Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АЛЬБЕРТ ААХЕНСКИЙ

ИЕРУСАЛИМСКАЯ ИСТОРИЯ

(Проповедь крестового похода. 1095 г.)

Кн. I, гл. 30. Встречалось и другое омерзительное преступление в этом глупом и сумасбродном пешем скопище, преступление, которое, в чем не приходится сомневаться, было ненавистно в глазах господа и которое даже покажется совершенно невероятным всем христианам. [А именно], они уверяли, будто некий гусь проникнут божественным духом и в не меньшей степени им же проникнута некая коза. И обоих этих животных они содеяли себе в предводители в этом святом странствии в Иерусалим; они выказывали им знаки благочестивого почитания сверх меры, и превеликая рать, подобно скотине, следовала за ними, веря в это всей душой.

Да удалится от сердец верующих христиан [мысль], будто господь Иисус хотел, чтобы гроб его святейшего тела посещался неразумными тварями, и будто бы повелел содеять их предводителями тех христианских душ, которые [сам] удостоил искупить своей драгоценной [58] кровью и омыть от грязи идолопоклонства! Ведь, возносясь на небеса, он определил предводителями, управителями и наставниками своего народа достопочтеннейших и святейших прелатов и аббатов, а вовсе не грубую ско тину, лишенную разума. Впрочем, что удивительного, ее ли в наше время встречаются заблуждения подобного рода, и в иных сборищах стольких тысяч людей, на чьи головы господь обрушил кары, ...[встречаются] столь отвратительные преступления..?

Далее автор поясняет свое рассуждение, сопоставляя расскзанные факты с библейскими событиями.

Alberti Aquensis. Historiа Hierosolymitana. — Recueil des historiens des croisades. Historiens Occidentaux, t. IV. Paris, 1879, p. 295.

(Утверждение крестоносцев в Эдессе. 1098 г.)

Кн. III., гл. 19. Несколько дней спустя слава Балдуина распространилась далеко и широко, и повсюду стало известно о его доблестных победах над всеми врагами. Тогда герцог 1 города Рохас, называемого Эдессой и расположенного в Месопотамии, послал к Балдуину епископа этого города с двенадцатью старейшинами, по [87] совету которых в этой стране все творится, чтобы тот спустился со своими французскими рыцарями в Эдессу и защитил [ее] землю от набегов турок, получив взамен всю власть и управление и все доходы [наравне с герцогом]. Балдуин последовал этому [призыву] и спустился к Эдессе всего лишь с двумястами рыцарей, ибо остальное великое воинство он разделил и оставил в Телль-Башире, Равенделе и во многих других местах, которые по изгнании турок покорились его власти...

Гл. 20. Когда молва о прибытии этого выдающегося и именитейшего предводителя достигла ушей старейшин города, всех, кто это услышал, охватила великая радость и веселье: стар и млад вышли навстречу ему под звуки труб и всякой [прочей] музыки; они проводили его в город со всеми почестями и радостями, которые подобали такому мужу. Поелику его провели через городские ворота со столь высокими почестями и отвели ему и его людям [подобающее] жилье, герцог, который сам призвал его в город по совету двенадцати старейшин для защиты от врагов, возмущенный теми восхвалениями и почестями, которыми совет и народ сверх меры приветствовали его [Балдуина], в тайниках своего сердца стал сильно ему завидовать. Он отказал ему в том, чтобы управлять городом и страной, и в том, чтобы считать его равным себе в получении каких-либо доходов и дани. Он сказал, что даст Балдуину очень много золота, серебра и пурпура, мулов, коней и оружия, если тот изъявит готовность выступить защитником указанных ему мест и всего города и окрестностей от засад и набегов турок 2. Однако Балдуин отклонил подарки герцога, предложенные на столь постыдных условиях, и потребовал лишь, чтобы ему дали верную охрану, дабы он смог целым и невредимым вернуться к своему брату Готфриду, будучи избавлен от какой-либо опасности и какого-либо злоумышления.

Когда двенадцать главных старейшин города, и первейшие горожане, и все остальные жители узнали, что он [Балдуин] не желает принять золото и серебро и вообще какие-нибудь драгоценные подношения, то отправились к герцогу и всячески умоляли его, чтобы он не позволил уйти столь знатному и отважнейшему воину и не создавал бы себе [в его лице] врага; [напротив], пусть он сделает его своим союзником во власти и в управлении [88] городом и ни в коем случае не раздражает рыцаря взятием назад своих обещаний, поскольку город и вся страна могут быть надежно защищены только при содействии Балдуина и его рати.

Гл. 21. Когда герцог увидел приверженность и благожелательство двенадцати старейшин и всех горожан к Балдуину, он волей-неволей уступил их настояниям ц содеял Балдуина своим приемным сыном по обычаю той страны и того народа, — он прижал его к своей обнаженной груди и затем, обвязав лежавшей поблизости одеждой, обнял его, и так, повязавшись, оба поклялись друг другу в верности...

Далее следует рассказ о том, как по требованию Тороса рыцари Балдуина безуспешно пытались отбить у турок крепость Самосату.

Гл. 22. Спустя немного дней совет и все горожане по общему согласию призвали с гор могущественного сеньора Константина 3 и совещались с ним [о том], как им погубить своего герцога и на его место посадить князем и сеньором Балдуина; они ведь удостоверились в мудрости и постоянстве Балдуина во время войны с турками и считали, что под его властью город и цитадель будут спасены и защищены наилучшим образом. Этот герцог всем им был сильно ненавистен, ибо он причинил им много зла и отобрал у них невероятное количество золота и серебра; а если кто из них осмеливался противиться ему, то он возбуждал против пего вражду и ненависть турок, которые не только угрожали затем его жизни, ио и опустошали его виноградники и поля, наносили ущерб его стадам.

Однажды, пока они совещались, весь город, от мала до велика, схватился за оружие; вооружившись и облачившись в кольчуги, явились горожане к Балдуину, [прося], чтобы он встал на их сторону и уверяя его в том, что они по общему совету решили поставить его сеньором и правителем вместо герцога. Балдуин, однако, решительно отклонил от себя такое преступное деяние — ведь он усыновлен герцогом, и до сих пор герцог не причинил ему ничего худого, и нет никакой причины, которая могла бы побудить его к содействию им к его погублению. Он сказал: «Было бы великим грехом перед богом, если бы [89] я безо всякой причины поднял руку на этого человека, которого я считаю своим отцом и которому принес клятву на верность. Я вас прошу не марать меня пятном его смерти и крови и не предавать мое имя позору среди князей христианского войска. Я вас прошу также дозволить мне переговорить с ним с глазу на глаз наверху, в башне, где он пребывает до сего дня, высоко вознесенный вашей милостью». Они тотчас разрешили [ему] это. И вот он поднялся в башню и обратился к герцогу с такими словами: «Все горожане и старейшины этого города составили заговор, дабы умертвить тебя; вооруженные с головы до ног, охваченные яростью, они поспешают к этой башне. Я весьма скорблю и огорчаюсь этим. Не пренебрегай, однако, [возможностью] помешать им и сделать так, чтобы как-нибудь спастись, пусть даже ценою полного предоставления им всего твоего достояния».

Едва герцог услышал эти слова, как уже масса горожан окружила и осадила башню и ринулась на ее приступ, и на ее стены и врата обрушился град камней и стрел.

Гл. 23. Устрашившись за свою душу, герцог открыл Балдуину свои несравненные сокровища, [состоявшие] в пурпуре, золотых и серебряных сосудах, бесчисленных безантах, умоляя его взять [все это] и вступиться за его жизнь перед горожанами, чтобы они позволили ему нагим и безо всего уйти из башни. Балдуин, выслушав эти отчаянные мольбы, был тронут ими до глубины души. Он обратился к вожакам народа с настоятельными увещаниями пощадить своего герцога, не убивать его, а взять и поделить между собой его бесчисленные сокровища, которые он сам (Балдуин) лицезрел. Однако совет и весь народ не желали слушать увещания Балдуина и [не придавали значения] словам об обещанных сокровищах. В один голос они кричали, что не дадут герцогу бежать Целым и живым, какой бы обмен и какие бы дары [он ни предлагал]; и они попрекали его всеми несправедливостями и злом, которое испытали при этом герцоге, и, по его наущению, от турок.

Тогда герцог, отчаявшись спасти свою жизнь и увидев, что никакие мольбы и никакие даже столь драгоценные дары не могут ему быть полезны, отослал Балдуина из башни и спустился па веревке через окно [с намерением бежать]. В мгновение ока его пронзили тысячи стрел, и он был убит. [Горожане] бросили его [труп] посреди [90] площади. Ему отрубили голову, воткнули ее со всяческими надругательствами на копье и пронесли по всем улицам города.

Гл. 24. На следующий день они постановили выбрать Балдуина герцогом и князем города, хотя он очень сильно противился и отказывался. Они передали ему могучую башню со всеми взятыми там сокровищами герцога и принесли ему клятву как подданные и вассалы...

Комментарии

1 Армянский князь Торос, правитель Эдессы, отрывок 2 "Хронографии" Матфея Эдесского.. прим. 3,4.

2 То есть предложил Балдуину сделаться наемником.

3 Князь армянского города Гаргар

Alberti Aquensis. Historiа Hierosolymitana. — Recueil des historiens des croisades. Historiens Occidentaux, t. IV. Paris, 1879, р. 325-355

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.