Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБД АЛЛАХ

МЕМУАРЫ

«[Вторжение Альморавидов в Испанию]

Мое положение оставалось сколь можно удовлетворительным, и я достиг предела своих упований, пока не случилось первое вторжение Альморавидов – да прославит их Аллах! То было время, когда Альфонсо набросился на полуостров и взял Толедо; он более не показывал себя совершенно покладистым, насытившись данью, которую мы ему вносили. Он ощутил желание овладеть нашими столицами; захватив Толедо благодаря слабости этого города, которую он еще больше усиливал с каждым годом, он намеревался воспользоваться тем же приемом для покорения оставшейся страны: он принципиально не осаждал укрепленный замок и не изматывал свои рати под городом, которые могли, как и войска врагов его народа, что там обитали, оказать ему сопротивление; он довольствовался истребованием каждый год дани и жестоко обходился с ними, используя по своей прихоти любые способы насилия, пока он не ослабевал и попадал в его власть, как то случилось с Толедо. Вести о падении этого города имели в ал-Андалусе огромный резонанс, повергнув в ужас его жителей и лишив их надежды на то, что они смогут в дальнейшем жить в этой стране. Немало причин к разногласию накопилось между аль-Мутамидом и Альфонсо, и последний потребовал от него оставить свои крепости, но для него было лучше умереть, чем уступить их. Аль-Мутамид, будучи в великом страхе, тогда пожелал биться с ним, призвав на помощь Альморавидские дружины; вот что, в условиях, продиктованных провидением, лежало в корне погибели наших государств; ибо, ”когда человеку нечего надеяться на помощь небес, ему можно впоследствии еще сильнее обвинять их, вот на что он тратит свои усилия”.

Еще до этого мой брат, государь Малаги, когда мы воевали друг с другом, обратился с просьбой о помощи к Альморавидам, в надежде, благодаря им отомстить мне и получить часть царства моего деда, которое не досталось ему; он думал, что, победив, сможет поделить между собой и мной сокровищницу [нашего деда]. Все эти распри породили очень выгодное для эмира мусульман положение, и он понял, что из-за наших междоусобиц ему нечего бояться, сменяя нас одних другими, когда пожелает. Эмир, полагая, что время его еще не пришло, оставил без ответа предложения моего брата, хотя последний в своей неопытности продолжал допекать ими его.

Незадолго до времени, о котором я рассказываю, аль-Мутамид отправил к эмиру Альморавидов послов, чтобы передать ему, чтобы он готовился к священной войне и пообещал передать ему Альхесирас; он также советовал ему овладеть на переправе городом Сеутой. Приняв меры, эмир с войсками прибыл под стену Сеуты и послал к аль-Мутамиду своих представителей, а именно кади Абд аль-Малика и Ибн аль-Ахсана; государь удерживал их долгое время в Севилье, что вызвало раздражение эмира мусульман; затем он отослал их к нему с посольством севильских старейшин, которым поручил ему передать: ”Подожди в Сеуте 30 дней, дабы позволить нашему господину очистить Альхесирас, чтобы ты поселился там!”. Он сообщил им о своем согласии, и они потребовали у него собственноручного письма, чтобы гарантировать то, что он будет ждать, пока не пройдет этот промежуток времени; эмира предостерегли против этого требования и сказали ему: ”Если Ибн Аббад принудит тебя к этому ожиданию, он захочет отправить послание к Альфонсо, чтобы уведомить о твоем появлении, в надежде получить от него то, что он желает, служа тебе – напугать его, и потребовать от него заключить договор, добившись на несколько лет уступки в выплате дани. Если он согласится, Ибн Аббад потребует от него усилий с тем, чтобы отправиться в Альхесирас и помешать тебе пересечь пролив. Следовательно, опереди его в этом городе! Если он не заодно с королем христиан, он уже сказал тебе переправиться через море!”.

Послы короля Севильи возвращались, уверенные, что эмир подождет тридцать дней освобождения Альхесираса; но он привел в готовность отряд авангарда, состоящий примерно из 500 всадников, и отправил его тотчас вслед за ними. Едва посланники прибыли в Альхесирас, на исходе дня, как воины Альморавидов, по их следам, переправились через пролив и высадились на верфи. Население города внезапно заметило, что отряд конницы разбивает свой лагерь, не зная, когда он прибыл. Следующим утром, спозаранку, за ним последовал другой отряд, за ними другие, пока вся альморавидская армия не сосредоточилась под Альхесирасом, под началом Давуда б. Айши. Она окружила город, чтобы следить за тем, что происходит там. Давуд вызвал аль-Ради и сказал ему: ”Вы обещали нам Альхесирас! Но мы пришли не для того, чтобы отнимать города или причинять вред какому-то султану! Мы пришли только ради священной войны! Ты очистишь город отсюда до полудня, сегодня же, так что постарайся!”. С другой стороны, эмир мусульман написал Ибн Аббаду, сообщив о том, что сделал, и сказав ему: ”Я избавляю тебя от хлопот по обеспечению провизией моего флота и посылки припасов моим войскам, как ты мне обещал”. Аль-Мутамид послал тогда своему сыну аль-Ради приказ оставить Альхесирас Альморавидам. Давуд тут же завладел им. Эмир прибыл туда и вступил в него, тщательно изучая его. Затем он вернулся в Сеуту, где оставался до того времени, пока не вновь отправился в Испанию. Тогда он отдал приказ Давуду идти на Севилью; войска полностью заняли дорогу к этому городу.

Я отправил своих послов к эмиру мусульман в то же время, что и аль-Мутамид: мы пришли к согласию для этого общего поступка перед лицом (сложившегося) положения. Эмир мусульман дал нам договор, по условиям которого мы объединяли наши усилия, чтобы сражаться с христианами с его поддержкой, и сам обязался никак не вмешиваться в дела наших соответствующих государств и никоим образом не выслушивать предложения виновников беспорядков. По прибытии в Севилью, он созвал всех мусульманских государей. Ибн Сумади один не ответил на призыв; он предпочел подождать, какой оборот примут события и (подождать) исхода столкновения с христианами; он ссылался на свой престарелый возраст и свою немощь и послал своего сына вместо себя с извинениями. Что до меня, я поспешил присоединиться к нему, удовлетворенный ходом дел, и предоставил для священной войны все, что мог собрать, и деньги, и войска. С другой стороны, я отправил дары эмиру мусульман. Когда его послание, объявлявшее мне о его прибытии в Альхесирас, достигло меня, я велел бить в барабан и распорядился устроить общественные торжества, считая, что его прибытие в ал-Андалус знак божественной доброты, тем более значительной в том, что касалось меня, мы были связаны, и тот, и другой, племенными связями [т.е. оба были берберами]; с другой стороны, новость разнеслась по стране, что Альморавиды – благочестивые люди, что они пришли для того, чтобы обеспечить себе рай в будущей жизни и что они вершат правосудие. Мы намеревались содействовать каждый год нашими жизнями и нашим имуществом священной войне вместе с эмиром. Те из нас, кто последовал бы за ним, покрыли бы себя славой, в тени его защиты, те, кто умер бы, пали бы мучениками за веру. В ходе этого похода искренность наших намерений и чистота наших чувств были удивительными: дух наш, казалось, единственно тянулся к общей цели, чтобы достичь ее. Я встретил эмира мусульман (тогда), когда он направлялся к Бадахосу, в Джарише [Херес-де-лос-Кабальерос]. Он оказал мне такие знаки внимания и столь хорошо принял меня, что я бы, если мог, охотно отдал бы за него свою жизнь, тем более мое имущество. Мы встретили затем аль-Мутаваккиля Ибн аль-Афтаса, окруженного его войсками. Каждый желал лишь одного: вести священную войну, прикладывая все усилия и готовясь к кончине.

[Победа при Заллаке]

Мы задержались на несколько дней в Бадахосе, пока не узнали наверняка, что Альфонсо наступает во главе войска и жаждет встречи; он был убежден, что разобьет мусульманские рати, столь мало осведомлен был об их численности. Ведомый роком, он продвинулся вглубь земель мусульман и отдалился от своих владений. Мы оставались в ожидании напротив Бадахоса: если бы мы победили, все было бы как нельзя лучше, а в противном случае этот город, позади нас, послужил бы нам убежищем и опорным пунктом, к которому мы пробивались бы, отступая. Это решение в мудрости своей принял эмир мусульман: он предпочитал подождать так, что встреча имела бы место в той же области, чтобы не пришлось углубляться во вражеские земли, тем более что его люди, прибывшие вглубь ал-Андалуса, не умели еще отличать своих союзников от своих врагов. Он надеялся, что король христиан, не встречая никакого сопротивления на своем пути, продолжит свое наступление, и что Аллах позволит верующим вступить в бой лишь в выгодное (им) время. Пошел слух, что эмир выжидает лишь потому, что он скован ломотой, иначе он уже отправился бы завоевывать страну христиан. Однако Альфонсо приближался, полный высокомерия; поскольку он не сомневался в успехе, он не осознавал, что, в случае поражения, он окажется далеко от своих земель и что его армия будет уничтожена в ходе отступления, и что даже в противном случае предстоящий путь и расстояние нанесут ему огромный ущерб.

Вскоре после этого, через посредство Ибн аль-Афтаса, христианский король прислал эмиру мусульман такое послание: «Я иду с желанием встретить тебя на поле битвы, но ты остаешься на месте, прячась на подступах к Бадахосу!». Пришлось тогда переместить мусульманское войско, чтобы приблизиться к христианскому войску. Оба владыки условились о дне битвы. Вражеские лагеря разделяло лишь расстояние примерно в три мили; в ожидании условленного дня мусульмане держались настороже и предавались своему обычному образу жизни. Так к тому же оказалось и лучше: ибо, если бы обе стороны выступили навстречу друг другу, бой закончился бы гибелью большинства мусульманских воинов, что случалось с ними всегда, когда они наступали в день сражения. Напротив, именно христианские воины внезапно атаковали мусульман, которые были не готовы к бою. Эта неожиданная атака позволила христианам сначала добиться преимущества и излить свою злобу на мусульманский лагерь, где погибло определенное число наших, которые были неспособны сопротивляться. Но вскоре крики тревоги раздались по всему войску и оно село в седло, тогда как христиане уже утомились под весом своего оружия и из-за расстояния, которое им пришлось преодолеть. Мусульмане увязались за ними и преследовали их ударами мечей, нанеся им потери; вскоре дорога покрылась телами их воинов, погибших от смерти насильственной или естественной под тяжестью, обременявшей их. Если бы это сражение развернулось между двумя армиями, готовыми к наступлению со встречным ударом, и та, и другая потеряли бы большую часть своего состава, таково правило. Но Аллах благосклонен к Своим рабам, и мусульмане понесли ничтожные потери. Эмир мусульман вновь выступил в путь, чтобы вступить в Севилью, невредимый и победоносный».

Перевод с французского по изданию: E. Levi-Provencal. Un texte inedit sur l’histoire de l’Espagne musulmane dans la seconde moitie du XIeme siecle: Les ”Memoires” de ?Abd Allah, dernier roi ziride de Grenade//Al-Andalus. Vol. IV. 1936-1939. P.71-77.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.