Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МУХАММАД РАФИ' АНСАРИ

УСТАВ ДЛЯ ГОСУДАРЕЙ

ДАСТУР АЛ-МУЛУК

ГЛАВА ВТОРАЯ о должностях почитаемых эмиров, носивших титулы "высокостепенный"; она состоит из предисловия и пятнадцати разделов.

Предисловие, подробная характеристика эмиров. Следует знать, что иранские эмиры делятся на две категории: первая - эмиры вне высочайшего двора, которых называют эмирами окраин. Эта категория делится на четыре части: первая - валии, вторая - бегларбегии, третья - ханы, четвертая - султаны.

Валии по чину и авторитету стоят выше бегларбегиев. Чин бегларбегиев выше ханского. Правители окрестных владений каждой окраины и вилайета, где находится ставка бегларбегия, подвластны ему и кулбегию 1 этого бегларбегия. [22]

Они смещаются и назначаются на должности по докладам бегларбегия. В таком же соответствии султаны каждой окраины подвластны ханам данной окраины.

В государстве Иран четыре валия. Каждый из них имеет титул в зависимости от чина и положения в следующем нисходящем порядке:

/40/ Первые - высокостепенный вали Арабистана 2, который по положению в сейидстве, знатности и по численности его племени и рода выше других валиев, и чин выше, чем у других. Статья доходов с Арабистана не имеет определенной суммы, кроме двух тысяч туманов, которые, согласно принятому, валии платили в государственную казну. Большая часть той суммы выдавалась в качестве вознаграждения и жалованья защитникам Благословенной крепости 3, а также родственникам и близким валия. Возможно, в последующие времена указанной суммы не доставало для жалованья и вознаграждения родственников валия, и для них была выделена определенная сумма из средств других владений. Чего-либо другого из того владения в Диван не поступало. От высочайшего двора в упомянутую крепость назначались кутвал и гарнизон. Вознаграждения им шли от упомянутых двух тысяч туманов, а также выдавались другие средства.

Ежегодно в виде подарка в высочайший двор поступало несколько чистокровных арабских жеребцов и кобылиц. Покуда они находились в ставке, их угощали и по мере потребностей ежедневно по подписи и смете михмандарбашия из личной почтенной казны от средств, поступавших из той страны, выделяли средства на их содержание. Подстилки и прочие необходимые вещи, в чем они нуждались, шли из почтенной личной казны [государя].

Во время вверения должности валиям надевались почетные халаты, а также жаловались тадж 4, султанчик, тумар 5, кинжал, сабля, лошадь с седлом и золотой уздечкой, а их родственникам жаловались обычные халаты. Было установлено, чтобы по причине жалованья чина, халата, пособий, тиюла, регулярного жалованья и наград от них никаких сборов никто не требовал. И если в какой-либо год по каким-либо обстоятельствам от них не поступало положенного подношения, то с них не должны были требовать. [23]

Место [валия] в раеподобном собрании было выше туфангчи-агасия.

Второй - высокостепенный бегларбеги Луристана 6 [где живут племена] фейли, которого прежде называли "вали"; затем он получил титул бегларбегия. Однако он в действительности является высокопоставленным валием, подобно валиям Арабистана и Грузии. Во время пребывания в высочайшем дворе он бывал гостем, а на раеподобном собрании восседал выше туфангчи-агасия.

/41/ Средства на его расходы выдавались от благоустроенных дворцовых хозяйств, но во время нахождения его в пути расходы на него не выделялись.

Луристанское владение давалось [его правителям] в тиюл 7 без точного определения суммы и количества [доходов с него]. В указах о назначении и прочих указах, которые издавались на имена [правителей], к их званиям добавлялось слово "архар" 8. Численность их войска точно не определялась. При походах в Багдад, Курдистан, Арабистан они поставляли до трех-четырех тысяч человек; для далеких походов присылали до пятисот человек.

В момент вручения должности сверх почетных халатов им выдавались султанчик, тумар, лошадь, седло, дорожный багаж, и никто никоим образом не добивался от них какого-либо взноса. Полагалось, чтобы сын или брат упомянутого [бегларбегия] постоянно находился в высочайшем дворе; ему предусматривалось место в ряду агаев, жалованье, и он сидел на общем собрании. Раз в году [бегларбеги должен был] подносить подарок, [а если] и оплошает, то к ответу не привлекался. Он не имеет отдельного кулбегия, который был бы у него в подчинении; и вообще кулбегия не имеет.

Доходы упомянутого владения согласно списку, который утвердил Мирза Али-Акбар, придворный мустауфи, в год быка - 1096 9, после захвата Шахверди-ханом в свои руки достояния вышеупомянутого [владения] и составления списка доходов той страны, составляли сумму в двадцать три тысячи пятьсот восемьдесят девять туманов и девять тысяч двести четыре динара. [24]

Третий - высокостепенный вали Грузии картлийской 10 и кахетинской 11, которая в прежние времена иногда принадлежала одному человеку, а иногда двум. Им предназначались доходы с той страны без точного определения суммы и количества. Кутвал и охрана для крепости Тифлис назначались из высочайшего двора.

Кроме доходов с Грузии [валиям] полагалось жалованье в сумме пятьсот семьдесят девять туманов две тысячи восемьсот сорок два динара из бюджета Пошткуха, Тарума 12 и Казвина, предназначенное для Картлии.

/42/ Подобно валиям Арабистана, они сами и их родственники в то время, пока они пребывали в высочайшем дворе, были гостями, и все расходы на них по заведенному правилу днем и вечером выдавались из благородной государевой казны.

В раеподобном собрании вали Картлии садился выше курчи-башия, а вали Кахетии садился выше туфангчи-агасия.

В момент покидания высочайшего двора в виде награды им жаловали деньги и вещи, а также назначали специального михмандара, который не допустит, чтобы все необходимое для них в дороге на каждой стоянке пришлось бы поставлять местным чиновникам.

Так же, как и валиям Арабистана, при назначении на должность на них надевали почетные халаты, давали коня с седлом и золотой уздечкой. Было установлено, чтобы по причине вручения должности, халата, наград и подарков сборщики вознаграждений [от них ничего] не требовали.

Было принято также, что в день Нового года, а также среди года в высочайший дворец в виде подарка они присылали несколько юношей, служанок и вино. Если же в какой-либо год мешкали с преподнесением подарка, то с них не требовали.

Четвертый - бегларбеги Курдистана, который в прежние годы наряду с почтенными валиями также считался высокостепенным.

Курдистанское владение с древних времен было предоставлено [бегларбегиям] без точного определения [25] суммы и количества [дохода]. В ближние походы, например в Багдад, Арабистан, Азербайджан они присылали около двух тысяч человек войска, а в дальние походы поставляли от двухсот до пятисот человек войска.

Во время присутствия в высочайшем Дворе [бегларбеги] был гостем. Его место на раеподобном собрании было после туфангчи-агасия. Содержание выдавалось из доходов от дворцовых хозяйств. В прежние годы должностным лицам подоходные сборы не выдавались. В последние годы правления шаха Султан-Хусайна было установлено, чтобы один человек из детей или 13 брат вышеупомянутого [бегларбегия] находился в высочайшем дворе; в ряду агаев ему назначали слуг и жалованье /43/ и он сидел на общем собрании. Правитель Джаван-руда 14, правитель Хур-хуры 15, правитель [племени?] Узун-Сакал и правитель Аврумана 16 были кулбегиями и находились в подчинении [бегларбегия].

При вручении должности, сверх [вручения должности] правителя Аврумана,[бегларбегиям] надевали почетные халаты и дарили тадж, тумар, и султанчик.

Ежегодно они должны были подносить подарок. И если по какой-либо причине не подносили, от них не требовали.

Доходы упомянутого бегларбегия определялись в сумме четырнадцать тысяч триста восемь туманов и семь тысяч четыреста четыре динара.

Пятый - высокостепенный правитель Бахтиарии 17, из числа высокопоставленных правителей. Для него были установлены определенная сумма и количество поступлений с Бахтиарского владения без перевода его в тиюл. Кулбегия он не имеет. Нет и отдельного кулбегия. В ближние походы в Арабистан, Багдад [правители] посылали тысячу людей, а в [дальние] походы от ста пятидесяти до двухсот человек войска. Некоторые из их детей и родственников находились в высочайшем дворе.

В раеподобном собрании место вышеупомянутого правителя было после диванбегия. Расходы [на правителей] выдавались от благоустроенных дворцовых хозяйств. Сборов должностные лица от них не взимали. [26]

В момент вручения должности, помимо почетных халатов, им жаловались тадж, султанчик, тумар, а также меч или кинжал.

Раз в год они поставляли в высочайший двор две кобылицы, девять мулов, девять соколов телесного цвета, пятьдесят манов, селитры; в другой раз поставляли мешок 18 риса, апельсины и лимоны. За это на них милостиво надевали халат. И если в какой-либо год случалось препятствие и затруднение с посылкой упомянутого подарка, то от них не требовали.

Имеется тринадцать высокочтимых бегларбегиев в Иране: первый - Кандагара, второй - Ширвана, третий - Герата, четвертый - Тебриза, пятый - Чухурса'да 19, шестой - Карабага 20 и Ганджи 21, седьмой - Астрабада, восьмой - Кух и /44/ Гилуйа 22, девятый - Кермана, десятый - Шахиджанского Мерва, одиннадцатый - владения Али Шакара, которым правят бегларбегии Хамадана, двенадцатый - высочайшего священного Мешхеда, тринадцатый - столичного города Казвина, в котором в прежние времена назначали везира, даругу, калантара и мустауфия. А в конце правления шаха Султан-Хусайна на должность бегларбегия, этого [города] назначили Тахмасб-хана гуляма, из средств окрестностей и прилегающих районов, а также Ранекуха 23 ему определили сумму доходов, чтобы он содержал триста человек войска.

Вторая категория - эмиры высочайшего, двора, каждый из которых удостоен особой должности. Цель написания этого трактата - выявить обязанности каждого из них и других должностных лиц Исфахана. Прежде следует знать, что четырех эмиров подобного небосводу двора называют столпами могучего государства: первый - курчибаши, второй - кул-агаси, третий - ишик-агасибаши, четвертый - туфангчи-агаси. Эти четверо с высокостепенным везиром высокого Дивана, диванбеги и ваки'а-нависом составляют семь человек, которые с древнейших времен входят в состав эмиров Совета; а в конце правления шаха Султан-Хусайна в несколько заседаний [Совета] входили также назир, мустауфи ал-мамалик и эмир шикарбаши. Если Совет созывался по поводу [27] отправления сипахсалара в ту или иную из провинций государства, то присутствие сипахсалара в собрании Совета также было обязательно.

Раздел первый главы второй об обязанностях высокостепенного везира высокого Дивана, должность которого является самой высокой среди всех должностей; он - главнейший из столпов государства и эмиров подобного небосводу двора, а также эмиров в провинциях государства. Управление налогами, торговлей, всеми доходами и издержками Дивана должно осуществляться с ведома и одобрения письменным указом с печатью высокостепенного [везира]. Назначение везирей, младших мустауфиев, калантаров, писарей, старост, управляющих, арендаторов и прочих, а также смотрителей, налогосборщиков Дивана в каждой области, договоры об аренде, распределение прибылей от ливанских налогов, возможная скидка с некоторых сумм для соответствия счету и требованиям справедливости и совести, направление сборщиков податей во все округа и районы Ирана для установления сумм бюджета - все это относится к вышеупомянутому [везиру].

Подсчеты сборщиками и старостами диванских налогов, удерживаемых от арендаторов и прочих плательщиков, которые удостоверяют уважаемые мустауфии, /45/ приобретают законную силу после подписи вышеупомянутого [везира] и ручательства налогоплательщиков. Указы и повеления, выходившие по разным поводам и на основании заявления каждого лица, одни перед регистрацией в дафтарах навечно, другие после регистрации каждого дела, должны быть представлены к его печати. Никакая часть из диванских налогов не подвергается операциям [без его ведома], и то, что относится к другим представителям власти и полномочным по диванским налогам в государственных делах, должно проводиться в исполнение с его ведома.

[Везир просматривал] списки, составлявшиеся чиновниками и старостами каждой области по отдельным делам и финансовым отчетам и посылавшиеся в высочайший двор; после сверок с дафтарами те суммы, которые не [28] соответствовали реестру, он исключал; на остальные, которые он находил соответствующими, разрешал составлять документы.

Мустауфи каждого ведомства на основании законного бюджета погашают исполненные счета из издержек сборщиков каждого владения, а также старост и арендаторов.

Если кто-либо из арендаторов, бегларбегиев, султанов, а также старейшин в провинциях государства совершит жестокость, насилие, принуждение, вольность, беззаконие и нарушит права, счета, принятые обычаи, уставы государства, законы справедливости и великий везир об этом узнает, независимо от того, будут ли на того жаловаться или нет, он обязан пресечь поступки этого человека и прекратить соответствующие деяния приказом с предписаниями и письмом. Если поступок был совершен со стороны одного из высокопоставленных бегларбегиев и он не признался и не подчинился запрету, [везир] обращался с докладом к государю и когда по этому поводу выходил святейший указ, действовал согласно ему.

Назначение служащих Дивана из каждого племени и сословия зависит от удостоверения, позволения, совета и доклада старейшины того племени. Наконец, предписание и указ о назначении на службу должны быть удостоены сначала печати великого везира, затем государевой печати и после этого регистрировались в дафтарах.

Долг службы вышеупомянутого [везира] обязывал его ежедневно приходить в караульное помещение дворца и рассматривать просьбы, о которых ему докладывали люди, согласовав каждую по обстоятельствам с соответствующими ведомствами; те просьбы, которые были /46/ в его компетенции, удовлетворял. О важных делах, нуждавшихся в докладе Его Величеству, он докладывал. Предписания, повеления и указы обязательные и непременные во всех отношениях, выходили на основании письменного указания вышеупомянутого [везира]. По каждому поводу должно было следовать пожелание всяческих благ священной особе Его Величества.

Великие эмиры и прочие почитаемые чиновники [29] высокого Дивана в таком же порядке, как они восседают в раеподобном собрании, согласно этикету должны были садиться в караульном помещении.

Докладывать о просьбах валиев Арабистана и Грузии, издавать указы, повеления и предписания на основании их докладов, принимать гостей и посланцев от упомянутых людей и докладывать о них, а также возвращать халаты и подарки во время проводов - лежит на обязанности и попечении вышеупомянутого [везира].

Чтение молитв на раеподобных собраниях после приема пищи также относится к высокостепенному [везиру].

Заведено, что после вручения должности великого везира высокостепенному [везиру] в виде передачи на хранение полагается преподнести специальный инкрустированный письменный прибор, находившийся в казне. И еще полагается во время вручения везирства высокостепенному везиру сверх сияющих как солнце халатов пожаловать ослепительный тадж, султанчик и тумар.

Новогодний подарок вышеупомянутого, который должен был просмотрен в Новый год священным оком Его Величества, составляют одну тысячу ашрафи, двенадцать голов жеребцов и кобылиц.

Какого-либо жалованья для высокостепенного [везира] не назначалось. Довольствие, вознаграждение за везирство, ежегодные подарки, постоянная доля и прочие вознаграждения, установленные для везирей высокого Дивана, согласно сведениям, выписанным из дафтаров, нижеследующие: сборы за везирство из определенных местностей - восемьсот три тумана, три тысячи девятьсот сорок три динара; /47/ ежегодные подарки из Исфахана наличными двадцать туманов натурой - риса, пшеницы и прочего, стоимость которых по сравнению с прежними годами сейчас удвоена, девять тысяч сто двадцать один ман, сорок пять табунов, две меры риса по тебризскому весу - семь тысяч манов, бараньего сала двести манов, риса тысяча четыреста шестьдесят манов, сушеного кислого молока тридцать манов, гороха семьдесят пять манов, патоки тридцать манов, уксуса тридцать манов, [30] лимонного сока двадцать манов, очищенного миндаля десять манов, изюма двадцать манов, соленого сыра пятьдесят манов, топленого сала сто пятьдесят манов, плодов граната двадцать манов барбариса десять манов, набата пятнадцать головок, сахара тридцать головок, китайского сахарного песка две меры, тропические специи: перца пять манов, гвоздики два мана, мелкого кардамона полтора мана, корицы четыре мана; сборы с каждого тумана: с тиюла эмиров, приближенных [государя], агаев - триста три динара; также с годовых доходов двести двадцать динаров; также с бератов сто десять динаров; с аренд пятьсот динаров; от подарков эмиров и людей, не находящихся на службе, с союргалов, от льготных объектов, вознаграждений от комиссионных сборов налогосборщиков, владений икта - шестьсот шестьдесят динаров.

Раздел второй главы второй об обязанностях опоры мощной державы высокостепенного курчибашия. Он принадлежит к числу главных четырех столпов, приближенных [государя], почитаемых эмиров, а также старейшин всех племен и родов обширных владений Ирана, а его чин - к числу древних чинов.

О назначении юзбашиев и службе курчиев. После доклада Его Величеству предписание об их службе высокостепенный [курчибаши] в письменном виде несет к высокостепенному везиру высочайшего дивана. После подписи высокостепенного *Надежды державы 24 пишется указ о назначении их на должности.

Жалованье по бератам и оплата тиюла юзбашиев и прочих курчиев, [а также] танха выдаются после доклада высокостепенному везиру высокого дивана и просмотра реестровых данных, которые должны быть представлены к подписи высокостепенного курчибашия. К разрешению на танха прикладывается печать курчибашия. Ежегодное жалованье курчиев и юзбашиев /48/ в первый год выдается на основании их доклада после того, как курчибаши, сверив по реестрам, даст разрешение, а высокостепенный везир высокого дивана напишет указ. В последующие годы упомянутые лица ежегодно [31] для утверждения своего годового жалованья писали прошение курчибашию, которое после справок у ведомства курчиев и расходного реестра снова поступало для разрешения к высокостепенному курчибашию, чтобы утвердить годовое жалованье. Мустауфии утверждали годовое жалованье, а тексты указов о назначении на службу, выдачу танха и годового пособия упомянутым лицам представлялись к его печати и прописной тугре.

Должности валиев, правителей, султанов и прочих жаловались курчиям на основании доклада высокостепенного [курчибашия] и указа везира высокого Дивана.

Тяжбы, которые имели курчии друг к другу, и их претензии на танха разбирали и разрешали курчибашии. Если у кого-либо из курчиев возникнут дело или просьба, то если это касается диванских налогов, он сначала докладывает везиру высокого Дивана, [затем] с доводами и поправками высокостепенного [везира] - Его Величеству и удовлетворяет свою просьбу. По шариатским вопросам он обращается к шариатским судьям.

За попечительство над усыпальницей хакана, место ему в раю, курчибашиям положена доля в сто туманов.

Докладывать о просьбах шамхала 25, если он - правитель Дагестана и Усмия 26 (?), если у него должность в Дагестане, - тоже обязанность курчибашиев. Их людям и послам, прибывшим в высочайший двор, курчибаши оказывал гостеприимство и их прошения доставлял Его Величеству. Доведя до конца указы и повеления, выходившие по этому поводу, он получал для вышеупомянутых людей из благородной государевой казны подарки и халаты и отсылал им.

Неприкосновенность уважаемого высокочтимого гарема в походе лежит на обязанности высокостепенного вышеупомянутого [курчибашия] и его подчиненных. Ясакчии, вооруженные ясаулы, михмандарбашии, ясаулбашии, насакчибашии также являются его подданными.

Установлено, что в дни счастливого рождения Покровителя мирян высокостепенный [курчибаши], собрав сумму наличными /49/ и всяким товаром из съестных, вещевых и [32] прочих припасов из своего имущества на сумму приблизительно в триста туманов в виде пожертвования Средоточию вселенной 27 вручает Благодетелю; деньги помещают в благоустроенную казну, из которой по обстоятельствам выдают по приказу каждому из нуждавшихся. Другие товары посылают к главам астрологов, дабы их расходовали в благотворительных целях для бедняков. За эти деяния можно получить положительный ответ, если [курчибаши] обратится с просьбой по трем важным вопросам, вроде освобождения пленных эмиров и прочее. Одежду, которую Покровитель мирян надевает во время хамала, высокостепенный смотритель дворцовых построек забирает, и в день Счастливого рождения ее жалуют высокостепенному курчибашию.

Установлено, что во время вручения упомянутой должности курчибашию жалуются почетные халаты, блестящий тадж, султанчик и тумар. Во время походов по ночам он вместе со своими подданными должен присутствовать в карауле.

В качестве тиюла для курчибашиев было определено из персидских казиров 28 (?) две тысячи пятьсот восемьдесят туманов и три тысячи триста восемьдесят семь динаров; от этого тиюла и прочего и курчии имели жалованье. Высокостепенный [курчибаши] относился к числу эмиров Совета. [Курчибашию причитались сборы] от вознаграждений, тиюлов и подарков в сумме пятьсот динаров с каждого тумана; от танха по бератам и годовых пособий - сто динаров.

В раеподобном собрании [курчибаши] садился после высокостепенного общественного садра с левой стороны.

Раздел третий главы второй об обязанностях высокостепенного могущественного сипахсалара Ирана. Он относится к числу эмиров Совета; после курчибашия - он главный из оруженосцев и должностных лиц в войске. Замена правителей, султанов и прочих победоносных воинов зависит от мнения и одобрения высокостепенного [сипахсалара]. Ему поручены любого рода указы и распоряжения, касающиеся распрей, военных действий на поле битвы, войн и сражений. Управление Тебризом, Муганом 29 и другими провинциями Азербайджана поручено высокостепенному [сипахсалару]. [33]

/50/ При покидании высокого двора [сипахсалару] жаловались лучистые, как солнце, халаты, блестящий тадж, два султанчика, тумар, лошадь с золотым седлом и дорожным снаряжением и оружие. Доходы сипахсалара, во времена Рустам-хана, кроме натуральных продуктов на неопределенную сумму, составляли семь тысяч четыреста шестьдесят четыре тумана и семь тысяч двести девяносто восемь динаров, поступавшие из провинций Азербайджана и Ирака.

Раздел четвертый главы второй об обязанностях столпа государства высочайшего высокостепенного куллар-агаси. После высокостепенных курчибашия и сипахсалара он - главнейший из четырех высших эмиров и столпов государства, а также старейшина над всеми гулямами благородного государева двора. С его позволения и утверждения после указания высокостепенного курчибашия назначались минбашии, юзбашии джазаири-андаз 30 и все гулямы; с его ведома каждый из них после письменного указа высокостепенного везира высокого Дивана жаловался соответственно способностям и рангу тиюлом, жалованьем, годовым пособием, бератами, подарками, а так же издавались указы о службе и танха. Тексты указов о службе, танха, тиюлах, а также годовых пособиях скреплялись тугрой и печатью высокостепенного [куллар-агасия]. Высокостепенный [куллар-агаси] рассматривал и разрешал иски, обычные споры и прочие дела, касающиеся гулямов; при делах шариатских он обращался к шариатским судьям. Об их делах и просьбах, касающихся диванских налогов, он обращался к высокостепенному Надежде державы, а когда касалось устных докладов, он докладывал слугам Его Величества. Список чинов военных везир и мустауфи военного ведомства представляли Его Величеству в присутствии высокостепенного [куллар-агасия] на предмет доклада. Высокостепенный победоносный [куллар-агаси] - один из эмиров Совета; полагалось его жаловать помимо должностного халата блестящим таджем, султанчиком и тумаром. Во время походов по ночам он должен был находиться со своими подчиненными в караульном помещении. [34]

Он получал две тысячи туманов из поступлений Гольпайгана, тиюла его брата. За счет гулямов по указу высокостепенного курчибашия он получал следующие сборы: /51/ за счет назначения вознаграждений, тиюлов и подарков пятьсот динаров; с годового жалованья и бератов сто динаров. В раеподобном собрании он садился по левую сторону после высокостепенного курчибашия.

Раздел пятый главы второй об обязанностях высокостепенного приближенного к хакану ишик-агасибашия. Он относится к четырем столпам могучей державы и приближенным подобного небосводу двора; он - старейшина среди почитаемых агаев, привилегированных ясаулов раеподобного собрания, ишик-агасиев, привратников высокого Дивана и прочих ясаулов и глашатаев караула. По его разрешению и после письменного распоряжения высокостепенного везира высокого Дивана этой группе людей выдавались жалованье, тиюлы, годовые пособия, танха, бераты и награды. Тексты указов об их службе, о танха и годовых пособиях в последнее время, при шахе Султан-Хусайне, подкрепляются тугрой и печатью вышеупомянутого [ишик-агасибашия]. Однако прежде не было принято, чтобы ишик-агасибашии скрепляли печатью содержание указов. Распорядки раеподобного собрания, порядок восседания почитаемых эмиров и должностных лиц высокого Дивана и места стояния привилегированных ясаулов, курчиев-оруженосцев, и прочих, а также обычный порядок благословенного двора, верховая езда свиты Его Величества, прием должностных лиц - почитаемых эмиров, высокопоставленных валиев, почтенных бегларбегиев, султанов, высокоуважаемых правителей, правдивых везирей, честных мустауфиев и других людей в момент вручения должностей, указов о службе, наград, халатов, подарков и оказания разного рода милостей всем сословиям с условием присутствия старейшин всех сословий входят в обязанности высокостепенного [ишик-агасибашия], и никто другой не имеет касательства и отношения к этим делам. Представлять на раеподобных и прочих собраниях перед Благотворным Взором подарки, а также представлять [35] доклады эмиров окраин благословенному взору Его Величества, кроме докладов валиев Арабистана, Грузии, Кахетии и Картлии, входящих в компетенцию высокостепенного Надежды державы, и докладов шамхала и усмия, относящихся к курчибашию, также входит в его обязанности.

Усаживать каждого на определенное место на раеподобном собрании, составлять списки и подробное перечисление /52/ имен всех в таком порядке, как они должны восседать на собрании, а также в каком порядке должны стоять курчии-оруженосцы и прочие приближенные и достойные доверия лица в раеподобном собрании, произносить слова "Аллах велик" после еды - входит в его обязанности.

Следить за угощением в приемном зале относится к смотрителю дворцовых хозяйств, а после перехода [гостей] в другое собрание у смотрителя к ним нет никакого касательства, а этим порядком ведает ишик-агаси. По уставу провоз царского обоза в счастливых поездках в определенные места назначения совместно с приближенными Его величества начальником дворцовых слуг и дворецким с группой своих подчиненных, рабочих из числа дворцовых слуг и землекопов, а также его возвращение, встреча на определенном расстоянии, починка мостов и дорог во время пути находятся под ведением вышеупомянутого [ишик-агасибашия]. Во время поездок по ночам он был обязан находиться в карауле вместе со своими подчиненными.

Войсковой счетовод при высоком Диване и учетчик людей по найму, в то время когда высокостепенный [ишик-агасибаши] просматривал чины своих подчиненных или их оснащал для похода; совместно с писцами этого ведомства писали списки их чинов; войсковой счетовод в присутствии высокостепенного [ишик-агасибашия] их зачитывал, и они под именем каждого записывали решение, которое выносил их старейшина.

Учетчик подарков при дворцовом ведомстве вел учет всех новогодних и прочих подарков, которые приносили государям, кроме продуктов, подробно записывал и их опись вручал высокостепенному ишик-агасибашию. Уведомление лиц, [36] получивших должности, о церемонии "целования ног" относится к вышеупомянутому [ишик-агасибашию].

Из подарков высокостепенный [ишик-агасибаши] удерживал одну десятую часть, а из той десятины одну десятую часть давал учетчику подарков, а остальное брал себе. Во время вверения должности помимо почетных, ярких, как солнце, халатов, ему жаловались блестящий тадж, султанчик, тумар, а также в виде подарка подносилось некоторое количество инкрустированных палок.

Из числа верблюдов, на которых получена тамга в благородной царственной казне, один из пятидесяти, с ярким клеймом, а из числа овец и ягнят, кроме купленных для мяса и подвергавшихся убою в царской кухне, одна из пятидесяти /53/ предназначались вышеупомянутому [ишик-агасибашию]. В конце каждого года после сверок [с реестрами] по решению казначеев ему выдавалась танха. Махмуд-ага и Мусахан, находясь на должности смотрителя, не выдавали танха. [Для учета] приплода у стад, принадлежавших благородной царственной казне, вышеупомянутый [ишик-агасибаши] ежегодно назначал человека, который совместно с доверенным высокостепенного мирахурбашия, а также доверенным от надсмотрщика домашнего скота и казначеем по учету стад отправлялся на пастбища в каждом вилайете и представлял документ с тамгой и опись начальнику казначеев, на основании чего выносилось решение о наличности и удержании части скота, дабы предотвратить хищение. Документы с тамгой на верблюдов и овец оба хранятся у высокостепенного ишик-агасибашия. Высокостепенный [ишик-агасибаши] и высокостепенный смотритель дворцовых построек на оба прикладывают печати.

Доходы провинции Рей 31 были предназначены [ишик-агасибашию] в сумме две тысячи шестьсот семьдесят пять туманов и тысяча пятьсот три с половиной динара. Тысяча семьсот туманов полагается за то, чтобы он содержал сто пятьдесят слуг для участия в походах: сумма, назначенная лично для высокостепенного [ишик-агасибашия], составляет девятьсот семьдесят пять туманов и тысячу пятьсот три динара. [37]

Раздел шестой главы второй об обязанностях высокостепенного туфангчи-агасия. Oн относится к четырем столпам могучей державы и старейшина над всеми минбашиями, юзбашиями, глашатаями, туфангчиями, стражниками и секироносцами. Назначение для них жалованья, тиюлов, годовых пособий, наград и танха по бератам следует с разрешения высокостепенного [туфангчи-агасия] и после письменного указа везира высокого Дивана. Тексты указов и решений, касающихся их, скреплялись тугрой и печатью туфангчи-агасия.

Обычные тяжбы, возникающие между теми [людьми] окончательно разрешал высокостепенный старейшина; рассматривать прошения этих людей также входило в его обязанность.

Огораживание передней части почтенного гарема в счастливых поездках относилось к упомянутому [туфангчи-агасию] и высокостепенному ишик-агасибашию гарема. /54/ Список туфангчиев везир и мустауфи упомянутого ведомства представляли Его Величеству в присутствии высокостепенного [туфангчи-агасия].

Во время вручения должности помимо почетных халатов [ему] жаловались блестящий тадж, султанчик, тумар, а также вручалось одно дальнобойное оружие из золота в виде отдачи на хранение. В походах и ночное время вместе с подчиненными он был обязан находиться в карауле.

Из владения Абаркух ему был назначен тиюл приблизительно на сумму в семьсот одиннадцать туманов и пять тысяч шестьсот пятьдесят один динар; сборы для него и его везира взимались в таком же порядке, как для курчибашия. В раеподобном собрании он восседает по правую руку от государя после высокостепенного придворного садра. От жалований, тиюлов и наград он взимал пятьсот динаров с каждого тумана; от танха по бератам и годовых пособий - сто динаров.

Раздел седьмой главы второй об обязанностях высокостепенного приближенного к хакану смотрителя дворцовых хозяйств... 32он приступит к обязанностям; многим из казначеев построек и всем работникам построек, зданий и садов Исфахана, других подвластных владений, а также работникам [38] ледниковых помещений и бань с его разрешения и утверждения после доклада и письменного указа везира высокого Дивана выдается танха.

Приобретение всего, что требуется и необходимо в походе и дома: тканей, одежды, пищи, напитков, почетных халатов и прочего, смета годовых расходов на благоустройство зданий, удержание по ассигнациям у казначеев построек, расходование товара, распределение подношений, получение и охрана отправленного для строек материала и их подсчет, покупка товаров на основании документальной оценки с учетом выгоды соответствующего времени года, покупка тканей на основании утверждения старшины купечества и других купцов, компетентных и осведомленных людей, наблюдение за записями ежедневных расходов на стройках на питание, продукты, а также прочие расходы благородной дворцовой казны, просмотр дневников, писанных рукой везира строек и казначеев /55/ каждого предприятия, установление остатков и излишков у каждого казначея и поставщика на стройках, назначение сборщиков для получения повседневных средств на стройках на основании его предписания - все входит в обязанности [смотрителя дворцовых хозяйств]. Один раз в год он просматривает состав работников на стройках, устанавливает их наличие и отсутствие, после чего дозволяет оставить список их состава, утвержденный казначеями. После выписки, сделанной везиром высокого Дивана из реестра денежных танха, и утверждения выдавались годовые пособия всем, кроме конюхов и погонщиков верблюдов, которых проверяли через каждые шесть месяцев и вознаграждения которым выдавались из казны.

Утверждения и разрешения на пожалования и годовые доходы работникам, выслушивание их просьб, назначение определенного времени для приема [с учетом того], чтобы, отправившись в свои места жительства, они подоспели бы к этому сроку, доклад Его Величеству о назначении, смещении и замене работников, наказание, взыскивания с них - все входит в обязанности Вышеупомянутого [смотрителя]. [Он же обязан] представлять на обозрение Его [39] Величеству почетные халаты от каждого лица, кроме тех, о получении которых распорядился сам государь.

Установлено, что раз в год, после просмотра докладной о верблюдах, принадлежавших благородной дворцовой казне, совместно с ишик-агасибашием Дивана документы на тех, которые околели, сжигали; документ о падеже выдавали конюхам и погонщикам верблюдов, чтобы казначеи на основе этого внесли записи в книги и соответственно поступали. Сжигать документы на лошадей и мулов входит в обязанность смотрителей хозяйств и мирахурбашия.

Со времен Наджаф-Кули-бека до дней Мухаммад-Хусайн-бека жалованье смотрителям составляло семьсот туманов; Муса-хан имел тысячу пятьсот туманов, Сафи-Кули-бек, Махмуд-ага и Раджаб-Али-бек имели тысячу туманов. Аллавирди-бек имел шестьсот туманов жалованья. Сборы в указе относительно высокостепенного смотрителя записаны в следующем порядке. В раеподобном собрании он садится по левую руку от государя после куллар-агасия 33. От продажи каждого вида товара с одного тумана пятьсот динаров предназначены высокостепенному смотрителю. От подарков, жалований и прочего высокостепенному [смотрителю] предназначена тысяча динаров. /56/ От количества отправленных материалов высокостепенному смотрителю предназначены сто пять манов.

Раздел восьмой главы второй об обязанностях высокостепенного приближенного к хакану диванбегия, относящегося к числу почитаемых эмиров.

У диванбегия было такое правило, что четыре дня в неделю совместно с садрами он являлся в караульное помещение, предназначенное для диванбегия. После поступившего доклада по четырем видам преступлений, одно из которых - умерщвление любым способом, будь то применение опиума, отравление, удушение или что-то другое, и после того как на основании предписания высокостепенного [диванбегия] гуссалбаши обследовал указанный труп и делал заключение, высокостепенный [диванбеги] выносил решение. За три других [вида преступлений]: изнасилование, ослепление и выбивание зубов по решению садров взыскивали с виновников. [40]

[Диванбеги] вникал в другие спорные дела аппелирующих лиц всех провинций государства: устранение гнета и насилия, долги и танха на сумму больше четырех-пяти туманов, которые имели горожане и селяне друг к другу. Исполнение шариатских решений, соблюдение порядков в городе, дабы сильные не притесняли слабых - также относилось к диванбегиям. Когда определенные лица жаловались диванбегиям на гнет и насилие со стороны кого-либо и это случалось в окрестностях города на расстоянии не больше двенадцати фарсахов, диванбеги на основании доклада жалобщика давал письменное предписание как поручение одному из своих подчиненных, [и тот] вызывал обе стороны и вникал в суть дела.

Когда какой-либо жалобщик из далеких мест подавал жалобу, то было такое правило, что за расследование убийства от жалобщика в обязательном порядке получали пять туманов; после этого диванбеги давал письменное предписание на выплату левов одному из людей, которому предназначался сбор за расследование убийства. Затем выносилось решение; указанная сумма обязательного сбора и указанное решение записывались в дафтарах; по другим правилам суммы танха давались в качестве жалованья чиновникам Дивана.

/57/ Два других дня недели [диванбеги] в своем доме занимался обычными исками, касающимися обсчетов. Когда какое-либо спорное дело диванбеги, замечал сам, если претензия была по поводу диванских налогов или одна из сторон в тяжбе была из числа чиновников или подданных великого везира, он отсылал к великим везирам.

Если один из тяжущихся был курчи, гулям или из числа прочих победоносных воинов или рабочих на стройках, [диванбеги] обращался к старейшине соответствующего ведомства. Тяжбы прочих жителей городов и сел, в особенности если они не имели отношения к диванским налогам, он рассматривал и разрешал сам. Когда отдельные лица из провинций прибывали в Высокую Ставку с жалобой на людей своих бегларбегиев, правителей и султанов и если они [41] о своих целях не докладывали великим везирам, а докладывали диванбегию, диванбеги вникал в суть жалобы каждого, ее содержание докладывал государю, и дело разбирали по правилам в соответствии с интересами государства и законами страны. [Диванбеги] имел жалованье в сумме пятьсот туманов. В прежние времена сумма была в девяносто два тумана с лишним - приблизительная стоимость тиюла. Впоследствии то срезали, [то увеличивали], а иногда некоторым диванбегиям, устанавливали даже по тысяче туманов жалованья. [Диванбегию] также принадлежала одна десятая часть штрафных.

На собрании [диванбеги] садился по правую руку после туфангчи-агасия.

Раздел девятый главы второй об обязанностях эмира шикарбаши. Упомянутый относится к числу почитаемых эмиров; он - старший над всеми сокольничими, походными и путешествующими, юзбашиями, дворецкими, охотниками, смотрителями тигров, барсов и сабуков. Назначение жалованья, тиюлов, постоянных пособий, денежных танха, подарков, их замена, взыскивания, наказания, утверждение, разрешение, выдача корма хищным зверям и собакам, разрешение на присутствие, отсутствие и уход [осуществлялось] по предписаниям канцелярии и приходно-расходных книг письмом казначея птичника, которое подкреплялось разрешением вышеупомянутого [шикарбашия] и подписью высокостепенного везира высокого Дивана и [записывалось] в податные дафтары, а содержание указов и решений подкреплялось тугрой и печатью высокостепенного вышеупомянутого [шикарбашия].

Было введено в практику, что ежегодно птица, превышающая численность в птичнике, посылалась /58/ валиям, бегларбегиям, султанам, везирам, старшинам; иногда - по обязательным указам, иногда - по предписаниям, на основании высочайшего приказа с печатью высокостепенного упомянутого [шикарбашия] в сопровождении птичников благородного дворцового ведомства, которых назначал упомянутый [шикарбаши]. От каждой [партии птиц] взимали определенную сумму и приносили высокостепенному [шикарбашию]; одну [42] десятую часть он брал себе, а остальное соответственно делил между своими подданными. Казначей для осведомления составлял опись, которую подавал на подпись высокостепенному везиру высокого Дивана, и в Диване документ утверждали.

Разрешать обычно возникавшие тяжбы, а также докладывать о просьбах упомянутой группы людей лежало на обязанности упомянутого [шикарбашия].

Во время вручения должности помимо почетного халата ему жаловались блестящий тадж, султанчик, тумар, а также вручали по этому случаю пару перчаток, вышитых жемчугом.

В походах он был обязан присутствовать в карауле со своими подданными.

Жалованье, тиюл, ежегодное пособие и сборы высокостепенного [шикарбашия] следующие. Жалованье из местности Абхар 34 - восемьсот туманов. В счет тиюла - сумма в четыреста сорок один туман девять тысяч четыреста восемьдесят четыре динара. Ежегодное пособие, составляет триста пятьдесят три тумана три тысячи триста сорок два динара. Возмещаемая сумма за недостаток с тиюла составляет четыре тумана семь тысяч сто семьдесят два динара. Поскольку сборы эмиру шикарбашию с владения Дар ал-Марз 35 отменили, ибо это ересь и порочность, то он [получал] в три раза больше в виде подарка - сто пятьдесят туманов. Ежегодные вознаграждения от армян и других мест составляли семьдесят туманов. Из армянской Джульфы - пятьдесят туманов. [От] жрецов Исфахана - двадцать туманов.

На раеподобном собрании [шикарбаши] восседает по левую руку от государя после высокостепенного смотрителя дворцовых хозяйств.

/59/Раздел десятый главы второй об обязанностях высокостепенного, близкого к трону тупчибашия. Он - старейшина тысяцких, сотников, тупчиев и глашатаев из туп-хане. Только он один получал тиюлы, пожалования, годовые пособия, бераты и вознаграждения для своих подчиненных после его разрешения с подписью высокостепенного везира высокого Дивана. Должности минбашиев, юзбашиев, тупчиев, глашатаев, главы [43] глашатаев туп-хане и их подчиненных, а также жалованье, тиюлы, годовые пособия всей этой группе людей вручались на основании доклада высокостепенного [тупчибашия], а после письменного предписания высокостепенного везира высокого Дивана выходил благородный указ.

Высокостепенный [тупчибаши] расследовал, определял и устанавливал истину в [спорных] делах, касающихся тупчиев и работников туп-хане; содержание указов и распоряжений о службе, тиюлах, денежных танха и вознаграждениях упомянутым людям подкреплялось тугрой и печатью высокостепенного [тупчибашия]. Список чинов всех тупчиев везир и мустауфи данного ведомства представляли к докладу Его Величеству в присутствии высокостепенного [тупчибашия]. Ему назначался тиюл в сумме пятьсот туманов из владения Шафката. По предписаниям других старейшин вышеупомянутый [тупчибаши] и его везир имели следующие сборы: с тиюлов, вознаграждений и жалований за каждый туман; денежное ежегодное пособие для тупчибашия - пятьсот динаров; для его везира - пятьсот динаров; пособие для тупчибашия - сто динаров; его везиру - десять, динаров.

В собрании [тупчибаши] восседает на правой стороне после диванбегия.

Раздел одиннадцатый главы второй об обязанностях высоко-степенного мирахурбашия при стремени [государя]. Его обязанности состояли в том, что на время смотра счастливыми смотрителями лошадей, принадлежавших благородной государевой казне, /60/ дареных верховых животных и прочих, которых приводят в конюшню во время сборов в поход государевые стременные, он обязан присутствовать при Победоносном Стремени. Следить за порядком конного обоза, находящегося при стремени, также относится к нему. На основании доклада и утверждения [мирахурбашия] назначаются мирахуры, михтары, водоносы обоза, государевы стременные, слуги, евнухи, гулямы и прочие работники конюшни.

Списки 36 состава упомянутых лиц, который каждый год проверяет смотритель дворцовых хозяйств, представляют на утверждение мирахурбашию. Кроме государевых [44] стременных, которых утверждает глава стременных, он утверждает остальных, в том числе кузнецов и ветеринаров; затем [список] представляют высокостепенному везиру высокого Дивана и по его указу выдают ежегодные танха. [Мирахурбаши] имеет следующие жалованье и сборы: девятимесячное жалованье - сто двадцать туманов; сумма приблизительно в девяносто туманов; из владения - сто восемьдесят два тумана четыре тысячи пятьсот тридцать шесть динаров четыре с половиной данга 37; тиюл в сумме двадцать восемь туманов девять тысяч четыреста девяносто девять динаров; сто двадцать один туман тысяча четыреста сорок пять динаров; ежегодное пособие - шестьдесят один туман три тысячи девяносто один динар четыре с половиной данга; сборы соответственно эпохе Покорителя Мира 38. Из числа подношений с каждого тумана - тысяча динаров; из них двадцать динаров - доля мушрифа, остальное - доля мирахурбашия, тахвилдара и рабочих - восемьдесят динаров. От общей суммы жалований мирахурбашию и работникам полагается тысяча динаров; пятьдесят динаров и остальное из них - доля мушрифа, [а также] десять динаров и сорок динаров. По записи мушрифа следует: от подношений скотом - три тысячи динаров. От скота, с головы удерживалось в конюшне пять тысяч динаров. /61/ Из всей совокупности один туман делится на следующие части: мирахурбашию - три тысячи динаров; казначею - три тысячи динаров, мушрифу - две тысячи динаров, стременным - тысяча динаров; управителям государевых загонов и складов - тысяча динаров.

В раеподобном собрании [мирахурбаши] восседает по левую сторону от государя после высокостепенного эмира шикарбашия.

Раздел двенадцатый главы второй об обязанностях высокостепенного маджлис-нависа раеподобного общества. Его обязанности состоят в следующем. Указы, которые государь передает гласности красноречивыми устами, а также указы великого везира, независимо от того, исходят они от высочайшего повеления или нет, а также указы, основанные на предписаниях людей, достойных доверия и близких к [45] высокому двору, писцы указов - подчиненные маджлис-нависа, представляют к его тугре; затем скрепленные печатью великого везира и украшенные печатью Всемилостивого государя заносятся в дафтары.

Указы о высоких чинах, касающиеся назначения людей на должности эмиров, бегларбегиев, правителей, султанов провинций государства, везирей и мустауфиев высокого двора, а также касающиеся дворцовых объектов, икта 39, и все, что к ним имело отношение; тиюлы, годовые пособия, танха и жалованья, выдававшиеся из государственной казны, а также указы о чинах дворцового ведомства, которые записывают в копийные списки писцы указов, после того, как их зарегистрировали в дафтарах, представляются к тугре высокостепенного [маджлис-нависа].

Ставить тугру на указах черными чернилами, определять в указах титул каждого входит в обязанности ваки’а-нависа и никого другого не касается.

Высокостепенный [маджлис-навис] входит в число эмиров Совета; написание решений Совета эмиров, мнений каждого из них и своего мнения входит в его обязанности, и другие касательства к этому не имеют.

/62/ Он постоянно входил в число близких на придворных и общих собраниях; решения и предписания представлял Солнцеподобному Оку. Доклады, статьи эмиров и правителей, посылавшиеся из областей к высочайшему престолу, государь всегда отправлял маджлис-навису, чтобы тот в присутствии Его Величества прочел статьи и доклады, а затем под теми, которые подлежат утверждению согласно высочайшему уставу, собственноручно написал решение поименно и подробно и принял к сведению. А по тем из них, которые требуют письменного указа, составляется памятная записка и по копии ваки'а-нависа писцы пишут указ. По высочайшему уставу допускалось, что прошения о жалованьи, материальной помощи, прочих необходимых предметах и обо всем, что требовало благодарственных молитв в адрес священной Его Величества особы ради учащихся и достойных лиц, докладывались непосредственно Его Величеству.

После рассмотрения [прошений] и составления [46] решений согласно высочайшему уставу и после письменного указа высокостепенного везира высокого Дивана в зависимости от того, касаются ли они двора или Дивана или областей, [тексты прошений пишет] ал-мамалик, одни - по образцу копийного дафтара, другие - в собственном изложении. Ему было определено триста туманов жалованья и вспомогательных средств: сначала из суммы джизьи, выплачиваемой евреями Кашана, затем из сумм первого почина в торговле и оптовых торговцев раеподобного Мазандерана. Ему ежегодно оплачивали стоимость тридцати листов давлатабадской бумаги для написания указов из сумм, поступавших из местностей, подвластных везиру Исфахана.

Высокостепенный [маджлис-навис] в раеподобном собрании сидел по левую сторону после высокостепенного мирахурбашия из государевой свиты.

/63/ Восемь человек писцов, подчиненных высокостепенному ваки'а-навиcy, находились на следующем содержании. Сборы от всех поступлений: писцу высокого Дивана и трем другим, которые при его помощи учатся и практикуются - четыре человека; писцам августейшего дафтара, которые ведут дафтар указов дворцового ведомства - два человека; лица, служащие интересам вышеупомянутого [маджлис-нависа], - два человека.

Он получал ассигнования, предназначенные для всех бегларбегиев и эмиров подвластных областей; лично ему предназначались сборы с тиюлов, вознаграждений, годовых пособий, даров и комиссионных с каждого тумана двести динаров.

Раздел тринадцатый главы второй об обязанностях высокостепенного мустауфи ал-мамалика. Он - из числа эмиров и следит за тем, чтобы диванские налоги всех провинций государства, собираемые чиновниками, основывались на списках, выписанных из дафтаров и вручаемых чиновникам каждой области в качестве руководства для их деяний. Все тиюлы, пожалования победоносным воинам из каждого племени, жалованье, союргалы, льготы, освобождения от налогов, дарованные икта, аренды, скидки на пожертвования и все, что кому-то [47] каким-то образом давалось или от кого-то взималось и по этому поводу писались указы, распоряжения, предписания и всякого рода документы и записки, проходившие через дафтары высокого Дивана, должны были быть представлены к подписи и печати высокостепенного [мустауфи ал-мамалика]. Без его ведома и подписи ни один документ не регистрировался в канцелярском дафтаре. Если высокостепенный [мустауфи ал-мамалик] потребует точных сведений об определенных поступлениях в дворцовую казну, при которой имеются отдельные дафтары, счетоводы и писцы, то казначеи обязаны доложить ему об этом. Если поступят требования по танха воинам и прочим, то им должны выдать танха.

/64/ Указы и распоряжения о службе, требования танха и служебные дела всех почтенных валиев, бегларбегиев, правителей, султанов, везиров, казначеев и прочих воинов, независимо от того, проходят они через Диван, двор или чиновников казначейства, кроме указов везиров, казначеев особых областей, указов о жаловании и вспомогательных средствах, установленных дворцовым ведомством, относительно которых бывают колебания, все остальное должно быть представлено к печати упомянутого [мустауфи ал-мамалика]. Писцы дворцового ведомства, без высокостепенного мустауфи ал-мамалика, поскольку он - их старейшина, [сборов] не имеют.

Мустауфи ал-мамалику назначена триста туманов с лишним как плата за должность и следующие сборы: с тиюлов, годовых пособий эмиров, агаев и приближенных в расчете с каждого тумана: с тиюла - сорок пять динаров, с годового пособия - тридцать динаров, за бераты - пятнадцать динаров, с жалований, комиссионных сборов чиновников, союргалов, льгот, дарованных икта, наград эмирам и прислуге - девяносто динаров. Сборы за счетоводство - с каждого тумана тридцать динаров; арендные - с каждого тумана сто динаров.

В раеподобном собрании [мустауфи ал-мамалик] сидит на правой стороне в ряду мирян, после высокостепенного тупчибашия. [48]

Раздел четырнадцатый главы второй об обязанностях высокостепенного приближенного к хакану хакимбашия. Он был из числа приближенных и старейшина среди лекарей благородного дворцового ведомства, близкий друг и собеседник государей. В прежние времена в указе его должность называлась хакимом. В собраниях он сидел ниже некоторых приближенных. Во времена счастливых наместников прибавилось слово "баши"; затем стали титуловать "приближенный к хакану", а во времена шаха Султан-Хусайна - "высокостепенный". Было установлено, чтобы в собраниях он сидел после мустауфи ал-мамалика.

/65/ Его обязанности состоят в том, чтобы ежедневно по утрам и после полудня являться в приемную благословенного двора; врачевание священной особы Его Величества было поручено лично ему. Он следил за приготовлением лекарств, напитков, эликсиров, пилюль, фильтратов и прочего. Другие лекари, кроме гаремного врача, действовали по его указанию и разрешению. Жалованье, годовые пособия и тиюлы для них устанавливались из дафтаров по его разрешению, а затем подписывались везиром высокого Дивана. Врачевание обитательниц уважаемого высокочтимого и благородного гарема было обязанностью гаремного врача. Евнухов, дворцовых слуг и прочих врачевали другие лекари.

Главный аптекарь благородного двора был из числа подданных высокостепенного [хакимбашия]. [Хакимбаши] должен был препятствовать постороннему лечению, если оно применялось без его ведома. Если вызывали лекаря для бегларбегиев или султанов, то такового отправляли в сопровождении сипахсалара или военачальника с назначения и разрешения [хакимбашия]. По рецепту, который составляли упомянутые лекари для слуг уважаемого высокочтимого и благородного гарема, евнухов и гулямов с приложением печати, главный аптекарь выдавал лекарство; еду выдавали казначеи дворцовых построек по определенному порядку; смотритель построек осуществлял их расход.

Лекари во времена шаха Султан-Хусайна, кроме Мирзы Рахима хакимбашия, прежде имели жалованье и годовое [49] пособие в сумме триста сорок один туман вместе с [жалованьем] шестидесяти восьми человек диванских слуг, и тысяча семьсот девяносто девять [туманов шесть тысяч триста шестьдесят] шесть динаров для упомянутых лекарей в виде годового пособия и танха по бератам.

/66/ Раздел пятнадцатый главы второй об обязанностях высокостепенного приближенного к хакану полевого мирахурбашия.

Его служба состоит в том, что ежегодно вместе со смотрителем вьючного скота и казначеем по учету стада он просматривает представленных животных, принадлежащих благородной государевой казне, их приплод, составляет с помощью казначея список с описью и вручает главному из казначеев. Для фуража и нужд стада по обычному правилу на основании сметы казначея стад, которая подтверждалась и одобрялась мирахурбашием, смотритель верховых и вьючных животных выдавал танха на продукты, нужные в течение года для стада. Наблюдать за порядком в дворцовых заповедниках относится к [полевому мирахурбашию]. Назначение мирахуров, управителей загонов, конюхов и других работников при стаде зависит от утверждения смотрителя вьючного скота и одобрения приближенного к хакану упомянутого [мирахурбашия].

Было установлено, что если какой-то мирахур поставлял пятьдесят и больше годов кобылиц и по древнему обычаю ежегодно приводил для проставки тамги от каждых сто голов шестьдесят голов приплода, то мирахуру и его работникам в те годы выдают танха.

Приблизительная сумма тиюла [мирахурбашия] составляла сто двадцать семь туманов пять тысяч пятьсот семьдесят динаров. У нас нет какого-либо канцелярского документа относительно прочих сборов.

В раеподобном собрании [мирахурбаши] садится по левую руку от государя в тадже с тумаром после муаййир ал-мамалика.

Комментарии

1 Кулбеги. Значение термина выяснить не удалось. Судя по контексту, это заместитель бегларбегия.

2 Арабистан - область с арабским населением; в настоящее время эта территория входит в Хузестан, остан в Иране.

3 "Благословенная крепость" - крепость в Исфахане, где размещался главный арсенал оружия.

4 Тадж - шапка из красного бархата в форме котелка, поля которой имеют двенадцать зубцов в честь двенадцати шиитских имамов. Верхушка шапки напоминала шахматную пешку [31, с.32].

5 Тумаром, судя по тексту, назывался головной убор в виде тюрбана.

6 Луристан - остан в Иране.

7 Тиюл (тюрк. "доставшийся") - форма условного феодального землевладения, получившая распространение главным образом в Средней Азии и государстве Сефевидов. Тиюл давался в качестве вознаграждения натурой, деньгами, а позже и земельными участками, военным и гражданским лицам, находившимся на государственной службе. При централизации власти наблюдалась тенденция союргалы заменять тиюлами, поскольку владельцы тиюлов пользовались меньшими правами: либо без налогового иммунитета, либо не были наследственными [14, с.121-126; 15, с.241-242; 16, с.184-221; 22, с.394].

8 Помимо общеизвестного значения слова "архар" (древнетюркского происхождения) - дикий горный баран с мощными рогами, другие значения нам не известны. Возможно, к титулу правителей этот термин прибавлялся в качестве эпитета "мощный".

9 Соответствует 1685-1686 гг.

10 Картлия - бывшее царство с центром в Тифлисе.

11 Кахетия - бывшее царство в восточной Грузии.

12 Тарум - селение к северо-западу от Казвина [27, с.195].

13 В тексте ***. По-видимому, должно быть *** ("или").

14 Джаван-руд - район, расположенный в Курдистане [31, с.172].

15 Хур-хура - селение в северной части озера Урмия [31, с.171].

16 Авруман - район, расположенный в Курдистане[31, с.172]

17 Бахтиария - восточная часть Луристана, населенная бахтиарами.

18 В тексте *** - правильно ***

19 Чухурса'д - бывшая область на территории нынешней Ереванской области [27, с.92].

20 Карабаг - область, располагавшаяся на территории нынешней Нахичеванской АССР.

21 Ганджа - ныне г. Кировабад Азербайджанской ССР.

22 Кух-и Гилуйа - область, расположенная между Фарсом, Хузистаном и Бахтиарией [31, с.172].

23 Ранекух - горный район к югу от Каспийского моря.

24 "Надежда державы" (и'тимад ад-даула) - титул государственного везира.

25 Шамхал - титул дагестанских правителей.

26 Усми - термин, обозначающий, видимо, какую-то должность.

27 "Средоточие вселенной" (кибла-йи алам) - титул иранских шахов.

28 Термин не ясен.

29 Муган (Муганат) - провинция, располагавшаяся в Муганской равнине (южной части Азербайджанской ССР).

30 Термин не ясен.

31 Рей - один из древнейших городов Ирана, разрушенный монголами. Развалины города находятся в нескольких километрах от Тегерана.

32 Начало фразы в тексте отсутствует.

33 Эта фраза, по-видимому, вписана в текст позже, поскольку она вклинена между двумя связанными по смыслу фразами.

34 Абхар - город на западе от Казвина.

35 Дар ал-Марэ - местность в Гиляне.

36 В тексте ***. По-видимому, это описка и должно быть ***.

37 Данг - 1/6часть динара [23, с.20].

38 Подразумевается шах Исмаил Сефевид (1502 - 1524) или шах Аббас I (1587 - 1629).

39 Икта (ар. "отрезок, надел") - со времен арабского халифата форма земельного владения, обусловленного несением военной службы. Владельцы икта взимали с сидевших на них крестьян натуральную и денежную ренту, а также стремились превратить икта в наследственное владение. В дальнейшем икта принимала новые формы в разных странах Ближнего и Среднего Востока - союргал, тиюл и др. [2, с.127-135; 6, с.120; 9, с.92-93; 17, с.256-269; 28, с.25].

Текст воспроизведен по изданию: Мухаммад-Рафи' Ансари. Дастур ал-мулук. Ташкент. Фан. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.