.

751 Упоминание 'Али как законного преемника Мухаммада наряду с Абу-л-'Аббасом связано с известной теорией имамата равандитов, фанатичных приверженцев Аббасидов. Согласно этой теории единственным законным преемником после смерти Мухаммада был ал-'Аббас, так как он был его дядей по отцу. Однако его право было попрано сменившими Мухаммада халифами. Таким образом, всех халифов после Мухаммада до Абу-л-'Аббаса они считали правившими незаконно. Исключение они делали лишь для 'Али на том основании, что 'Абдаллах ибн ал-'Аббас объявил присягу ему дозволенной и сам присягнул ему, в силу чего правление 'Али было законным. Об атом см. у ал-Мас'уди, VI, 54—55.

752 Ср.: ал-Мас'уди, VI, 75; Wellhausen, Reich, 236.

753 Текст испорчен.

754 Текст испорчен.

755 Текст испорчен.

756 Имеется в виду халиф Марван ибн ал-Хакам, основатель династической ветви дома Омейядов-Марванидов.

757 Ср. Коран, 3,25: “О боже, царь царств! Ты даруешь царство, кому пожелаешь, и отнимаешь, от кого пожелаешь, и возвеличиваешь, кого желаешь, и уни-жаешь, кого желаешь. В твоей руке благо; ты ведь над каждой вещью мощен”; см. также Коран, 3, 66—67.

758 Йазид ибн 'Абд ал-Малик, омейядский халиф (720—724 гг.). В дской историографии, не без определенной тенденции, особенно много рассказывается о его увлечении музыкой, пением и попойками в кругу веселых собутыльников и наложниц. Во всех этих описаниях рядом с ним неизменно фигурируют две его любимые певицы — наложницы Салама и Хабаба. По преданию, скорбь об умершей Хабабе послужила причиной смерти Йазида. О нем см. G. Levi Delia Vida, Yazid b. 'Abd al-Malik, El, IV.

759 См. об этом Аноним, л. 189б, 12—16.

760 Йазид ибн ал-Мухаллаб ибн Абу Суфра ал-Азди — известный военачальник, правитель Хорасана в 82—85/702—704 гг. и в 97—99/715—717 гг. В 101/720 г. он поднял восстание против халифа Йазида и против династии Омейядов. Был разбит и убит в сафаре 102/августе 720 г. О нем. см. К. V. Zettersteen, Yazid b. al-Muhal-lab, El, IV.

761 Ал-Валид ибн Йазид, омейядский халиф (743—744); см. о нем прим. 285.

762 'Абдаллах ибн 'Умар ибн 'Абд ал-'Азйз — сын халифа 'Умара II. В 126/744 г. халиф Йазид ибн ал-Валид назначил его наместником Ирака. Он отказался признать Марвана халифом, а когда тот сместил его, Ибн 'Умар начал открытую борьбу с новым халифом. Летом 747 г. при занятии войсками Марвана Васита Ибн 'Умар был взят в плен, заключен в харранскую тюрьму и там погиб, по-видимому, вместе с ал-'Аббасом ибн ал-Валидом и имамом Ибрахимом. См. о нем: Wellhausen, Reich, 230, 239; К. V. Zettersteen, 'Abdallah b. 'Abd al-'Aziz, El. I; Бартольд, Христианское происхождение, 25—26.

763 Об этом см.: ат-Табари, II, 1903,17—1904,1; III, 25; Ибн Мискавайх, III, 89а,3 снизу; Китаб ал-'уйун, 158; Ибн Бадрун, 223. Согласно ал-Мас'уди, VI, 107—108, эта легенда восходит к рассказу ал-Мада'ини; о ней см. van Vloten: Opkomst, 136; Recherches, 57.

764 Ср. Goldziher, Richtungen, 95 (“das Vorwissen Gottes”).

765 См. ат-Табари, I, 1088, 18; Ибн Кутайба, 34.

766 Изложение рассказа о восстании Ибн 'Умара приведено в Анониме на л. 294а—294б. Об этом см. Wellhausen, Reich, 239—243.

767 'Абдаллах ибн Му'авийа ибн 'Абдаллах ибн Джа'фар ибн Абу Талиб — правнук Джа'фара, брата халифа 'Али. После смерти Абу Хашима, сына Мухаммада ибн ал-Ханафии, среди шиитов возникли разногласия по поводу того, кто должен быть признан имамом, преемником Абу Хашима. В Куфе была группа шиитов, считавшая законным имамом 'Абдаллаха ибн Му'авийу. В мухарраме 127/октябре 744 г. по их подстрекательству 'Абдаллах ибн Му'авийа поднял восстание в Куфе и объявил себя халифом. Разбитый другим претендентом, 'Абдаллахом ибн 'Укаром, он бежал в Иран и там на короткое время оказался правителем обширнейшей территории. Однако в 129/746-47 г. его огромное, но разнородное войско было разгромлено отрядами 'Амира ибн Дубары, а сам он вынужден был бежать в Хорасан, к Абу Муслиму, который вскоре приказал убить этого беспокойного конкурента Аббасидов. О нем см.: Wellhausen, Reich, 239—241, 246; К. V. Zettersteen, 'Abdallah b. Mu'awiya, El, I; Moscati: Stadi su Abu Muslim, II, 484—485; // testamento, 32—34.

768 Автор имеет в виду то обстоятельство, что политическая борьба за власть между двумя линиями дома Марвана проходила в форме борьбы двух враждебных племенных группировок — йеменитов и мударитов. Во главе мударитов стоял Марван, а во главе йеменитов — 'Абдаллах ибн 'Умар; подробнее об этом см. Wellhausen, Reich, 241.

769 Это произошло в мухарраме 127/октябре 744 г. О характере этого восстания важные данные приведены у ан-Наубахти (см. Фирак, 31) и у ал-Багдади (235—237, 241-242).

770 Ал-Хира — город в нескольких километрах южнее Куфы; была резиденцией 'Абдаллаха ибн 'Умара.

771 Сражение между отрядами 'Абдаллаха ибн Му'авии и 'Абдаллаха ибн 'Умара произошло в мухарраме 127/ноябре 744 г. См. Wellhausen, Reich, 240.

772 Ср.: ат-Табари, II, 1880; 1976; 1978; Van Vloten, Munzen aus der letzten Omeijadenzeit, 443. Продолжения рассказа о восстании 'Абдаллаха ибн Му'авии не сохранилось. О нем см.: Китаб ал-агани, XI, 69—71; ат-Табари, II, 1879,8 и след.; Ибн ал-Асир, V, 246—248; 282—285; ал-Балазури, Китаб ансаб ал-ашраф, I, л. 412—414 (см. de Goeje, Ansab, 391).

Последние листы сохранившейся части Анонима (294а—296б) посвящены борьбе халифа Марвана с сирийскими хариджитами. Эти события не имеют непосредственного отношения к истории дского движения. Поэтому соответствующие листы как в издании текста, так и в переводе нами опущены.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.