Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АЛЬБЕРИК ИЗ ТРУА ФОНТЕНЭ

ХРОНИКА

CHRONICA

В год 1193:…Исаак, или Исах, был императором константинопольским. Упоминая же его, обратим взор свой на год 1167, в который приобрел он власть 35. Как бы то ни было, был у него брат, по имени Киралексий (Kyralexius), носивший второе имя Андроника 36, коего высвободил он от язычников на третий год его пленения 37. И сделал этого брата своего сенешалем 38, и предал ему крепость, именовавшуюся “Пастью льва” 39, дабы смог получать пошлины из порта 40 он 41. Оттуда же ежедневно передавал он 42 в фиск императорский 4 000 фунтов серебра. Таково возвышенный, замыслил он злое против брата своего императора. Дарами и посулами, привлек он некоторых из греков знатных родов для злодейского намерения своего, пылко убеждая их поддержать его в осуществлении переворота имперского против брата своего 43. Теми же людьми были Ливернас (Livernas) и Лафаж (Laufage), Николай, Морсуфлус и Констанций, Акарий, Петр Наваррский и Синагон Карфагенянин 44.

Послав за Исааком под ложным предлогом, как будто собирались они (вместе) рассудить одно важное дело, они связали его и бросили в темницу, выбив глаза ему. Таково же поступили и с сыном его, Алексеем, заключив в другую тюрьму, под надзор некоего тюремщика. А когда возжелал Андроник умертвить Алексея, сей тюремщик отослал его (Алексея) к Филиппу, герцогу Швабскому, что женат был на сестре того самого Алексея 45. И случилось, что узурпировал этот Андроник трон императорский на девять лет 46. Более же того, человек, звавшийся Ливернасом, заполучил в жены сестру короля Франции, императрицу 47, что жила за счет своего приданого, и на ком Алексей, сын Мануила, должен жениться был 48. Но пышное венчание не состоялось 49, потому как она, следуя (дурным) наклонностям своего клана 50, порастратила приданое свое 51. Однако же, необходимо нам поведать надлежащим образом о том, как впоследствии законно женился он на ней 52, и о дочери, что родила она ему.

* * *

Год 1199:…В те дни господин Фульк вышел из города Парижа. Был же он священником из некой деревни, называемой Невилль, что находится вблизи этого самого города. И вот уже два года ходила молва о нем, как о духовнике, озаренном великой славою, и в коем неистовая воля проявлялась супротив священников женатых и ростовщиков нелегальных; против них вещал он сильнейшей и горькой проповедью своею. Многие люди сказывали, что сотворял чудеса он, особо же прославился благословением источников. А некоторые же поддались злословию премерзкому, потому как собирал он сокровища многие во вспоможение земле иерусалимской 54, и обладал нравом невообразимо вспыльчивым. Но полномочия и напутствия престола апостольского сопровождали его 55; и таково многие безвозвратно забросили занятие ростовщическое свое, что возвратился закон и порядок в занятие сие. И были у него так же сподвижники-ученики, и, дабы кратко упомянуть об этом, усилиями и его (Фулька), и его сопешников, те аристократы, что покинули короля Филиппа, покуда жив был король Ричард, приняли Крест: а именно,- граф Балдуин Фландрский, граф Людовик Блуасский, и граф Жоффре Першский 56, и Гуго из Сен-Поля, и много других. И в руки людей сих история константинопольская раскрылась. А господин Фульк так же основал обитель женскую св. Антония в Париже, для “легкодоступных женок”, что отвратились от грехов своих 57.

* * *

Год 1201: На пятидесятницу граф Тибальд умер в Шампани 58, двадцати пяти лет от роду, приняв пред этим Крест. Он же и послал графа Ринарда Дампьера 59, со всеми необходимыми средствами, вместо себя в земли заморские.

* * *

Год 1202 60. И предпринята была знатными господами, теми, принявшими Крест, и, ранее покинувших короля Филиппа, доколе король Ричард воевал (т.е. присоединились к военному контингенту Ричарда Львиное Сердце), поход заморский. Вот же имена их: епископ Нивелон из Суассона и Гарнье из Труа; Балдуин, граф Фландрский и Гентский, со братом его, Генрихом, из рода д’Ангрэ; граф Гуго из Сен-Поля; и граф Людовик Блуасский; а так же граф Годфруа из Перше; Иаков, господин благороднейший, сын Иакова Старшего и брат Вальтера Авеснесского 61; двое из Шампани, что прозывались “Шамплитты” (Champlitte),- Одо и Вильям, сын (этого) Одо 62; Жоффре, маршал Шампанский 63, заодно с племянником своим, Жоффре Виллардуэном 64; Отон из Ла-Рошели, бургундец по рождению 65; и множество других, из Франции, Фландрии и Бургундии; и господин тот, граф Ринард из Дампьерра. Присоединился же к ним Бонифаций, достойнейший маркиз Монферратский, братьями коего были Вильям и Конрад, что управлялись в землях заморских: Вильям в Яффе, а Конрад,- в Тире 66. Таково, они собрались все в Венеции, дабы приготовить путь свой по морю к Константинополю, преодолев дальность странствия в страну греческую 67. А пока же оснащались корабли, коварные венецианцы заставили пилигримов перейти на некий малый остров, называемый островом святого Николая, и держали взаперти их там. И не дозволяли им убраться оттуда, доколе эти самые пилигримы не поклялись пойти с ними супротив града Задара, что враждовал с венецианцами вот уже много лет. И вот, поклялись они. И отплыли с ними, и осадили Задар, и захватили его, и отдали его венецианцам.

А в то время, в Константинополе, Киралексий, прозванный Андроником, трон узурпировавший, лишил власти брата своего, Исаака, и бросил его, ослепленного, в темницу; и повелел убить его сына, Алексея 68. Но, с помощью некоего надзирателя, избежал Алексей уз смертельных, бежал к Филиппу, герцогу Швабскому и королю Германии, и спрятался у него; потому, как женой этого самого Филиппа была сестра Алексея. Посему, когда же франкские паломники осадили Задар, под предводительством венецианцев, о чем сказано было выше, последуя совету упомянутого короля Филиппа, отослал к ним Алексей обращение, рассказывая, как угнетаем был он дядей своим, Андроником. И мольбами многими, и обещаниями, представил дело свое следующим образом: ежели восстановят они его на троне императорском, то соберет он достаточно продовольствия, кораблей, и необходимого всего для освобождения Земли Святой.

И было, что наши господа благородные испрашивали мнение папы Иннокентия по поводу происшедшего, чрез посланников, коих отправили в Рим 69. Он же немедля одобрил все 70, напутствовал их с благословением, и простил им злобою ослепление, в которой отторгли они град Задар от короля венгерского, заодно с венецианцами. Получив же ответ от него, послали за Алексеем, и принялись снаряжать корабли. А дож венецианский, Энрике, человек глубокого ума, присоединился к упомянутым выше благородным господам, приведя людей своих. И вдобавок, епископ вефлиемский, господин Иоанн 71, будучи еще и епископом Акры 72; и один епископ из Саксонии, господин Конрад Хальберштадтский, присоединились к ним 73. Таково, число собравшихся достигло 60 000 человек 74. Но граф Ринард из Дампьерра, заодно с другими оставшийся в Задаре, покинул Рим, и пересек море 75, исполняя клятву свою, что принес он умирающему графу Шампанскому. Прибыв же в землю сирийскую, немедля развязал он войну супротив Сангиния (Sanginus), повелителя Алеппо 76, и пленен им был 77. И оставался таково в плену, без малого, тридцать лет 78. А граф Симон де Монфор 79, и другие дворяне, так же, как и аббат из ля - Траппе (La Trappe) 80, пересекшие море совместно с этим самым Ринаром, избежали пленения.

Все же, упомянутые выше, оставили позади Задар, и при попутном ветре отплыли к Спалато 81, что в Далмации, граду, известному в древности под именем Салона; а затем, направились к Дуррацио и Эпирусу 82, что напротив Брундизия 83, и после, достигли крепости, называемой Корфу 84. А жители тамошние обещались подчиниться им, как только одолеют они Константинополь. Таково и многие другие поклялись в этом (крестоносцам). А потом, следуя линии береговой, прибыли они в Андревиллу 85, и после, в Мискены 86. Следует же отметить, что от Дуррацио, и до порта Анревиллы, двигались они прочь от Константинополя, хотя и надлежало ориентироваться на берег, ведь, как известно, лишь держась побережного пути, можно достичь града сего 87. Таково, следуя линиям кривым берегов крутых, прошли они мимо острова Монциона 88, он же Сициония 89, и Ахеи 90; сперва пройдя по градам Аргосу, Коринфу и Афинам 91; и неким островом, известным, как Монемвасия 92; и подошли к граду Негропонту, лежащему напротив Фив 93. А по правой же стороне оставили позади они знаменитый остров Крит, и город Родос 94, и острова Цикладия 95; а следующими же повстречали они слева Фессалоникею 96, Филиппики 97, и Мессилополим 98, и Маргурию 99. А оттуда, прошли по Трое, или Трояде, по правой стороне лежащей, и прибыли в порт, что рядом с Бодекевами 100, где запаслись они продовольствием. Выйдя оттуда, прошли по Руке святого Георгия, что в древности носила имя моря Пропонтского 101, потому, как претворяет оно вход в Понт, - тот Понт, что является одним из названий сего моря великого, лежащего промеж Константинополя и Руссии 102. Слева же оставили позади они городов несколько – Мадитон 103, Галиппу 104, Россу 105, Родеско 106, Гераклею 107, приходившуюся метрополией (им), и Салембрию 108; и вот, встали корабли в месте, называемом Спекулум 109.

Оттуда же 110, наблюдая 111 за Константинополем, лежащем на другом берегу, прямо напротив нас, захватили сперва они башню Галаты, на коей цепь висела, пересекавшая залив, и разбили цепь эту, а впоследствии отправили в Акру ее. А сам град же Константинополь был четыре мили в длину, и в ширину почти три мили 112, и было почти пятьсот аббатств и приходов церковных в городе сим. Андроник же тот, о ком говорили мы, выставил восемь батальонов на защиту стен городских, по четыре тысячи солдат в каждом; Ливернас же, что повенчан был с сестрой короля французского, Филиппа, и Морсуфлус, и Босеранс (Bocerans), и Петр Наваррский 113, Констанций, а так же Акарий, Синагон, вместе с патриархом Самсоном 114 были военачальниками батальонов тех 115. И вот, после того, как послал Андроник войска свои супротив нас, не надеясь, что сможет одолеть доблесть людей наших, и устрашившись, что, возможно, его же люди предадут его в руки франков, повелел он нагрузить десять лошадей золотом и каменьями драгоценными 116, и так бежал к эмиру Иконии 117. И как узнали мы позднее, в пути попал он в полон, по-случайности, к генуэзцам, и, в конце концов, оказался в руках зятя своего, Ласкариса (Lascaris) 118.

Греки же, приготовившиеся к битве, как только узнали, что бежал Андроник, то отступили в город, и подняли мост. А наши разбили лагерь на берегу. И стали подкапывать стену, большая часть коей обвалилась, и в открывшуюся брешь нахлынули люди наши. Венецианцы же проникли в город на расстояние в пол-лиги и захватили множество лошадей, двести из которых дож венецианский послал графу Фландрскому 119. И вот, греки, собравшись все, в знак примирения с франками, согласились выпустить Исаака из темницы и короновать Алексея 120. Се, лишь только опустили мост, приняли Алексея, и короновали его вместе с отцом его; а наши люди нашли, наконец, приют в городе. А оставшаяся часть истории сей помещена в события года 1204-го, ив другие подходящие места.

* * *

В год 1204:… Великий град Константинополь покорен был франками; а граф Балдуин Фландрский в императоры избран был, как сказано в стихах:

По прошествии столетий двенадцати и лет четырех

Рим второй пал на иды апрельские 121.

А деяния свершившиеся описаны в послании того самого императора Балдуина. Вот оно:

* * *

Альберик цитирует часть энциклики императора Балдуина к западному миру (Reg. 7:152), которое начинается словами “Се, деяниями не человеческими, но Божьими…”, и заканчивает словами “…и вот, объявил он, что с сего времени лишены будут они свободы своей, и таковое неизбежно, покуда не восстановлен Алексей будет…”

* * *

Продолжим же другую историю, к сказанному выше: Было, что время великого голода пришло к людям нашим, стоящим вне города, да так, что трехдневный хлеб, стоивший двух парижских денариев, стал стоить двадцати шести. Слыхано ли такое! И вот, корабль из Брундизия, владельцем коего был некий Лукерий (Lucarius), прибыл с продовольствием. Скупили же всю пищу и распределили ее справедливо. Сталось же, что родственник 122 Алексея собрал всех знатных греков, и разглагольствовал пред ними, предлагая захватить дворец Влахерны (Blachernae), выставляя Алексея недостойным (достоинства императорского); а ежели на город приступом пойдут, то он (Алексей), станется и такое, отдаст его в руки франкские. Но вот кабы пожелали они его императором над ними, то клянется в том, что отдал бы им земли покинутые и богатства неисчислимые. И таково убеждал и соблазнял их с силою красноречия своего, что согласились они, и присягнули ему. Немедля же собрал он почти пятьдесят тысяч человек и ринулся на захват Влахерны 123.

Некий посланник донес об этом Алексею. Весть сия ужаснула его, однако, собравшись с духом, призвал он столько человек, сколько было возможно, и, таково вооружившись супротив врагов своих, бросился с копьем, ища Морсуфлуса, и наравне с другими сражался столь отчаянно, что множество горожан погибло тогда. Но, в конце концов, Морсуфлус одолел Алексея, и заточил в темницу его 124. Горесть охватила Исаака, когда дошли вести до него о случившемся, потому как не хранил верность Алексей франкам; и от чрезмерной печали вскоре помер (Исаак) 125. С другой стороны, Морсуфлус, созвав остальных греков, что были и там (возле дворца), и в городе, поспешил заставить присягнуть их ему. Следующей ночью, вообразив, что Алексей смог бы, воспользовавшись случаем, освободиться из заточения, каково ранее Исаак освободился, послал слугу своего накинуть веревку на его шею (Алексея), а самому держать ее конец. И таково, затягивая петлю, жестоко удавил он его 126.

И снова глад великий пришел, не щадивший и полководцев, да так, что множество лошадей съедено было. И хотя пытались приступом взять город много раз, не смогли хоть сколь-нибудь проникнуть в него 127. Было же, что трое рыцарей дожа венецианского греками вздернуты были на крюках железных, и, затем, подожжены Морсуфлусом; а наши смотрели на все это, и не смогли те избежать смерти сей мучительной, хотя и просили за них, и предлагали выкуп 128.

Как обрели икону 129: Пребывая в нужде великой, искали они, где было бы возможно поживиться провизией. Посему, почти тысяча человек пошли с Генрихом 130, братом Балдуина, на крепость, называемой Филия. С храбростью же приступив к ней, они вошли в нее и захватили припасов на обеспечение армии всей на пятьдесят дней. Те, кто бежали оттуда, принесли Морсуфлусу вести о случившемся. Поддавшись ярости сильной, повелел он людям своим готовиться выступить и прогнать захвативших крепость, а патриарх Самсон 131 присоединился к нему, взяв с собой икону. А на иконе сей чудесным образом запечатлено было Могущество Господне, и лик Девы Пречистой, и апостолы. А еще вставлены были в икону сию святыни бесценные: зуб, что потерял Иисус в младенчестве Своем, и часть от копья, коим проткнут был Он на Кресте, и отрезок савана Его; и мощи тридцати мучеников 132. И потому, как в обычае было брать икону эту с собой в битву, никогда дотоле враги не одолевали их 133. Морсуфлус же лично возглавлял некоторых из благородных греков, и на всякий случай, те, кто оставался позади него, перекрывали ему путь отступления в город, ежели бы он вздумал повернуть назад. Таково, было же всего их числом десять тысяч человек 134, и, придя туда, соблюдая строжайшую тишину, затаились они в близлежащей чаще 135.

Сразу после этого, наши разделились на сотни, и они все же услышали шум от приближения греков. Петру Наваррскому доверено было Морсуфлусом командование над авангардом греческим. И по гордости своей, выехал вперед он без лат защитных, одев лишь корону золотую на чело свое. А Генрих, желая сражения с ним на мечах, расколол корону сию золотую, разрубив череп его на глубину двух пальцев. И вот, авангард греческий смят был людьми нашими, разящих врагов своих. А Ливернас с такой силой поражен мечом чьим-то был, что шлем его вдавился в голову ему 136. И вот, Петр из Бресье (Bracieux) 137 нанес удар столь сокрушительной силы в переносицу шлема патриарха Самсона, что пал тот на землю и выпустил икону, коею Петр, спрыгнув с коня, поднял смело. А наши немедля собрались вкруг него и отражали ярость греческую с превеликим мужеством. И был Морсуфлус столь изъязвлен, что повалился на шею коня своего. Се, бежали греки с поля боя так быстро, как только могли. А в битве сей не пал ни один из рыцарей наших, и возвернулись к войску они, летя на крыльях радости.

* * *

И вновь, Альберик цитирует послание Балдуина к Западу, начиная словами : “…И искали наши повсеместно, где - бы раздобыть продовольствия..”, и заканчивая “…Даровали же ее наши победители ордену цистерцианскому…”

* * *

В продолжение истории: И вот, греки, возвратившиеся в город, стали судить промеж собой, что покрыл их Морсуфлус позором бесчестия. Собрались они в Святой Софии, обговорили дело сие, и выбрали Николая императором 138. Узнав о том, бросился на них Морсуфлус со всей силою своею. И была битва, и полегло народу множество; шум же вышел большой от брани той, да так, что слышен он был даже людям нашим. К приходу ночи рассеял Морсуфлус сторонников Николая; соблазнив некоторых посулами и дарами; так, что к рассвету не досчитался Николай и половины из числа сторонников, что поддерживали его в предыдущий день. И в конце концов, пленил его Морсуфлус, лишил власти; а впоследствии, по случайности, Николай убит был.

* * *

Далее, Альберик рассказывает о повторном взятии Константинополя, цитируя послание Балдуина к Западу, начиная словами “… Духовенство же греческое, и простолюдины кричали, что сотрут нас с лица земли…”, и до “…и в ночь, разгромленный, бежал он 139 без оглядки…”

* * *

Альберик: Во время же бегства своего, пришел он к Андронику, о ком упоминалось выше. А когда услышал он обо всем, что натворил тот, то повелел ослепить его 140. В тот же самый год возвернули его в Константинополь, где и сбросили с самой верхушки некой колонны,- так и погиб он, разбившись и расплющившись 141. А в послании говорится следующее:

* * *

И здесь Альберик цитирует послание Балдуина, начиная со слов “…когда же сие открылось, греческая чернь, в замешательстве превеликом, решилась на смещение императора…” и до “…И было же это деянием Господним, наичудеснейшим явлением изо всех удивительных событий, что видели глаза наши…”

* * *

Альберик: Чего же добавлено здесь, то взято из другого свидетельства 142. Итак, обсудив же порядком все, оставшиеся греки пришли, безоружные, к людям нашим. И, вкупе с клириками нашими, что обещали им охрану и помощь, сперва молили милости для них, затем же, смиренно сдали мечи свои им 143. Таково, на четвертую ночь после подчинения града, а именно, - в пятнадцатый день после майских календ 144, на двенадцатую ночь после полнолуния, запросто можно было увидеть затмение лунное в чистом небе.

И при всеобщем согласии избрали двенадцать выборщиков, а именно же: двух епископов наших 145, - Нивелона из Суассона и Гарнье из Труа, третьим же был епископ из Саксонии, господин Конрад Хальберштадтский; и епископ вефлиемский 146, назначенный властью апостольской 147; и господин Иоанн, епископ Акры; и аббат Петр из Люцидио, что в Ломбардии, ставший, впоследствии патриархом антиохийским. И проведши в молитвах все Прощальное воскресенье 148, сии шестеро, воедино с шестью баронами венецианскими, и по совету венецианского дожа, сошлись на графе Балдуине Фландрском, и избрали его императором. Восемь дней спустя 149 его короновали 150; одели же его, как одевают, согласно обычаю, диктаторов, в одежды златотканые со вплетенными в них каменьями драгоценными, и в сапоги красные. А град украсили стягами и лентами предлинными и бесценными гобеленами. Граф же Сен-Поля нес императорский меч впереди него, а маркиз – мантию позолоченную, и так шли всю дорогу до Святой Софии. Одежды же имперские и сапоги, сделанные из червонной кожи, с самоцветами, окропили и освятили. Затем император Балдуин послал за графиней Фландрской, и когда прибыла к нему и (затем) понесла от него 151, отправилась она в земли заморские. Таково, покуда пребывала она в Акре, князь антиохийский прибыл туда, и принес оммаж ей, так как не было там ее мужа, как императрице константинопольской 152. И приняв оммаж его, спустя немного времени, там же, в Акре, и отошла в мир иной.

* * *

В год 1205:… Император Балдуин царствовал в Константинополе вот уже год. А за Рукой святого Георгия, в Никее, откуда Собор Никейский взял название свое 153, граф Людовик так же властвовал вот уже год 154. И маркиз Монферратский власти королевской удостоен был в Фесалоникее 155. Отон же из Ла-Рошели, сын Понса Ла-рошельского, достойнейший представитель бургундской знати, дукой Афинским и Фивским стал, благодаря событиям удивительнейшим 156. И Жоффре де Виллардуэн, сын Иоанна и племянник Жоффре, маршала Шампанского, взял остров Монцион, который Сициона 157, и Ахею 158, и град Микены 159. И хотя города Лакедемония, Коринф, Адрианополь, Мосинополис и Филиппополис захвачены были людьми нашими, вскоре они отпали 160. То же случилось и с неким островом, вблизи Константинополя,- за проливом, что носит название Сузикус, или Кизикума, а среди наших известен как Эскизия 161. Находился же там и престол митрополитский, коему подчинялся Тройский, или Троядский (Troad) епископат. И похожее сталось с островом Митилен 162, что в двух днях пути отсюда; и где есть архиепископ свой. И было, что князя Ливернаса привезли туда, дабы смог он соединиться в законном браке с императрицей, сестрой короля французского, с кем он сожительствовал, до сей поры (в конкубинате) 163. Они же отдали дочь его за благороднейшего господина, Нархота Тойского (Narjot of Toucy) 164, что приходился братом двоюродным Ги Дампьеру. 165

А в Болгарии, что лежит промеж Венгрии и Греции, некий Ионница 166, повелитель болгарский и валашский, властвовал из города Тырново. Присвоив себе титул “императора”, немедленно объявил войну он императору Балдуину и латинянам, всем и сошелся в битве с ними 167. И повел Балдуин войско супротив него, - но, увы!,- не избежав засады коварной, пленен он был этим Ионницей, загнанный в топи болотные, откуда никто спастись был не в силах. Таково, пленили его, заодно с его сотоварищами, и стали они узниками в Тырново. Не могу ничего сказать на гибель Балдуина, кроме того, что повторю сказанное неким священником из Флэ 168. Человек сей, проходивший чрез Тырново, в родные места, из Константинополя, рассказывал, что Ионница был весьма охочий до женщин, посему же жена его тайно отослала письмо императору в темницу, в котором написала, что, ежели бы он женился на ней, и увез ее с собой в Константинополь, то немедля бы она высвободила его из темницы и полона. А когда отверг император посулы сии, почитая их за неподобающие, наплела она новую жалобу мужу своему, сказав, что пообещал ей император взять с собой в Константинополь, и сокороновать ее императрицей своею, ежели избавит она его от заточения 169. И вот, в один из вечеров, упившись, повелел Ионница привести императора и умертвить оного в его присутствии. Так, по повелению его, обезглавлен топором был император, а тело его отдали собакам, а для всех же, по приказу особому, умерщвление его сохранено было втайне. И господин архиепископ Иоанн Митиленский, и монах тот, господин Альберт, что проходил чрез Тырново в год тот самый, в согласии утверждают, что принял он смерть в Тырново. Упомянутый же священник сей, из Фландрии, добавил, что некая женщина из Бургундии, проживающая там (в Тырново), однажды ночью увидала свечение, исходящее из тела убиенного 170, и по внушению, что сего захотела она сама, надлежащим образом погребла она тело то. И священник сей, что провел ночь гостем у женщины этой, с ее слов поведал, что произошли чудеса там, и муж ее исцелился от боли зубной и лихорадки.

Некий коварный грек, именем Ласкарис, уверил императора Балдуина, что ежели пошлет он его с войском за Руку святого Георгия, то подчинит он всю землю греческую для него. И вот, когда послали его туда, то вошел он там, в сговор с греками, а в Никее присвоил себе титул императора 171. Подобно ему, и Михаил, посланный супротив Диррахиума 172 в землю ту 173, самоназвался дукой с согласия греков 174. Сии есть люди те, коих оставил Господь на земле, и чрез которых судить Израиль будет 175, суть есть который племя латинянское. Далее же, вместо Балдуина императором константинопольским сделался брат его, Генрих 176. И двенадцать лет 177 провел он в сражениях многих, и одерживал победы постоянные над супротивниками своими.

А Нивелон, епископ суассонский, вернулся в Галлию из Константинополя, везя с собой мощи многих святых 178. Пока же был в пути, нашла смерть его в Апулии, и погребли его в церкви святого Николая в Бари 179. И, по желанию своему, даровал он реликвии сии, что имел, в церкви разные. Церкви Шалон-сю-Марнэ пожертвовал он локоть от руки святого Стефана 180; а епископ Гарнье отослал главу апостола Филиппа в Труас 181.

Комментарии

35. Alberic, Chronica, MGH SS, 23:850, Альберик ошибочно полагает, что Исаак отобрал трон у Андроника Комнина в 1167 году, однако это случилось позже, лишь в 1185 году.

36. Их род носил фамилию Ангелов, но при крещении их отец получил церковное имя Андроника. Андроник также получил имя свое в честь августейшего Исаакова предшественника Андроника I Комнина (г. п. 1183-1185 гг. ), которого свергли, пытали и затем казнили по приказу Исаака (см. прим. № 35).

37. См. письма Гуго Сен-Польского и хронику Ральфа Коггсхольского. Алексей был схвачен в 1186 году и отпущен в 1187 году, возвратившись затем в Константинополь на генуэзском судне (см. прим. №119).

38. Алексей носил звание севастократора. Никита Хониат, - История, 422 (Magoulias, O City, 232). Это был один из высочайших титулов Византии, уступавший по значимости лишь автократору (т. е. императору).

39. Буккам-Леонис, или Буколеон, называемый так же Великим Дворцом. Никакой другой письменный источник не упоминает этого мнимого подарка.

40. Залив Юстиниана, что омывал одну из сторон города водами Мраморного моря.

41. Император Исаак, как будет видно из следующего предложения.

42. Алексей.

43. Заговор, о котором говорится здесь, произошел не в 1193 году, а в 1195 году.

44. Никита Хониат, - История, 451 (Magoulias, O City, 247) упоминает имена главных заговорщиков: Феодора Бранаса, Георгия Палеолога, Иоанна Петралифы, Константина Рауля, Мануила Кантакузия, и многих других. Ливернас, (кого Жоффре де Виллардуэн называет Вернасом), на самом деле был Феодором Бранасом (см. прим. № 45), а Морсуфлус, конечно, был Морзуфлом. Синагон Карфагенянин, возможно, являлся плохим переводом имени Мануила Кантакузия; Констанций – Константина Рауля; Николай, в свою очередь – мог быть Николаем Каннавосом (Канабусом), кого провозгласили императором в начале 1204 года. О других заговорщиках, упоминаемых Альбериком, ничего не известно. Относительно Петра Наваррского, см. прим. № 113.

45. По свидетельству Никиты Хониата, Алексей III освободил своего племянника из плена, так что вполне возможно, что юноша участвовал в кампании, развернутой Филиппом Швабским. Освобожденный, Алексей Младший бежал из Константинополя с помощью капитана пизанского судна, и прибыл на Сицилию, откуда он отправился к своей сестре Ирине, ко двору ее мужа, германского короля Филиппа.

46. 1195 -1203 гг.

47. Агнесса-Анна, дочь Людовика VII, французского короля, сестра Филиппа II Августа, тетка Людовика Блуасского, и жена императора Алексея II (г. п. 1180-1183 гг. ), затем Андроника I, а впоследствии и Феодора Бранаса (Ливернаса).

48. Похоже, что Альберик здесь путается: - одиннадцати, или двенадцатилетний Алексей II, что наследовал своему отцу, императору Мануилу I, не мог жениться на Агнессе-Анне в 1180 году. Фарел, Conquete, 53, прим. №1, ошибается, когда заявляет, что Алексей II, вместо Агнессы-Анны женился на Ирине, дочери будущего императора Андроника Комнина,- Ирина была выдана замуж за незаконнорожденного брата Алексея II, также носившего имя Алексея Комнина. История,- Никита Хониат.

49. По-видимому, Алексея II.

50. Явная критика французского королевского семейства.

51. По-видимому, за счет состояния, которое она привезла с собой из Франции, когда в возрасте одиннадцати лет она была обручена с десятилетним Алексеем II.

52. Бранас - Ливернас.

53. Если верить Роберу де Клари, императрица была уже замужем за Бранасом, когда в июле 1203 года крестоносцы впервые вошли в Константинополь и искали аудиенции у нее. Робер де Клари, Conquete, 54, пар. LIII; Виллардуэн, Conquete, 2:214 и 227, пар. 403 и 413, просто вскользь упоминает о том, что le Vernas (Бранас) женился на сестре короля французского, без упоминания сопутствующих этому обстоятельств.

54. Гутч, -“Двенадцатый век”, стр. 205, и О’Брайен ,-“Фульк”, стр. 131-132, исследуют справедливость этих обвинений. DC

55. Если и были даны ему такие полномочия, то этого уже нельзя найти в официальных папских регистрах. По заявлению Гутча, -“Двенадцатый век”, стр. 202-203, и О’Брайена ,-“Фульк”, стр. 128-129, папская булла Reg. 1:398 не представляет из себя ничего похожего на официальное разрешение самолично проповедовать в пользу предстоящего похода, в ней всего лишь есть упоминание о Фульке, как об одном из числа монашествующих и белого духовенства, чьей задачей была лишь косвенная помощь в будущем предприятии. О’Брайен все же допускает крайне маловероятную возможность получения Фульком ныне утерянного разрешения, в чем Гутч крайне сомневается. Браун, в своей работе “Цистерцианцы”, стр. 65-66, предполагает, что такое разрешение вполне могло быть выдано в середине сентября 1198 года, ссылаясь при этом на эту же буллу - Reg. 1:398.

56. Граф Жоффре III умер в апреле 1202 года, незадолго до начала похода. Longnon, Compagnons, 104.

57. Фульк также помогал бывшим проституткам, что отвратились от прошлой жизни и решили выйти замуж, их он обеспечивал достойным приданым: П. Алфандери,- Chretiente, стр. 275-276.

58. Тибо III Шампанский и Брийский (Brie) ( 1179-1201 гг. ). Longnon, Compagnons, 11-13. Пятидесятница пришлась на 13 мая, Тибо же умер 24 мая.

59. Ринард II, владетель (но не граф) Дампьера: см. А. Андрэа “Адам из Персинье”, стр. 29-31, прим. №50,53, 54 и 57, и Longnon, Compagnons, 60-63.

60. Описывая события этого года, Альберик включает сюда также и все происходившее несколько позднее, в 1203 году.

61. Longnon, Compagnons, 153-154.

62. Здесь Альберик ошибается: эти двое были братьями, сыновьями Гуго I Шампанского; ibid. , 209-212, см. так же буллу Reg. 6:99. Одо упоминается в Devastatio Constantinopolitana в качестве одного из тех, кто распоряжался казной крестоносцев после кончины Фулька.

63. Жоффре де Виллардуэн, историк этого крестового похода: Longnon, Compagnons, 26-32.

64. Ibid. 32-41. Это Жоффре де Виллардуэн Младший (предп. дата смерти 1229 год), покинувший лагерь крестоносцев еще в Венеции, и отплывший прямиком в Сирию; а дядя его, жестоко каравший так называемых “дезертиров”, покидавших основное войско, не придал этому особого значения.

65. Ibid. 215-216.

66. См. FC, 27-30.

67. Очевидно, что Альберик искренне полагал, что именно Константинополь и был первоначальной целью похода.

68. См. прим. №45. Нет явных свидетельств тому, что Алексей III замышлял убийство царевича Алексея.

69. Посланники крестоносного войска отправились в Рим, ища предлога для снятия папского отлучения от церкви, еще до того, как гонцы германского короля прибыли к армии, расположившейся у Задара.

70. Едва ли такое могло случиться: сравните с таким утверждением Альберика буллу Reg. 6:101.

71. Епископ Петр, являвшийся, заодно и одним из будущих выборщиков (императора Балдуина).

72. Иоанн Фесит (Faicete).

73. Эти трое клириков, что покинули Венецию вместе со всей армией, не были из партии дожа.

74. Более правдоподобна цифра в 20 000 человек.

75. Альберик полагает, что Ринард был одним из представителей войска, отправившихся в Рим к понтифику. На самом деле это неверно, Дампьер никогда не присоединялся к войску. Из Апулии он направился прямо в Сирию: см. Квеллер, Комптон и Кэмпбел “Neglected Majority”, 443-446.

76. Аль-Заир Гази (г. п. 1186-1216), сын Салах-ад-Дина. Примечательно, как Альберик весьма выразительно исказил и трансформировал его имя: “sanguinus” означает “кровь”.

77. Виллардуэн, Conquete, 2:30, сек. 230-231, подтверждает его пленение.

78. В более поздней части своей Chronicle Альберик заявляет, что Дампьер вернулся во Францию в 1232 году. MGH SS, 23:930. См. также А. Андрэа: “Адам из Персинье”, стр. 30.

79. Longnon, Compagnons, 113-114.

80. Неверно, это был Адам, аббат из Персинье. А. Андрэа: “Адам из Персинье”, стр. 30-32.

81. Современный город Сплит в Хорватии.

82. Дуррацио (классическое название – Диррахий, нынешнее – Дуррёш), был портовым городом в одной из западных частей Балкан, носившей название Эпируса. С большими натяжками в наше время предполагают возможное местонахождение Эпируса на территории современной Албании.

83. Портовый город в юго-восточной Италии, - напротив Адриатики.

84. Город Корфу на одноименном острове (современное название – Керкира).

85. Современная Андровида на северо-западном побережье Пелопоннеса (или Морея, под этим названием она была известна крестоносцам).

86. Под это название подходят и порт Метона (современный Метони), и Мессения, область на юго-западе Пелопоннес, где и находилась Метона.

87. Абсолютно верно, огибая на юг греческий полуостров, они двигались прочь от Константинополя, находящегося на востоке.

88. Более известен под названием Сапиенса (совр. Сапиенза).

89. Монцион никогда не называли Сиционией. Если быть верным, то это Сикиония, город в северной части Пелопоннес на побережье Коринфского залива, где находится так же и Сапиенса. Альберик повторяет эту ошибку с названием вторично, когда описывает события 1205 года, в рассказе о землях, захваченных Жоффре I Виллардуэном.

90. Ахея, и в классический период, и в нынешнее время является областью на севере Пелопоннес. Франки, после известных событий 1204 года, это название распространяли на весь Пелопоннес, или по-другому – Морею. Из этого следует, что под названием Ахея Альберик подразумевает весь полуостров.

91. Это вполне возможно, если следовать вдоль западного побережья Греции, хотя все же представляется интересным, зачем крестоносцы настолько углубились внутрь полуострова, если дошли вплоть до Аргоса, разве если только за пополнением провизии…Эти три города можно было встретит лишь после того, но никак не ранее, как флот прошел мимо Сапиенсы.

92. Скорее всего, это не остров, а город на юго-востоке полуострова. Крестоносный флот проходил этими местами до прихода в Аргос, Коринф и Афины.

93. Город Негропонт (современный Халкис) на острове Негропонте (классическое название – Эвбея, современное - Эввойя), лежит напротив области Беотии, где находятся Фивы.

94. Острова Крит и Родос находились очень далеко к югу и юго-востоку (по словам Альберика, справа от крестоносного флота), поэтому едва ли возможно, чтобы крестоносцы проходили рядом с ними.

95. Это верно, так как острова Цикладия лежали к востоку и к юго-востоку от проходивших мимо них судов паломников.

96. Современные Фессалоники; это был главный городом Фессалии в северо-восточной области Греции.

97. Город в Фессалии, находящийся к востоку от Фессалоникеи. Упоминание этого провинциального города означает, что флот останавливался на побережье, а крестоносцы рассыпались вглубь территории для пополнения запасов продовольствия.

98. Провинциальный город, известный под названием Мосинополиса, находился рядом с современным Ксантием.

99. Его местонахождение предполагают в Галлиполии, на территории европейской части современной Турции.

100. Флот прибыл в порт Абидуса, который находится на западной оконечности Геллеспонта, или Дарданелл, возле Боскаады, небольшого острова чуть к югу от древней Трои.

101. Мраморное море. Скорее всего, Рука святого Георгия – это полуостров на побережье Мраморного моря, на котором располагается Константинополь . См. послания Гуго из Сен-Поля.

102. Черное море, носившее название Понта Эквинского в древности.

103. Известны еще его названия Маидос и Эсибат; он находится на левой, европейской части Дарданелл.

104. Действительно, Галлиполия была следующим городом, слева от проходивших мимо крестоносцев.

105. Рузиум (Rhusium), нынешний Кезан, находится далеко вглубь территории.

106. Родосто, или Текирдаг, на Мраморном море.

107. Античный город Гераклея, называемый так же Перинт, в нынешнее время известен под названием Мармаренегис, на территории Турции.

108. Селембрия, нынешний Силимбри.

109. Сначала флот прибыл в Халкидон, находящийся напротив залива, ведущего к Константинополю, 24 июня 1203 года (см. послание Гуго из Сен-Поля). Speculum, означающее “зеркало”, было обиходным насмешливым названием, данным тамошнему порту, поскольку он весьма напоминал своими очертаниями Константинополь.

110. На третий день после прибытия, 26 июня 1203 года, флот и войско продвинулись на несколько миль на север к Скутарию, оттуда они делали вылазки, пересекая залив, на северный берег Золотого Рога.

111. Speculantes, т. е. “наблюдали”, в оригинале, употребление этого слова создает каламбур - Speculum – Speculantes.

112. См. примечания № 69 и 70 в хронике Ральфа Коггсхольского.

113. О Петре Наваррском, одном из группы участников дворцового переворота против Алексея III, ничего не известно. Возможно, он был одним из тех европейских “солдат удачи”, которые всегда в изобилии стекались в Константинополь.

114. Патриархом был Иоанн Х Каматер, и, насколько известно, никакими войсками он не командовал.

115. Некоторые из них считались организаторами заговора против императора Исаака (см. прим. №44); известно о них со слов Никиты Хониата, лучшего источника по византийской истории того времени, хотя он ничего не упоминает об упомянутых военных приготовлениях.

116. Никита Хониат пишет, что он прихватил с собой около тысячи фунтов золотом и имперскими драгоценностями.

117. Не совсем верно. Эмир Гият Аль-Дин Каюкхосров I, с кем Алексей III находился в весьма непростых взаимоотношениях, был смещен в 1197 году, и вернулся на трон лишь в 1205 году,- Бранд,- Byzantium, стр. 137-138. Никита Хониат, - История, 547, 549 и 556 (Magoulias/ O City, 299, 301 и 304) говорит, что сперва Алексей бежал в Девельтон (Develton) , что на Черном море, и где обосновал свою ставку. Оттуда он двинулся на Адрианополь. Немного позже Алексей направился в Иконию, при поддержке Каюкхосрова, для борьбы с зятем предыдущего императора, Феодором Ласкарисом, изгнанным в ссылку в Никею,- Д. М. Николь,- “Четвертый крестовый поход: Греция и Латинская империя, 1204-1261 гг. ”. “The Cambridge Medieval History” (Cambridge, 1996), 4, pt. 1:296.

118. Неверно. Эмир Иконии вторгся в земли Ласкариса весной 1211 года, под эгидой помощи смещенному Алексею III (см. прим. № 117). Ласкарис разбил его войско, сам эмир погиб, а его тесть, Алексей III, был увезен Ласкарисом в Никею, где Алексей III провел остаток своих дней в монастыре; Николь,- “Четвертый крестовый поход”, стр. 296. Насколько известно, генуэзцы никаким образом не были вовлечены в эти события. Возможно, Альберику снова показалось уместным вспомнить о помощи генуэзцев, оказанной Алексею, для возвращения в Константинополь, как это случилось ранее, в 1187 году (см. прим . № 37).

119. Не было никакого побоища после бегства Алексея. Хронист перепутал события, и описал битву, произошедшую 17 июля. См. послание Гуго из Сен-Поля. Ранним утром 17 июля венецианцы захватили несколько (Виллардуэн говорит о двадцати пяти) константинопольских башен, выходивших на побережье Золотого Рога. Но Виллардуэн ничего не упоминает о дарении французам лошадей, которых венецианцы захватили во время штурма: Conquete, 1:176-178, sec. 175.

120. Византийцы освободили и восстановили Исаака на троне, едва приступив к переговорам с крестоносцами

121. 13 апреля 1204 года.

122. Морзуфл.

123. По свидетельству Никиты Хониата, Морзуфл использовал поддержку и значимость многих своих родственников, пользовался доверием у евнуха-казначея, и варяжской гвардии, но нет никаких упоминаний о том, что он возглавил войско численностью в 15 000 человек, и брал штурмом дворец. См. следующее примечание.

124. Согласно Хониату, перед рассветом, Морзуфл пришел к Алексею IV и принялся убеждать его, что собственные родственники последнего, заодно с Варангийской гвардией, и остальными заговорщиками, устроят покушение на него в его спальных покоях. Он уговорил Алексея позволить ему тайно вывести и схоронить на время императора, что он и сделал, правда, вместо тайного убежища он подло бросил его в темницу. На основе свидетельства Хониата, выглядит весьма достоверным утверждение Альберика, что и гвардия императора, и другие заговорщики подняли невообразимый шум, тем самым, подав знак к началу всеобщего побоища; однако, все же, Квеллер и Мадден сомневаются, что эта резня имела место. Нет никакого свительства того, что упомянутые бои происходили на самом деле.

125. Никита Хониат говорит о том, что в это время Исаак находился уже при смерти. Виллардуэн, Conquete, 2:22, sec. 223 утверждает, что кончина Исаака напрямую связана с вестями о пленении его сына. Робер де Клари,- Conquete, 61, sec. LXII, ошибочно полагает, что Морзуфл умертвил Исаака в то самое время, когда он сместил и изгнал Алексея IV.

126. Заговор был приведен в действие во дворце, в ночь с 27 на 28 января 1204 года, а это убийство произошло в ночь с 8 на 9 февраля. Лучший и достовернейший источник, Никита Хониат, упоминает о том, что Морзуфл отдал приказ о его (Алексея) изгнании, но ничего не говорит о причастности Морзуфла к казни.

127. Вполне естественно, что в таких условиях крестоносцы более заботились о поиске фуража, чем о штурме городских стен.

128. Хроника Альберика единственная, упоминающая о таком случае.

129. См. версии приобретения этой иконы в булле Reg. 7:152, в Devastatio Constantinopolitana, и в хронике Ральфа Коггсхольского

130. Цифра взята Альбериком из послания Балдуина к Западному миру.

131. См. прим. № 114.

132. Единственная изо всех западных хроник, только эта содержит наиболее полное описание иконы.

133. Никита Хониат, -Historia, 567 (Magoulias, O City, 312) пишет, что императоры называли эту икону “главной своей защитницей”. См. работу Норманна Бейнеса : “Сверхъестественные заступники Константинополя”. Analecta Bollandiana, 67 (1949): 163-177.

134. Мадден и Квеллер более доверяют цифрам, упомянутым Робером де Клари, где говорится о 4 000 человек, вместо упомянутых Альбериком 10 000. А в Devastatio Constantinopolitana эта цифра раздувается до 15 000. Мак-Нил ошибочно перевел фразу Робера де Клари “…si fist monter bien dusques a . iiij. m. homes a armes…” (Conquete, 65, sec. LXVI) – “… и собрал он добрую тысячу хорошо вооруженных людей…” ,-Conquest, 89.

135. Квеллер и Мадден характеризуют описание этой битвы как “весьма впечатляющей,… а все, произошедшее в ней – чистейшая выдумка…” Робер де Клари,- Conquete, 65-67, sec. LXVI, приводит более достоверные сведения.

136. Если Бранас/Ливернас и был ранен в этой схватке, то, несомненно, он выжил, так как Альберик в дальнейшем продолжает рассказ о нем.

137. Вассал Людовика Блуасского, Петр всегда находился в гуще сражений: Longnon, Compagnons, 91-98.

138. Хронология нарушена. Избрание Николая Каннавоса (Канабуса) датируется 27 января. Икона была захвачена в битве, произошедшей, примерно, 5 или 6 февраля.

139. Алексей V.

140. Виллардуэн,- Conquete, 2:78-80, sec. 270-271, тщательно описывает эти события.

141. Алексей V Морзуфл был сброшен с колонны Феодосия Великого. Примечания к двадцатой и двадцать первой главам Гюнтера Пайрисского, в переводе А. Андрэа подробно описывают его казнь, и эту самую колонну: - Historia Constantinopolitana, А. Андрэа,- “Захват”, стр. 115-1177, прим. № 278-287.

142. Из неизвестного свидетельства.

143. Отдали свои мечи, непосредственно, духовенству.

144. 16 апреля 1204 года.

145. Непонятно, о скольких клириках - французах, помимо Нивелона и Гарнье, Альберик говорит, ведь, насколько известно, лишь эти двое являлись полномочными представителями от французского духовенства при крестоносной армии.

146. Вефлиемский епископ - выборщик, Петр.

147. Здесь, возможно, Альберик путает Петра Вефлиемского с кардиналом Петром Капуано, или же епископ - выборщик Вефлиемский являлся, как и кардинал, Петр Капуано, папским нунцием, только Капуано был с армией при Задаре, а Петр Вефлиемский здесь, в Леванте. О таком нунции упоминает папская булла Reg. 6:100, предназначавшаяся Бонифацию Монферратскому.

148. 9 мая 1204 года.

149. Если считать 9 мая число первым днем, тогда получается, что интронизация произошла 16 мая.

150. Альберик детально описывает коронацию Балдуина, беря сведения из неизвестного ныне источника. Самое же лучшее свидетельство коронации есть у Робера де Клари, в Conquete, 93-95, sec. XCVI. Клари упоминает об украшенных драгоценными камнями сапогах императора, и что граф Гуго нес императорский меч, а маркиз Балдуин нес императорский венец, а не мантию, как указано Альбериком.

151. Неверно. См. прим. №76 в хронике Ральфа Коггсхольского.

152. Альберик - единственный письменный источник, упоминающий, что Боэмунд V Антиохийский присягнул Балдуину таким образом; все это вызвало ожесточенные споры о достоверности сведений хрониста из Труа-Фонтене; этому посвящена работа Вольфа: - “Балдуин”, стр. 289.

153. Созванный императором Константином Великим в 325 году.

154. Людовик Блуасский принял владение над Никейским дукатом, во время раздела империи, но управлять им ему не пришлось: он погиб 14 апреля 1205 года в битве при Адрианополе. ; Виллардуэн, Conquete, 2:212, sec. 304, и 2:170, sec. 360.

155. Ibid. , 2^82-108, sec. 275-300.

156. Longnon, Compagnons, 215-216; “Франкские государства в Греции”, - История крестовых походов. , 2:238-242.

157. См. прим. № 88 и 89.

158. См. прим. №90. Здесь Альберик опять возвращается к маршруту похода, начиная с “… остров Монцион, который Сициония, и Ахея…”, описывая путешествие флота по пути к Константинополю.

159. Виллардуэн, Conquete, 2:134-140, sec. 325-330, приводит содержательный рассказ о приключениях своего племянника на Пелопоннесе. См. также Longnon, - “Франкские государства в Греции”, стр. 237-248.

160. В самом деле, Латинская империя возникла почти моментально, но и также немедленно столкнулась и с изменой. Longnon, - “Франкские государства в Греции”, стр. 235-253.

161. Сузы были античным городом, расположенным на острове Арконнесе (совр. Кальфи Даги), на юго-западе, на побережье Мраморного моря. Захваченный франками зимой 1206-1207 гг. , вскоре он был отвоеван Феодором Ласкарисом.

162. Митилен еще известен под названием острова Лесбоса (совр. Лесвос).

163. См. прим, № 53. Бранас был одним из немногих греков, верно служивших латинянам, и за службу свою он получил звание господина Адрианопольского и Демотикийского, в 1205 году. Виллардуэн, Conquete, 2:237, sec. 423.

164. Нархот I (Narjot), бальи и регент Латинской империи и Константинополя (1128-1231 гг. и 1238-1241 гг. ).

165. Ги Дампьер – ле – Шато, сын Маргариты II, дочери императора Балдуина I (см. хронику Ральфа Коггсхольского, прим. №76)? Этот Ги был соправителем Фландрии с 1251 по 1279 гг. , а графом с 1279 по 1304 гг. Фарел, Conquete, 2:215, прим. №3, подтверждающее описание Альбериком черт лица этого персонажа.

166. Ионница (Коротышка, или Маленький Иоанн), унизительное прозвище, данное Калояну византийцами.

167. Все было, естественно, намного сложнее и запутаннее, чем описано Альбериком: Балдуин презрительно отверг и насмеялся над предложением Калояна о заключении альянса, вместо этого, обращаясь к нему, как к неверному вассалу империи; Николь: “Четвертый крестовый поход”, стр. 290-293.

168. Вольф: “Балдуин”, стр. 290 – 293, отмечает, что нижеследующая история о кончине Балдуина является чистейшей выдумкой. Истории, наподобие этой, начали циркулировать после 1225 года, когда во Фландрии появился некий отшельник, выдававший себя за Балдуина. Упоминание Альбериком о псевдо - Балдуине можно найти в MGH SS, 23:915-916.

169. Наподобие истории об Иосифе и Потифаровой жене, из Ветхого Завета, Кн. Бытия, гл. 39, стихи 7-20.

170. Наподобие легенды девятого века об обнаружении мощей святого Иакова в Компостелле.

171. Феодор I Ласкарис, о ком говорилось в прим. №118, противостоял латинянам с самого начала. Он был коронован императором в Никее, в 1208 году, пребывание его там считалось временным, он находился как бы вне своего государства, во “временном изгнании”, и оставался “императором” вплоть до самой смерти, настигшей его в 1222 году.

172. Снова неверно. Диррахий, или Дуррацио, был во владении венецианцев, а в 1241 году был отбит Михаилом Дукой.

173. Дуррацио расположен на побережье Адриатического моря, на северо-западе Греции, или Эпирусе, но не в Анатолии, где находится Никея.

174. Михаил I Дука Ангел Комнин, двоюродный брат Исаака II, был на службе у Бонифация Монферратского. Он, впоследствии, дезертировал из контингента маркиза и захватил Эпирус, или северо-западную Грецию, который он удерживал до своей смерти, наступившей в 1214 или в 1215 году. Роберт Ли Вольф: “Латинская империя и Константинополь, 1204-1261 гг. ”. , - История крестовых походов. , 2:201,206,208-210. Николь: “Четвертый крестовый поход”, стр. 296-230.

175. Ветхий Завет: Книга Судей, гл. 3 , стихи 1-5.

176. Выступая в качестве регента вместо своего пропавшего брата, Генрих был возведен в императоры 20 августа 1206 года.

177. Он правил двенfдцать лет, когда его настигла смерть в 1216 году.

178. См. Суассонского Анонима.

179. Альберик считал, что Нивелон умер во время пути из Константинополя во Францию, на самом деле, он умер в Апулии, в 1207 году, намереваясь вернуться на Восток.

180. Письмо Нивелона к каноникам церкви в Шалоне, датируемое 1205 годом, подтверждает это дарение; П. Рьент,- Exuviae, 2:65-67.

181. Надпись на реликварии в Труасском кафедральном соборе подтверждает факт наличия этой реликвии; П. Рьент,- Exuviae, 2: 178.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100