Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МУХАММАД РАФИ' АНСАРИ

УСТАВ ДЛЯ ГОСУДАРЕЙ

ДАСТУР АЛ-МУЛУК

ГЛАВА ШЕСТАЯ об обязанностях служащих высокой августейшей канцелярии и других; писцы, везиры и другие. Эта глава состоит из четырех отделений.

/111/ Отделение первое об обязанностях служащих канцелярии, которые не присутствуют на собраниях. Оно содержит десять разделов.

Раздел первый об обязанностях сахиб-и тауджиха. Его служба, как и всех писцов расходных ведомств, собратьев по перу, состояла в том, что ими писались и они ставили печать на все дела и счеты, составлявшиеся в [94] канцелярии. Имелось двенадцать письмоводителей, каждый из которых ведал основными бумагами, касавшимися просьб, танха, наград, годовых пособий, тиюлов, союргалов и льгот бегларбегиев, правителей, султанов и прочих победоносных воинов, Все приказы, распоряжения, указы о должностях высокого Дивана и службе, тиюлах, жалованьи, годовых пособиях, льготах, союргалах, пенсиях и тому подобных, независимо от того, исходили они из ливанского реестра или дворцового, или ассигнований и других, должны были предстать к утверждению упомянутым ведомством.

Все расчеты, которые писались в реестр, кроме расчетов казначеев благоустроенных дворцовых хозяйств, казначеев построек, мирахуров и других, относившихся к ведомству ассигнований, а также срок выхода приказов, распоряжений, срок действия ассигнований на пенсии, просьбы, танха для военных и другие, а также ответы везира высокого Дивана на изложенные ведомствами обстоятельства должны поступать к утверждению в упомянутое ведомство; к нему также относится порядок взимания сборов для должностных лиц.

При смещении с должности или смерти должностных лиц в дни прекращения их службы сборами был обязан ведать [сахиб-и тауджих]. Пересмотрев [канцелярские] дела, он подавал их к подписи подоходных ведомств, чтобы они сделали расчеты.

[Сахиб-и тауджиху] были назначены жалованье и сборы в таком порядке: жалованье и прочее - двадцать туманов; сборы с расчета каждого тумана: от тиюлов, годовых пособий и бератов эмиров - с тиюлов 11 туманов 600 динаров один чарак, годовых пособий - 700 динаров, бератов – 300 динаров 3 чарака; от жалований и комиссионных сборов налогосборщиков, наград эмиров и людей, не находившихся на постоянной службе, союргалов, льгот, дарованных икта, аренд - 22 динара; /112/ от тиюлов, жалований и наград курчиев, гулямов, туфангчиев и тупчиев - 50 динаров; от танха, годовых доходов и бератов - также 20 динаров; от назначенной для него сиятельной стипендии, которую он [95] ежегодно получал по бератам от средств из Казвина, - 2 тумана 2500 динаров.

В Год Зайца 1124 1 шестнадцать писцов служили в ведомстве тауджих и имели жалованье в сумме сто семьдесят девять туманов.

Раздел второй об обязанностях забита-нависа. Его служба состояла в том, что он ведал основной продукцией, поступавшей с удельных имений, кроме государственных имений и частных диванских земель, а также ведал некоторыми суммами, как-то: касавшиеся службы квартальных надзирателей и торговли табаком; пошлины дорожные и за выпас скота, обязательства, ручательства, прибыль от повесток, сборы для должностных лиц, сборы в пользу везиров областей, суммы со скотного двора, суммы ополченцам, суммы от наказаний, тиюлы, годовые пособия военным и другим, подушная подать с индусов, издержки для гостей и лиц, выезжавших из государства, и других; суммы, начисленные с годовых подношений, представлявшие собой выручку налогосборщиков областей, которые каждый год под другими управляемыми ими суммами выделяются в танха для диванских издержек; древние независимые имения и вновь образованные частные земли.

Согласно правилам и обычаям, [поступления] с имений и независимостей, лавок и прочих собственных владений землей должны удерживаться Диваном; должна быть запись, что поступления удержаны Диваном, и каждый год должны подсчитывать урожай и прибыли.

Товары, изготовлявшиеся каждым лицом, после вычета того, что удерживали для благоустроенных построек, шли в потребление дворцового ведомства; после оценки компетентных людей и осведомления учетчиков товары передавали в казначейство; записав их в ведомстве по правилам, в том ведомстве производили расчеты и выделяли танха на жалованье военным и прочие диванские издержки.

Просмотр расходных документов арендаторов, приказчиков и прочих служащих того ведомства, исправление /113/ неточностей, надзор за правильностью счетов [96] налогосборщиков и служащих того ведомства, составление приходных и расходных ведомостей, определение недоимок и излишков, поддержание порядка в том ведомстве, проверка реестровых данных, расписка под полученными данными, ведание документами, относящимися к ведомству, лежит на обязанности вышеупомянутого [забита-нависа]. Издававшиеся всякого рода приказы о назначениях и предписания, относившиеся к упомянутым статьям, представлялись к записи письмоводителей и забита-нависа.

[Забита-навис] имел жалованье и сборы: жалованье и шестимесячный тиюл - 50 туманов и 25 туманов; доход [с тиюла] 89 туманов 7516 динаров и три с половиной пула; от наград эмиров, старшин, приближенных и людей, не несущих постоянную службу в Диване, а также союргалов, льгот, дарованных икта, жалований, комиссионных сборов налогосборщиков, аренд - 22 динара; от годовых пособий - 7000 динаров, танха по бератам - 300 динаров и три чарака; сборы за расчеты - 30 динаров: основных 15 динаров и дополнительных 15 динаров; от [...] - 11 динаров и один чарак. У него было одиннадцать писцов, которым предназначалось жалованье в сумме сто три тумана.

Раздел третий об обязанностях сархатт-нависа. Он имеет чин мустауфия военного ведомства. В его обязанности входит ведание тиюлами, годовыми пособиями, наградами, просьбами, танха эмиров и службой их мулазимов; следить за присутствием приближенных, старшин, ясаулов бесед, ишик-агасиев, надзирателей, даруга, сборщиков налогов, работников на постройках и в садах, писцов, увеселителей, врачей, астрологов, хирургов, глазников, должностных лиц; а также ведание жалованьем, пенсиями аурат (?), псарями, смотрителями львов, смотрителями барсов, сокольничими из свиты и прочими людьми: грузинами, дагестанцами, индусами, византийцами, узбеками, арабами, иранцами и сторожами крепостей, не входившими в сословия. Всякого рода бумаги и подлинные документы, которые проходят через ведомство по найму, пишутся им. [97]

/114/ [Сархатт-навису] предназначались жалованье в двенадцать туманов и следующие сборы: от тиюлов эмиров с каждого тумана: с тиюлов - 60000 динаров, с бератов -3000 динаров, годовых пособий - 5000 динаров; от наград эмиров и сословий, не состоявших на постоянной службе, союргалов, льгот, освобождений от налогов, жалований, комиссионных сборов и дарованных икта - 16 динаров; от танха агаев, приближенных и бакаулов с каждого тумана - 20 динаров, с аренд - 500 динаров.

Раздел четвертый об обязанностях авариджа-нависов. Их обязанности таковы, что совместно с писцами своего ведомства ведут записи поступлений из подвластных им областей, всеми бумагами того ведомства, основанными на приказах, подлежащих обязательному исполнению, и важных предписаниях великих везиров и мустауфиев провинций; сумму каждого установленного расхода записывали в книгу танха, и тот документ, который подтверждает выдачу танха, авариджа-навис[ы] оставляли у себя, а к содержанию приказов и указов своей рукой писали заглавие и в копийных реестрах приказов и указов отмечали, что документ оставлен в таком-то ведомстве. [В их обязанности входит также] выявление неточностей, установление правильности счетов, согласование их с реестровыми итогами каждого налогосборщика и установленными суммами приходов и издержек того ведомства; написание совместно с письмоводителями списков поступлений и издержек ведомства. Проверка истинности того, что пишут письмоводители ведомства, написание своего имени под проверенными и реестровыми данными, а также соблюдение порядка в реестрах того ведомства тоже лежит на их обязанности.

Всякого рода приказы, указы и предписания по счетным статьям должны быть записаны письмоводителем и отмечены авариджа-нависом, чтобы затем быть занесенными в реестры и, если понадобится, могли бы на основании действительных данных докладывать канцелярским служащим о назначении каждой суммы.

Жалованье и местные сборы [авариджа-нависов] [98] следующие: авариджа-навис Ирака: жалованье - 14 туманов, местные сборы - 15 туманов 1000 динаров; /115/ авариджа-навис Фарса: жалованье - 15 туманов, сборы - 103 тумана 7000 динаров; авариджа-навис Хорасана: жалованье - 15 туманов, сборы - 68 туманов 6000 динаров; авариджа-навис Азербайджана, не имевший местных сборов: жалованье - 50 туманов; авариджа-навис двора: жалованье - 27 туманов, сборы с гилянцев - без указания суммы; авариджа-навис рудников: сборы - 20 туманов.

Вышеупомянутые [авариджа-нависы], кроме авариджа-нависа рудников, имеют следующие сборы от прошений, танха и прочего: от эмиров, приближенных и агаев: с тиюла - одиннадцать туманов с половиной, за бераты - триста динаров и три четверти данга, от годовых пособий - 7000 динаров; от аренд - двадцать два динара; за подсчеты - 15 динаров; от жалований, комиссионных сборов налогоплательщиков, союргалов, льгот, дарованных икта - 22 динара.

Раздел пятый об обязанностях ракам-нависа высокого Дивана и других. Ракам-нависы, будучи подчиненными и подвластными высокостепенному маджлис-навису, писали всякий приказ, имевший отношение к нему, и копию заносили в реестр. Их было восемь человек и каждый имел различное жалованье. Ракам-навис высокого Дивана имел жалованье в сумме тридцать туманов. В Год Обезьяны 1116 2 было установлено, что при выдаче награды каждому и на любую сумму, по каждому чину, имени и поводу, будь то приказом или без приказа, с каждого тумана он удерживал сборы в сорок динаров.

В раеподобном собрании [ракам-навис] стоял в тадже с тумаром на левой стороне за эмирами.

Раздел шестой о занятиях кашик-нависов, которых было двое. Их обязанности были в том, что каждый, вечер, явившись в караульное помещение, записывали имена всех караульных, которых громко выкликали глашатаи. Когда постоянные караульные собирали свои подробные данные для получения жалованья, то до тех пор, пока кашик-навис не подтверждал их службу и отсутствие погрешностей, [99]

/116/ им не утверждали [жалованье] и не выдавали танха. На этом основании было установлено жалованье, годовое пособие для походного кашик-нависа и кашик-нависа благословенного двора, и они удерживали принятые обычаем сборы из доли постоянно находящихся на карауле людей.

Раздел седьмой об обязанностях пишкаш-нависа, который ведал церемониями, касавшимися повседневных подношений, и на раеподобных собраниях вручал высокостепенному ишик-агасибашию опись подарков, а тот передавал его высокостепенному маджлис-навису, чтобы [доложить Его Величеству]. Одна десятая часть из одной десятой доли стоимости подарка предназначалась ему, а остальное - высокостепенному ишик-агасибашию. [Пишкаш-навис] имел жалованье на сумму в пятнадцать туманов.

Раздел восьмой об обязанностях я Дивана. Он также был подчиненным и подвластным приближенного к хакану ал-мамалика. Он писал обязательные для исполнения указы, выходившие по предписаниям диванбегиев, и ведал необходимыми суммами. От каждого обязательного указа о должности [] получал принятые сборы в триста пятьдесят динаров. Ему было назначено годовое жалованье в сумме тридцать тебризских туманов с местностей Мазандерана.

Раздел девятый об обязанностях наме-нависа, являвшегося подчиненным и подвластным приближенного к хакану ал-мамалика. Он писал письма, которые посылали в сопровождении послов высокого достоинства к государям Индии, Рума, России, Балха, Бухары, Ургенча, европейских стран и других, а также утвердившиеся к выходу приказы и указы после черновика вышеупомянутого приближенного к хакану [ ал-мамалика]. Он имел жалованье в тридцать туманов и годовое пособие от сумм, поступавших из Мазандерана.

Раздел десятый об обязанностях ев высокого августейшего секретариата, которые были подчиненными и подвластными приближенного к хакану ал-мамалика. Их было двадцать шесть человек, которые занимались [100] написанием указов о должностях и других назначениях, проходивших через канцелярию, с черновиков реестра после того, как бывали просмотрены высокостепенным мустауфи ал-мамаликом, а также указов, приказов и прочих, черновики которых составлял ал-мамалик. /117/ Каждый имел различное жалованье в виде бератов и годовое пособие, а также получал обычно принятые сборы.

Ракам-нависы до этого подробно упоминались в разделе о приближенном к хакану ал-мамалике; там же выясняются их обязанности и получаемые сборы.

Отделение второе о везирах, мустауфиях и других, которые не присутствуют на собраниях; оно состоит из трех разделов.

Раздел первый: везиры, кроме тех везиров, которые восседали на собраниях и упоминались в четвертой главе.

Первый - везир дворцовых хозяйств. Его обязанности были в том, что с имевшимся при нем писарем он должен был вносить в приходно-расходные книги правки издержек всех хозяйств, представленных ему мушрифами, а затем удовлетворившись, представлять к печати высокостепенного смотрителя дворцовых хозяйств.

По праздникам и в дни собраний то, что расходовалось больше установленного, упомянутый везир рассматривал, высчитывал и составлял опись, дабы в тот день, когда к нему поступят документы, не совершить ошибки. До тех пор, пока основные дела не подписывались смотрителем, он не ставил печати.

Он должен был присутствовать при осмотре работников, верблюдов и оценке отправляемых на продажу тканей; проверка приходно-расходных книг, исправление, написание документов по благоустроенным постройкам также относилось к нему.

При назначении жалованья работникам в хозяйствах по списку, представленному высокостепенным смотрителем хозяйств на основании реестров, и за то время, когда по разрешению высокостепенного [смотрителя] в определенный срок они отправлялись навестить родные места, после их [101] появления по установлении обстоятельств везир дворцовых хозяйств пишет документ; высокостепенный смотритель ставит печать и по указу высокостепенного везира высокого Дивана выдается танха. Жалованье за дни отсутствия, превышавшие число дней разрешения пребывания на родине, удерживали в пользу Дивана.

[Везиру хозяйств] было назначено жалованье в сумме пятьдесят туманов, а его писарю в сумме двадцать туманов.

/118/ Второй - везир [племен] кара-улусов. Его обязанности в том, что, сопоставив данные об арабах и крупном рогатом скоте, находившихся в Ираке, Фарсе и Хорасане, с данными всех учетных списков улусов, скота и арабов, числившихся в реестрах высокого Дивана, устанавливает сумму, имевшуюся в наличии; согласно полученным данным и правилам Дивана устанавливает основную сумму и разницу, отмечает виды хозяйств у этих людей и подробно записывает в свой кадастровый список.

Если в подсчетах сумм, назначенных в тиюл, годовое пособие и прочее, появится разница, то, записав по правилам, разницу он вносит в список и докладывает. И если определенные лица будут притязать на снижение [налогов] или от высокого Дивана относительно этих лиц не выйдет указа, он не должен приступать к записи их счетов. Согласно правилу, вышеупомянутый [везир], получив письменные данные от старейшин и предводителей каждого племени, включает их в список, составляет небольшой договор, скрепив своей печатью, и дает каждой группе людей. После составления список представляет к подписи высокостепенного везира высокого Дивана и высокостепенного мустауфи ал-мамалика и доставляет в канцелярию. Исходя из последовавшего решения, совершаются расчеты в реестрах.

Упомянутому [везиру] не полагалось какого-либо жалованья. За упомянутые дела ему назначались с деревень сборы и доля, которые он взимал с плательщиков. В последнее время новый земельный кадастр доходов с районов и уездов Исфахана, вдобавок к кадастру [племен] [102] кара-улусов, также вверили везиру Мирзе Махди Джабири.

Третий - везир Дивана. Его обязанности в том, чтобы в дни заседания Дивана присутствовать при высоких вратах возле высокостепенного диванбегия и записывать его указания по всем важным делам, которыми тот ведает. Он хранил и ведал списком дел, основанных на издававшихся обязательных указах, давал его на регистрацию в Диван и, исходя из последовавшего затем решения, в ведомстве забита производили расчеты.

[Везир Дивана] имел жалованье в сумме тридцать туманов, и не помнится, чтобы ему предназначались какие-либо сборы.

/119/ Четвертый - везир окраинных владений. Его обязанности такие же, как у упоминавшихся до этого других везиров. Не помнится, чтобы ему было назначено какое-либо жалованье. Ему предназначались лишь сборы и доля во время кадастровой описи окраинных областей и других, которые взимались от налогоплательщиков.

Пятый - везир населенных местностей Армении. Его обязанности такого же порядка, как и других везиров. Его сборы таковы: ему назначали жалованье... 3, сборы... 4

Раздел второй, мустауфии, кроме мустауфиев, которые восседали на собраниях и упоминались в четвертой главе. Первый - мустауфий ведомства ассигнований. Он имел девять писарей, которые получали сто тридцать семь туманов жалованья. Его обязанности состояли в том, что вместе с писарями ведал ассигнованиями обладателей ассигнаций в государственных учреждениях и мастерских, а также казначеев смотрителей построек в Исфахане, Казвине, Мазандеране, золотошвеев, производителей пороха, дворцовых кирак-йараков 5, исполнявших свои обязанности как в областях Ирана, так и в странах, ему неподвластных, некоторых налогосборщиков, диванских надсмотрщиков и прочих, ведавших порядками в арсеналах, ружейных и прочих складах и покупкой верблюдов, [а также ведал ассигнованиями] сторожей, работников отдельных строений, кладовщиков, [103] каптенармусов всех крепостей, казначеев войскового провианта во время походов, а также казначеев лазаретов некоторых областей, работников на достойных рая мазарах, лекарей, учетчиков подарков государям, мирахуров, табунщиков и счетоводов дворцовых учреждений, занимавшихся подсчетами сумм по ассигнациям казначеев, и такого рода делами; по письменным данным мушрифов он удостоверял передачу приходно-расходных книг и основные дела по заповедникам, а также выправлял счета в приходно-расходных книгах построек после печати высокостепенного смотрителя хозяйств, когда книги доходили до его реестра, на основе счетных документов казначеев построек и прочих плательщиков и обладателей ассигнаций. Удостоверение отчетов мирахуров, числовых данных о пастбищах табунов, площадях, границах заповедников благородного государевого двора и товарах, передаваемых от построек в танха военным и прочим оплачиваемым лицам в присутствии доверенных лиц от смотрителей построек - все эти дела входят в его обязанность.

/120/ Мустауфию назначено жалованье в сумме тридцать тебризских туманов и один туман сборов: одна десятая от половины десятой части халатов, подарков и покупок; от половины десятой того, что из казны выдается в жалованье, упомянутый мустауфий удерживает душуллук и от одного тумана сборов четыреста тридцать семь динаров - его доля; от смены тавра лошадей, мулов и верблюдов, в зависимости от количества голов, - пятьдесят динаров; от исполнения обязанностей кирак-йараками и налогосборщиками - одна сотая, а от Йезда и Кашана - половина сотой; от половины десятой части халатов, выдаваемых из закроечной мастерской, с тумана - четыре динара - доля мустауфия; все это делится между ним и писарями из расчета с четырех дангов - два данга.

Второй - мустауфий ведомства налогосборщиков. Его занятия были в том, что вместе с письмоводителями упомянутого ведомства он ведал всеми сборами налогосборщиков, выписывал на их имя ассигнации, разрешения, исправлял и закрывал счета упомянутых людей. [104]

Ему не было назначено каких-либо сборов; он имел жалованье в сумме семьдесят туманов; имел при себе пятерых письмоводителей, которым было назначено девяносто пять туманов.

Третий - мустауфи благорасточающей казны. Его занятия заключались в том, что с несколькими имевшимися у него письмоводителями ведал сбором зерновых хлебов, арендами, урожаем, написанием реестров, подробных данных, бератов, актов обследования, договоров, а также исправлением отчетов управляющих арендаторов и прочих чиновников того ведомства. После подписи везира упомянутой казны он производил расходы сумм, принадлежавших его ведомству.

[Мустауфию] было назначено жалованье в сумме тридцать тебризских туманов. Сборы за произведенные им расчеты он удерживал от плательщиков по обычному правилу после закрытия счетов.

Четвертый - мустауфи передаваемых владений. Его можно описать так же, как мустауфия благорасточающей казны. Каждый год /121/ он представляет список прихода и расхода поступлений с упомянутых владений, исходя из документов и после подписи высокостепенного везира высокого Дивана, передает его плательщикам и производит исчисления. В конце года он составляет реестр прихода и расхода упомянутого ведомства и посылает в личную государеву казну. Если понадобится внести какие-либо изменения в расчеты или реестровые данные, приближенный хакана мустауфи дворцовой казны соответственно вносит.

[Мустауфию] были назначены жалованье в сумме пятнадцать туманов и сбор за производимые счета по обычаям отдельных мустауфиев.

Пятый - мустауфи окраин и мустауфи населенных местностей Армении. Обязанности упомянутых такие же, как у мустауфия передаваемых владений. Каждому было назначено жалованье.

Раздел третий, прочие лица.

Первый - накиб сословий. Его обязанности в том, что он должен в первые три месяца каждого года назначать [105] сборщиков податей; установив заключение о каждом сословии с утверждением и разрешением старейшин, старост и солидных людей того сословия, написав подробный исправленный список имен людей, собирающих подати, и жалованье каждого и представив к печати старост, затем сам поставив печать, посылает к калантару, чтобы тот поставил подпись и передал на утверждение к специально выделенному государством человеку; исходя из последующего решения полагавшиеся поступления в Диван и подтверждения со стороны государства относительно того сословия на тот год представитель от государства вносит в расходный реестр; этот реестр поставляет к печати калантара, и диванские сборщики на основе его требуют уплату податей, а плательщики выплачивают свою долю податей.

Одобрение списка мастеров сословий, квартальных старост согласно правилу зависело от согласия двух третей каждого сословия или всех его членов. На основе согласия упомянутого сословия накиб пишет свидетельство, и после этого калантар дает письменное предписание.

Назначение старейшин дервишей, прочей прослойки людей и подобных им относится к вышеупомянутому [накибу]. Не помнится, чтобы ему было назначено какое-либо жалованье, однако ему полагались обычные сборы, которые он удерживал.

/122/ Второй - личный государев брадобрей. Его обязанности были в том, что он исполнял функции цирюльника и банщика при государе в его личной бане и был старейшиной среди банщиков всех бань. Он окончательно разрешал споры, возникавшие среди упомянутых банщиков. Он имел определенную сумму жалованья и тиюл.

Третий - парваначи. Его обязанности в том, что указы о вызове лиц, исходившие из Дивана, оплота справедливости, по предписаниям высокостепенных диванбегиев и приказы о службе военных, написанные везирами по издержкам, он представлял к благорасточающей печати. Ему не было предназначено никаких сборов, но имел определенную сумму жалованья. [106]

Четвертый - управляющий садами. Согласно установившемуся с годами обычаю заведование всеми садами удельных и вакуфных владений столицы Исфахан, кроне садов Хазар-Джариб и Кума, которое со времен Мирозавоевателя до времен шаха Султан-Хусайна вверялось семейству Лиллах-бига, и кроме сада Благоденствия, ведание которым относилось к саркарбашию, ведание всеми остальными, в том числе садами Нетенза и садами удельных имений Кашана, относилось к упомянутому управляющему, который следил за благоустройством, возделанностью и поливкой упомянутых садов и не допускал ни малейшей оплошности.

В любой сад, в который бы изволил направиться государь, вышеупомянутый [управляющий] ему прислуживал и, собрав букет цветов, представлял перед Священнейшим Взором. В дни собраний он поставлял на собрания корзины цветов, а в другие дни также каждый день в любое время года приготавливал корзину с цветами того сезона и отсылал в гарем.

По представлению [управляющего] смотритель дворцовых построек и везир вакуфных имуществ назначали садовников для садов и по его утверждению из канцелярии выдавались танха и жалованье садовникам после одобрения смотрителя построек и письменного разрешения высокостепенного везира высокого Дивана.

На обязанности упомянутого [управляющего] лежало наказание и взыскание с садовника, который в своей службе совершал проступок или оплошность. Ему было назначено определенное жалованье.

/123/ Пятый - об обязанностях ночного сторожа, которого называют миршабом и смотрителем порядка. Его назначают в Диване, и он состоит младшим у городского даруги. Его служба в том, что он дни и ночи разыскивает воров и карманников, везде и повсюду осведомляется о них; поймав, отбирает у них краденые вещи, оставляет себе положенные две шестые, остальное вручает владельцу имущества. Если же ему не удается обнаружить вора и похищенные вещи, он просит сорок дней срока; после истечения срока он был обязан возмещать убытки, причиненные кражей. [107]

[Сторож] ночами со своими подчиненными являлся к царскому порталу к даруге и направлялся в ту сторону, куда указывал даруга; там он находился до рассвета, прилагая все усилия по охране города.

Упомянутому [сторожу] каждый день из благородной дворцовой казны выдавали определенное количество хлеба, чтобы поделить между заключенными в тюрьме, дабы кто-либо из них не погиб от голода.

Какого-либо жалованья сторожу не назначалось; ему была положена одна треть краденого имущества.

Шестой - об обязанностях мухассаса. Упомянутый является писцом указов калантара и назначается по его одобрению и утверждению. Его служба в том, что он каждый год после печати накиба и подписи калантара заносит в свою книгу налоговые данные каждого сословия; диванские бераты, [бумаги о] жалованьи мастеров и налогосборщиков каждого сословия и прочие государственные справки, исходившие в тот год по разным налоговым вопросам между налогосборщиками каждого сословия, он согласно налоговым данным упорядочивает, распределяет и составляет расходный реестр. На расходный реестр калантар ставит печать, и на его основе лица, имевшие право на получение 6, получают [нужные суммы].

[Мухассас] имеет сборы от сословий в сумме пятнадцать туманов.

Седьмой - об обязанностях раййа'а. Его служба касалась обеленных земель, возделываемых семенами и инвентарем благородной дворцовой казны; или принадлежавшего Дивану участка, переданного в аренду, при которой Диван с арендатором заключал договор, что если случится всеобщее небесное или земное бедствие, будут приложены усилия к его устранению; или какой-либо плодородной местности, которой по причине небесного или земного бедствия /124/ будет причинен значительный убыток в урожае, и земледельцы не в состоянии, будут дать с нее доход; тогда из Дивана последует решение провести обследование, и [108] раййа' совместно с везиром, калантаром, мустауфием и прочими чиновниками отправляются туда и осматривают урожай. При совместном согласии землемер от благородной дворцовой казны измеряет посев упомянутой местности; установив границы и оросительные каналы, делают приблизительный подсчет и исходя из него устанавливают одну треть как доход и долю арендатора, а остальное - сбор [в казну]; написав акт обследования, все опечатав, представляют на усмотрение высокостепенному везиру высокого Дивана; после записи вышеупомянутого [раййа'а], сделанной в расчетном реестре, уполномоченные лица производят исчисления.

В прежние времена в тот год, когда издавался приказ об обследовании местностей, раййа'у выдавали пятьдесят туманов. В последнее время выплата прекратилась, а спустя еще некоторое время отменили и эту должность.

Восьмой - об обязанностях массаха. Ему, так же как раййа'у, никакого жалованья не назначалось; бывали отдельные сборы, которые ему в необходимом размере поставляли земледельцы каждой местности от своего урожая после измерения земель.

Девятый - об обязанностях хатиба. Обязанности вышеупомянутого были в том, что он присутствовал по пятницам в соборной мечети и перед тем, как приступали к пятничной молитве, читал хутбу; кроме этого, никаких обязанностей у него не было. Ему было назначено семь тебризских туманов жалованья.

Десятый - об обязанностях муаррифа. Его обязанности состояли в том, что после выхода приказов и распоряжений о победных реляциях и прочих, которые должны были выслушать все лица, он их читал при сборищах народа.

На всех собраниях и обществах он читал молитвы по усопшим, а также молитвы за здравие государя. Вышеупомянутый [муарриф] был обязан присутствовать на поминках и при несчастьях, которые случались у людей власть имущих, должностных лицах и знаменитых людей, а также осведомлял и извещал людей и упоминал имя каждого человека, [109] приходившего на поминки, при чтении заупокойной молитвы по усопшему. /125/ Упомянутая служба поручалась соответствующему лицу на основании повелений и обращений высочайшего дивана садров.

Отделение третье об обязанностях лиц, из которых одни являются казначеями благородных дворцовых хозяйств, а другие не являются. Это отделение состоит из трех разделов.

Раздел первый, казначеи и старейшины; они являются высокостепенными смотрителями хозяйств, не будучи приближенными Его Величества.

Первый - зарраббаши, казначей монетного двора, должен следить за тем, чтобы золото чеканилось без порчи и изъяна; ни один чеканщик не должен допускать обмана в деле чеканки. Там, где он обнаружит подделку, должен оповестить главного надзирателя за порядком. Если это частичная оплошность, он сам наказывает; не то докладывает Его Величеству, и на основе последовавшего решения высокостепенный диванбеги принимает меры.

[Зарраббаши] должен следить за тем, чтобы чеканка монет нигде в другом месте, кроме монетного двора, не производилась.

[Зарраббаши] удерживает обязательные сборы в пользу Дивана. Мушриф их получает и ставит на учет в реестр Дивана. Ежедневно мушриф пишет приходно-расходную книгу, представляет ее на просмотр муаййир ал-мамалику и ежемесячно свидетельствует счета. Мушриф, назначенный муаййир ал-мамаликом и являющийся собратом по перу с мушрифом монетного двора, должен сопоставлять счета, чтобы не возникло противоречий с суммами денежных переводов удерживавшего сборы, дабы не причинить убытка Дивану.

[Зарраббашию] было назначено жалованье в сумме двадцать туманов и сборы с продукции монетного двора, с каждого тумана - половина десятой доли.

Зарраббашия назначает и смещает государь, а не муаййир ал-мамалик. [110]

Второй - заргарбаши, казначей ювелирной мастерской. Его обязанность в том, что изготовление золотой и серебряной посуды и золотых изделий для обитателей гарема и других целиком является его заботой; то золото и серебро для изготовления упомянутой посуды и золотых изделий и драгоценные камни и частицы, которые вручают ему, /126/ с полной тщательностью и безупречностью употребив в дело, не должен был допускать в этом деле никакой подделки и присвоения, иначе будет привлечен к наказанию и взысканию убытков.

Все работники монетного двора находятся в подчинении вышеупомянутого [заргарбашия]; с утверждением и одобрением высокостепенного смотрителя после подписи высокостепенного везира высокого Дивана им выдаются жалованье и танха.

[Заргарбаши] имел на сумму в пять туманов шесть тысяч с небольшим [динаров] жалованье, ассигнованное на тиюл, и нижеследующие сборы, которые [распределялись] между смотрителем и другими; смотрителю - тысяча динаров, мустауфию учетчиков ассигнований - тысяча динаров, казначею - пять тысяч триста тридцать два динара, мушрифу - тысяча шестьсот шестьдесят динаров.

[Третий - мисгарбаши...], при усердии которого должны быть изготовлены золотые, серебряные, медные и прочие изделия, которые были необходимы для царского двора и свиты. У него в подчинении были работники мастерской по изготовлению изделий; с разрешения его и утверждения смотрителя дворцовых помещений после подписи высокостепенного везира высокого Дивана им выдавались жалованье и танха. Он был старейшиной и полновластным хозяином над медниками.

[Мисгарбаши] имел жалованье на сумму в тридцать туманов и не помнится, чтобы ему полагались какие-либо сборы.

Четвертый - аттарбаши, казначей бакалейной лавки. Его обязанности были в том, что ему вверялось изготовление всех лекарств, вин и эликсиров по наставлениям и [111] рецептам лекарей. Согласно рецептам, на которых ставилась печать главного врача, врача гарема и других лекарей благородного двора, он выдавал лекарства и средства для приготовления лекарства. Как и другим казначеям, ему выдавались ассигновки на покупку лекарств, составных частей для эликсиров и напитков. Работники бакалейной лавки были у него в подчинении; по разрешению и утверждению высокостепенного смотрителя дворцовых хозяйств после подписи высокостепенного везира высокого Дивана им выдавались жалованье и танха.

[Аттарбаши] имел жалованье на сумму в десять туманов; как и другие казначеи, имел сборы при покупке и сбыте продукции.

/127/ Пятый - адунчибаши, казначей двора по заготовке топлива. Его занятия в том, что дрова и уголь, которые поставляли верблюды, принадлежавшие благородному царскому двору, расходовались на соответствующие нужды. Работники по заготовке топлива были у него в подчинении: по утверждению его и разрешению высокостепенного смотрителя дворцовых построек после подписи высокостепенного везира высокого Дивана им выдавалось жалованье и танха. В походах и на постое он был обязан находиться в августейшей свите.

[Адунчибашию] были назначены жалованье в сумме восемь тебризских туманов и сборы в половину десятой части покупок, из которых четыре шестых - казначею и две шестых - мушрифу.

Шестой - йимишчибаши, казначей фруктовой лавки и прочего. В ней полно всяких фруктов и овощей: дыни, огурцы, виноград, сиропы, гранаты, финики, зелень, абрикосы и прочее. Упомянутому казначею по мере необходимости поручалась золотая, серебряная и медная посуда; ее выдавал и получал обратно казначей овощной лавки. Постоянные и дополнительные издержки велись так же, как в овощной лавке.

[Йимишчибашию] были назначены жалованье в сумме двадцать тебризских туманов и определенные сборы. [112]

Седьмой - тавукчибаши, казначей птичьего двора. У него в птичьем дворе было десять-двенадцать, а иногда и более работников-птичников, сторожей и мастеров по изготовлению клеток. Он всегда был обязан иметь в наличии двести-триста штук кур, голубей, гусей, уток, индюков, перепелок и других птиц, ибо в каждый момент, когда что-либо из этого потребует государь, он был обязан поставить без промедления и замены одного другим.

Ежегодно по приблизительной смете [тавукчибашию] выдавались золотая монета из казны и птичий корм из амбара. Ту птицу, которая требовалась для кебаба 7, кушаний и приманки для хищных зверей, он поставлял по разрешению высокостепенного смотрителя, оформив это по правилам.

Вышеупомянутый [тавукчибаши] имел следующие жалованье и сборы: /128/ жалованье от двадцати до двенадцати туманов, сборы - по обычаю казначеев. Паек одни из них имели, другие - нет.

Шестой 7 - саллахбаши, казначей ганат 8. Привозившиеся из разных мест бараны подвергаются убою в присутствии достойного высокостепенного смотрителя дворцовых учреждений; получают мясо, курдюк, нутряное сало, голову, ножки, печень, шкуру. В случае, если во дворце не окажется баранов и мясо нужно купить на базаре, то оно покупается на основании стоимости, определяемой каждый месяц главным надзирателем, мухтасиб ал-мамаликом и старейшинами того сословия после представления к печати смотрителя, чтобы не было убытка Дивану.

На ягнят и прочее, в чем появится потребность для двора и слуг, главный мясник составляет список с соответствующей стоимостью и мерой необходимости и представляет его; на его основе выдают расходные суммы.

[Салахбашию] были назначены жалованье в сумме восемь туманов семь тысяч четыреста динаров со времени [покойного государя], да будет его место в раю, а также сборы, распределявшиеся таким образом: от налогов наличными и натурой, одну сотую удерживают садры и мушриф; от жалованья - двадцатую часть стоимости, от награды – [113] десятую часть стоимости; от выдаваемых жалованья и наград четыре шестых - му'тамиду, две шестых - мушрифу; му'тамиду, который взимает у пастухов масло по тебризскому весу десять манов один чарак семь дирхемов - одна сотая установлена в качестве податей для му'тамидов; сбор с установленной подачи - три сотых; половина десятой доли [взимается] от покупок, которую берут у плательщиков - тысяча пятьдесят динаров; казначею - четыре шестых, мушрифу - две шестых; из того, что счетовод передает казначею и удерживает, установлено две сотых: одна сотая - казначею, одна сотая - мушрифу; /129/ от образованного из подношений и даров душуллука в один туман тысячи динаров [половина положена] обладателю ассигновки, половина - мушрифу; мустауфию - сто динаров, обладателю ассигновки -шестьсот динаров, мушрифу - триста динаров; от товара, приносимого из скотобойни в учреждение, и овец, которых налогосборщики покупают после проверки: казначею одну сотую, мушрифу - одну сотую; от каждого подношения овец или ягнят в ганат удерживается сбор одна штука из десяти; если меньше десяти голов, сбора не бывает: смотрителю десять динаров, мустауфию обладателей ассигновок - двадцать динаров, казначею - тридцать динаров; от покупок [удерживается] по обычаю винной лавки; сборы для ганат начинаются с той даты, когда они были назначены тушмалбашием и написаны мушрифом и распределяются таким образом, ничего не удерживая от наград: смотрителю - пятьдесят динаров, мустауфию обладателей ассигновок - пятьдесят динаров, тушмалбашию - двести сорок динаров, казначею - восемьдесят динаров.

Девятый - казначей конюшни. Ему поручаются лошади, мулы, ослы, принадлежавшие двору. Ему подчиняются работники конюшни. По его утверждению, а также по разрешению высокостепенного смотрителя дворцовых хозяйств выдаются жалованье и танха.

[Казначей] имел жалованье в сумме двенадцать туманов. От подношений и наград имел сборы такие же, как излагались при описании мирахурбашия. [114]

Десятый - смотритель котла. Супы, омлеты, кебаб, галйе, бурани и все прочее, что приготовлялось для государя в медных котлах, а также шумовки, половники, сита, золотые и серебряные вертела - все поручалось ему.

/130/ Упомянутый смотритель имел несколько работников, сторожей 9 и других, несших службу в походе и дома, и он над ними начальствовал. Если из упомянутой посуды что-либо пропадало, то возмещение убытков возлагалось на них. Им были назначены жалованье и сборы в таком порядке: для смотрителя - жалованье в сто девять туманов семь тысяч динаров и девять туманов семь тысяч динаров. Сборы были по правилам других казначеев. Для работников - жалованье два тумана и два тумана пятьсот динаров; сто три тумана шесть тысяч три динара.

Одиннадцатый - айагчибаши, казначей посуды для напитков. К нему относилось хранение и ведание посудой и кухонными принадлежностями. Он имел жалованье на сумму четырнадцать туманов девять тысяч восемьсот шестнадцать динаров и сборы: шкура, голова и печень ягнят.

Двенадцатый - саккабаши, казначей сакка-хане. Ему вверялись некоторые принадлежности: кожаный бассейн, бурдюки, кувшины для омовения, кожаные посудины, лед и тому подобное. В походе и дома он должен был находиться в августейшей свите.

[Саккабаши] имел жалованье на сумму двенадцать туманов и на шесть месяцев тиюл, приблизительный доход которого составлял девятнадцать туманов семь тысяч двадцать два динара; ему также предназначались сборы от следующих людей: водоносов, изготовителей бурдюков, гончаров, виноторговцев, дубильщиков, сапожников, носителей розовой воды: со времени [покойного государя], с местом в раю, от упомянутых людей - сборы на неопределенную сумму; от людей, связанных со временем [государя], да будет ему место в раю: от половины десятой доли покупок - четыре шестых; /131/ от наград - тысяча динаров; доля обладателя ассигновки - 80 динаров. [115]

Раздел второй о тех, кто не казначеи, а люди искусства и мастера.

Первый - катта'баши. Всякую тонкую ткань, которую прикажет или изберет государь себе на одежду, в счастливый час он разрежет и раскроет; а также почетные халаты и одежду для обитательниц гарема. Ему была назначена сумма... 10

Вышеупомянутый [катта'баши] в походах и дома был обязан находиться при Победоносном Стремени.

Второй - джаличибаши. Он - старейшина всех увеселителей и должен был постоянно обучать определенную группу певцов, поэтов и музыкантов разным мелодиям, подобающим и достойным царского круга.

В походах и дома [джаличибаши] постоянно должен был находиться в августейшей свите. С утверждения его и разрешения высокостепенного смотрителя дворцовых хозяйств и после подписи высокостепенного везира высокого Дивана его подчиненным из канцелярии выдавали жалованье и танха. Ежегодно он имел сумму в пятьдесят туманов от десятинных сборов.

Третий - ми'марбаши. Его служба была в том, что когда государь задумывал соорудить какое-либо здание, он считался с его соображением и возлагал на его ответственность... 11


Комментарии

1 Соответствует 1712 г.

2 Соответствует 1705 г.

3 Сумма не указана.

4 Сумма не указана.

5 Кирак-йарак - лицо, занимавшееся закупкой необходимого для дворца имущества, снаряжения, одежды [8, с.44; 17, с.393].

6 В тексте ошибочно вместо *** написано ***.

7 Здесь описка. По контексту должен быть восьмой.

8 Судя по контексту, ганат - это скотобойня.

9 В тексте описка: вместо *** написано ***.

10 Сумма не указана.

11 На этом месте текст сочинения "Дастур ал-мулук" обрывается.

Текст воспроизведен по изданию: Мухаммад-Рафи' Ансари. Дастур ал-мулук. Ташкент. Фан. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.