Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБД АР-РАХМАН ИБН АБД АЛ-ХАКАМ

ЗАВОЕВАНИЕ ЕГИПТА, АЛ-МАГРИБА И АЛ-АНДАЛУСА

‘Абдаллах б. Са’д остался править Египтом прославляемым эмиром. Он совершил оттуда три похода. Все они важные: поход в Ифрикию, к черным и «битва мачт». Я расскажу о них в своем месте, если пожелает Аллах.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал нам Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да: Отставка ‘Амра и назначение ‘Абдаллаха б. Са’да править Египтом были в 25 г. {645-46 г.}

/175/ Нарушение договора Александрии

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал нам ‘Абдал-лах б. Салих, [передавая сообщение] ал-Лайса б. Са’да [со слов] Йазида б. Абу Хабиба:

Нарушился договор Александрии. Румийцы во главе с Мануилом ал-Хаси приплыли на кораблях и пристали в [193] Александрии, и к ним присоединились румийцы, которые были там. А ал-Мукаукис ничего не делал и не нарушал договора.

Когда ‘Усман б. ‘Аффан уже отстранил ‘Амра б. ал-’Аса и назначил правителем ‘Абдаллаха б. Са’да, румийцы высадились в Александрии. Египтяне попросили ‘Усмана утвердить [правителем] ‘Амра, пока он не завершит войну с румийцами, потому что он обладает военными знаниями и [наводит] страх на врагов. ‘Усман так и сделал. У Александрии были [мощные] стены. Амр б. ал-’Ас дал клятву, что, если Аллах даст ему победить румийцев, он обязательно разрушит стены Александрии, так что она станет как дом проститутки, куда можно войти отовсюду. ‘Амр пошел против румийцев с суши и с моря.

Сказал не ал-Лайс, а кто-то другой:

С ал-Мукаукисом соединились копты, которые подчинились ему, а что касается румийцев, то никто из них ему не подчинился.

Хариджа б. Хузафа сказал ‘Амру: «Борись с румийцами, пока не умножилось подкрепление им! Нельзя быть уверенным, что не нарушит договор весь Египет!» ‘Амр возразил: «Нет! Но я призову египтян, так что они придут ко мне. Беда постигнет того, кто ее принес, и посрамит Аллах одних из них при помощи других».

Румийцы вышли из Александрии, и вместе с ними жители селений, которые возмутились. Они стали останавливаться в селениях, пить вино жителей, есть их еду и грабить то, мимо чего они проходили. ‘Амр не трогал их, пока они не достигли Никйуса 655. Мусульмане встретили их на суше и на море. Румийцы и копты начали первыми. Они стали засыпать стрелами воду, так что стрела поразила тогда лошадь ‘Амра в грудь — а ‘Амр был на суше и покрыт пылью, — и он спешился. Затем мусульмане двинулись с моря и соединились с теми, кто был на суше. Враги засыпали мусульман стрелами, и те немного попятились от них. Они бросились на мусульман, те отступили, а Шарик б. Сумай со своей конницей был разбит. Румийцы построились в несколько рядов, один за другим. Тогда выступил вперед один патриций из тех, что приехали из румийской земли, верхом на своем коне, в позолоченных доспехах и стал вызывать на поединок. Против него вышел человек из [пламени] зубайд по имени Хаумал с кунйей Абу Маз-хидж. Они долго сражались копьями, преследуя друг друга. /176/ Затем патриций отбросил свое копье и взял меч, и Хаумал бросил копье и схватил свой меч, который называли «ан-Наджда». ‘Амр стал звать Абу Мазхиджа, а тот откликнулся: «Вот, я пред тобой!» Люди стояли на берегу Нила, изготовившись к бою и [построившись] в ряды. Некоторое время оба бойца сходились друг с другом, с мечами [в руках], затем патриций напал на Хаумала. Тот выдержал нападение, а был он сухощав. Хаумал выхватил кинжал, который был у него за поясом или в рукаве, и ударил им молодчика в горло изо всей силы. Он [194] повалил его, напал на него и стал грабить. Через несколько дней после этого Хаумал умер, да будет над ним милость Аллаха!

‘Амром было решено, чтобы его трон несли на двух шестах в качестве погребальных носилок Хаумала, пока его не похоронят на ал-Мукаттаме.

Затем мусульмане осилили румийцев, и это стало пораженцем румийцев. Мусульмане преследовали их, пока не настигли в Александрии. Аллах дал мусульманам победить их. Мануил ал-Хаси был убит.

Рассказал нам ал-Хайсам б. Зийад:

‘Амр б. ал-’Ас убивал их, пока не загнал в их город. С ним стали вести переговоры об этом, и он приказал отвести от них мечи. На том месте, где он их избавил от меча, была построена мечеть. Это та мечеть, которая находится в Александрии и которую называют Масджид ар-Рахма {«Мечеть милости»}. Ее назвали Масджид ар-Рахма из-за того, что ‘Амр избавил их там от меча. ‘Амр разрушил стены города полностью.

‘Амр собрал то, что досталось от них [мусульманам]. К нему пришли жители тех селений, которые не нарушили договора, и сказали: «Мы придерживались мирного договора. Но к нам пришли эти разбойники и отобрали наше добро и наших животных. Теперь это находится в твоих руках». ‘Амр возвратил им то добро, которое они опознали и на которое представили ему подтверждение. Кто-то из них сказал ‘Амру: «Не дозволено тебе то, что ты с нами делаешь. Ты с нами сражаешься, а ведь мы под твоим покровительством и не нарушили договора. Что же касается тех, кто договор нарушил, то да погубит их Аллах!» ‘Амр с сожалением сказал: «Эх, встретились бы они мне, когда они уходили из Александрии!»

Как нам рассказали, [передавая сообщение] Хайвы б. Шурайха, [который повествовал по сведениям] ал-Хасана б. Саубана [со слов] Хишама б. Абу Рукаййи: Причиной нарушения Александрией договора было то, что правитель Ихна пришел к ‘Амру и спросил: «Скажи нам, сколько джизйи лежит на каждом из нас, чего ему ждать?» ‘Амр ответил, указывая на угол церкви: «Если ты дашь мне от основания до крыши, я и то тебе не скажу. Ведь вы — наша казна. Если нам надо будет больше, мы прибавим то, что на вас возложено, если нам понадобится меньше, мы облегчим возложенное на вас». Правитель Ихна разозлился, отправился /177/ к румийцам и привел их. Но Аллах их поразил. Набатей был взят в плен и приведен к ‘Амру. Люди сказали ‘Амру: «Убей его!» Но ‘Амр возразил: «Ну нет! Иди и приведи к нам еще одно войско!»

Рассказал нам Са’ид б. Сабик 656, говоря:

Имя этого человека было Талма. Когда его привели, ‘Амр [195] надел на него венец и пурпурный бурнус и сказал: «Представь нам уплату джизйи вроде как я обязал!» Талма сказали: «Привел бы ты царя румийцев!» Он ответил: «Если бы я его повел, он убил бы меня, сказав: “Ты убил моих людей!"».

Рассказ о разрушении Хирбат Вардан

Говорит Ибн ‘Абд ал-Хакам:

‘Амр направился в Александрию, он разрушил селение, которое теперь называют Хирбат Вардан.

Говорит ‘Абд ар-Рахман [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Мнения о причине, по которой оно было разрушено, расходятся.

Рассказал нам Са’ид ибн ‘Уфайр:

Когда ‘Амр направился в Никйус, чтобы сразиться с румийцами, Вардан отошел утром в сторону, чтобы справить нужду. Жители ал-Хирбы схватили его и спрятали. ‘Амр не нашел его, спросил о нем и проследил его следы. Его нашли в одном из домов. ‘Амр приказал разрушить селение и выселить оттуда жителей.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама, говоря:

Все жители ал-Хирбы были монахами. Они вероломно напали на людей из тылового отряда ‘Амра и убили их, когда ‘Амр уже достиг ал-Кирйауна. ‘Амр назначил и направил против них Вардана. Тот убил их, а селение разрушил. Оно в развалинах до сих пор.

Рассказал нам мой отец ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам, говоря:

Жители ал-Хирбы были коварные захватчики. ‘Амр б. ал-’Ас послал в их землю, и для него взяли там мешок с пылью с их почвы. Затем ‘Амр призвал их и вступил с ними в переговоры, но они не согласились с ним ни в чем. Он приказал выгнать их, затем дал приказ относительно пыли, и ее положили на место его моления. Он сел на нее, призвал их, повел с ними переговоры, и они согласились на то, чего он хотел. Он дал приказ относительно пыли, и ее убрали. Он вновь призвал их, и они ни на что не согласились. Он делал так несколько раз. Когда Амр увидел это, он сказал: «Это селение не привести к миру, пока не растопчешь!» ‘Амр приказал его разрушить. А Аллах знает лучше.

Рассказ о том, что говорят о втором захвате Александрии

Вновь идет рассказ Ибн Лахи’и [со слов] Йазида б. Абу Хабиба. Он сказал:

Когда Аллах поразил румийцев, /178/ ‘Усман пожелал, чтобы ‘Амр ведал делами войны, а ‘Абдаллах б. Са’д — делами [196] хараджа. ‘Амр сказал: «Мы как будто станем держать корову за рога, пока другой ее доит!» ‘Амр отказался [от этого].

Рассказал нам ‘Абдаллах б. Йазид ал-Мукри’: нам поведал Хармала б. ‘Имран [со слов] Тамима б. Фира’ ал-Махри. Он сказал:

Я был при захвате Александрии во второй раз, но мне не выделили доли в добыче, так что между моим племенем и [племенем] курайш чуть не началась борьба. Кто-то из моего племени сказал: «Пошлите к Абу Басре ал-Гифари и к ‘Укбе б. ‘Амиру ал-Джухани, потому что они асхабы посланника Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — и спросите их об этом». К ним послали и спросили их. Они ответили: «Посмотрите, если он взрослый, то выделите ему долю». Меня осмотрели люди из моего племени. Я был взрослым, и мне выделили долю добычи.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал Ибн Вахб, [передавая сведения] Муса б. ‘Улая, [который повествовал по сообщению] своего отца [со слов] ‘Амра б. ал-’Аса:

Во второй раз Александрия была захвачена силой оружия во время халифата ‘Усмана б. ‘Аффана после смерти ‘Умара б. ал-Хаттаба, да будет доволен Аллах ими обоими!

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи’а. Он сказал:

В первый раз Александрия была взята в 21 г. {641-42 г.}, а во второй раз она была захвачена в 25 г. {645-46 г.}. Между двумя ее взятиями прошло четыре года.

Рассказал Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да. Он сказал:

Первое взятие Александрии произошло в 22 г. {642-43 г.}, а второй ее захват — в 25 г.

Говорит [некто], не Ибн Лахи’а:

‘Амр оставался [правителем Египта] после взятия Александрии один месяц, а затем ‘Усман отстранил его и назначил правителем ‘Абдаллаха б. Са’да.

Говорит [некто], не Ибн Лахи’а, в своем рассказе [со слов] Йазида б. Абу Хабиба:

Остался ал-Хайс из [округа] ал-Бийама 657, за который мусульмане продолжали сражаться в течение семи лет после завоевания Египта из-за того, что там надо было захватывать эти воды и заросли. [197]

Рассказ о поездках ‘Амра к ‘Умару б. ал-Хаттабу

Рассказал ‘Усман б. Салих [со слов] ал-Лайса б. Са’да.

Он сказал:

После завоевания Египта ‘Умар б. ал-Хаттаб прожил три года. В течение этого времени ‘Амр приезжал к нему два раза.

Говорит Ибн ‘Уфайр:

Во время первой поездки ‘Амр оставил заместителями /179/ Закарийа’ б. ал-Джахма ал-’Абдари — ведать войском и Муджахида б. Джабра, маула бану науфал б. ‘Абд манаф, — ведать хараджем, а Муджахид — дед Му’аза б. Муса ан-Наффата, отца Исхака б. Му’аза, поэта.

‘Умар спросил ‘Амра: «Кого ты оставил заместителем?» Тот ответил: «Муджахида б. Джабра». ‘Умар продолжил: «Маула дочери Газвана?» ‘Амр ответил: «Да. Он писец». ‘Умар сказал: «Перо дает почетное место своему хозяину!»

Дочь Газвана — это сестра ‘Утбы б. Газвана 658, а ‘Утба — участник битвы при Бадре.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Хишам, сказав: нам сообщил Зийад б. ‘Абдаллах [со слов] Мухаммада б. Исхака. Он сказал:

[Он] ‘Утба б. Газван б. Джабир б. Вахб б. Нусайб б. Малик б. ал-Харис б. Мазин б. Мансур б. ‘Икрима б. Хасафа б. Кайс б. ‘Айлан, союзник бану науфал б. ‘Абд манаф.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Участок Муджахида б. Джабра — [теперь] дом Салиха, начальника рынка.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: затем вновь идет рассказ Ибн ‘Уфайра. Он сказал:

Во время второй поездки ‘Амр оставил заместителем ‘Абд-аллаха б. ‘Амра.

Рассказали нам’Абд ал-Малик б. Маслама и ‘Абдаллах б. Салих, говоря: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д [со слов] Йазида б. Абу Хабиба:

‘Амр б. ал-’Ас вошел к ‘Умару б. ал-Хаттабу, а тот сидел у стола, и все его окружающие были в том же положении, и на блюде не было излишка для кого-нибудь, кто сел бы [за еду]. ‘Амр произнес приветствие ‘Умару, тот приветствовал его в ответ и спросил: «Ты ‘Амр б. ал-’Ас?» Тот ответил: «Да!» ‘Умар протянул руку к сариду, наполнил ее и протянул руку ‘Амру б. ал-’Асу, сказав: «Возьми это!» ‘Амр сел, переложил сарид в левую руку и стал есть правой, а посольство египтян смотрело на него. Когда они вышли, посольство спросило ‘Амра: «Что это ты делал?» ‘Амр ответил: «Клянусь Аллахом, он знает, что с тем, что я привез из Египта, я не нуждаюсь в сариде, который он мне дал. Однако он хотел меня испытать, и, если бы я не принял [угощение], я встретил бы от него худое».

Рассказал нам Абу-л-Асвад ан-Надр б. ‘Абд ал-Джаббар: [198] нам сообщил Ибн Лахи’а [со слов] Абу Кабила. Он сказал:

‘Амр б. ал-’Ас пришел к ‘Умару б. ал-Хаттабу, покрасив волосы и бороду черной краской. ‘Умар спросил: «Ты кто такой?» Тот ответил: «Я ‘Амр. б. ал-’Ас». ‘Умар сказал: «Я знал тебя старым, а теперь ты молодой. Заклинаю тебя, /180/ уйди и отмой это!»

Рассказал нам ‘Абдаллах б. Салих: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д [со слов] Йазида б. Абу Хабиба. Он сказал:

‘Амр б. ал-’Ас прибыл однажды из Египта к ‘Умару и застал его в пятницу на минбаре. ‘Умар сказал: «Это ‘Амр б. ал-’Ас, который пришел к вам. Не следует, чтобы ‘Амр ходил по земле иначе, как [будучи] эмиром».

Рассказал нам Са’ид ибн ‘Уфайр: нам поведал Ибн Лахи’а, [передавая сообщение] Мишраха б. ‘Ахана 659 [со слов] ‘Укбы б. ‘Амира:

‘Умар — да будет доволен им Аллах! — сказал: «Не следует, чтобы ‘Амр ходил по земле иначе, как [будучи] эмиром».

Сказал ал-Лайс:

‘Амр б. ал-’Ас сказал: «Никто не был искуснее меня в войне».

Рассказ о кончине ‘Амра б. ал-’Аса

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: ‘Амр б. ал-’Ас скончался в 43 г. {663-64 г.}

Рассказал нам Йахйа ибн Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да. Он сказал:

‘Амр б. ал-’Ас скончался в 43 г. В том году ‘Утба б. Абу Суфйан был назначен эмиром египтян. В том же году Шарик б. Сумай пошел походом на Либду в ал-Магриб.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: рассказали нам Асад б. Муса и ‘Абдаллах б. Салих, говоря: нам поведал ал-Лайс б. Са’д, [передавая сообщение] Йазида б. Абу Хабиба [со слов] Ибн Шумасы, который ему рассказал:

Когда к ‘Амру б. ал-’Асу пришла смерть, он заплакал. ‘Абдаллах б. ‘Амр обратился к нему: «О Абу ‘Абдаллах! Ты скорбишь из-за смерти, которая уносит тебя так?» ‘Амр ответил: «Нет, из-за того, что после смерти!» ‘Абдаллах напомнил ему его пребывание вместе с посланником Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — и победы, которые были [им одержаны] в Сирии. Когда ‘Абдаллах кончил это, ‘Амр сказал: «Я был [в течение моей жизни] в трех положениях. Если бы я умер в одном из них, я знаю, что сказали бы люди. Аллах послал Мухаммеда — да благословит его Аллах и да приветствует! — а я был из людей самым большим ненавистником [199] по отношению к тому, что он принес, — я хотел его убить. Если бы я умер в этом положении, люди бы, конечно, сказали: “‘Амр умер язычником, врагом Аллаха и его посланника, — жителем ада". Затем Аллах заронил в мое сердце ислам. Я пришел к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует! — и он протянул мне руку, чтобы привести меня к присяге. Я сжал свою руку и сказал: “Я принесу тебе присягу с тем [условием], что простится мне то, что было раньше из моих грехов. Я думаю, что в исламе не совершу новых грехов". /181/ Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — ответил: О ‘Амр! Ислам отсекает грехи, которые были до него, а хиджра отсекает то, что было между нею и принятием ислама". Если бы я умер в этом положении, люди, конечно, сказали бы: “’Амр принял ислам и старательно трудился вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует! Мы надеемся для ‘Амра на множество хорошего у Аллаха". Затем я стал эмиром, и [на меня] напали искушения, — я боюсь этого положения! Когда вы вынесете меня, поторопитесь со мной. Пусть не идут за мной ни плакальщица, ни факелы. Заверните меня крепко в мой изар, ведь я предстану пред Судом, насыпьте надо мною землю ровным холмиком, ведь мой правый бок имеет не больше прав на засыпанную землю, чем левый, и не кладите меня в могилу деревянную или кирпичную. Затем, когда вы меня похороните, останьтесь около меня, чтобы зарезать и разделить верблюда, которым я вас развеселю».

Рассказал нам Асад б. Муса: нам сообщил Ибн Лахи’а: нам поведал Йазид б. Абу Хабиб, [повествуя по сведениям] Сувайда б. Кайса [со слов] Кайса б. Сумая 660:

[Он сообщил] что-то вроде этого.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

‘Амр сказал: «Клянусь Аллахом! Если бы я не стыдился больше всего посланника Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — я без устали глядел бы на него и разговаривал бы с ним, о чем хотел. Но он соединился с Аллахом, а я его стыдился».

Загещание ‘Амра б. ал-’Аса при его смерти

Рассказал нам Асад б. Муса: нам поведал ‘Абд ар-Рах-ман б. Мухаммад, [передавая сообщение] Мухаммада б. Талхи 661 [со слов] Исма’ила 662

‘Амр б. ал-’Ас, когда пришла к нему смерть, попросил: «Позовите ко мне ‘Абдаллаха». Он сказал: «О мой сынок! Вот я умираю. Обмой меня один раз и положи во вторую воду, которой ты меня обмоешь, немного камфары. Когда ты это сделаешь, то поспеши меня [похоронить]. Когда опустишь меня в могилу, насыпь надо мной землю холмиком. Знай, что ты оставляешь меня одиноким, в страхе. О Аллах! Я не [200] оправдываюсь, но прошу простить. О Аллах! Воистину, ты приказываешь делать, а мы пренебрегаем, ты запрещаешь, а мы совершаем! Не невинный, я ищу оправдания, не могущественный, я прошу помощи. Нет божества, кроме тебя! Нет божества, кроме тебя!» [Он повторил это] три раза, а затем скончался.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал Йа’куб б. ‘Абд ар-Рахман 663 [со слов] своего отца:

Когда к ‘Амру б. ал-’Асу пришла смерть, из его глаз потекли [слезы], и он заплакал. ‘Абдаллах спросил его: «О папочка! Чего тебе бояться? Разве бывало, что постигало тебя какое-нибудь из дел Аллаха и ты не переносил его?» ‘Амр ответил /182/ ему: «О мой сынок! Твоего отца постигли три бедствия. Первое из них — пресечение дела его (Аллаха), второе — страх перед Судным днем, третье — разлука с любимыми, а оно легче всего. О Аллах! Ты приказывал, а я медлил; ты запрещал, а я не подчинялся. О Аллах! Прощение и отпущение [грехов] — твои качества!»

Рассказал нам Вахбаллах б. Рашид: нам сообщил Йунус б. Йазид, [передавая данные] Ибн Шихаба, [который пересказал сведения] Хумайда б. ‘Абд ар-Рахмана [со слов] ‘Абдаллаха б. ‘Амра:

‘Амр б. ал-’Ас, когда пришла к нему смерть, сказал: «О мой сынок! Вот, я умираю. Заверни меня в три савана и покрой одним. Выкопайте мне в земле могилу и насыпьте надо мной землю холмиком, ведь я предстаю перед Судом». Затем он сказал: «О Аллах! Воистину, ты приказываешь одни дела и запрещаешь другие, а мы пренебрегаем многим из того, что ты приказываешь, и впадаем во многое из того, что ты запрещаешь! О Аллах! Нет божества, кроме тебя!» Он не переставал повторять это, пока не умер.

Рассказал нам ал-Мукри’ ‘Абдаллах б. Йазид: нам поведал Хармала б. ‘Имран ат-Туджиби: мне сообщил Йазид б. Абу Хабиб [со слов] Абу Фираса, маула ‘Амра б. ал-’Аса:

‘Амр б. ал-’Ас, когда пришла к нему смерть, сказал своему сыну ‘Абдаллаху: «Вот, я умираю. Обмой меня, заверни в саван и покрой изаром, потому что я предстаю перед Судом. И когда ты меня вынесешь, поспеши со мной в пути. Когда ты оставишь меня на месте моления — а будет это в день праздника, — посмотри на начала дорог. Когда никого на дорогах не останется и все соберутся, начни, соверши молитву надо мной, а потом праздничную молитву. Когда ты положишь меня в могилу, пусть засыплют меня землей. И мой правый бок имеет не больше прав на засыпанную землю, чем левый. А когда вы заровняете могилу, посидите около нее, чтобы зарезать и разделить верблюда, которым я вас развеселю».

Как рассказали нам’Абд ал-Гаффар б. Дауд 664 и ‘Абд-аллах б. Салих, [передавая сообщение] ал-Лайса б. Са’да [со слов] Раби’и б. Лакита: [201]

Когда ‘Абдаллах б. ‘Амр пришел, чтобы совершить молитву над отцом, он сказал: «Клянусь Аллахом! Я бы не хотел, чтобы моим отцом был отец какого-нибудь [другого] араба. Я бы не хотел, чтобы Аллах знал, что из глаз моих текут слезы от печали, [тогда как] у меня есть лучшие верблюды {Т. е. богатство}», а затем он восславил Аллаха.

Рассказал нам Са’ид ибн ‘Уфайр, говоря:

‘Амра похоронили на ал-Мукаттаме около лощины, которая была тогда для людей дорогой в Хиджаз. Он хотел, чтобы за него возносили молитву те, кто проходил мимо могилы.

/183/ ‘Абдаллах б. аз-Зубайр сказал по этому поводу:

Разве ты не видишь, что век губят тревоги за ‘Амра ас-Сахми, которому принадлежал Египет?
Он покинут на голом месте, его сбили с пути его хитрости и укрытое богатство.
Не даст ему избавления это все — его ухищрения и его козни — от того, что предназначено ему судьбой.

Рассказ о завоевании Ифрикии

Затем снова идет рассказ ‘Усмана и других:

Когда ‘Усман отстранил ‘Амра б. ал-’Аса от правления Египтом и назначил эмиром ‘Абдаллаха б. Са’да б. Абу Сарха, тот стал посылать мусульман легкими конными отрядами, как это делали в дни [правления] ‘Амра, и они стали нападать на окраины Ифрикии и брать добычу. ‘Абдаллах б. Са’д написал ‘Усману, сообщая ему о близости окраин Ифрикии от мест, где укрепились мусульмане, и просил разрешения пойти туда походом. ‘Усман призвал людей к походу, посоветовавшись об этом. Когда люди собрались, ‘Усман поставил во главе их ал-Хариса б. ал-Хакама, пока они не придут в Египетк ‘Абдаллаху б. Са’ду, так как право приказа принадлежит ему. ‘Абдаллах б. Са’д отправился туда. Местопребывание властей Ифрикии находилось тогда в Карфагене. Ею правил тогда царь по имени Джурджир, которого назначил правителем Ираклий. Но он отверг власть Ираклия и стал чеканить динары от своего имени. Его власть простиралась от Атрабулуса до Танджи 665.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи’а. Он сказал:

Ираклий назначил Джурджира правителем, но тот отверг его власть.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: затем вновь идет рассказ ‘Усмана б. Салиха и других. Он сказал:

Джурджир сошелся с ‘Абдаллахом б. Са’дом и вступил с ним в сражение. Но Аллах поразил его, а осуществил его убийство, как утверждают, ‘Абдаллах б. аз-Зубайр. Войско Джурджира [202[ бежало. ‘Абдаллах б. Са’д разослал конные отряды, они разогнали войска Джурджира и захватили большую добычу. Когда вожди Ифрикии увидели это, они попросили ‘Абдаллаха б. Са’да, чтобы он взял у них дань за то, что уйдет из их страны. ‘Абдаллах принял у них это и вернулся в Египет, не назначив им никого правителем и не устроив там постоянного лагеря.

Добыча мусульман тогда была следующая.

Как рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама, [передавая сведения] Ибн Лахи’и, [который повествовал по сообщению] Абу-л-Асвада [со слов] /184/ Абу Увайса. Сказал Абу-л-Асвад: наш маула рассказал:

Мы ходили походом в Ифрикию с ‘Абдаллахом б. Са’дом. Он разделил между нами добычу после изъятия хумса. Доля всадника достигла трех тысяч динаров — две тысячи на лошадь и тысячу на всадника, а доля пешего воина — тысячи динаров. Была выделена доля людям, погибшим при Зат ал-Хумам, и их родственникам досталось после их смерти по тысяче динаров.

Рассказал нам Йусуф б. ‘Ади: нам поведал Ибн ал-Му-барак, [передавая сообщение] Хайвы б. Шурайха, [который повествовал по сведениям] ‘Абд ар-Рах-мана б. Абу Хилала [со слов] Абу-л-Асвада, что его маула Абу Аус когда-то рассказывал ему:

Человеку, который пошел в поход в Ифрикию и умер при Зат ал-Хумам, выделяли долю добычи. Его доля составляла тысячу динаров.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д [со слов] не одного человека:

‘Абдаллах б. Са’д ходил походом в Ифрикию и убил Джурджира. И досталось тогда всаднику три тысячи динаров, а пешему воину — тысяча динаров.

Сказал кто-то из египетских шейхов, не ал-Лайс:

В каждом динаре, [взятом тогда], динар с четвертью [наших].

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: затем снова идет рассказ ‘Усмана б. Салиха и других. Он сказал:

Это войско ‘Абдаллаха б. Са’да составляло двадцать тысяч [воинов].

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама [со слов] Ибн Лахи’и. Он сказал:

Только из [племени] махра в войске было шестьсот человек, из [ветви] ганс [племени] азд — семьсот человек, из [ветви] майда’ан — семьсот человек, а майда’ан — из [племени] азд. Как рассказал нам Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр, [передавая сообщение] Ибн Лахи’и, [который повествовал по сведениям] ал-Хариса б. Йазида [со слов] Азхара б. Йазида ал-Гутайфи: Раздел добычи производил Шарик б. Сумай. Он продал Ибн [203] Зураре ал-Мадини за золото золотой песок, а одно лучше другого. Затем его встретил ал-Микдад б. ал-Асвад, и он рассказал ал-Микдаду об этом. Ал-Микдад сказал: «Так не годится!» Ибн Зурара ответил ему: «Прибыль от этой [сделки] — подарок тебе». Шарик б. Сумай сказал [Ибн Зураре]: «Я не хочу, чтобы у меня было то, что ты получил, я тебе верну это».

Как рассказали нам мой отец ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам и Са’ид ибн ‘Уфайр:

Дочь Джурджира попала в составе доли добычи одному из ансаров. Он отправился с ней в обратный путь, везя [ее] на своем верблюде, и начал слагать стихи размером раджаз:

/185/ О дочь Джурджира! Пришел твой конец, в Хиджазе есть для тебя хозяйка!
Ты обязательно будешь носить свой бурдюк из Куба’.

Она спросила: «Что говорит эта собака?» Ей рассказали. Тогда она бросилась с верблюда, на котором была, сломала шею и умерла.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи’а:

‘Абдаллах б. Са’д — это тот, кто завоевал Ифрикию. Но говорят, что он тот, кто изнасиловал Ифрикию. Перед ним сложили кучу серебряных денег. Он спросил ифрикийцев: «Откуда это у вас?» Человек стал ходить кругом, как будто в поисках чего-то, пока не нашел оливку. Он принес ее к нему и сказал: «Из этого мы добываем серебряные деньги». ‘Абдаллах спросил: «Каким образом?» Тот ответил: «У румийцев нет оливок, они постоянно приходят к нам и покупают у нас масло, а мы берем у них эти серебряные деньги».

Как рассказал нам ‘Усман б. Салих [со слов] Ибн Ла-хи’и и других:

Ифрикийцы {Афарика} называются так потому, что они потомки Фарика б. Байсара. Фарик взял себе землю от Барки до Ифрикии. По ифрикийцам названа Ифрикийа.

Рассказал нам мой отец ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам: нам поведал Бакр б. Мудар, [передавая сообщение] Йазида б. Абу Хабиба, [который повествовал по сведениям] ал-Джуласа б. ‘Амира [со слов] ‘Абдаллаха б. Абу Раби’и 666. Он сказал:

‘Абдаллах б. Са’д молился с людьми в Ифрикии ал-Магриба. Когда он совершил два рак’ата, то услышал шум в мечети. Они испугались этого и подумали, что это враги. ‘Абдаллах прервал молитву, но, когда они ничего не увидели, он стал произносить им проповедь, а затем сказал: «Воистину, эту молитву следует повторить!» Он приказал му’аззину призвать к молитве и повторил ее.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как нам рассказал ‘Абд ал-Малик б. Маслама [со слов] Ибн Лахи’и: [204]

‘Абдаллах б. Са’д послал с вестью о завоевании ‘Укбу б. Нафи’.

А [другие] говорят:

[Он послал] ‘Абдаллаха б. аз-Зубайра, и это вернее. ’Абд-аллах б. аз-Зубайр, как утверждают, ехал, направляясь из Ифрикии в Медину, двадцать ночей.

Рассказал нам Са’ид ибн ‘Уфайр: нам сообщил ал-Мунзир б. ‘Абдаллах ал-Хизами 667 [со слов] Хишама б. ‘Урвы:

‘Абдаллах б. Са’д послал ‘Абдаллаха б. аз-Зубайра с вестью о завоевании Ифрикии. Он пришел к ‘Усману и стал рассказывать об их стычках с врагами и о том, что произошло в этом походе. ‘Усман изумился и сказал ему: «А можешь ли ты рассказать народу /186/ вроде этого?» Он ответил: «Да!» ‘Усман взял его за руку, привел к минбару и сказал: «Расскажи им то, что ты сообщил мне!» Но ‘Абдаллах сначала помедлил. Аз-Зубайр взял пригоршню камешков и собрался бросать ими в него. Тогда ‘Абдаллах стал говорить речь, которая их изумила. Аз-Зубайр говаривал: «Когда кто-нибудь из вас захочет взять замуж женщину, пусть посмотрит на ее отца и брата. И пусть никогда не видит ее родственниц у своих дверей», потому что он находил сходство ‘Абдаллаха б. аз-Зубайра с Абу Бакром. Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д. Он сказал:

‘Абдаллах б. Са’д отправил ‘Абдаллаха б. аз-Зубайра, а тот был в его войске при завоевании. Ибн аз-Зубайр прибыл к ‘Усману б. ‘Аффану и начал с него раньше, чем зайти к своему отцу аз-Зубайру б. ал-’Авваму.

‘Усман отправился в мечеть вместе с Ибн аз-Зубайром. Он произнес хвалу Аллаху и восславил его, а затем рассказал о том, что Аллах оказал милость мусульманам руками ‘Абдаллаха б. Са’да. Потом он сказал: «Встань, о ‘Абдаллах б. аз-Зубайр, и поведай людям то, что ты видел сам!»

Аз-Зубайр сказал: «Я рассердился в душе на ‘Усмана и сказал: “Он представляет одного из юношей, еще не взрослого, но которого он считает достойным и прекрасным"». ‘Абдаллах б. аз-Зубайр встал и стал говорить, и был красноречив и правдив, и не кончил, пока не наполнил народ изумлением. Затем ‘Усман спустился [с минбара], а ‘Абдаллах подошел к своему отцу. Отец схватил его за руку и сказал: «Если ты захочешь взять замуж женщину, посмотри на ее отца и брата прежде, чем жениться!», видимо уподобляя его по красноречию Абу Бакру, его деду.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: это мне рассказал Ибн Лахи’а [со слов] Йазида б. Абу Хабиба.

И говорят:

‘Абдаллах б. Са’д направил Марвана б. ал-Хакама к ‘Усману из Ифрикии. Но я не знаю, по поводу ли победы пли позже. А Аллах знает лучше. [205]

Рассказал нам ‘Абдаллах б. Ма’шар ал-Айли: Марван б. ал-Хакам уехал из Ифрикии. Его послал ‘Абдаллах б. Са’д вместе с арабом из [племени] лахм или джузам — ‘Абд ар-Рахман [ибн ‘Абд ал-Хакам] не знает точно. Марван сказал: «Мы поехали и оказались на дороге, а наступала ночь. Мой спутник спросил меня: “Не хочешь ли [заехать] к моему другу здесь?" Я ответил: “Как ты хочешь". Он свернул со мной с дороги в сторону и пришел в монастырь. Там была повешена цепь. Он взял цепь и потряс ее, а он был более образованным, чем я. К нам вышел какой-то человек. Когда он нас увидел, то открыл ворота и мы вошли. Он не сказал ни слова, пока не развернул для меня и для моего спутника по ковру. Тогда он обратился к моему спутнику, говоря с ним на своем языке, так что у меня появились дурные мысли. Затем он обратился ко мне и спросил: “Каково твое родство с вашим халифом?" /187/ Я ответил: “Я сын его дяди". Он спросил: “А есть ли кто-нибудь ближе к нему, чем ты?" Я ответил: “Нет, если только у него не родится сын". Он спросил: “А владелец Святой земли 668 — это ты?" Я ответил: “Нет!" Он сказал: “Если ты сможешь стать им, то сделай это". Затем он предложил: “Я хочу рассказать тебе что-то, но боюсь, что ты слаб для этого". Я возразил: “Мне ли ты говоришь это?! Ведь я — это я!" Тогда он обратился к моему спутнику и заговорил с ним на непонятном языке. Затем он обратился ко мне и спросил о том же. Я ответил, как раньше. Он сказал: “Твой господин будет убит. Мы нашли, что тем, кто будет править после него, будет владелец Святой земли. Если ты можешь стать им, то сделай это". Меня охватил гнев из-за этого, а он сказал мне: “Я же сказал, что боюсь, что ты слаб для этого". Я воскликнул: “Что же мне делать, чтобы меня не постигло [такое] или подобное [этому]? Ведь ты известил меня о смерти моего господина и эмира верующих!"». Марван продолжал: «Я приехал в Медину и месяц ничего не рассказывал ‘Усману об этом. Затем вошел к нему, а он сидел на троне в своем доме с веером в руке, и сообщил ему об этом. Когда я дошел до известия об убийстве, я заплакал, не в силах говорить. ‘Усман сказал мне: “Говори то, чего недосказал". И я рассказал. ‘Усман схватил веер, кусая его, — я думаю, это так, — сказал ‘Абд ар-Рахман [ибн ‘Абд ал-Хакам], — упал на спину, схватился за пятку и стал тереть ее, так что я пожалел, что рассказал ему об этом. Затем он сказал мне: “Он сказал правду! Я тебе расскажу об этом. Когда посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — завоевал Табук 669, он дал своим асхабам по одной доле добычи, а мне дал две доли. Я подумал, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — дал мне это за мои траты из-за Табука. Я пришел к посланнику Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — и сказал ему: “Вот, ты дал мне две части добычи, а асхабам по одной части. Я думаю, что это за то, что я потратил". Но посланник Аллаха — да благословит [206] его Аллах и да приветствует! — возразил: “Нет! Я захотел, чтобы люди увидели твое место у меня или твое достоинство предо мной". И я ушел. Меня встретил ‘Абд ар-Рахман б. ‘Ауф и спросил: “Что это ты сказал посланнику Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — что его взгляд все время следит за тобой?" Я подумал, что своими словами [я выразил непослушание] посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует! Я подождал, пока он не вышел на молитву, подошел к нему и сказал: “О посланник Аллаха! ‘Абд ар-Рахман б. ‘Ауф сказал мне то-то и то-то. А ведь я более других каюсь пред Аллахом!" — или вроде этого. Он ответил: “Нет. Но ты или будешь убит, или убьешь. Так будь убит!"». А Аллах знает лучше.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал нам Иахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да:

Завоевание Ифрикии произошло в 27 г. {647-48 г.}

Как рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама [со слов] Малика б. Анаса:

В том году умерла Хафса 670, супруга пророка, да благословит его Аллах и да приветствует!

/188/ Рассказ о Нубии

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал мне Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр:

‘Абдаллах б. Са’д пошел походом на черных, а это Нубия, в 31 г. {651-52 г.}

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи’а [со слов] Йазида б. Абу Хабиба. Он сказал:

‘Абдаллах б. Са’д б. Абу Сарх был правителем ‘Усмана в Египте в 31 г., и Нубия стала воевать с ним.

Сказал Ибн Лахи’а: рассказал мне ал-Харис б. Йазид, говоря:

Они вступили в жестокое сражение. Тогда был поражен глаз у Му’авии б. Худайджа, у Абу Шамира б. Абрахи и у Хайвила б. Наширы. И тогда [бой] назвали «стреляющий в зрачки». ‘Абдаллах б. Са’д заключил с ними мир, поскольку не мог превозмочь их.

Сказал поэт:

Не видел глаз мой ничего, подобного Дню Донголы 671: кони нападали, отягченные кольчугами.

Говорит Ибн Абу Хабиб в своем рассказе: ‘Абдаллах помирился с ними согласно перемирию о том, что нубийцы не будут нападать на мусульман, а мусульмане — на нубийцев и что нубийцы каждый год будут давать мусульманам [207] столько-то голов рабов, а мусульмане будут давать им столько-то пшеницы и столько-то чечевицы каждый год.

Сказал Ибн Абу Хабиб:

Между ними и египтянами нет договора и нет обязательства, но только перемирие о безопасности одних с другими.

Сказал Ибн Лахи’а:

Нет худа в том, что покупают рабов у них и у других. Из них был Абу Хабиб, отец Йазида, а его имя было Сувайд.

Рассказал нам Са’ид ибн ‘Уфайр: нам сообщил Ибн Ла-хи’а, говоря: я слышал, как Йазид б. Абу Хабиб говорил:

Мой отец был из пленников Донголы, маула одного человека из бану ‘амир, мединца, которого звали Шарик б. Туфайл.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как записал кто-то из шейхов-египтян:

Нубия получила мирный договор на условии [поставки] трехсот шестидесяти голов [рабов] каждый год.

Но говорят:

На условии [поставки] четырехсот голов [рабов] ежегодно, из которых в виде добычи мусульман /189/ триста шестьдесят голов, а сорок голов — правителю страны.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: некоторые шейхи утверждают:

Среди них [должно быть] семнадцать кормилиц.

Затем ‘Абдаллах б. Са’д удалился оттуда.

И говорят, согласно тому, что написал кто-то из шейхов-предшественников:

Он смотрел этот договор в одном из диванов в ал-Фустате и читал его, прежде чем он сгорел. Вот что он запомнил оттуда: «Мы заключим с вами договор и обязательство, что вы будете давать нам триста шестьдесят голов [рабов] и будете приходить в нашу страну проездом, не оставаясь [постоянно]. Так и мы будем приходить в вашу страну. При этом, если вы убьете кого-нибудь из мусульман, не будет для вас перемирия, и, если вы дадите убежище рабу мусульман, не будет для вас перемирия. На вас лежит [обязанность] возврата мусульманских беглых и тех, кто будет искать у вас убежище из зиммиев».

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: кто-то другой из шейхов утверждает:

У мусульман нет [твердого] установления для Нубии. Они в начале года послали [послов] с перемирием и подарили ‘Амру б. ал-’Асу сорок голов [рабов]. Но он не захотел принять [дар] от них и вернул это одному из вельмож коптов, которого звали Настакус, а он был их управляющим в Египте. Он продал это и купил для них припасы. Это они приводят как доказательство того, что ‘Амр послал им пшеницу и лошадей. И это потому, что им отказывали в пшенице и лошадях; они обнаружили такое в начальные времена и стали получать [желаемое]. Таков рассказ о них. [208]

Затем снова идет рассказ:

[Мусульмане] собрались к ‘Абдаллаху б. Са’ду при уходе [из Нубии] на берегу Нила в ал-Будже. Он опросил про нубийцев, и ему рассказали, где они. Он потерял интерес к этому делу, ушел и оставил их. У них не было ни обязательства, ни мирного договора. Первым, кто заключил с ними мирный договор, был ‘Убайдаллах б. ал-Хабхаб.

Один из шейхов утверждает:

Он читал письмо Ибн ал-Хабхаба, и вот что было в нем: «Триста девственниц ежегодно. Вы будете останавливаться в ар-Рифе [только] как проезжие купцы, не постоянно. Вы не должны убивать ни мусульман, ни зиммиев, а если убьете, то не будет у вас договора. Вы не будете давать убежище рабам мусульман и будете возвращать их беглых, если они попадут [к вам]. Я поставил вам эти условия в ваши дни, чтобы они сдерживали вас. За каждую овцу, которую захватит буджавиец, с него следует четыре динара, а за корову — десять. Ваш поверенный будет постоянно в ар-Рифе заложником в руках мусульман».

Рассказ о «битве мачт»

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал нам Йахйа б. ‘Абдаллах б. /190/ Вукайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да:

Затем ‘Абдаллах б. Са’д б. Абу Сарх пошел походом «битвы мачт» в 34 г. {654-55 г.}

Как рассказал нам ‘Абдаллах б. Салих, [передавая сообщение] ал-Лайса б. Са’да [со слов] Йазида б. Абу Ха-биба:

Из событий этого похода было следующее. Когда ‘Абдаллах б. Са’д остановился у [места] «битвы мачт», он высадил половину людей [во главе] с Бусром б. Абу Арта 672 для набега на суше. Когда они ушли, к ‘Абдаллаху б. Са’ду пришел некто и сказал: «То, что ты собираешься сделать, — делай сейчас же, потому что к тебе направляется Ираклий с тысячью кораблей!»

Сказал некто, не ал-Лайс:

Это был сын Ираклия 673, так как Ираклий умер в 29 г. {649-50 г.}, в то время, когда мусульмане осаждали Александрию.

Затем опять идет рассказ ал-Лайса [со слов] Йазида б. Абу Хабиба. Он сказал:

У мусульман тогда было двести с лишним кораблей. ‘Абдал-лах б. Са’д встал между людьми и сказал: «Дошло до меня, что Ираклий направляется к вам с тысячью кораблей. Дайте мне совет!» Но никто из мусульман не сказал ему ни слова. Он посидел немного, чтобы обратились к нему сердца мусульман, затем встал во второй раз и заговорил с ними. Но никто не сказал [209] ни слова. Он [опять] сел, затем встал в третий раз и сказал: «Воистину, ничего не осталось! Так дайте мне совет!» Тогда встал один мединец, пошедший добровольцем с ‘Абдаллахом б. Са’дом, и сказал: «О эмир! Воистину, Аллах превеликий — хвала ему! — говорил: “Сколько небольших отрядов победило отряд многочисленный с дозволения Аллаха! Поистине, Аллах — с терпеливыми!"{Коран II.250}». ‘Абдаллах сказал: «Взойдите на корабли во имя Аллаха!» Они взошли на корабли, только на каждом корабле была половина отряда — вторая половина сошла на берег вместе с Бусром. Арабы напали на румийцев и стали сражаться стрелами арабскими и персидскими. Ираклий отступил, как будто его постигло поражение. К нему подходили лодки, сообщавшие противоречивые вести. Ираклий спросил: «Что они делают?» Ему ответили: «Сражаются стрелами арабскими и персидскими». Он сказал: «Румийцы победят!» Затем к нему пришли, и он спросил: «Что они делают?» Ему ответили: «Стрелы истощились, и они мечут камни!» Он сказал: «Румийцы победят!» Затем к нему пришли, и он спросил: «Что они делают?» Ему ответили: «Камни кончились, они сцепляют корабль с кораблем и сражаются мечами». Тогда он сказал: «Румийцы побеждены!»

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи’а [со слов] Йазида б. Абу Хабиба. Он сказал:

Корабли тогда были соединены цепями.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Корабль ‘Абдаллаха б. Са’да, а он был эмиром, был прицеплен одним из вражеских кораблей. Вражеский корабль приблизился, притягивая корабль ‘Абдаллаха б. Са’да к румий-цам. Но тут вскочил ‘Алкама б. Йазид ал-Гутайфи 674 — а он был на корабле вместе с ‘Абдаллахом б. Са’дом, — ударил мечом по цепи и разрубил ее.

Позже ‘Абдаллах спросил у своей жены /191/ Бусайсы ибнат Хамза б. Лишарх, которая была тогда с ним вместе — ведь люди пошли в поход на кораблях вместе с женами: «Как ты думаешь, кто сражался лучше всех?» Она ответила: «‘Алкама — господин цепи!» А когда-то ‘Абдаллах сватал Бусайсу у ее отца, и тот сказал: «‘Алкама уже просил ее в жены. Я дал обещание ему относительно ее. Если он откажется от нее, то женись». ‘Абдаллах переговорил с ‘Алкамой, тот отказался от нее, и ‘Абдаллах б. Са’д женился на ней. Потом умер ‘Абдаллах, и на ней женился ‘Алкама б. Йазид. Потом ‘Алкама умер, а на ней женился Курайб б. Абраха после него. Она умерла, будучи за ним замужем, в тот год, когда Марван убил ал-Акдара б. Хумама 675.

Сказал кто-то, не Ибн Лахи’а:

Марван убил ал-Акдара б. Хумама в тот день, когда умерла Бусайса. Известие об этом пришло к Курайбу, но он сказал: [210]

«Вот, я освобожусь от погребения этого тела». Он не вышел [из дома], так что ал-Акдар был убит. И люди тогда осуждали Курайба б. Абраху.

А относительно ал-Акдара б. Хумама и его убийства есть рассказы длиннее этого.

Сказал кто-то, не Ибн Лахи’а:

Румийцы пришли к Константину, сыну Ираклия, в 35 г. {655-56 г.} и сказали: «Ты оставил Александрию в руках арабов, а ведь это величайший наш город!» Он воскликнул: «Что же я могу сделать с вами? Вы же не можете продержаться ни часа, когда сходитесь с арабами!» Они сказали: «Иди! А мы обещаем стоять насмерть!» И они поклялись в этом.

Константин отправился с тысячью кораблей, стремясь к Александрии, и несколько дней плыл, борясь с ветром. Аллах послал на них ветер, и он потопил всех, кроме Константина, который бежал на своем корабле. Ветер забросил его в Сицилию. Его спросили о его деле, и он рассказал. Ему сказали: «Ты хотел добра христианам, но погубил своих людей. Если на нас пойдут арабы, мы не найдем никого, кто их отразит!» Он ответил: «Мы вышли всей мощью, но постигло нас такое!» Они приготовили ему баню и набросились на него [там]. Он вскричал: «Горе вам! Погибли ваши мужи, а вы убиваете своего царя!» Они ответили: «Что бы тебе потонуть вместе с ними?!» Они убили его и закололи тех, кто был с ним на корабле.

Рассказ об охранном отряде в Александрии

Рассказал нам ‘Усман б. Салих: нам поведал Ибн Лахи‘а [со слов] Йазида б. Абу Хабиба и ‘Абдаллаха б. Хубайры, дополнявших [в рассказах] один другого. Он сказал:

Когда в стране установился порядок, а Аллах дал мусульманам захватить /192/ Александрию, ‘Амр выделил для охраны Александрии четверть своих людей. Эта четверть оставалась там шесть месяцев, затем ее сменяла на шесть зимних месяцев четверть с побережья. [Другая] половина людей оставалась с ‘Амром [в ал-Фустате].

Рассказал кто-то, не Йазид б. Абу Хабиб и не ‘Абдаллах б. Хубайра:

‘Умар б. ал-Хаттаб посылал борцов за веру из мединцев, которые охраняли Александрию, и писал правителям: «Не пренебрегайте ею, придавайте важность ее охране, не доверяйте румийцам в ней!»

‘Усман написал ‘Абдаллаху б. Са‘ду: «Ты знаешь, как заботился эмир верующих [‘Умар] об Александрии. Румийцы дважды нарушали договор. Держи в Александрии охранный [211] отряд неотлучно! Посылай ему довольствие и сменяй каждые шесть месяцеи».

Рассказал нам Талк б. ас-Самх: нам поведал Димам б. Исма‘ил ал-Ма’афири: нам сообщил Абу Кабил:

‘Утба б. Абу Суфйан назначил ‘Алкаму б. Йазида начальником в Александрию и послал с ним двенадцать тысяч [воинов]. ‘Алкама написал письмо Му’авии, жалуясь на ‘Утбу, когда он подверг риску его и тех, кто был с ним. Му‘авийа послал ему письмо: «Я послал тебе подкрепление из десяти тысяч сирийцев и пяти тысяч мединцев». И там стало двадцать семь тысяч [воинов].

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи‘а:

‘Алкама б. Йазид был начальником в Александрии, и с ним было двенадцать тысяч [воинов]. Он написал Му’авии: «Ты назначил меня начальствовать в Александрии, но со мной только двенадцать тысяч [воинов]. Один из нас едва может увидеть другого из-за нашей малочисленности». Му’авийа послал ему письмо: «Я послал тебе в подкрепление ‘Абдаллаха б. Мути ‘ 676с четырьмя тысячами мединцев. Я приказал Ма‘ну б. Йазиду ас-Сулами 677, чтобы в ар-Рамле 678 он и четыре тысячи [воинов] вместе с ним не выпускали из рук узду лошадей. Когда к ним придет от тебя просьба о помощи, они направятся к тебе».

Сказал Ибн Лахи’а:

‘Амр б. ал-’Ас говаривал: «Правление всем Египтом равно халифату».

Рассказ о тех, кто ходил походом в ал-Магриб после ‘Амра б. ал-’Аса, и о завоевании ал-Магриба

Му‘авийа б. Худайдж

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

После ‘Абдаллаха б. Са’да в ал-Магриб пошел /193/ Му’авийа б. Худайдж ат-Туджиби в 34 г. {654-55 г.}. В его войске в тот год с ним был ‘Абд ал-Малик б. Марван. Му’авийа захватил крепости, взял огромную добычу и основал около гор ал-Карн 679 ал-Кайраван. Но он не остался там и ушел в Египет. В этом походе с ним были многие из мухаджиров и ансаров.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи’а, и рассказал нам Йусуф б. ‘Ади: нам поведал ‘Абдаллах б. ал-Мубарак подобное тому, [что идет] от Ибн Лахи’и, [который передавал сведения] Букайра б. ‘Абдаллаха [со слов] Сулаймана б. Йасара 680. Он сказал:

Мы ходили походом в Ифрикию с Му’авией б. Худайджем. [212] С нами были многие из мухаджиров и ансаров. Ибн Худайдж дал нам [только] половину [добычи] после [изъятия] хумса. Но я не видел, чтобы кто-нибудь осудил это, за исключением Джабалы б. ‘Амра ал-Ансари 681.

Рассказал нам Йусуф б. ‘Ади: нам поведал Ибн ал-Мубарак, [передавая сообщение] Ибн Лахи‘и [со слов] Халида б. Абу ‘Имрана 682. Он сказал:

Я спросил Сулаймана б. Йасара о добыче в этом походе, и он ответил: «Я не видел, чтобы кто-нибудь сделал так, кроме Ибн Худайджа. Он дал нам в Ифрикии [только] половину после [изъятия] хумса, а ведь с нами были из асхабов посланника Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — многие из первых мухаджиров. И Джабала б. ‘Амр ал-Ансари отказался взять хоть что-нибудь из этого».

Затем снова идет рассказ ‘Усмана б. Салиха и других.

Он сказал:

Он дошел до Кунии, это место города ал-Кайравана, затем пошел в горы, которые называются ал-Карн, расположившись лагерем около них, и послал ‘Абд ал-Малика б. Марвана с тысячью людей к городу, называвшемуся Джалула’ 683. ‘Абд ал-Малик осаждал ее несколько дней, но ничего не смог сделать и ушел обратно. Он продвигался понемногу {в книге «понемному». HF}, пока не увидел позади [своих] людей густую пыль. Он подумал, что враги ищут его. Многие стали из-за этого отступать, а кое-кто остался в строю, и люди стали очень торопиться.

Тем временем пали стены города Джалула’, мусульмане вошли в него и захватили то, что в нем было. А ‘Абд ал-Малик ушел к Му’авии б. Худайджу.

Люди разошлись во мнениях по поводу добычи. Ибн Худайдж написал об этом Му‘авии б. Абу Суфйану. Тот написал: «Воистину, лагерь — опора отрядов набега. Раздели добычу между ними!» Каждому человеку из них досталось по двести динаров. Лошадям выделили по две доли, а их владельцам — по доле. Рассказал ‘Абд ал-Малик: «Я получил за мою лошадь и за себя шестьсот динаров и купил за них невольницу».

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: но говорят: Му‘авийа б. Худайдж сам пошел походом на Джалула’ и осадил ее, но не мог ее осилить и ушел оттуда с горечью.

Часть его людей была ранена, а некоторые были убиты. Аллах дал взять ее после его ухода без конницы /194/ и пехоты. Му’авийаб. Худайдж и те, кто был с ним, возвратились туда. Там были [взяты] пленные, которых никто не вернул. Мусульмане взяли там добычу и ушли, возвращаясь в Египет.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи‘а [со слов] Йазида б. Абу Хабиба. Он сказал:

Му’авийа б. Худайдж ходил в Ифрикию походом трижды.

Первый поход был в 34 г. {654-55 г.}, до убийства ‘Усмана. ‘Усман [213] дал хумс от этого похода Марвану. Об этом походе знают немногие люди. Второй поход был в 40 г. {660-61 г.}, а третий — в 50 г. {670 г.}

‘Укба б. Нафи‘

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

После Му‘авии б. Худайджа в Ифрикию пошел в 40 г. {666-67 г.} ‘Укба б. Нафи’ и вместе с ним Буер б. Абу Арта и Шарик б. Сумай ал-Муради. ‘Укба шел вперед из Сурта 684, пока не остановился в Магмадаше.

Как рассказал нам Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са‘да:

Буср направлялся туда из Сурта в 26 г. {640-47 г.} Его застигла зима, и он ничего не мог сделать. До него дошла [весть], что жители Ваддана 685 нарушили свой договор и отказались от того, что Буср б. Абу Арта им назначил. А ‘Амр б. ал-’Ас до этого послал туда Бусра, тот осадил жителей Атрабулуса и взял город.

‘Укба б. Нафи ‘ отправил туда свое войско, назначив во главе его ‘Умара б. ‘Али ал-Кураши и Зухайра б. Кайса ал-Балави 686. Затем он поехал сам с теми, кто поспешил с ним: четыре сотни конников, четыре сотни верблюдов с восьмьюстами бурдюков. Он пришел в Ваддан, взял его, захватил его владетеля и отрезал ему уши. Тот спросил: «Зачем ты сделал это со мной? Ты же заключил со мной договор!» ‘Укба ответил: «Я сделал это с тобой в поучение тебе: когда ты потрогаешь уши, то вспомнишь об этом и не будешь вступать в войну с арабами». ‘Укба изъял у них то, что наложил на них Буср: триста шестьдесят голов [рабов].

Затем ‘Укба спросил у них: «А дальше вас что-нибудь есть?» Они ответили ему: «Джарма 687. Это город Великого Фаззана».

/195/ ‘Укба шел туда восемь ночей от Ваддана. Когда он приблизился к Джарме, то послал призвать жителей к исламу, и они выразили согласие. ‘Укба остановился в шести милях от города. Его владетель выехал, направляясь к ‘Укбе, а ‘Укба послал всадников, которые отделили царя от его свиты и заставили его идти пешком, пока он не пришел к ‘Укбе, сильно утомившись, [ведь] он был изнежен. Он стал сплевывать кровь и спросил ‘Укбу: «Зачем ты сделал так со мной? Я ведь пришел к тебе, выражая покорность!» ‘Укба ответил: «В поучение тебе: когда ты вспомнишь об этом, не будешь вступать в бой с арабами». ‘Укба назначил ему [дань] в триста шестьдесят рабов. С этого дня ‘Укба направил путь на восток.

Затем ‘Укба пошел по своему направлению сразу же к замкам Фаззана и захватил их один за другим, так что достиг [214] самого крайнего. Он спросил жителей: «Есть ли кто-нибудь дальше вас?» Они ответили: «Да! [Там есть] жители Хавара, а это большой замок на краю пустыни на возвышенном месте, на горном хребте. Он — столица [области] Куввар 688». ‘Укба шел туда пятнадцать ночей. Когда он достиг Хавара, жители стали обороняться в укреплениях. ‘Укба осаждал их в течение месяца, но не мог ничего с ними сделать. Он пошел вперед на замки Куввара и захватил их, так что достиг крайнего из них, в котором был владетель области. ‘Укба захватил его и отрубил ему палец. Тот спросил: «Зачем ты так поступил со мной?» ‘Укба ответил: «В поучение тебе: когда ты посмотришь на свой палец, то не будешь биться с арабами!» ‘Укба обязал его [поставлять арабам] триста шестьдесят рабов.

‘Укба спросил: «Есть ли кто-нибудь дальше вас?» Проводник ответил: «Я не знаю об этом и не имею указаний». И ‘Укба отправился в обратный путь. Он прошел к Хавару, который не оказал ему [более] сопротивления, но не остановился там и шел три дня. Жители почувствовали себя в безопасности и открыли свой город. ‘Укба остановился в месте, которое теперь называется Ма’Фарас {«Вода лошади»}. Там не было воды. Арабов постигла сильная жажда, от которой ‘Укба и его люди были на краю гибели. ‘Укба совершил молитву в два рак’ата и воззвал к Аллаху. Лошадь ‘Укбы стала рыть землю копытами, так что открыла скалу, и из нее стала литься вода. Лошадь стала пить эту воду. ‘Укба увидел это и позвал людей, чтобы они стали копать. Они вырыли семьдесят углублений и напились и набрали воды. Поэтому назвали [место] Ма’Фарас.

Затем ‘Укба вернулся в Хавар не по тому пути, по которому ушел оттуда. Жители Хавара не заметили его, пока он не пришел ночью, и он застал их спокойными, /196/ в сборах на пастбища. ‘Укба захватил в городе их детей и имущество и убил тех, кто ему сопротивлялся.

Потом ‘Укба отправился в обратный путь. Он пошел, остановился на месте нынешней Завилы, пошел дальше и пришел в свой лагерь. Через пять месяцев, когда отдохнули их кони и они сами, ‘Укба двинулся, направляясь в ал-Магриб и избегая большой дороги. Он пошел в землю Музаты, захватил все замки там, отправился в ... {В рукописях и соответственно в издании пропуск} и взял там все крепости и замки. Затем он послал конницу в Гудамис 689, и она захватила Гудамис. Когда конница вернулась к нему, ‘Укба пошел в Кафсу, 690 взял ее и захватил Кастилию 691.

Затем ‘Укба направился в ал-Кайраван, но ему не понравился ал-Кайраван, который раньше построил Му’авийа б. Худайдж. Он поехал дальше вместе со [своими] людьми, пока не прибыл на место нынешнего ал-Кайравана 692. Это была долина со множеством деревьев, обильных плодами, где находили [215] убежище дикие животные, львы и совы. ‘Укба закричал во всю силу своего голоса: «Эй, живущие в долине! Уходите — да помилует вас Аллах! — потому что мы поселимся [здесь]!» Он взывал так три дня, и не осталось ни одного из львов, диких животных и сов, кто не ушел бы. ‘Укба приказал людям расчистить [место] и [нарезать] участки. И люди перешли с места, на котором их поселил Му’авийа б. Худайдж, на место нынешнего ал-Кайравана. ‘Укба воткнул в землю свое копье и сказал: «Это ваш ал-Кайраван!»

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал ал-Лайс б. Са’д:

‘Укба б. Нафи’ ходил походом в Ифрикию. Он пришел в долину ал-Кайравана, ночевал там, он и его люди, а утром пред ним предстала верхняя часть долины. Он воскликнул: «Эй, живущие в долине! Уходите, потому что мы поселимся [тут]!» Он прокричал это трижды. И стали убегать звери и скорпионы и другие, неизвестно кто, из животных, удаляясь прочь. А арабы стояли, глядя на них оттуда, где они оказались, пока не измучило их солнце и пока они не перестали видеть хоть кого-нибудь их животных. И арабы поселились в долине таким образом.

Сказал ал-Лайс: мне рассказал Зийад б. ал-’Аджлан:

Жители Ифрикии оставались [там] после этого сорок лет, и если бы стали искать животное или скорпиона за тысячу динаров, то не смогли бы найти.

/197/ Абу-л-Мухаджар

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

В 51 г. {671 г.} ‘Укба б. Нафи’ был отстранен. Ему дал отставку Маслама б. Мухаллад ал-Ансари, а он был тогда правителем страны от имени Му’авии б. Абу Суфйана. Маслама б. Мухаллад был первым, под чьей [властью] были и Египет и ал-Магриб.

Как рассказал нам Йахйа ибн Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да:

Правление Масламы б. Мухаллада началось в 47 г. {667-68 г.} Маслама назначил Абу-л-Мухаджира Динара, маула ансаров, правителем и приказал ему, когда его назначал, чтобы он передал ‘Укбе отставку наилучшим образом. Но Абу-л-Мухаджир поступил вопреки ему — он сделал плохой отставку ‘Укбы, заключил его в тюрьму и заковал в железо, пока к нему не пришло письмо от халифа [с приказом] отпустить его и его людей своей дорогой к халифу. ‘Укба удалился и прибыл в Каср ал-Ма’. Он совершил молитву, затем воззвал [к Аллаху] и сказал: «О Аллах! Не дай мне умереть, пока не дашь мне власть над Абу-л-Мухаджиром Динаром б. Умм Динар!» Это [216] дошло до Абу-л-Мухаджира, и он находился в страхе с тех пор как до него дошла молитва ‘Укбы.

Когда ‘Укба прибыл в Египет, Маслама б. Мухаллад выехал к нему и принес клятву Аллахом: «Противоречило [моему повелению] то, что сделал Абу-л-Мухаджир. Я дал ему относительно тебя особый [приказ]». Масламе постоянно говорили: «Что бы тебе утвердить [правителем] ‘Укбу, ведь у него есть достоинства и преимущества?» Маслама отвечал: «Абу-л-Му-хаджир был терпелив к нам, не будучи правителем и без больших приобретений. Нам хочется вознаградить его».

Когда Абу-л-Мухаджир прибыл в Ифрикию, он не захотел поселиться в том месте, которое выделил ему ‘Укба б. Нафи’. Он пошел дальше, так что оставил его позади себя на две мили, там он построил [дом] и поселился.

Как рассказали нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама [со слов] Ибн Лахи’и и Ахмад б. ‘Амр, [который передал сведения] Ибн Вахба, [повествовавшего по сообщению] Ибн Лахи’и [со слов] Йазида б. Абу Хабиба:

До Абу-л-Мухаджира люди шли в поход в Ифрикию, а затем уходили в ал-Фустат. Первым, кто там остался, когда пошел [туда] походом, был Абу-л-Мухаджир, маула ансаров. Он оставался там зиму и лето и захватил там жилища. Маслама б. Мухаллад был тем, кто поставил его во главе войска, которое ушло с ним туда. Они оставались там, пока не был убит Ибн аз-Зубайр. Тогда они ушли оттуда.

‘Укба прибыл к Му’авии б. Абу Суфйану и сказал ему: «Я завоевал тебе страну, построил там жилища и соборные мечети, и она покорилась мне. Затем ты послал раба ансаров и он сделал плохой мою отставку!» Му’авийа стал оправдываться перед ним и сказал: /198/ «Ты знаешь положение Масламы б. Мухаллада в отношении имама, с которым поступили несправедливо {Т. е. ‘Усмана}, — он предпочитал именно его, он мстил за его кровь и жертвовал своей жизнью. Я возвращаю тебя на твою должность».

Но говорят:

Не Му’авийа возвратил ‘Укбу б. Нафи’. ‘Укба явился к Йазиду б. Му’авии после смерти его отца, и тот вернул его правителем в Ифрикию. Это вернее, поскольку Му’авийа умер в 60 г. {680 г.}

Рассказал нам Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да. Он сказал:

Му’авийа б. Абу Суфйан умер в 60 г.

Смерть ‘Укбы б. Нафи’

Затем снова идет рассказ ‘Усмана и других. Он сказал:

‘Укба уехал поспешно в злобе на Абу-л-Мухаджира. Прибыв [217] в Ифрикию, он сковал Абу-л-Мухаджира крепкими, тяжелыми оковами и отставил его [от правления] наихудшим образом. Он пошел походом в ас-Сус вместе с Абу-л-Мухаджиром, а тот был закован в железо. Жители ас-Суса — это берберское племя, называвшееся анбийа. ‘Укба кружил по их стране, но никто не оказывал ему противодействия и никто не сражался с ним, и он ушел в Ифрикию. Когда он приблизился к ее пределам, то приказал своим людям отделиться от него и разбиться [на отряды], так что остался с небольшим числом [воинов]. Он оказался у места, называвшегося Тахуза 693. Тут ему оказал противодействие Кусайла б. Ламазм во главе многочисленных румийцев и берберов, а до него дошло, что люди отделились от ‘Укбы. Они вступили в жестокий бой. ‘Укба и те, кто был с ним, были убиты, и был убит Абу-л-Мухаджир, закованный в железо. Затем Кусайла и те, кто был с ним, пошли [дальше] и остановились в месте, которое когда-то ‘Укба отвел ему, и поселились там. Он победил тех, кто жил близко от него в Баб Кабис 694 и по соседству с ним, и стад посылать своих людей во все стороны.

Но говорят:

‘Укба б. Нафи’ отправился в ас-Сус, оставив управлять в ал-Кайраване ‘Умара б. ‘Али ал-Кураши и Зухайра б. Кайса ал-Балави. Ифрикийа тогда называлась Музак. ‘Укба выступил в ас-Сус. А некий человек из неарабов во главе тридцати тысяч людей выступил против него, [напав] на ‘Умара и Зухайра б. Кайса, а они стояли во главе шести тысяч [воинов], но Аллах обратил его в бегство.

Ибн Кахина ал-Барбари отправился преследовать ‘Укбу. Куда бы он ни шел на водопой, Ибн Кахина закапывал колодец и делал так, пока ‘Укба не дошел до ас-Суса, /199/ не зная, что делал ал-Барбари. Когда ‘Укба достиг моря, он погнал лошадь в воду, так что вода дошла ей до шеи. Затем он воскликнул: «О Аллах! Воистину, я свидетельствую, что дороги [дальше] нет! Если бы я нашел путь, я бы прошел по нему!»

Он отправился назад. Но вода была засыпана стараниями берберов. Однако ‘Укба не переставал сражаться, а с ним был Абу-л-Мухаджир в цепях. Когда положение ухудшилось, ‘Укба приказал освободить его от цепей, однако Абу-л-Мухаджир отказался и сказал: «Я встречусь с Аллахом в моих цепях!»

И были убиты ‘Укба, и Абу-л-Мухаджир, и те, кто был с ними.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал ал-Лайс б. Са’д:

‘Укба шел от Йазида б. Му’авии во главе войска на завоевание ал-Магриба. Он шел мимо ‘Абдаллаха б. ‘Амра, а тот был в Египте. ‘Абдаллах сказал ему: «Эй, ‘Укба! Может быть, ты из того войска, что въедет в рай верхом?» ‘Укба шел вперед со своим войском, пока не вступил в бой с берберами, а они были неверные. И все [мусульмане] были убиты. [218]

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал Ибн Лахи’а [со слов] Бахира б. Захира ал-Ма’афири: Я был у ‘Абдаллаха б. ‘Амра б. ал-’Аса, когда к нему пришел ‘Укба б. Нафи’ б. ‘Абд ал-Кайс ал-Фихри. ‘Абдаллах спросил его: «Что привело тебя, о ‘Укба? Я знаю, ты хочешь быть эмиром». ‘Укба ответил: «Эмир верующих Йазид поставил меня во главе войска в Ифрикию». ‘Абдаллах б. ‘Амр сказал ему: «Эй ты! Ты проклятие несчастных египтян! Воистину, я все время слышу, что в ту сторону пойдет один курайшит и там погибнет!»

‘Укба пошел в Ифрикию, он преследовал Абу-л-Мухаджира, притеснял его и заковал его в цепи. Затем он вышел — а их было пять тысяч египтян — сражаться с берберами. Он пошел вместе с Абу-л-Мухаджиром, закованным в цепи. ‘Укба был убит, и его люди были убиты, и вместе с ним был убит Абу-л-Мухаджир.

Как нам рассказал Йахйа ибн Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да:

‘Укба б. Нафи’ и его люди были убиты в 63 г. {682-83 г.}

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: затем опять идет рассказ ‘Усмана и других. Он сказал:

Затем Ибн Кахина подступил к ал-Кайравану, направляясь против ‘Умара /200/ б. ‘Али и Зухайра б. Кайса. Они вступили с ним в жестокий бой. Ибн Кахина бежал, его люди были убиты. ‘Умар б. ‘Али и Зухайр б. Кайс ушли в Египет, потому что собралось сонмище берберов. Ослабевшие их люди и те маула Ифрикии, которые пошли с ними, остались в Атрабулусе.

Но говорят:

‘Абд ал-’Азиз б. Марван, когда он правил Египтом, послал письмо Зухайру б. Кайсу — а он был тогда в Барке, — приказывая пойти походом в Ифрикию. Зухайр отправился с большим войском. Когда он приблизился к Кунии — а там располагался лагерь Кусайлы б. Ламазма, — то изготовился к сражению с ним. Кусайла вышел к нему, и они вступили в бой. Кусайла и те, кто с ним был, были убиты. Затем Зухайр ушел, возвращаясь в Барку.

Но говорят:

Хассан б. ан-Ну’ман 695 был тем, кто направил Зухайра б. Кайса. А Аллах знает лучше.

Как рассказал нам Йахйа ибн Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да: Кусайла был убит в 64 г. {683-84 г.}

Хассан б. ан-Ну‘ман

Затем выступил Хассан б. ан-Ну‘ман как правитель ал-Магриба. Его назначил ‘Абд ал-Малик б. Марван в 63 г. Хассан [219] пошел с большим войском и остановился в Атрабулусе. К нему собрались туда те, кто раньше ушел из Ифрикии и Атрабулуса. Хассан поставил во главе передового отряда Мухаммада б. Абу Букайра, Хилала б. Сарвана ал-Лавати и Зухайра б. Кайса. Он захватил страну и взял большую добычу. Он отправился в город Карфаген, а там были румийцы, но захватил там только их слабосильных. Он ушел и пошел походом на ал-Кахину. Она была тогда царицей берберов и овладела большей частью Ифрикии. Они сошлись у реки, которая называется ныне Нахр ал-Бала’, и вступили в жестокий бой. Ал-Кахина разбила Хассана, убила [многих] его людей и взяла в плен восемьдесят человек. Хассан прорвался, дошел от этого места до Атрабулуса и остановился в замках области Барки, которые называют Кусур Хассан 696. Он назначил править Ифрикией Абу Салиха. В область, управляемую Хассаном, входили Антабулус, Ливия 697 и Маракийа 698 до границ Адждабии 699. Ал-Кахина хорошо поступила с пленными людьми Хассана и отослала их, за исключением одного человека из [племени] ‘абс, по имени Халид б. Йазид, которого она усыновила, и он остался с ней. Хассан послал к Халиду одного человека. Тот пришел к нему и сказал: «Хассан говорит тебе: “Что мешает тебе послать нам письмо с сообщением об ал-Кахине?"». Халид б. Йазид написал Хассану письмо и вложил его в хлеб в печи, а затем дал этот хлеб послу, чтобы спрятать /201/ в нем письмо и чтобы подумал тот, кто видел хлеб, что это припасы того человека. Ал-Кахина вышла, говоря: «О дети мои! Ваша погибель в том, что едят люди!» Она повторила это [несколько раз]. Посол отправился и прибыл к Хассану с письмом, в котором содержалось сообщение о том, что ему было нужно. Потом Халид написал Хассану другое письмо и вложил его в луку седла. Он выдолбил луку, вложил туда письмо и закрыл сверху, так что заровнял и скрыл место письма. Ал-Кахина вышла снова, говоря: «О дети мои! Ваша погибель в чем-то из мертвых растений земли!» Она повторила это [несколько раз]. [Посланец] отправился и прибыл к Хассану. Когда он пошел против нее, она вышла, распустив свои волосы, и сказала: «О дети мои! Посмотрите, что это видно в небе?» Они ответили: «Мы видим какую-то красную тучу». Она возразила: «Нет, клянусь моим богом! Это пыль [из-под копыт] арабских коней!» А затем она сказала Халиду б. Йазиду: «Для того только я тебя усыновила, чтобы в день вроде сегодняшнего я была убита! Но я завещаю тебе быть добрым к этим двум твоим братьям!» Халид ответил: «Я боюсь, что, если вправду будет, как ты говоришь, их будет не сохранить». Она продолжила: «Конечно! Один из них превзойдет другого положением у арабов. Иди и получи для них пощаду!» Халид ушел, встретился с Хассаном, рассказал ему о ней и получил для ее двух сыновей пощаду. Вместе с Халидом было множество берберов из [племени] ал-бутр. Хассан назначил править ими старшего из сыновей ал-Кахины и приблизил [220] его к себе. Хассан и те, кто был с ним, пошли и сошлись с ал-Кахиной у подножия горы. Ал-Кахина и все, кто был с ней, были убиты. [Это место] называется Би’р ал-Кахина 700. Ал-Кахина была убита ... {Пропуск в тексте}

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: затем вновь идет рассказ ‘Усмана и других. Он сказал:

Затем Хассан ушел и остановился на месте нынешнего Кайравана Ифрикии. Он построил пятничную мечеть, и устроил диваны, и наложил харадж на неарабов Ифрикии и на тех, кто остался с ними вместе в христианской вере из берберов. Они все-были из [племени] ал-баранис, за исключением немногих из [племени] ал-бутр.

Хассан оставался на этом месте, пока страна не пришла в надлежащее положение, а затем в джумада II 66 г. {Январь 686 г.} направился к ‘Абд ал-Малику со своей добычей.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: рассказал нам Йахйа ибн Букайр: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д. /202/ Он сказал:

Хассан б. ан-Ну’ман вернулся из Ифрикии в 68 г. {687-88 г.} Когда он проходил через Барку, то назначил ведать ее хараджем Ибрахима б. ан-Насрани. Затем он проследовал к ‘Абд ал-’Азизу б. Марвану — а тот был в Египте — и прибыл к ‘Абд ал-Малику. ‘Абд ал-Малик был обрадован тем, что ему сообщил Хассан о завоеваниях и добыче.

Но говорят:

‘Абд ал-’Азиз отобрал у Хассана всех пленников, которые были с ним. А с ним были приведены берберские девушки такой красоты, подобной которой не видано. Поэт Нусайб неоднократно говорил: «Я сам видел пленных, которых ‘Абд ал-’Азиз отобрал у Хассана. Среди них было двести девушек, каждая: из которых стоила тысячу динаров».

Смерть Зухайра б. Кайса

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

После [ухода] Хассана румийцы напали на Антабулус. Ибрахим б. ан-Насрани бежал и оставил жителей Антабулуса и зиммиев в руках румийцев. Они управляли городом сорок дней, так что там все быстро пришло в расстройство. Это дошло до ‘Абд ал-’Азиза б. Марвана. Он послал к Зухайру б. Кайсу, а тот ушел [из Ифрикии] вместе с Хассаном, и когда достиг Египта, то остался там. ‘Абд ал-’Азиз приказал ему напасть на румийцев. Но к Зухайру собралось только семьдесят его людей. Смотрителем войск был человек из [племени] ас-садиф, которого звали Джандал б. Сахр. Он был груб и жесток. Зухайр сказал ‘Абд ал-’Азизу б. Марвану: «Вот, ты приказал мне [221] отправляться, но ты ведь не послал вместе со мной смотрителя войск Джандала, и он удерживает людей от [похода] со мной благодаря своей силе и жестокости». ‘Абд ал-’Азиз был сердит на Зухайра, потому что Зухайр сражался с ним, когда его отец Марван б. ал-Хакам направил его из Айлы, чтобы он вторгся в Египет. ‘Абд ал-‘Азиз ответил Зухайру: «Я знал тебя, о Зухайр, только грубым и жестоким». Зухайр возразил ему: «Никогда не говорили мне, о Абу Лайла, что человек, который собрал то, что Аллах ниспослал Мухаммеду — да благословит его Аллах и да приветствует! — прежде, чем стал собирать твой отец, груб и жесток. Он не груб и не жесток! Я ухожу, и да не вернет меня Аллах к тебе!» Он ушел, пока в Дарне 701, в [округе] Табарки 702 из земель Антабулуса не сошелся с румийцами, а он стоял во главе [всего] семидесяти человек. Он остановился, чтобы люди примкнули к нему. Некий молодой /203/ витязь, ко-торый был с ним, обратился к нему: «Эй, Зухайр, ты струсил?» Он ответил: «Я не струсил, племянничек. Я иду на смерть, и ты идешь на смерть!» И он сошелся с румийцами, и были убиты за веру Зухайр и все его люди. Их могилы там известны по сей день.

Как рассказал нам Йахйа ибн Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да: Зухайр и его люди были убиты в 76 г. {695-96 г.}

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

В Амласе на побережье Антабулуса был некий человек из [племени] мазхидж по имени ‘Атийа б. Йарбу’. Он ушел вместе со своим сыном, избегая чумы. А на этом побережье было много мусульман. Он призвал их на помощь и поскакал с теми людьми, что были около него, а к нему собралось семьсот человек. Он двинулся с ними на румийцев, сразился с ними и разбил их. Они искали спасения на своих кораблях, и те, кто остался в живых, бежали. Это дошло до ‘Абд ал-’Азиза б. Марвана, и он послал к ним раба по имени Талид и направил с ним людей из египетской знати. Талид стал управлять городом.

Рассказал нам Йахйа ибн Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да. Он сказал:

Когда был убит Зухайр, Тарик был назначен эмиром в Антабулус.

Людям было тяжело правление над ними Талида, потому что он был рабом. Это дошло до ‘Абд ал-’Азиза, и он послал Талиду вольную. Талид остался в Антабулусе.

Муса б. Нусайр

Хассан б. ан-Ну’ман уехал от ‘Абд ал-Малика, отправленный им в ал-Магриб. Когда он прибыл в Египет, то сказал ‘Абд ал-’Азизу: «Напиши своему рабу, отказывая ему [в [222] правлении] Антабулусом». ‘Абд ал-’Азиз ответил: «Я не сделаю так после того, как ты оставил Антабулус и им овладели румийцы!» Хассан сказал: «Тогда я вернусь к эмиру верующих!» ‘Абд ал-’Азиз ответил: «Возвращайся!» И Хассан уехал обратно к ‘Абд ал-Малику, оставив поклажу в Египте. Он прибыл к ‘Абд ал-Малику, а тот был болен. ‘Абд ал-’Азиз направил в ал-Магриб Муса б. Нусайра. Хассан рассказал об этом ‘Абд ал-Малику. Тот пал ниц в молитве и воскликнул: «Хвала Аллаху, который дал мне возможность [избавиться] от Муса!» — из-за силы его гнева на Муса. А Муса был ‘амилем ‘Абд ал-Малика в Ираке вместе с Бишром б. Марваном. ‘Абд ал-Малик гневался на него и хотел его убить. Но ‘Абд ал-’Азиз выкупил у него Муса за деньги, потому что он видел разумность Муса б. Нусайра и его ум, и Муса оказался у него в Египте. Хассан прожил совсем немного [после этого] и умер. Муса б. Нусайр отправился в ал-Магриб в 78 г. {697-98 г.}

Рассказал нам Йахйа ибн Букайр: нам сообщил ал-Лайс. Он сказал:

Муса б. Нусайр был назначен эмиром в ал-Магриб в 79 г. {698-99 г.}

Муса отстранил Абу Салиха. Он захватил весь ал-Магриб. Завоевания его следовали одно за другим. Он написал ‘Абд ал-’Азизу б. Марвану /204/ и послал ему добычу. ‘Абд ал-’Азиз сообщил об этом ‘Абд ал-Малику, и это успокоило у ‘Абд ал-Малика то, что он имел против Муса.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д:

Когда Муса б. Нусайр воевал в ал-Магрибе, он послал своего сына Марвана во главе войска, и тот захватил сто тысяч пленных. Он послал [также] своего племянника во главе войска, и тот взял сто тысяч пленных.

Спросили ал-Лайса: «Кто это были такие?» Ал-Лайс ответил: «Берберы».

Когда пришло письмо от Муса об этом, люди сказали: «Ибн Нусайр, клянемся Аллахом, — дурак! Откуда у него двадцать тысяч [пленных], чтобы послать эмиру верующих в качестве хумса?» Это дошло до Муса б. Нусайра, и он ответил: «Вы же [сами] послали того, кто берет для вас двадцать тысяч пленных!» Затем ‘Абд ал-Малик б. Марван умер.

Как рассказал нам Йахйа ибн Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да:

Его кончина произошла в четверг 14 шаввала 86 г. {15 октября 705 г., не четверг, а среда.} Завоевания Муса б. Нусайра в ал-Магрибе продолжались при ал-Валиде. Достоинство Муса у халифа возросло, и усилилось восхищение ал-Валида им. [223]

Рассказ о завоевании ал-Андалуса

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Муса б. Нусайр направил своего сына Марвана б. Муса в Танджу охранять ее побережье, но он и его люди были утомлены, и он ушел, оставив Тарика б. ‘Амра во главе своего войска, а оно составляло тысячу семьсот [воинов].

Но говорят:

С Тариком было двенадцать тысяч берберов и только шестнадцать человек арабов, но это неверно.

Говорят:

Муса б. Нусайр двинулся походом из Ифрикии в Танджу. /205/ Он был первым из правителей, кто поселился в Тандже. Там были из берберов роды из [племен] ал-бутр и ал-баранис, те, которые не подчинились [арабам]. Когда Муса подошел к Тандже, он разослал конные отряды. Его конница достигла Ближнего ас-Суса, потоптала его жителей и взяла их в плен, и они были приведены к повиновению ему. Муса поставил над ними правителя, который улучшил обычаи среди них. Муса направил Бусра б. Абу Арта к крепости в трех днях [пути] от города ал-Кайравана. Тот взял ее, захватил детей ее жителей и забрал в добычу добро.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

[Крепость] назвали Кал’ат Буср. Она поныне известна только по его имени.

Потом Муса отставил того, кто правил для него [городом] Танджа, и назначил правителем Тарика б. Зийада, а затем ушел в ал-Кайраван.

Тарик отправился вместе с ним и невольницей по имени Умм Хаким. Тарик оставался в Тандже некоторое время. Это было в 92 г. {710-11 г.}

На проходе, который между Танджей и ал-Андалусом, был человек из неарабов по имени Иулиан, владетель Сеуты. Он был правителем города на проходе в ал-Андалус, который назывался ал-Хадра’ 703. Ал-Хадра’ соседствовала с Танджей. Иулиан подчинялся Лузрику 704, владетелю ал-Андалуса. Лузрик жил в Толедо.

Тарик вступил в переговоры с Иулианом и обменивался с ним любезностями, так что они стали делать друг другу подарки. А Иулиан послал к Лузрику, владетелю ал-Андалуса, свою дочь, чтобы он ее воспитал и обучил, а тот сделал ее беременной. Это дошло до Иулиана, и он воскликнул: «Я не вижу для него наказания и воздаяния, кроме как привести на него арабов!» Он послал к Тарику: «Я приведу тебя в ал-Андалус!» Тарик тем временем был в Тлемсене 705, а Муса б. Нусайр — в ал-Кайраване. Тарик ответил: «Я тебе не поверю, пока ты не пришлешь мне заложника!» Иулиан послал к нему [224] двух дочерей, а больше детей у него не было. Тарик поселил их в Тлемсене, обеспечив себя ими. Затем Тарик поехал к Иулиану, а тот находился в Сеуте на пути [в ал-Андалус]. Иулиан обрадовался Тарику, когда тот к нему прибыл, и сказал ему: «Я введу тебя в ал-Андалус!»

Между двумя проходами [в ал-Андалус] находится гора, которая теперь называется Джабал Тарик 706, между Сеутой и ал-Андалусом. Когда наступил вечер, Иулиан отправился со своими кораблями, перевез на них Тарика в этот проход и спрятал там па день. Когда [снова] наступил вечер, корабли вернулись к тем, кто остался из людей Тарика, и они были переправлены к нему, так что никого из них не осталось. /206/ А андалусийцы не заметили их и не думали [ни о чем], кроме того, что пришли корабли, как они приходили туда для их выгоды. Тарик находился во втором отряде. Он поплыл на корабле и прошел к своим людям. Иулиана и купцов, которые были с ним, он оставил позади в ал-Хадра’, чтобы было лучше его людям и жителям его города.

До андалусийцев дошла [весть] о Тарике, и тех, кто с ним был, и о месте, в котором они находились. Тарик отправился и пошел со своими людьми на мост с горы в селение, которое называлось Картахена 707, и двинулся, стремясь к Кордове. Он прошел мимо острова на море и оставил там свою невольницу по имени Умм Хаким и с ней несколько человек из своего войска. С тех пор этот остров называется Джазират Умм Хаким. Когда мусульмане высадились на острове, они нашли там виноградарей — никого, кроме них, там не было — и захватили их. Затем они бросились на одного из виноградарей, зарезали его, расчленили и сварили, а оставшиеся его товарищи смотрели, а мусульмане сварили мясо в другом котле. Когда оно было готово, они разделили мясо этого человека, которое варили, так что нельзя было его опознать, и стали есть мясо, которое варили. Оставшиеся виноградари смотрели на них и не сомневались, что они едят мясо их товарища. Затем мусульмане отправили оставшихся, и они рассказали андалусийцам, что мусульмане едят человеческое мясо, и сообщили, что они сделали с виноградарем.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как нам рассказали мой отец ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам и Хишам б. Исхак:

У андалусийцев был дом, на котором были запоры. Ни один царь у них не мог править, если не добавлял от себя еще один запор, вплоть до царя, при котором появились мусульмане. Андалусийцы хотели от него, чтобы он поставил на этот дом запор, как делали цари до него, но он отказался и сказал: «Я не поставлю на него [ запор], пока не узнаю, что в нем». Он приказал открыть его, а там изображение арабов и запись: «Когда будет открыта эта дверь, этот народ войдет в эту страну».

Затем опять идет рассказ ‘Усмана и других. Он сказал:

Когда Тарик продвинулся, его встретило войско Кордовы. [225] Против него смело пошли те, кто видел малочисленность его людей. Они вступили в бой, и сражение разгорелось. Но затем они были разбиты, и Тарик не переставал убивать их, пока они не достигли Кордовы. [Весть] об этом дошла до Лузрика, и он двинулся на них из Толедо. Они сошлись на месте, называемом Шазуна 708, на реке, которая теперь называется Вади Умм Хаким, и сразились в жестоком бою. /207/ Аллах превеликий и преславный поразил Лузрика и тех, кто был с ним.

Му’аттиб ар-Руми, раб ал-Валида б. ‘Абд ал-Малика, был во главе конницы Тарика. Му’аттиб ар-Руми двинулся, направляясь в Кордову, а Тарик пошел к Толедо, вошел туда и стал спрашивать о столе. У него не было другой заботы, кроме этого, ведь это был стол Сулаймана б. Дауда, который описывают люди Писания 709.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: рассказал нам Йахйа ибн Букайр: нам поведал ал-Лайс б. Са’д. Он сказал:

Ал-Андалус был завоеван для Муса б. Нусайра, и оттуда были взяты стол Сулаймана б. Дауда — да благословит его Аллах и да приветствует! — и венец.

Тарику сказали: «Стол находится в крепости, которая называется Фирас, в двух днях пути от Толедо. В крепости начальствует сын сестры Лузрика». Тарик послал ему и его домочадцам пощаду. Тот вышел к нему, и Тарик дал ему пощаду и сдержал обещание ему. Тарик сказал ему: «Отдай мне стол!» Тот отдал его ему, а в нем золота и драгоценных камней столько, что подобного не видано. Тарик вырвал одну из ножек стола с драгоценными камнями и золотом, которые были в ней, и подставил другую ножку. Стол был оценен в двести тысяч динаров из-за тех драгоценных камней, которые были в нем. Тарик взял то, что было у него {Начальника крепости} из драгоценных камней, оружия, золота, серебра и сосудов, и кроме этого захватил добра [столько], что подобного не видано, и забрал все это. Затем он ушел в Кордову и остался там. Он написал Муса б. Нусайру, извещая его о захвате ал-Андалуса и о взятой добыче. Муса послал письмо ал-Валиду б. ‘Абд ал-Малику, сообщая ему это, и приписал все себе. Муса написал Тарику, чтобы тот не выходил из Кордовы, пока он не прибудет к нему, и поносил его гнусной бранью.

В раджабе 93 г. {Апрель-май 712 г.} Муса б. Пусайр отправился со знатными арабами, и маула, и начальниками берберов и прибыл в ал-Андалус. Он поехал в гневе на Тарика. Вместе с ним поехал Хабиб б. Абу ‘Убайда 710. Править в ал-Кайраване Муса поставил своего сына ‘Абдаллаха б. Муса 711, это был старший из его детей. Муса прошел через ал-Хадра’, затем двинулся в Кордову. Тарик встретил его и старался расположить к себе. Он сказал: «Я только твой маула, это завоевание принадлежит тебе». Муса [226] собрал столько добра, что невозможно описать. Тарик отдал ему все, что взял в добычу.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: но говорят: Лузрик направился к Тарику, а тот был в горах. Когда Лузрик дошел до него, Тарик вышел к нему. Лузрик сидел на троне своего царства, а трон /208/ находился между двумя мулами, которые его несли. На Лузрике была его корона, перчатки и все украшения, которые надевали цари до него. Тарик и его люди вышли против него все пешие, среди них не было всадников. Они сражались от восхода солнца до заката. Они думали, что это — гибель. Но Аллах поразил Лузрика и тех, кто был с ним, и дал победу мусульманам. В ал-Магрибе никогда не было битвы кровопролитнее этой. Мусульмане не убирали от них мечей три дня. А затем люди отправились в Кордову.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: но говорят: Муса — это тот, кто отправил Тарика в Толедо. Оно стоит на середине [пути] между Кордовой и Арбуной 712, а Арбуна — это самая дальняя пограничная область ал-Андалуса. До Арбуны дошло послание ‘Умара б. ‘Абд ал-’Азиза, но затем ею овладели многобожники, и она находится в их руках до сих пор. Тарик взял стол именно там.

Лузрик владел двумя тысячами миль от побережья до того, что за упомянутыми местами. Люди захватили огромную добычу золотом и серебром.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал ал-Лайс б. Са’д. Он сказал:

Был ковер из золотых полос, унизанных золотыми цепями с жемчугом, яхонтами и хризолитами. Берберы нашли его, но не смогли унести, пока не принесли топор и не разрубили его пополам. Одну половину взял себе один, а вторую — другой из них, и они все ушли. А прочие [тем временем] были заняты другим.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д. Он сказал:

Когда был завоеван ал-Андалус, к Муса б. Нусайру пришел некий человек и сказал: «Пошли со мной [своих людей], я укажу им сокровища!» Муса послал [людей], и этот человек сказал им: «Тащите отсюда!» И они вытащили.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

На них посыпалось хризолитов и яхонтов столько, что подобного не видано никогда. Когда они это увидели, это их напугало, и они сказали: «Муса б. Нусайр нам не поверит!» Они послали к нему, он пришел и увидел это.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малнк: нам поведал ал-Лайс б. Са’д:

Когда Муса б. Нусайр завоевал ал-Андалус, он написал ‘Абд ал-Малику, что это не завоевание, а собирание.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Малик б. Анас [со слов] Йахйа б. Са’ида: [221]

/209/ Когда был завоеван ал-Андалус, люди захватили там добычу и многое из нее утаили. Они снесли ее на корабли и уплыли на них. Когда они пересекали море, то услышали голос: «О Аллах! Потопи их!» Они стали молиться Аллаху и повесили на себя списки Корана.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

И тут же налетел сильный ветер, корабли стали биться один о другой, так что разбились и были потоплены с людьми.

Но египтяне отвергают это и говорят, что те, которые утонули, — не андалусийцы, а что это завоеватели Сардинии.

Как рассказал нам Са’ид ибн ‘Уфайр:

Жители Сардинии, когда к ним направились мусульмане, отправились в свою гавань на море, отгородили ее плотиной и отвели оттуда воду, бросили туда золотые и серебряные сосуды и возвратили воду, как [было] всегда. Они отправились в свою церковь, сделали в ней потолок под [обычным] ее потолком и положили добро, которое у них было, между двумя потолками. Некий мусульманин спустился помыться на том месте, которое они отгородили плотиной и куда вернули затем воду. Его нога на что-то наткнулась. Он вытащил — а это серебряное блюдо. Он нырнул снова и вытащил еще что-то. Когда мусульмане узнали об этом, они прекратили туда доступ воды и взяли все эти сосуды. Один мусульманин вошел с арбалетом в ту церковь, в которой они спрятали свое добро между потолками. Он увидел голубя и выстрелил в него из арбалета, но промахнулся и попал в деревянную балку, проломив ее, и на них посыпалось добро. Мусульмане тогда многое укрыли. Человек брал кота, резал его, выкидывал то, что у него в животе, и набивал его тем, что скрыл [из добычи]. Затем он зашивал его и бросал на дороге, чтобы [тот], кто увидит, думал, что кот издох. А когда человек уезжал, он брал кота. Другой ломал клинок меча и выбрасывал, а ножны наполнял укрытой [добычей] и вкладывал рукоятку меча в ножны. Когда они взошли на корабли и отправились, то услышали голос, взывавший: «О Аллах! Потопи их!» Они повесили нашей свитки Корана, но все потонули, кроме Абу ‘Абд ар-Рахмана ал-Хубулли и Ханаша б. ‘Абдаллаха ас-Саба’и, потому что они ничего не скрыли из добычи.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал Ибн Лахи’а, сказав: я слышал, как Абу-л-Асвад говорил: я слышал, как ‘Амр б. Аус 713 сказал:

Меня послал Муса б. Нусайр отыскать людей ‘Ата’ б./210/ Рафи’, маула [племени] хузайл, когда их корабли разбились. Я нашел только одного человека, который спрятал динары в тряпочку в паху.

Комментарии

655 Никйус — селение между ал-Фустатом и Александрией.

656 Са'ид б. Сабик б. 'Абид — ученый второй половины VIII — начала IX в. в области хадиса и фикха, передавал также сведения исторического характера (Мадарик, 1, 315).

657 Ал-Хайс в округе ал-Бинама — городок в Верхнем Египте.

658 ‘Утба б. Газван (ум. в 17/638 г. в возрасте 57 лет) — асхаб, участник хиджры в Абиссинию, затем в Медину и ряда сражений Мухаммада, начиная с битвы при Бадре. Халиф 'Умар назначил его правителем Басры. Участвовал в битве при Кадисии под командованием Са'да б. Абу-л-Ваккаса (Исаба, 2, № 9778).

659 Митрах б. 'Ахан (или Ха'ан) (ум. около 120/737-38 г.) — ученый в области хадиса и фикха, передавал также сведения исторического характера. Во время борьбы Омейядов против 'Абдаллаха б. аз-Зубайра участвовал в осаде Мекки (Тахзиб, 10, 1 295).

660 Кайс б. Сумай — асхаб, участник завоевания Египта (Исаба, 3, 1 1411).

661 Мухаммад б. Талха (ум. в 167/783-84 г.) — ученый в области хадиса и фикха, передавал также сведения исторического характера (Тахзиб, 9 1 279).

662 Исма'ил б. Абу Халид (ум. в 145/762-63 или 146/763-64 г.) — ученый в области хадиса и фикха. Его данными пользовались крупные ученые позднейшего времени (Тазкира, 1, 137—138).

663 Йа'куб б. 'Абд ар-Рахман — ученый второй половины VIII в. в области хадиса и фикха. Жил в Александрии. Его данные использовали ученые последующего времени (например, Ибн Вахб, ‘Абдаллах б. Салих, Ибн Букайр) (Тахзиб, 11, 1 854).

664 ‘Абд ал-Гаффар б. Дауд (род. в 140/757-58 г., ум. в 224/838-39 или 228/842-43 г.) — ученый в области хадиса и фикха. Передавал также сведения исторического характера. Был секретарем ‘Абдаллаха б. Лахи'и. Его данные широко использованы позднейшими учеными (например, ан-Ниса'и, Ибн Маджа) (Тахзиб, 6, 1 696).

665 Танджа — город Танжер.

666 'Абдаллах б. Абу Раби'а (ум. в 36/656 г.) — асхаб. При халифах 'Умаре I и 'Усмане был правителем Йемена. Отправился оттуда на помощь 'Усману, когда возмутившиеся против него пришли в Медину, однако умер по дороге. Отец известного поэта 'Умара ибн Абу Раби'и (Исаба, 2, 1 9039).

667 Ал-Мунзир б. 'Абдаллах ал-Хизами (ум. в 181/797-98 г.)— ученый в области хадиса и фикха, собирал также сведения исторического характера (Тахзиб, 10, 1 525).

668 Святая земля — имеется в виду Палестина, которая была святой не только для иудеев, но и для христиан, так как именно там прошла, согласно Евангелию, деятельность Иисуса Христа.

669 Хабук — оазис в Аравии по пути из Медины в Сирию, примерно в 120 км от Медины. Взят с боем Мухаммедом в 9/630 г.

670 Хафса (ум. в ша'бане 45 /октябре — ноябре 665 г. в возрасте 60 лет) — жена пророка Мухаммеда, дочь 'Умара б. ал-Хаттаба (Ибн Са‘д, 8, 56—60).

671 Донгола — город в Судане на берегу Нила.

672 Буср б. Абу Арта (ум. в 86/705 г.) — хотя ко времени смерти Мухаммада был еще мал, некоторые средневековые ученые относят его к числу асхабов. Участвовал в завоевании Египта. Во время борьбы за власть между 'Али и Му'авией выступал на стороне последнего, участвовал в битве при Сиффине во главе пехоты. В 640 г. Му'авийа послал его в Йемен и Хиджаз, в 643—645 гг. участвовал в войне с Византией (Исаба, 1, 1 638).

673 Сын Ираклия — Константин III, византийский император (641).

674 'Алкама б. Йазид ал-Гутайфи — асхаб, участник завоевания Египта. В правление халифа Му'авии был правителем Александрии (Исаба, 2, 1 10047).

675 Ал-Акдар б. Хумам — асхаб, участник завоевания Египта. В составе отряда возмутившихся против 'Усмана египтян отправился в Медину и присутствовал при убийстве престарелого халифа. Убит халифом Марваном I, что вызвало возмущение народа.

676 'Абдаллах б. Мути' (ум. в 74/693 г.) — асхаб из младших. Сторонник «антихалифа» 'Абдаллаха б. аз-Зубайра, который назначил его правителем Куфы. Из-за восстания Мухтара он уехал оттуда к Ибн аз-Зубайру в Мекку и погиб вместе с ним в борьбе против Омейядов (Исаба, 3, № 310).

677 Ма'н б Йазид ас-Сулами — асхаб. Участвовал в борьбе против Омейядов с 'Абдаллахом б. аз-Зубайром и был убит в 64/684 г. (Ибн Са'д, 6, 23).

678 Ар-Рамла — город в Палестипе.

679 Ал-Карн — горы в Ифрикии.

680 Сулайман б. Йасар (ум. в 107/725-26 г. в возрасте 73 лот) — таби'и, передававший сведения многих асхабов. Его считали крупным знатоком богословия, хадиса, права. При халифе 'Умаре II был начальником мединского рынка, при халифе Валиде II— правителем Медины.

681 Джабала б. ‘Амр ал-Ансари — асхаб, сторонник ‘Али в битве при Сиффине. Ходил в завоевательный поход в ал-Магриб с Му'авией б. Худайджем (Исаба, 1, 1 1076).

682 Халид б. Абу ‘Имран (ум. в 125/742-43 или 129/746-47 г.) — ученый в области хадиса и фикха. Передавал также сведения исторического характера. Жил в Тунисе, был кади Ифрикии. Считался муфти Египта и Северной Африки. Его данные использовали многие позднейшие ученые (например, ал-Лайс б. Са'д, Ибн Лахи'а) (Тахзиб, 3, 1 205).

683 Джалула' — город в Северной Африке в нескольких десятках километров от ал-Кайравана.

684 Сурт — город в Северной Африке на побережье Средиземного моря, восточнее Триполи.

685 Ваддан — селение в Сахаре.

686 Зухайр б. Кайс ал-Балави — участник завоевания Египта. В 59/679 г. взял потерянный мусульманами ал-Кайраван, дошел до Туниса, но в связи с высадкой румийцами войск в Барке вынужден был отойти туда и погиб там в 76/695-96 г. (Исаба, 2, 1 2826).

687 Джарма — город в области Великий Фаззан (Феццан) в Центральной Сахаре. В Феццане располагается большая группа оазисов, главный город Завила.

688 Куввар — область в Северной Африке в Сахаре южнее Феццана.

689 Гудамис — город в Ливии на границе с Алжиром и Тунисом, современный Гадамес.

690 Кафса — город в Центральном Тунисе, современная Гафса.

691 Кастилийа — округ в Тунисе, его главный город Таузар.

692 Ал-Кайраван — город в Тунисе.

693 Тахуза — область в Северной Африке, где жило берберское племя тахуза.

694 Кабис — портовый город в Тунисе, современный Габес.

695 Хассан б. ан-Ну'ман (ум. в 80/699-700 г.) — правитель Ифрикии в 69/688-89 г., в 78/697-98 г. отозван и заменен Муса б. Нусайром.

696 Кусур Хассан — укрепления, построенные Хассаном б. ан-Ну'маном у Малого Сирта после поражения, которое потерпели мусульманские войска от берберов под руководством ал-Кахины севернее горы Аурас (Орес), к югу от Константины в 78/697-98 г.

697 Ливия — область в Северной Африке. Арабы относили к ней западную часть территории, занимаемой в настоящее время Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирией.

698 Маракийа — округ в восточной части территории, на которой в настоящее время расположена СИЛАД.

699 Адждабийа — город в Ливии южнее современного города Бенгази.

700 Би'р ал-Кахина — колодец на горе Аурас (Орес) к югу от Константины, где в 84/703 г. арабские войска разбили последний отряд берберов, полностью истребленный во главе с ал-Кахиной.

701 Дарна — город на востоке Ливии на побережье Средиземного моря, современная Дерна.

702 Табарка — город и округ в Ливии на побережье Средиземного моря.

703 Ал-Хадра’ — ныне Тарифа на южном побережье Пиренейского полуострова.

704 Лузрик — Родрик, готский правитель Испании.

705 Тлемсен — город на западе Алжира.

706 Джабал Тарик — Гибралтар.

707 Картахена — порт на юго-востоке Испании.

708 Шазуна — Медина-Сидония, город и округ на юге Пиренейского полуострова.

709 «Люди Писания» — так арабы-мусульмане называли иудеев и христиан, почитавших Священное писание — Библию и Евангелие.

710 Хабиб б. Абу 'Убайда — внук завоевателя Ифрикии ‘Укбы б. Нафи'. Прибыл в ал-Андалус с его завоевателем Муса б. Нусайром. В 714 г. Муса б. Нусайр оставил Хабиба б. Абу 'Убайду советником своего сына ‘Абд ал-'Азиза, которого назначил правителем.

711 'Абдаллах б. Муса б. Нусайр — сын завоевателя ал-Андалуса, правитель Ифрикии в 714 г.

712 Арбуна — Нарбони, город на границе Пиренейского полуострова и Южной Франции.

713 ‘Амр б. Аус (ум. в 90/708-09 г.) — таби'и, передавал сведения нескольких асхабов и первых табиев. Его данные использовали ученые последующих поколений (Тахзиб, 8, 7).

714 ‘Абд' ал-'Азиз б. Муса б, Нусайр — сын завоевателя ал-Андалуса Муса б. Нусайра, который в 714 г., уезжая, оставил его правителем области. В течение двух лет он завоевал ряд городов (Сантарен, Коимбра, Памплона, Барселона, Малага, Эльвира и др.). В 716 г. был убит.

713 Сулайман б. 'Абд ал-Малик — халиф (715 — 717).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.