Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МУХАММЕД РИЗА МИРАБ АГЕХИ

САДЫ БЛАГОПОЛУЧИЯ

РИЯЗ-УД-ДОУЛЕ

Прибытие знатных лиц сарыков к его величеству с просьбами о прощении за содеянные предательства. Милостивое прощение мятежников и возвращение их к повиновению

После того как эмиры и победоносное войско разбили все войска сарыкского |127б| племени и, забрав у них все, что было, скот, имущество и снаряжение, возвратились обратно, мятежное племя увидело, что все их всадники [454] истреблены и безвестно пропали, скот и имущество погибли, мятежники увидели, что они остались без домашнего очага, что дело их кончилось вредом и надежды рухнули, они не могли успокоиться от страха перед гневом его величества и осознали, что им грозит уничтожение. Они протянули во все стороны свои руки, но не могли найти ни от кого помощи. В конце концов, они в беспомощном и униженном состоянии погрузились в раздумье и спустя некоторое время решили бить челом его величеству хану и униженно просить пощады...

|128а| Когда простые и знатные люди сарыкского племени все согласились на этом, они собрали, каждый по своим силам, подношения и подарки и вручили старшинам и знатным лицам всех родов и отправили к порогу его величества. Старшины со страхом «с саванами на плечах, с мечами на шеях», отправились в путь и явились к его величеству и с надеждой принесли ему тысячу извинений (стихи).

|128б| Его величество принял униженные извинения сарыков и простил их прежние преступления и милостиво одарил (послов) одеждами и подарками, чем несказанно обрадовал их. Своими наставлениями он осчастливил их и отправил для защиты и охраны своих областей. Упомянутые старшины отправились в Мервскую область и вестью о помиловании доставили жителям ее много радости, избавив от тяжких забот и беспокойств.

Второй поход его величества падишаха на священную войну в Иран с бесчисленным войском.

Появление чумы в Хорасане и возвращение, в виду этой напасти, в Хорезм

|137а| .. Его величество твердо решил выполнить предписание религии (о священной войне) и занялся приготовлением походного снаряжения. В это время прибыл от знатных лиц племени али-эли, что обитает в крепости Баверд у Дерегеза и является одним из туркменских племен, Таш Тимур-арбаб и привез смиренное ходатайство о покровительстве. Предъявив этого рода ходатайство и просьбу о помощи он заявил: «О, падишах, прибежище мира. Мы, слабые слуги, являемся мусульманами, и предки наши были мусульманами, сердца наши были преисполнены признанием единства божия, но волею судеб с некоторых пор, по обстоятельствам времени, мы склонились к кызылбашам, соседим с ними и дружим (хем ма'аш) с этими нечестивыми неверными. Некоторые наши эгоистичные и слабые в вере старшины отказались от соблюдения предписаний ислама, поддались лживой лести неверных и стали послушны и покорны их приказаниям. Некоторые же из нас сохраняют себя от искушений и лжи неверных, для этого у нас имеются силы, но мы боимся, что общение с неверными может причинить вред нашей |137б| молодежи и в сердца их проникнет осквернение. Мы хотим избавиться от этой напасти и просили бы ваше величество снизойти к нам и вывести нас на берег спасения, в противном случае мы не сможем освободиться от службы неверным, окажемся в беде, дети наши потеряют веру и усвоят обычаи [455] неверных. Если вы не окажете милости угнетенным, мы обратимся к богу с жалобой на вас» (стихи).

Просьба Таш Тимур-арбаба еще более укрепила его величество в решимости выступить на священную войну с неверными в Иран. Военачальникам и войску был дан приказ приготовить походное снаряжение и оружие для войны и как можно скорее выступить в путь. [Артиллерия, ханская ставка и снаряжение были посланы вперед в Кара-колю, а сам хан выступил из Хивы в понедельник 7 зуль-ка'да 1244 г. х. — понедельник 11 мая 1829 г.]

...В субботу прибыли к колодцу Чирле, где была раскинута ставка |139б| и войска были расположены лагерем. Здесь задержались два дня. В среду его величество послал отсюда вперед, в качестве караула, Мухаммед Нияза-ясаулбаши с войском йомутов и Беки-юзбаши с войском имрели, а вслед за ними направил начальников артиллерии Нияз Мухаммед-бая, Алла Берды-юзбаши, Ходжам Берды-юзбаши и неустрашимого Курбан-кули-юзбаши с подчиненными им нукерами. Для сопровождения и помощи артиллерии были выделены теке, во главе с Менгли-беком с тем, чтобы легче и спокойнее провести через пески артиллерию. Из своих йомутских слуг он (хан) выслал на разведку к колодцам, что возле Янтаклы, и в Чонгюль сведущего Дурды-сердара, Дин Мухаммеда, кара-чока, и Hyp Мухаммеда |140а| с тем, чтобы они осмотрели места для размещения войска и животных и вернулись обратно. В четверг его величество выступил с войском из района колодца Чирле и остановился в Минарлы. В тот же вечер выступив отсюда ночным переходом, к утру вступили в Красные пески, а в субботу, пройдя пески Токуз Аширим, прибыли на широкую равнину с богатым пастбищем — Ойкулы-баш, где войска отдохнули. В тот же день, к полудню, к его величеству явились уже упоминавшиеся караулы, во главе в Дурды-сер-даром, который доложил об осмотренной им в Тедженской области прекрасной местности — Себедли, богатой водой и пастбищами. Его величество выступил по направлению к Себедли, где и остановился и провел ночь в отдыхе. В понедельник войска были расположены лагерем у берега чон-гюля (пересыхающего озера) Думанлы. Сюда, для выражения своей преданности |140б| и верности, прибыли Юсуф Шейх, Нияз Мухаммед-онбеги и Менгли-кули-хан из племени али-эли и привезли в подарок двух прекрасных коней. Прибывшие были представлены его величеству, били ему челом и заявили о своей искренней преданности.

В среду его величество переправил свою ставку из Думанлы и остановился в Баверд-тепе. В тот же день один купец из туркменского племени, обитавшего в здешних местах, пригнал к ставке несколько гуртов (сурук) овец и ягнят для выгодной продажи и торговли. Тут два негодяя из войска имрели, сговорившись, по дьявольскому навождению, воровски забрали из его стада двух овец. Хозяин овец заметил это, но сколько ни просил оставить овец, они не вернули их. Тогда (купец) пришел к его величеству и доложил ему обо всем. Тотчас, по приказу его величества, ясаулы схватили этих воров, проткнули им носы и провели по войску, ударами палок изранив |141а| [456] их с ног до головы. В гневе на постыдный поступок этих несчастных, ero величество снова приказал заложить их в жерла пушек и развеять тела их на части, по правилам правосудия и наказания. В этот момент к его величеству с почтением явился наместник государства Мухаммед Риза-кушбеги успокоил его и, обратившись с ходатайством за воров, освободил их от гибели.

В пятницу его величество одарил одеждами послов, прибывших от племени (улус) али-эли, во главе с Таш Тимур-арбабом и приказал составить милостивую грамоту к их старшинам, оставшимся в крепости. Вручив ее одному из своих курьеров Гельди-хану-сердару, он отправил его вместе с послами. Вслед за ними выступил сам (хан) к кыру Ат-кыргай, где привел в порядок все войско, снаряжение и оружие и закончил вооружение войска. В тот же вечер выступили ночным переходом и к утру |141б| расположились, отряд за отрядом, вокруг крепости Баверд, которую населяло племя али-эли (т. е. Баверд).

В этот же день в ставку его величества прибыли войска ахальских и тедженских теке и войска теке, салыров и сарыков Мервской области (стихи). Когда обитатели крепости увидели подобную пышность и великолепие, |142а| знатные лица и старшины всего населения крепости торопливо двинулись из крепости, явились к его величеству и были почтены им. Тотчас же они выделили двадцать человек заложников вместе с их женами и детьми, с домом и домашними и привели к победоносному войску. Коль скоро племя это, находясь в отдалении, оставалось все же преданным его величеству, он из царственной милости вошел в их положение и, одарив означенных старшин златотканными одеждами, любезно послал заложников с их семьями на их родину. Для охраны крепостных ворот (хан) назначил войска гокленов и карадашлы во главе с одним из военачальников — Султан-ханом, а из числа храбрых джигитов — обитателей этой крепости — было выбрано двести всадников для того, чтобы они шли впереди и указывали путь на Дерегез.

[Следует рассказ о разрушении хивинскими войсками крепости Хосров и уничтожении посевов вокруг нее, о добровольной сдаче и выселении населения из крепости Чилькан и отправлении послов к правителю крепости Лютф-абад. Правитель этой крепости отказался сдать ее, и хан, в гневе, решает разорить Буджнурд, Хабушан и Мешхед, опустошить все вплоть до Ниша-пура, но, неожиданно, среди войск появляется чума, и начинается паника. По совету приближенных, хан отказывается от похода на Мешхед и Нишапур и решает отправиться в Хорезм, после чего он снимается с прежней стоянки и останавливается возле крепости племени али-эли.]

|145а| Отсюда (хан) отправил на помощь Султан-хану, который с войском гокленов охранял ворота крепости али-эли'нцев, одного из своих военачальников Курбан Нияза-ясаулбаши с войском чоудоров. Двести же человек нукеров, которые были взяты из этой крепости, с разрешения его величества, в тот же день отправились в свою крепость. Зная, что победоносное войско страдает от эпидемии и что некоторая часть его ослабела, они, по сговору с простыми и знатными людьми своей крепости, в силу своей злобности, [457] cхватили ясаулбаши и несколько человек из войска чоудоров и убили их. В это время Султан-хан с войском гокленов убежал и по прибытии доложил его величеству о случившемся. Коль скоро среди войск свирепствовала чума, его величество не принял во внимание предательство мятежников и прошел мимо.

[Следует описание обратного маршрута в Хиву через Ак-тепе, колодец Чирле, Йол-айрыты, колодец Сагаджа, Дарваза-кумы («Врата песков»), Кара-коль. Далее идет речь о назначении должностных лиц на место погибших от чумы в походе.]

Третий поход его величества султана с войсками в Хорасан. Покорение крепости али-эли'нцев и переселение обитателей ее в Хорезм

В предыдущем походе племя али-эли явилось с дарами и подношениями |149а| к его величеству, и, жалуясь на притеснения, изъявило свою покорность и готовность к подчинению, а его величество любезно принял их, милостиво одарил одеждами и отправил в их крепость с тем, чтобы по возвращении из похода переселить это племя в Хорезм. Для защиты крепости этого племени он назначил из числа известных эмиров Султан-хана и Курбан Нияза-ясаулбаши. |149б| Сам же его величество решил идти против неверных на Мешхед и Нишапур. Но в этот момент среди войск появилась чума, и его величество, по необходимости, должен был отказаться от похода. Племя али-эли увидело, что войска стали обессиленными и ослабленными, и по своей злобности начав мятеж, напало на Султан-хана и ясаулбаши. Султан-хан отбился и убежал от них, ясаулбаши же они захватили, привели в свою крепость, закрыли крепостные ворота, выставили в башнях стрелков и приготовились к обороне крепости. Его величество решил тогда наказать это мятежное племя, но по обстоятельствам времени не мог это сделать и отправился в обратный путь, как об этом было уже сказано. Его величество за враждебность и злобность решил разорить крепость этого племени (т. е. Баверд) и покорить ту область... Оставив своим наместником в Хиве шахзаде Рахмэн-куди-тире, |150а| его величество в 1246 г. х., в год барса, весною 7 шавваля (четверг, 1 апреля 1830 г.) выступил с войском из Хивы по направлению к своей цели.

[После перехода через Кара-кумы хан остановился лагерем у Баверд-тепе.]

На эту стоянку к его величеству явились нукеры из Мервской области |151а| и из Ахала. Сюда же в ставку его величества прибыл один из предводителей племени али-эли Нияз-кули-юзбаши, решивший служить его величеству. Захватив своих домашних, он вышел из крепости и был милостиво принят (ханом). Затем ставка была снята отсюда, и его величество, во всем блеске и великолепии, построив войска в боевой порядок, двинулся на мятежников (стихи).

[Далее рисуется картина осады крепости (Баверда), которую решили оборонять ее обитатели. Осада продолжалась безуспешно несколько дней. [458] На шестой день войскам было приказано возвести у крепости «серкубы», с которых артиллеристы и фальконетчики открыли стрельбу по крепости.]

|153а| Мятежники не могли вынести грома пушек и беспрерывных ударов фадьконетов, и вот из крепости сами вышли старшины и знатные лица этого племени во главе с Шах Мухаммедом-онбеги и, пристыженные, начали переговоры с отрядом и с великим смирением пришли и пали к ногам его величества |154а|. Его величество по своей милости простил их и внял их мольбам. Он приставил к ним, из своих приближенных, Курбан Нияза-ясаулбаши и отправил с ними в их крепость с тем, чтобы не допустить нападения войска на женщин, детей и имущество обитателей крепости и переселить их к лагерю. Ясаулбаши, согласно приказу, отправился в крепость, предостерег от нападения на имущество этого племени и привел обитателей крепости в указанное место. В тот же день победоносное войско, по высочайшему приказу, разрушило стены крепости (племени) али-эли... Засеянные поля |154б| и жилища племени али-эли его величество передал племени теке, а после того как жители здешних мест закончили сборы, у всех войск было взято по одному из каждых двадцати верблюдов, на них были погружены женщины, дети и утварь племени али-эли, для переселения в Хорезм. После этого его величество довольный отправился в путь и через несколько дней пути остановился у колодца Чирле, где провел в отдыхе два дня, после чего выступил |155а| отсюда и расположил лагерь у колодца Хан-кудукы. Выйдя отсюда и пройдя колодец Сагаджа, двинулись ночным переходом и, в полном блеске и великолепии, прибыли к низовьям Кара-коля. Сюда для встречи из города (Хивы) прибыл Рахман-кули-торе с улемами и вельможами...

22 зуль-ка'да (1245 г. х. — 15 мая) его величество прибыл в столичный город Хиву. Этот победоносный поход продолжался сорок пять дней. После того, как его величество отдохнув приступил к делам правления, он, с царственной любезностью, занялся положением племени али-эли и выделил им земли в окрестностях крепости Булдумсаз в низовьях канала Клыч Нияз-бай. Ныне в этих местах они развели сады (багат), построили дома и живут, ставши великим племенем.

|155б| В том же году, 1246 г. х., в год барса (1830 г.), его величество назначил Рахман-кули-инака 9 в Хорасанскую область с тем, чтобы он привел в порядок неотложные дела населения этой области и вернулся обратно. По высочайшему приказу, снарядив в короткий срок войско и приготовив снаряжение для похода, он выступил в путь и, пройдя колодец Чирле, прибыл в Теджен. Здесь он пробыл несколько дней, занимаясь устройством дел местного племени, после чего отбыл к подножию гор. Здесь он разрушил окрестные укрепления и крепости мятежников и негодяев, собрал закят и харадж, вслед за, чем направился в Мервскую область. Здесь он был занят некоторое время расследованием жалоб населения. Рассмотрев [459] досконально положение окрестного населения и устроив его дела, он отбыл отсюда и по Тахтской дороге вышел к берегу Джейхуна (Аму-дарьи), Следуя берегом реки, он миновал Хазарасп и прибыл в столичный град Хиву...

[В следующей главе, повествующей о четвертом походе хана в Хорасан, рассказывается,|160б| что хан выступил из Хивы во вторник 15 зуль-хиджа 1248 г. х. (воскресенье 5 мая 1833 г.) и остановился у низовьев Караколя. Отсюда, идя ночными переходами, через два дня он прошел пески к Бал-кудукы. С этой стоянки хан отправил посольство к правителю Келата Шах Камрану, в том числе знатного салыра Ходжа Назар-сердара. Дальнейший путь следовал через колодцы Язы и Чешме, у которого хан стоял десять дней, ибо отсюда доставлялась вода следовавшим позади отрядам. Отсюда же были отправлены к Аббас-мирзе и Ялангтуш-хану, в качестве послов, Хан Мухаммед-бай и салыр Халь Назар-бек с грамотой |166а|. Выступив из Кеикли, хан приказывает построить укрепление, откуда на хорасанские укрепления отправляются в чапаулы отряды салыров и сарыков во главе с Баба-шейхом и Мухаммед-шейхом по направлению к Мешхеду, отряды йомутов и теке по направлению к Келату |167б|, а узбеки и имрели против племени кераи. Одновременно начинает военные действия против Риза-кули-хана наместник Хорасана Аббас-мирза |168а| Хивинский хан выслал на помощь Риза-кули-хану отряд теке во главе с Эвез-юзбаши и Бекеш-халифе. Вслед за ними против войск Аббас-мирзы выступил сам хан, войдя одновременно в сношения с правителем Герата |169а|.]

В построенную крепость хан назначил Нияз Мухаммед-бая, из йомутов, Менгли Али-сердара, из имрели, Али-векиля с 4000 всадников в качестве гарнизона (ильгар). Вместе с прибывшим сыном Риза-кули-хана на помощь последнему хан дополнительно отправил из «туркменских нукеров» отряд али-эли и карадашлы. После этого хан направился обратно в Хиву куда прибыл 13 раби I (1249 г. х. — 31 июля 1833 г.).10

О некоторых событиях после отправления его величества из Хорасана в Хорезм, в том числе о выступлении Аббас-мирзы и о покорении им Хабушана и Серахса

Еще до отправления его величества, в предшествующем походе, из |170б| Хорасана в Хорезм, он устроил в Мервской области, в Пенде, царское пиршество и, призвав к себе серахский народ, ради благополучия этого племени, обратился к нему с наставлением и советами. Он заявил: «О, старшины, Серахская крепость есть место вашего пребывания. Если у вас хватит силы, |171а| [460] готовности и желания для поддержания спокойствия в ней, то отправляйтесь на вашу прекрасную родину и не разрушайте вашего благоденствия попытками отделиться. Если же, паче чаяния, обнаружится тайная опасность такого рода бедствия и будут перейдены всякие границы, будьте постоянными и верными и не допускайте легкомыслия и непостоянства. Это послужит гарантией защиты нашей и сохранит ваш народ от всяких трудностей и бесконечных несчастий. Если же вы отправитесь в свою область и у вас не окажется достаточной силы и возможности для верной защиты крепости, если обнаружится вероятность уничтожения войском неверных ваших посевов и населения, вы можете рассчитывать на то, что в пределах Мервской области и на равнинах Махана, зимой и летом для ваших кочевников и земледельцев найдутся пастбища и земли для посевов. Без колебаний переселяйтесь все туда вместе со скотом и имуществом, и любая местность, которую вы облюбуете для поселения, любые луга, которые вы пожелаете — в вашем распоряжении».

После этих милостивых речей, славный везир Мухаммед Юсуф-мехтер,

|171б| по высочайшему приказу, открыв царское хранилище, одарил всех (представителей) упомянутого племени драгоценными одеждами и златоткэнными халатами (стихи). Но серахский народ (улус) пренебрег лучшими советами и помышлял о подчинении неверным. С этим безумным вожделением и помраченным желанием к непокорности, они (старшины) отправились в Серахс. Они презрели расположением и хлебом-солью его величества, послали человека созвать всех окрестных старшин и ради презренной выгоды лукаво посеяли вокруг сомнения и, в конце концов, решили открыто подчиниться кызылбашам, чтобы таким путем спастись от их |172а| завоевания и, мало того, получить больше наград и благодеяний. С этим скаредным желанием они отправились в Мешхед, униженно явились к Аббас-мирзе и доложили о своем намерении оставить его величество, идти в Мешхед, и о своей непокорности и враждебности Хорезму. Когда Аббас-мирза услышал об этом, то как раб, нашедший золото, или слепец, к которому вернулось зрение, не мог сдержать себя от радости. Зная об отправлении его величества, он направился с войском на поклонение к гробнице имама Ризы с о бетами и подарками, в соответствии с требованиями своей религии. Затем он снова призвал серахсцев и милостиво принял их. Нескольких аксакалов и старшин их, подобно Адина Курт-хану и Уста Заману, он объявил своими нареченными отцамн. Для успокоения он расспросил их о положении Риза кули-хана, который был искренен и прямолинеен и нашел их ответы согласными со своими желаниями и намерениями.

[Следует повествование о выступлении Аббас-мирзы против Риза кули-хана. Аббас-мирза осадил крепость Хабушан и покорил ее, а самого Риза, кули-хана, отправил в Мешхед |172б — 173а|. После этого отряд Аббас-мирзы разрушил крепость Турбет. Правитель этой крепости Мухаммед-хан, кераи, сын Иса-хана, кераи, также был отправлен в Мешхед. Вслед за этим Аббас-мирза собирает к себе правителей Каганда, Келата, Дерегеза [461] и Радкана, «которые прежде были подчинены Хиве», и решает с ними покорить Серахс, выступает в поход и, пройдя Маздуран, Ак Дербенд, Пул-и-Хатун и Кызыл-кая, останавливается в Науруз-абаде.]

Знатные лица Серахса поняли, что значит этот поспешный и |173б| устрашающий поход Аббас-мирзы и каковы его замыслы. Смущенными ладонями закрыли они свои лица и, плача, с сожалением, не знали, что сделать чтобы помочь своему горю, за что приняться и не могли ничего придумать (стихи). На этой же стоянке (в Науруз-абаде) этот лицемерный враг, т. е. Аббас-мирза, призвал к себе серахских старшин и в любезной форме заявил им: |174а| «О, старшины, вы во всем заодно с нами. Для укрепления дружбы приведите от всех ваших родов двести человек ваших смелых джигитов с конями и вооружением с тем, чтобы они участвовали с нами в походе на Мерв и отличились бы на этой службе и заслужили бы повышения». Старшины оказались беспомощными и согласились с этим предложением. Они выехали из стана неверных и, смущенные, прибыли в свою крепость. Они исполнили это злосчастное поручение и снарядили нукеров, не смея возражать против и боясь наказания неверных.

Но все хорасанцы, под предводительством Ялангтуш-хана, имели намерение напасть на серахский народ и разграбить его. Они отправились к Аббас-мирзе и в грубых выражениях заявили ему, что племя это (туркмены) издавна известно-де всем своей непокорностью, его своенравия и вероломства опасается народ гор и степей, постыдный обман и лукавство в его обычае. Если они ради умиротворения согласились-де с вами, то затем, |174б| как только попадут на свою родину, поднимут знамя мятежа и запрут ворота своей крепости. Питать сострадание к этим злосчастным — это значит-де причинить жестокость своему населению. После этих речей Аббас-мирзу охватила злоба, и он с войском выступил в путь и, подобно небесной каре, с криками и шумом двинулся к Серахской крепости и окружил ее со всех сторон. Обитатели крепости из предосторожности вооружились, заперлись, поставили к бойницам и в башнях храбрых стрелков и отважных бойцов и приготовились к обороне. Предводитель злобного войска неверных Ялангтуш привел пехотинцев, расположил их вокруг крепости, а все прочие войска, которыми он располагал, чемшкезеков, керкесов, грузин и черкесов, против рва, а русских солдат назначил против крепостных стен. 11 Расположивши таким образом войска, он, наряду с этим, воздвиг с четырех сторон «серкубы» и начал обстреливать крепость. Один человек из обитателей крепости был убит. Тут отважные джигиты |175а| и неустрашимые борцы распалились и на рассвете бросились из крепости на лагерь неверных и уничтожили большую часть неверных. Это геройство привело в замешательство кызылбашей. Несколько дней повторялись такие схватки.

В это время один из верных слуг его величества Мухаммед Нияз-ясаул-баши, который во время отправления из Хорасана в Хорезм был оставлен [462] его величеством с гарнизоном в Мервской области, по высочайшему приказу, направил отсюда на помощь серахскому народу (улус) отряд бесстрашных нукеров во главе с Дурды Кем-сердаром, из знатных лиц йомутов, Тераб-беком и Оразом-парваначи, из вельмож теке, Мулла Эвез-сердаром и Мухаммедом-токсабой, из знати сарыков, Баба-шейхом, Мухаммед-шейхом и Яры-шейхом, из меджеуров, и Шир-ата, из вождей племени ата, из которых |175б| каждый был храбрейшим на поле битвы. Назначенный отряд выступил из Мервской области, достиг окрестности Серахса и подобно удару неожиданной ночной атаки бросился на скопище неверных и разгромил их. При этом некоторых убили, а большую часть сарбазов забрали в плен и привели в полнейшее смятение все войско неверных. Но, не будучи в состоянии сломить сопротивление скопища, отряд вернулся обратно. Девять дней и ночей войско неверных осаждало крепость и с криками бросалось со всех сторон в атаки. Гул пушечных выстрелов достигал небес. Обитатели крепости оказывали упорное сопротивление и проявили исключительное геройство на поле битвы, но не могли выдержать натиска войска неверных и принуждены |176а| были прекратить оборону. Когда войска неверных проведали о состоянии (защитников крепости), то с боевыми криками бросились со всех сторон на штурм я на этот раз овладели крепостью, забрали все имущество, снаряжение и вещи, а пленных женщин сосчитали, вывели из крепости и передали надежным людям, чтобы отправить в Иран, после чего направились той дорогой, по которой шел Аббас-мирза из Мешхеда.

Да будет известно сведущим людям, что причиной того, что населению Серахса пришлось испытать столько горя, пришлось разлучиться с родиной и быть изгнанными вместе с семьями, явилось то обстоятельство, что они отклонились от повиновения его величеству, не послушались его советов и ради благ мирских стали искать прибежища у кызылбашей.

Приказание Аббас-мирзы своим сыновьям Мухаммед-мирзе и Кахарман-мирзе идти на осаду Герата. Выступление по приказу его величества некоторых отрядов из войска ислама и победа над войсками неверных

|176б| Аббас-мирза вывел население Серахса, отправился обратно и прибыл в Мешхедскую область, где и расположился на отдых. Завладев без сопротивления и без особых затруднений Серахской крепостью, он потерял голову и много возомнил о себе... Без всякого совета с сановниками, он отправил к ахальским и тедженским теке, к салырам Йолотана и мервским сарыкам грамоту с угрозами и запугиваниями. К правителям Герата Шах Камрану и Шир Мухаммед-хану он отправил послов с требованием подчиниться ему и ежегодно высылать в его казну установленный харадж.

Да будет известно, что когда послы кызылбашей отправились в Герат, ишан Кутб-эд-дин-ходжа, шейх-уль-ислам, и Мурад-даруга были отправлены его величеством, при его возвращении из Мервской области, в Герат [463] в качестве послов вместе с шахзаде Искандером, как об этом было упомянуто |177а| выше. Из Герата они благополучно вернулись в Йолотан.

Правителем йолотанских салыров с давних пор был приверженный Мухаммед Эмин-бек. Племя салыров страшилось возможных бедствий со стороны злосчастных каджаров, и вот некоторые старшины этого племени отправились к Аббас-мирзе, били ему челом, были одарены у кызылбашей одеждами, вернулись обратно и привезли с собой грамоту. Все знатные и простые пожелали подчиниться неверным. Когда упомянутый бек увидел уклонение этого племени, он из предосторожности созвал некоторых согласных и дальновидных лиц из знати этого племени, открыл им то, о чем они тайно думали и хотел помочь этому народу выйти из затруднений. С некоторыми верными постоянными старшинами он приготовился ехать к его величеству и отправился в путь вместе с ишаном шейх-уль-исламом.

Нияз Мухаммед-бай в конце месяца джумади II выехал со старшинами сарыков из Мервской области, прибыл для совета ко двору его величества |177б| и доложил ему о всем, что знал о судьбе серахского народа.

В это время правитель Герата Шах Камран выпроводил ни с чем послов Аббас-мирзы, приехавших к нему требовать харадж, но для защиты от посягательств неверных, вслед за этим, отправил послов к его величеству хорезм-шаху. Когда послы кызылбашей, обескураженные, вернулись от Шах Кам-рана, Аббас-мирза страшно разгневался и в гневе приказал двум своим сыновьям Мухаммед-мирзе и Кахарман-мирзе отправиться со всеми имевшимися войсками и снаряжением и осадить Герат, а сам остался в Мешхеде, чтобы подготовить на помощь им оружие и снаряжение.

Да будет известно, что Нияз Мухаммед-бай со старшинами сарыков прибыл из Мервской области и доложил его величеству о поучительных |178а| происшествиях с серахским народом и о тех враждебных действиях, которые причинили неверные этим мусульманам. Его величество, в силу своей глубокой религиозности, счел для себя обязательным отмщение неверным за нанесенные мусульманам притеснения. С своей стороны, он направил в чапаул к Мешхеду ряд своих славных военачальников Кутб-эд-дина-ходжу, шейх-уль-ислама, Мухаммед Нияза-ясаулбаши, из предводителей йомутов, и Нияз-кули-юзбаши, из племени али-эли. Из состава своих войск он придал им отряд неустрашимых бойцов. Некоторые храбрые джигиты из племен салыров, обитавших в Йолотане и отличавшихся своей преданностью, были отправлены на помощь к Шах Камрану под предводительством кази Шах Назара, Каракаш-векиля и Нияз Мухаммеда-парваначи.

Да будет известно, что бойцы, назначенные в поход на Мешхед, вместе с ходжей шейх-уль-исламом, горя нетерпением, выступили в путь к своей цели и поспешно направились через «семь песков Хорезма» к Серахсу, от Серахса к Маздурану, через этот проход вступили в горы и проникли к Мешхеду. Невзирая на численность вражеского войска, они неожиданно набросились с четырех сторон на лагерь неверных и несколько дней производили набеги и опустошения. Забрав в плен много кызылбашей [464] и выселив население нескольких крепостей, они полностью отомстили верным и двинулись в обратный путь, а по прибытии были осчастливлены его величеством. Из них йомут Менгли Али-сердар попал в плен, а Сары-сердар пал в бою.

Да будет известно, что в этот момент мирзы (сыновья Аббас-мирзы), выступившие против Герата, пытались осадить Гератскую крепость. Отважные афганцы, аймаки и хезарейцы во главе с Шир Мухаммед-ханом, с помощью неустрашимых салыров, отправленных на подмогу его величеством |179а| хорезмшахом, вступили в бой и так сразились, что с обеих сторон пало в бою множество людей. Наконец, войско ислама мужественно бросилось на стан нечестивых и неверных и разбило их... Неверные бежали из своих укреплений и отправились к Мешхеду. Вступив в горную долину Джам, они встретили отряд, который был направлен из Хорезма в чапаул против хорасанских нечестивцев, и потеряли тут много солдат и имущества. Оставшиеся войска их не могли противостоять ударам этого отряда и рассеялись в разных направлениях.

[Следует рассказ о смерти Аббас-мирзы. Назначенный после его смерти правителем Хорасана Кахраман-мирза, по совету сановников, отпустил большую часть серахских пленников, оставив из предосторожности, часть их в плену. Отпущен был и попавший в плен Менгли Али-сердар. После переговоров с хивинским ханом был произведен обмен оставшихся пленных серахсцев на пленных сарбазов-иранцев.]

Чапаул Мухаммед Нияза-ясаулбаши, Худаяр-бия и Беки-юзбаши на хорасанских неверных. Обращение племени гокленов к его величеству и отправление к ним Карлы-юзбаши, которого они приняли к себе военачальником

|182а| В этом году, т. е. в год лошади, его величество, выполняя предписание о священной войне, назначил с своей стороны из числа своих храбрых военачальников Мухаммед Нияза-ясаулбаши, Худаяр-бия и Беки-юзбаши с войсками из йомутов, гокленов и имрели для нападения и разорения неверных Хорасана. Назначенные, по высочайшему приказу, молниеносно двинулись в путь, прошли Орта-кудук, подобно горному потоку ринулись из горных проходов и проникли к крепости Буджнурд. Забрав много пленных и добычи, они отправились в обратный путь. По дороге у Кары-каал, от племени гокленов вышли несколько старшин, под предводительством |182б| Яхши Мергена, присоединились к отряду и отправились вместе с отрядом в Хорезм, чтобы просить для себя у его величества хана правителя и военачальника. Через несколько дней они прибыли к его величеству и изложили ему свою просьбу. Его величество нашел приемлемым ходатайство этого племени и назначил им правителем Карлы-юзбаши. Радостные и довольные в сопровождении упомянутого юзбаши, они отправились по направлению к Кары-кала. [465]

О некоторых событиях после празднества, 12 в том числе о нападении Карлы-юзбаши с войсками гокленов на кызылбашей горной области

Несколько ранее упомянутого выше празднества все старшины племени |188б| гокленов, что обитают в Карры-кала, во главе с Яхши Мергеном явились с подарками и подношениями к его величеству и просили назначить им кого-либо для устройства их дел и руководства в священной войне. Его величество любезно отправил с ними одного из своих приближенных Карлы-юзбаши, как об этом упоминалось выше. Карлы-юзбаши, по высочайшему приказу, присоединился к старшинам гокленов и отправился в Карры-кала. Передохнув |189a| несколько дней, он выступил с войсками гокленов на священную войну против неверных и, напав на окрестности Буджнурда, одной из крепостей Курдистана, достиг Саривана. Здесь он забрал две крепости, завладел бесчисленным количеством пленных и большой добычей и вернулся в Кары-кала. В этот момент пришло известие о том, что правитель Тегерана, Мухаммед-шах, собрался в поход, а впереди себя отправил с большим войском своего военачальника Хамза-хана на племя гокленов, обитающих по берегу р. Гюргена, с тем, чтобы подчинить это племя и взять с него закят и харадж. Как только была услышана эта весть, войско гокленов, во главе с Карлы-юзбаши, храбро выступило в путь против кызылбашей. Пройдя огромную пустыню и множество переходов, отряд вышел к берегу Гюргена, где расположился Хамза-хан с войском кызылбашей. Отряд гокленов, подобно року, обрушился на кызылбашей Хамза-хана, разбил и полонил всех их и с большой добычей и несметным количеством пленных повернул обратно в Кары-кала. Старшины гокленов привели в подарок его величеству две девятки |189б| рабов и Хамза-хана и доложили ему о всех происшедших событиях. Его величество возвеличил их своими милостями и снова отправил их на родину.

Отправление его величеством, но просьбе Карлы-юзбаши, войск в Кары-кала и рассказ о некоторых событиях, имевших место здесь

В это время Карлы-юзбаши услышал, что Мухаммед-шах отправил будто бы против гокленов бесчисленное, хорошо вооруженное войско под начальством Хусейн-хана-сердара, а сам выступил будто бы вслед за ним в Хорасан. Карлы-юзбаши, услышав эту грозную весть, устрашился и отправил к его величеству человека с просьбой о помощи. Когда эта весть, сообщенная упомянутым юзбаши, дошла до его величества, он отправил в Карры-кала на помощь Карлы-юзбаши отважного Ибрахима-юзбаши и Вейс Нияз-даругу, из узбекской знати, Бек Пулата-юзбаши, Мухаммед Мурада-юзбаши, Халь Мурада-юзбаши, Мухаммеда-юзбаши и Юсуфа-аталыка, из числа своих военачальников, с подчиненными им нукерами и из |190а| [466] туркменской знати — имрели Ата Нияз-хана и Ади-векиля со всеми войсками имрели. Назначенные, по высочайшему приказу, в короткий срок собрали своих нукеров и выступили в путь. В начале месяца саратана они прибыли в Карры-кала к Карлы-юзбаши и, после непродолжительного отдыха, выступили, под начальством Карлы-юзбаши, на священную войну. Они прошли горные проходы и вышли к Буджнурду и, напав всей массой, захватили две горные крепости, полонили население их и завладели имуществом. После этого они двинулись в обратный путь и, достигнув горного прохода, увидели, что бесчисленные войска кызылбашей заняли проход и во всеоружии приготовились к борьбе с войском ислама. Когда мусульмане увидели, что путь им прегражден и пробиться им нет никакой возможности, они бросили пленных и добычу и, конные и пешие, мужественно напали на неверных, которые находились в горном проходе. Они так схватились с кызылбашами, что кровь полила ручьями... Своим натиском они опрокинули войско кызылбашей, |190б| далеко отогнали его от горного прохода и с трудом пробились через проход. Но здесь пало много коней, и (отряд), благополучно выйдя отсюда, медленно тронулся дальше и достиг Карры-кала. После этого, опасаясь набега кызылбашей, племя гокленов с чадами и домочадцами выселили из Кары-кала, вывели в предгорье и переселили из области Ахала в Кызыл-рабат. Карлы-юзбаши остался среди этого племени, а военачальников, прибывших к нему на помощь, как об этом было уже упомянуто, отправил с войском в Хорезм.

Пятый поход его величества в Иран с целью священной войны... Переселение племени гокленов с берегов Гюргена в Хорезм

В 1252 г. х. (1836 г.) Мухаммед-шах выступил из Тегерана и прибыл в Астрабадскую область к Керихасли, где расположил лагерем свои войска. Отсюда он направил против гокленов, которые обитали в горах и местности, называемой Кары-кала, и спокойно жили под сенью защиты его величества, в полном повиновении ему, Хусейн-хана-сердара с отрядом войск. Племя гокленов, в виду своей малочисленнности, было встревожено, |192а| ушло из Кары-кала и из предгорной области Ахала переселилось в Кызыл-рабат, как об этом было упомянуто выше. Когда упомянутый сердар подошел с отрядом к Карры-кала, то никого не нашел там и, повернув обратно, напал на группу пастухов из племени йомутов, живших на берегу Атрека. Пастухи эти отошли далеко от своего племени в поисках хорошего пастбища для скота. Когда весть об этом достигла его величества, он страшно разгневался и принял решение организовать поход в Иран и наказать злобных неверных... Назначив во главе войск Ата Мурада-куш-беги, а из военачальников Кутб-эд-дина-ходжу, шейх-уль-ислама, который возглавлял войска карадашлы, Худаяр-бия, начальника войска гокленов, Мухаммед Нияза-ясаулбаши, начальника йомутского войска, и Беки-юзбаши, предводителя отряда имрели, с подчиненными им нукерами, он [467] составил из них войско и послал вперед в качестве авангарда. После |193a| того как собрались войска и было приготовлено снаряжение из Хивы, в том же году, в субботу 2 рамазана (11 декабря 1836 г.) выступил его величество (хан).

[Следует описание маршрута. В селении Джанык-шейх, в одном фарсахе от города, хан распрощался со своим наместником Рахман-кули-инаком и к вечеру прибыл в свою шахабадскую усадьбу, а на следующий день, в воскресенье, остановился в своей ташаузской усадьбе, где провел пять дней. В пятницу хан прибыл в свою усадьбу в Ильялы |194а|, где пробыл четыре дня, а во вторник переехал в чарбаг в Кокче. Проведя здесь три ночи, в пятницу хан прибыл в Кара-тепе, а в субботу, выйдя в полосу песчаных холмов, остановился в Сакар-чеге, где оставался два вечера |194б|. В понедельник хан прибыл к развалинам Шахсенем, во вторник сделал остановку за мензилем Хатиб-каны, а в среду прибыл в Эшек-ангырган, где заночевал. В четверг следовала остановка на мензиле Екедже |195а|, в пятницу у колодца Нефес-кули и в субботу 23 рамазана у колодца Орта-кудук. Отсюда на следующий день, в воскресенье, хан послал грамоты старейшинам туркмен на Балханах и Гюргене. В понедельник хан отправился дальше, миновал пункт, где отделяется дорога на Гюрген и после остановки прибыл во вторник к колодцу Балаи-шем, откуда послал приглашение сердарам и нукерам ахал-теке. В среду хан прибыл к Кюртиш-ата, а в четверг сделали остановку, пройдя один фарсах от Кызыл-катыг. Затем, миновав Саисыз, хан прибыл в субботу на стоянку Узун-шор |196б|. На следующий день, в воскресенье, I шавваля, остановились у колодца Тимур-джан, где провели семь дней в отдыхе. Сюда явились к хану кушбеги и начальники авангарда, отправленного ранее вперед. Через неделю, в воскресенье, перешли в пески Ала-кум, где оставались и понедельник |197а|. Отсюда был отправлен на Гюрген Курбан Нияз-ясаулбаши, которому было вверено начальствование над войском чоудоров, с отрядом чоудоров и некоторыми нукерами-узбеками, с тем, чтобы привести оттуда племя гокленов, обитавших на берегу Гюргена. Во вторник хан перешел на другое место, а в среду достиг Ходжа-каласы у подножия гор на краю степи |197б|.]

Проведя здесь ночь в отдыхе, наутро, в четверг, его величество выступил |198а| отсюда со всеми войсками и достиг вершины высочайшей горы (стихи). Затем, перейдя через горный проход Муса, он остановился в урочище Кум-кара. Наутро, в пятницу, он направил отсюда в аул гокленов на помощь Курбан Ниязу-ясаулбаши, Торе Мурада-аталыка, Алла Берды-аталыка, Сейид Назар-бия, Баба-инака и Мухаммед Нияза-ясаулбаши с большим количеством войска, во главе с высоким эмиром Ата Мурадом-кушбеги. Назначенный отряд молниеносно отправился в путь, по высочайшему приказу, к месту назначения. В тот же день один из храбрецов-гокленов Балыш-сердар привез из окрестностей Буджнурда две головы кызылбашей, за что был осчастливлен царской милостью. На следующее утро, в субботу, его величество выступил из Кум-кара в горную долину Сарканлы, а в [468] воскресенье остановился в горной долине Калаваз: в понедельник же он тронулся отсюда дальше и остановился у колодца Али-кудук. Наутро он выступил от этого колодца и вышел к северному берегу р. Сумбар. В тот же день до слуха его величества дошло известие о том, что сорок тысяч кибиток племени гокленов Курбан Няяза-ясаулбаши выселились и со скотом, имуществом и утварью направляются к ставке. В среду они прибыли на эту стоянку и оставались здесь и четверг. В этот день Мухаммед Юсуф-мехтер, по высочайшему приказу, построил мост через упомянутую реку для переправы войск, и в этот же день к его величеству явились с подарками знатнейшие лица племени, переселившегося с берегов Гюргена во главе с Хайдер-ханом, Мамыш-ханом и Клыч-ханом. Вечером этого дня после намаза «хуфтан» в Хорезм к Рахман-кули-инаку и сановникам с вестью |199а| об этом был отправлен йомут Кутлуг Мурад-сердар с Гаусом, сыном йоло-танского бехадыра. После этого его величество хан переправился с войском на южный берег реки, а на следующий день принял здесь старшин гокленов, одарил их халатами и подарками, даровал им несколько караванов верблюдов для перевозки клади и отпустил в их кочевье. Воскресенье он (хан) провел здесь же в отдыхе, а в понедельник снял отсюда ставку и, выступив с войском, остановился на северном берегу р. Чандыр. Во вторник (хан) отдыхал здесь, а в среду, по высочайшему приказу, мехтер построил через реку в трех местах крепкие мосты, после чего его величество занялся на обоих берегах охотой (стихи). Четверг (хан) провел здесь же, занимаясь|199б| охотой. В этот же день в лагерь прибыл предводитель кочевья гоклен. Пятницу и субботу хан оставался здесь же. В эти дни военачальники и войска, назначенные к гокленам, доложили его величеству о выполнении порученных им обязанностей. В воскресенье его величество приказал здесь подвергнуть наказанию одного из гокленов, занимавшегося разбоем и воровством.

|200a| Артиллеристы заложили его в жерло пушки, подобно ядру, и расстреляли. В тот же день к его величеству явились все нукеры рода тевечи йомутского племени, обитавшего на берегу Гюргена, во главе с Махтум кули-ханом и кази Туганом, с подобающими подарками. Его величество высоко оценил их преданность и отпустил. Во вторник (хан) выступил с этой стоянки и остановился лагерем в Век-тепе, где провел четыре дня.

|201б| Возвращение его величества в Хорезм

Как только его величество переселил гокленский народ с берегов Гюргена и завершил свои дела в Хорасане, он решил отправиться в обратный путь. Но в силу того, что на дорогах появилась грязь и в связи с переселением гокленов его величество задержался четыре дня в Кара-тепе, а на пятый день медленно, в виду трудности дорог и грязи, тронулся в путь и в тот же день остановился в Мир-сарае... В воскресение (хан) выступил из Мир-сарая и остановился лагерем в урочище Ходжа Джанбаз. Здесь через р. Сумбар был построен мост, вслед за чем (хан) выступил отсюда [469] и остановился в голове Терс-акара, а в среду, оставаясь здесь, его величество отправил в кочевье гокленов верблюдов для тех из них, у кого не было вьючных животных. В пятницу после остановки у горы отправились дальше и остановились в урочище Тургай-Гуммыки, откуда выступили на следующий день, в субботу, и расположились лагерем в Ходжа-каласы. На следующий день, в понедельник, его величество выступил отсюда со ставкой и войском и достиг узкого и трудно проходимого ущелья Кара-кабак. Пройдя это ущелье, остановились в Кераи. Во вторник встали лагерем у гробницы Коч-ата, где провели среду и четверг... В пятницу отсюда был послан для сбора закята к теке колена отамыш, обитающим в области Ахала, Ата Мурад-кушбеги, а к племени тохтамыш был отправлен Бек Нияз-диванбеги, также для сбора закята со скота, принадлежащего этому племени, в согласии с законом.

В субботу его величество выступил с этой стоянки и остановился "у воды" возле Бами. Наутро, в воскресенье, его величество отправил отсюда Вейс-бая и Ахмед-бека вместе с кочевьем племени гокленов по Орта-кудукской дороге в Хорезм, а один род этого племени оставил при себе, о чем будет сказано ниже... На следующий день, в понедельник, из Бами двинулись к Беурме, а во вторник из Беурме в Арчман... В пятницу выступили |203а| отсюда и прибыли в Ак-тепе, а через два дня, наутро, в понедельник, вышли из Ак-тепе и остановились возле крепости Мехине.. Башни и стены этой крепости превратились в развалины, от крепостного рва не осталось следа. Мухаммед Юсуф-мехтер получил приказание восстановить разрушенные стены и выкопать вокруг крепости ров... Когда крепость была |203б| восстановлена, его величество милостиво предоставил управление ею Карлы-юзбаши и поселил в ней, не отправляя в Хорезм, род кайы (***) гокленского племени, во главе с Яхши Моргеном. Затем он назначил в эту крепость Рашид Мухаммед Салих-ишана на должность казия и реиса, с тем чтобы он воспитывал окрестных жителей в правилах веры и шариата.

[Следует описание дальнейшего маршрута в Хиву. В субботу хан остановился у гробницы имама Несали, в воскресенье у крепости Анау, во вторник в Чал-ойюкы, в среду к вечеру прибыл в Султан-таш |204а|. В четверг хан сделал остановку у Хасан-Чала, в пятницу остановился возле Баверд-тепеси, а в субботу прибыл в Себедли, где им был устроен пир для военачальников и войска. В понедельник, в день бухарского ноуруза, в начале года курицы, двинулись дальше и через Интизар-тепеси прибыли во вторник в Харджехаз. Здесь к хану явился перешедший на хивинскую службу из Бухары эрсари Текгри-берды-эшик-агабаши. Он оставил при хане своего сына Кули-бека, а сам направился в Мервскую область. В среду хан прибыл к песчаному холму Чеге. Миновав далее неизвестный мензиль и еще одно место в полфарсахе от Орта-как'а, снова остановились в одном месте, а в пятницу, ночным переходом, прибыли в Минарлы. Далее путь следовал через колодец Чирле, Хисарлы, Баба-хан-ойукы, Кенг-кедюк, [470] Еке-сузан, Йол-айрыты, колодец Сагаджа, Кесекли |206а|, Дарваза-кыры. 22 числа хан прибыл в Хиву].

Да будет известно, что его величество, переселив племя гокленов с берегов Гюргена, привел в Хорезм, наделил землями в Куня Ургенчской области и поселил там. Ныне (гоклены) под покровительством его величества, довольные, живут в этой области.

Поход Мухаммед Юсуфа-мехтера, с разрешения его величества, против неверных и прибытие с многочисленным войском в Мервскую область

|209б| Его величество удовлетворил ходатайство Мухаммед Юсуфа-мехтера и разрешил ему отправиться на священную войну. Из своих славных военачальников он придал ему Худаяр-бия — предводителя войска племени гокленов, начальника йомутского войска Мухаммед Нияза-ясаулбаши, предводителя войск имрели Беки-юзбаши, а также Вейс Нияз-бая и нескольких узбекских военачальников и сотников с подчиненными им войсками. Кроме того, им было выделено несколько пушек, назначены артиллеристы |210a|, и выдано необходимое военное снаряжение... Когда все было готово к походу, в этом, т. о. 1253 г. х., в год курицы, в субботу 17 зуль-ка'да (12 февраля 1838 г.) (мехтер) в сопровождении назначенных военачальников и войска выехал по направлению к своей цели.

|210б| В пятницу 13 зуль-хиджа (9 марта 1838 г.) прибыли в Мервскую область и остановились лагерем в Бенд-и-Джан Али. Здесь для военачальников |212а| и войска было устроено роскошное угощение... На этой стоянке пробыли десять дней в силу того, что его величество отправил к нукерам — тедженским теке ярлык и приказание им в десятидневный срок явиться в распоряжение мехтера и принять участие в войне с каджарами. Спустя десять дней отсюда выступили для войны с неверными по направлению к Герату вместе с присоединившимися тут знатными лицами Мервской области — Абд-ур-Рахманом-халифе, Рахман Берды-парваначи и Махмудом |212б| токсабой со всеми их нукерами и со всем войском. Пройдя несколько фар-сахов, (отряд) остановился лагерем возле гробницы шейха Ахмеда Талкапи... [Следует рассказ об отправлении отряда во главе с Мухаммед Ниязом-ясаулбаши и Вейс Нияз-баем в Сари-чешме, где сосредоточились войска Аллаяр-хана Асафа, дяди Мухаммед-шаха, каджара, и правителя Меймене Мизраб-хана. Стычка закончилась победой хивинцев, вслед за чем отряд вернулся к месту стоянки лагеря. Тут появились какие-то болезни, занемог сам мехрем, в силу чего он принужден был оставаться в лагере в точение месяца].

О некоторых событиях во время этой стоянии, в том числе об отправлении из Хорезма кази Мухаммед Садька-ишана и Кутб-эд-дина-ходжи, шейх-уль-ислама, и о прибытии их в Мервскую область к Мухаммед Юсуфу-мехтеру. |214а| После настоятельных просьб получив разрешение от хана, кази [471] Мухаммед Садык-ишан, вместе с Кутб-эд-дином, шейх-уль-исламом, и Сейид Назар-бием, выступил в год собаки, 1254 г. х., в начале мухаррема (27 марта 1838 г.) из Хивы и, пройдя двадцатидневный путь, прибыл в распоряжение |214б| мехтера.

Отправление в набег ахальсккх и тедженских теке для нападения на отряды фуражиров из войска каджаров. Чтобы затруднить подвозы зерна |215а| и проходы к лагерю неверных и привести в замешательство войско кызылбашей, мехтер решил отправить в набег на караванные дороги, по которым подвозилась провизия, фураж и снаряжение к войску Мухаммед-шаха, каджара, начальника войска тедженских теке Мухаммед Эмина-юзбаши и военачальника войска ахальских теке Нияз Мухаммода-юзбаши с отрядом в триста всадников. Упомянутые военачальники, согласно приказу, выступили кавалерийским маршем в путь и, пройдя десятидневный путь, заняли караванную дорогу. Оказалось, что по этой дороге следовал караван, везший провиант войску неверных. Бойцы бросились из засады и напали на караван. После схватки они захватили в плен около ста человек, забрали все имущество и благополучно вернулись обратно.

Нападение храбрецов имрели на войско Аллаяр-хана Асафа. Когда |215б| Мухаммед-шах, стоявший в окрестностях Герата, услышал о нападении (хивинского) отряда на караван, он из предосторожности отправил на защиту Мешхедской крепости Аллаяр-хана Асафа с большим войском; прослышав об этом, (мехтер) отправил навстречу Асафу пятьсот славных храбрецов из племени имрели с тем, чтобы они вышли на путь этого главно-начальствующего неверных и преградили ему дорогу. Назначенные богатыри, получив разрешение, пройдя несколько дней вперед, встретились с разъездом (караул) Асафова отряда в составе сорока двух нечестивых кызылбашей. (Туркмены) окружили кольцом разъезд помраченного каджара |216а|, забрали его целиком в плен и со всем снаряжением и оружием пригнали всех, конных и пеших, к мехтсру, чем доставили большое удовлетворение войску ислама.

Отправление Мухаммед Юсуфа-мехтера со всеми войсками из Мервской области по направлению к Герату. В силу своей болезни (мехтер) месяц пробыл в упомянутом лагере у гробницы Ахмеда Талкани. Оправившись через месяц от болезни, мехтер выступил отсюда в начале месяца сафара, отправив перед собой, в качестве авангарда, своего младшего брата Нияз Мухаммед-бая, Мухаммед Нияза-ясаулбаши, Бека-юзбаши и Мухаммед Эмин-бека с войсками йомутов, имрели, салыров и сарыков. Сам же (мехтер) |216б| выступил с артиллерией и войсками через восемь дней после отправления упомянутых военачальников, и, пройдя длительный путь, остановился возле крепости Йолотан. Через час вышли отсюда и прибыли к крепости Сояд. Отсюда выступили в дальнейший путь и через Казыклы-бенд, Сундук-качкан |217а|, Аймак-джери, Уруш-тушкан, Йылгынли прибыли в Пенде. Сюда прибыли для встречи мехтера ханы чар-аймаков — Шир Мухаммед-хан, Заман-хан, Керимдад-хан и сын правителя Герата Шах [472] Камрана Нади-хан. Выступив из Пенде, прибыли в Кара-ягач, где и остановились.

Набег Кутб-эд-дина-ходжи, шейх-уль-ислама, Нияз Мухаммед-бая, Худаяр-бия и Сейид Назар-бия вкупе с ханами аймаков и хезаре Шир Мухаммед-ханом |218а| и Заман-ханом на лагерь Мухаммед-шаха, каджара. По прибытии в Кара-ягач, (мехтер) отправил на помощь войску и для успокоения населения Герата ханов аймаков и хезаре Шир Мухаммед-хана и Заман-хана, а из военачальников назначил Кутб-эд-дина-ходжу, шейх-уль-ислама, Нияз Мухаммед-бая и Сейид Назар-бия в чапаул и татаул |218б| против войска неверных. Назначенные военачальники приготовились к походу в чапаул и во всеоружии храбро выступили на поле битвы против неверных. Пройдя большой путь, они достигли лагеря Мухаммед-шаха, каджара, напали на него и, забрав пленных и добычу, отправились в обратный |219a| путь, после чего явились к мехтеру. Когда бойцы благополучно возвратились в свой лагерь, мехтер выступил из Кара-ягача и остановился лагерем у крепости Меручак (Маргучак). Выехав отсюда далее, он остановился затем в Караул-ханэ. Сюда поступило письмо от правителя Герата Шах Камрана, в котором он выражал благодарность за присылку на помощь |219б| ему войска. Отсюда же мехтер послал в чапаул на караванные дороги, по которым поступало зерно в лагерь, кызылбашей с той целью, чтобы привести в замешательство войска неверных...

О некоторых событиях во время этой стоянки, в том числе о прибытии некоторых военачальников с войском в распоряжение мехтера и о возвращении некоторых в Хорезм. В это время (хан) дополнительно послал мехтеру Адина-бия-аталыка,Эр Назар-инака. Ибрахима-шигаула, Вейс Нияза-даругу, мангытского бия Назар-даругу, Курбан Нияза-ясаулбаши и еще нескольких военачальников |220а| и юзбаши с подчиненными им войсками с тем, чтобы заменить уставшие в походе части. Через несколько дней назначенные войска прибыли к мехтеру, а последний вслед за этим вернул уставших во главе с Худаяр-бием, Сейид Назар-бием и Мухаммед Ниязом-ясаулбаши в Хорезм, куда они благополучно прибыли. Отправив упомянутые войска в Хорезм, (мехтер) с оставшимися узбекскими войсками отправился в чапаул на дороги, послав |220б| впереди себя отдельными отрядами, каждое племя в отдельности, состоявших у него на службе туркмен-чоудоров, салыров, сарыков и чар-шанги, хезарейцев и аймаков на дороги между Мешхедом и Гератом с тем, чтобы они разграбили кызылбашских сборщиков провианта и фуража. Те вышли по всем дорогам, забрали и привели все караваны и захватили имущество. Каждый отряд, высланный для грабежа по дорогам, благополучно возвратился в лагерь с большим количеством пленных и с большой добычей. Таким образом здесь простояли около пяти месяцев, разоряя окрестные дороги и нанося постоянный ущерб кызылбашам.

[Далее следует глава о возвращении мехтера с его отрядом в Хиву, куда он прибыл в пятницу 5 рамазана.] [473]

Сооружение русскими крепости в местности Чочка-коль. Чапаул на эту крепость Ата Мурада-кушбеги с некоторыми военачальниками, нанесение поражения русским и возвращение

Причина этого состояла в следующем: уже несколько лет тому назад |226б| хорезмские храбрецы подобно ветру и молнии, ночью и днем, тайно нападали на русские владения и забирали и уводили оттуда множество пленных и добычи. Русские думали, но ничего не могли предпринять против этого. За год до этого они захватили хорезмский караван в тысячу человек, направлявшийся в Россию с тем, чтобы обменять захваченных на русских пленников в Хорезме. В этом году множество русских вышло из своих владений. Они построили укрепление у Чочка-кбля и поселились там с тем, чтобы защитить себя от хорезмских набегов. Услышав об этом, (хан) послал во главе с Ата Мурадом-кушбеги Эвез-ходжу, шейх-уль-ислама, Худаяр-бия, Сейид |227а| Назар-бия, Мухаммед Нияза-ясаулбаши, Беки-юзбаши, Карлы-юзбаши, Махмуд Мурада-мехрема, Яхши Мурада-юзбаши, Мухаммед Сафы-юзбаши, Шах Мурада-юзбаши, Торе-юзбаши, Кутлуг Мурада-юзбаши и из военачальников шамхалчи (фальконетчиков) Чапу-юзбаши и Абд-ур-Рахмана-юзбаши, из аральских кара-калпаков всех биев и юзбаши во главе с Девлет Назар-бием, из аральских конгратов Кутлуг Мурад-бия, Пехлеван Нияз-бия, из племени ходжа Эвез-бия с подчиненными им войсками. Назначенный отряд, все узбеки, кара-калпаки и туркмены, общей численностью свыше семи тысяч человек, выступили из Хивы в год свиньи, 1255 г. х., в субботу 3 рамазана (понедельник 10 ноября 1839 г.). Через шесть дней (кушбеги) прибыл к Куня Ургенч, где пробыл пять дней, продолжая сбор войска. Отсюда он направился в Кызыл-гунбез, затем проследовал через |227б| кыр Ай-бугир по казахской дороге, откуда через Кара-муль вышел к Ат-йолы, где простоял четыре дня. На пятый день вышли отсюда и прибыли в Мулла Турум и затем в Кара-гунбез, где снова стояли пять дней в ожидании отставших в пути. Выступив отсюда, остановились в Тайлы, а затем через двенадцать дней достигли местности Яман-минг-йылкы. На этой стоянке умер Мухаммед Нияз-ясаулбаши. Здесь же оставили верблюдов с кладью и кавалерийским маршем направились в Кочкар-ата, а затем, следуя песками, прибыли в Чаган, где и остановились. Отсюда выступили и напали на построенную русскими крепость, которая известна под названием Таш-кала, и окружили ее. Услышав о приближении к крепости обоза, (хивинцы) выехали навстречу ему и после стычки возвратились 9 зуль-хиджа в Хиву. Поход этот продолжался 96 дней. 13 [474]

Отправление Абдуллы-ясаулбаши с войсками чоудоров в набег на русских и возвращение обратно

|230б| В том же году 17 мухаррема (2 апреля 1840 г.) (хан) решил направить против русских, обитавших в Таш-кала, чтобы нанести им ущерб, Абдуллу-ясаулбаши с отрядом чоудоров. Назначенные выступили в путь и через несколько дней, перевалив высокие горы, достигнув местности Чочка-коль, где находилась крепость Таш-кала с русскими войсками, увидели, что крепость пуста и разрушена. Не зная ничего о местонахождении русских, (хивинцы) послали человека, но он, объехав пространство двух-трех мензилей, |231a| не нашел следов русского войска и никаких сведений о нем.14 После того, как ясаулбаши убедился в этом своими глазами, он отправился в обратный путь и через несколько дней 24 раби I, в воскресенье, прибыл в Хиву. Поход этот продолжался 67 дней.

Распря между его величеством и правителем Бухары эмиром Насруллой, известный под именем Бехадыр-хана, нарушение согласия и мира между ними и появление вражды

|240а| Государство его величества с каждым днем все более сияло блеском и освещало страны мира, твердость его росла из года в год и охватила окружающий мир. У некоторых это вызвало зависть, в том числе у правителя Бухары, сына мир Хайдер-падишаха, Бехадыр-хана, который был тверд в дружбе с его величеством, но по обстоятельствам времени, до известной поры, он, пользуясь благодеяниями, благополучно сидел на троне и пользовался довольством, в силу чего население двух областей (т. е. Хивы и Бухары |240б|) жило в мире и спокойствии. Впоследствии же, по своей злобности, он начал обнаруживать дурные и мерзкие поступки, что послужило причиной распри. Некоторые из этих его поступков вызвали необходимость протестов и обращений...

|241а| Им овладела гордыня и высокомерие, и он отправил теке, салырам и сарыкам, обитающим в Мервской области, письмо следующего содержания: «Мервская область является издавна нашей областью (юртом), а предки ваши были нашими слугами и благожелателями. До сего времени, по обстоятельствам времени, мы не могли входить в ваше положение. Слава аллаху, ныне мы окрепли и силы наши в сравнении с прежним увеличились. Мы стремимся к тому, чтобы избавить Мервскую область от зависимости Хорезму, распространить на вас сень нашей милости и благосклонности, избавить вас от всех случайностей времени и вернуть вам спокойствие. Теперь вам надлежит отрубить головы вашим правителям, которые управляют вами, сиречь Нияз Мухаммед-баю и Мухаммед Эмин-беку, и доставить их (головы) нам; этим вы заслужите нашу царственную помощь». [475]

Когда письмо это попало к салырам Йолотана, Мухаммед Эмин-бек, который был правителем этого племени, узнал об этой тайне, обеспокоился, бежал из Йолотана к правителю Мерва Нияз Мухаммед-баю и рассказал ему о случившемся. Нияз-бай произвел розыск, нашел письмо среди салыров, забрал и отправил его величеству. Его величество ознакомился с содержанием письма, страшно разгневался и, решив выступить против Бухары, стал |242а| готовиться к походу.

Да будет известно, что Бехадыр-хан, покорив Кокандскую область, оставил там своего наместника, правителей и войско, а сам возвратился в Бухару. (Через месяц кокандцы восстали, схватили правителей со всеми войсками и убили. Узнав об этом, бухарский эмир выступил снова из Бухары в Коканд.)

Его величество, чтобы помочь кокандскому народу (улусу) и утолить свой гнев, принял решение идти в поход на Бухару и направил в окрестные |242б| области гонцов для сбора войск. В Мервскую область (юрт), подозревая соглашение салырского племени, среди которого было найдено письмо Бехадыр-хана, с последним, ради спокойствия (хан) отправил из своих военачальников Исмаил-бая, сына Мухаммед Юсуфа-мехтера, Эвез-ходжу, шейх-уль-ислама, и Беки-юзбаши с войском из племени имрели, ата, шейх и карадашлы с тем, чтобы они привели заложников от этого племени (салыров).

Поход его величества на Чарджуй... покорение всех городов и крепостей по прибрежью Aмy 15

Когда войско и снаряжение были готовы к походу, его величество... в год барса, 1258 г. х., в пятницу 9 ша'бана (15 сентября 1842г.) выступил |243а| из Хивы по направлению к своей цели (стихи).

[Пройдя Янги-ярык, Асс, Хазарасп, Питняк, хан прибыл в Сары-хаджи. 13 ша'бана хан выступил из Сары-хаджи и на пятнадцатый день прибыл |244а| в Кабаклы, где остановился лагерем. Сюда стали стекаться, отряд за отрядом, войска из окрестных племен.]

В среду, в последний день ша'бана, его величество отправил отсюда на Чарджуй по степной дороге (кыр-йолы) Рахим-кули Мухаммед-бехадыр-хана, Ата Мурада-кушбеги, Худаяр-бия, Сейид Назар-бия, Абдуллу-ясаулбаши, Рахматуллу-ясаулбаши и Яхши Мурада-юзбаши с войсками из йомутов, чоудоров, гокленов и тазе-конгратов с некоторыми храбрецами из узбеков. (Рахим-кули), по высочайшему приказу, выступил с упомянутыми военачальниками и войском, прошел день и ночь, а на следующий день, в пятпицу, появился у крепости Чарджуя и, начав осаду, приказал |244б| разграбить и опустошить окрестное население. Обитатели крепости Чал-тут, [476] что за Чарджуем, оказали сопротивление, начав стрелять из ружей, не выходя из крепости. В конце концов крепость была взята силой. Обитатели ее были подвергнуты избиению, имущество их разграблено, а женщины и дети взяты в плен. В конечном счете до отбытия его величества (из лагеря в Кабаклы) все вокруг в здешних окрестностях было разгромлено и разорено и была начата осада Чарджуя...

Из лагеря (хан) выступил в среду и прибыл в Таш-ахур, откуда вечером выслал в набег на крепости Ильджик, Ходжа Кенфеси, Усти и Херадж, по ту сторону реки, Мухаммед Мурада-мехрема и военачальника племени мешриков Курбан Нияза-ясаулбаши с некоторыми узбекскими джигитами, с тем, чтобы в случае сдачи (крепостей), переселить население этих крепостей и городов, если же начнут сопротивляться и бунтовать, то опустошить и разграбить их. Отряд выступил, по высочайшему приказу, в путь к своей цели, а его величество в четверг в первый день рамазана (четверг 6 октября) выступил из Таш-ахура... [Следует описание дальнейшего маршрута к Бурья-бафу и рассказ о переселении местного населения в Хорезм.]

|246б| В день прибытия (хана) в Бурья-баф в распоряжение его величества на службу к нему явились знатные лица теке Ахала и Кызыл-арвата, во главе с Хан Саат-сердаром и Хан Нефес-аталыком, и были осчастливлены его величеством. В понедельник из Мервской области прибыло тысяча батманов муки, которая поступила на кухню его величества. С этой стоянки |247a| его величество отправил в набег на население северного берега реки 150 всадников из йомутского племени во главе с Курбан Нияз-пехлеваном. Назначенные, по высочайшему приказу, переправились через реку и, пройдя ночь, на рассвете напали на караул Илик. Около сорока человек они убили здесь, забрали с собой головы убитых, а в субботу перешли реку и вернулись к его величеству, который осыпал их милостями и дал за каждую голову по пяти золотых (тилля) и по одежде из своей казны... В среду его величество выступил с войском из Бурья-бафа и остановился на берегу реки против крепости Чарджуя.,. На этой стоянке он провел в отдыхе три дня, а на четвертый день, в субботу, из Мервской области сюда прибыли войска, в количестве трех тысяч человек, из племени теке, салыров и сарыков, предводительствуемые Нияз Мухаммед-баем и Мухаммед, Эмин-беком... 16


Комментарии

9. Звание инака было присвоено Рахман-кули в этом же году, по возвращении хана из похода.

10. О походе Алла-кули в 1832 г. в район Мерва упоминает английский путешественник А. Бернс (Путешествие в Бухару, т. III, стр. 36, 501), который говорит, что ханом была взята с мервских теке контрибуция. Кроме того, хан, учредил свои таможни в Мерве и некоторых других пунктах. См. также В. А. Жуковский. Развалины Старого Мерва, стр. 96, прим. 2.

11. Речь идет, по-видимому, о пленных русских солдатах, Ср. Н. Веселовскйй, очерк, и т. д. стр. 302, прим. 1.

12. В предыдущей главе шло описание празднества, устроенного ханом.

13. Официальные данные об укреплении в урочище Чочка-коль (Чушка-куль) на р. Ак-булаке (основано летом 1839 г.) см. в Описании зимнего похода в Хиву в 1839/40 г. СПб., 1874, стр. 74 — 76. Здесь же описывается нападение хивинского отряда, численность которого определяется русскими источниками в 2 — 3 тыс. чел. (стр. 121 — 124).

14. По окончании похода 1839/40 г. укрепление было оставлено.

15. О походе Алла-кули на Чарджуй см. Н. Веселовский. Очерк историко-географических сведений о Хивинском ханстве. СПб., 1877, стр. 321.

16. Далее следует описание осады Чарджуя. В это время хан получил известие о том, что казахи осадили и захватили Ургенч и приступили к осаде крепости Ходжа Нияз-бай. После этого хан возвращается в Хиву. Ср. Н. Веселовский. Очерк историко-географических сведений о Хивинском ханстве. СПб., 1877, стр. 321.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.